Почему золотой петушок не кукарекал?

Сагит Фаизов

Почему золотой петушок не кукарекал? Из заметок на оборотках


     А.И. Мусин-Пушкин был отнюдь не последним представителем образованного сословия России, владевшим числовой энигматикой и читавшим скрытые тексты и смыслы литературных произведений средневековой Руси. Знание особенной числовой символики, применявшейся, в частности, авторами курицынского круга, было свойственно и другому Пушкину, позднему современнику злополучного мистификатора - Александру Сергеевичу. Один из выразительных образцов применения им числовой энигматики в курицынском стиле - "Сказка о золотом петушке". В сюжете походов войск двух царевичей и самого царя Дадона на восток Пушкин актуализирует два из трех символов братства Федора Курицына - шестилучевую звезду-"жар" и тетраграмматон-тетраксис, который у членов братства Курицына являлся графической параллелью "Лаодикийского послания"*.
     Репрезентация этих знаков проведена им по следующей схеме. Количество дней между выходом каждого войска в поход и завершением похода (завершение походов царевичей обозначается выходом в поход следующего войска) равно 8. Походов было три. Умножение 8 на 3 дает результат 24, равный 6 (количеству лучей звезды-"жара"). Поскольку начальствующих в походах лиц было тоже три, здесь присутствует и вторая шестерка. В третий раз Пушкин напоминает о шестерке в описании смеха шамаханской царицы: "...А девица - хи-хи-хи да ха-ха-ха"**. Каждая из "хи" имеет числовое значение 14 (х = 6, и = 8); 14, умноженное на три, дает результат, равный 42, то есть 6. Весь числовой ряд смеха царицы выглядит следующим образом: хи (14) - хи (14) - хи (14) да (5) ха (7) - ха (7) - ха (7). В нем сумма трех "хи", как указывалось, равна 42, а сумма трех "ха" равна 21. Вместе со значением слова "да" общая сумма числовых значений букв равна 68, которая трансформируется в 14 с конечным значением 5, символом плотского порока в энигматике Ф. Курицына и авторов его круга. Сумма чисел 42 и 5, равная 47, имеет своим конечным значением 11, второй числовой символ звезды-"жара". Сумма чисел 21 и 5, равная 26, имеет своим конечным результатом 8, число, аппрезентующее 8 ступеней двойного тетраграмматона-тетраксиса (он же символ Небесного Иерусалима) и 8 строк "Лаодикийского послания", со второй по девятую, занимающих свое особенное место в структуре послания. Десять гнезд одинарного тетраграмматона-тетраксиса и все десять строк "Лаодикийского послания" обозначены Пушкиным при помощи ввода в текст сказки "недели ровно" (то есть семи дней), в течение которых царь Дадон забавлялся с шамаханской царицей: сумма числовых значений трех "хи" и (недели) "ровно" составит число 28 с конечным значением 10.
     Склонность царя Дадона к прелюбодеянию символически обозначена Пушкиным через сопряжение числового значения его имени, равного 21, с числовым значением  "ха-ха-ха", также равного 21. Собственно прелюбодеяние обозначено как совокупным числовым значением смеха девицы, на что указывалось выше, так и той пятеркой, которая объединяет две половины ее смеха. Замечательно при этом, что количество слов в смехе девицы равно 7. Ровно 7 слов из 14 букв - напоминание об отроке из "Повести о Басарге" - понадобилось А.С. Пушкину для создания основной в "Золотом петушке" реминисценции по мотивам творчества своего литературного и мировоззренческого предшественника - Ф.В. Курицына.
     Точно так же, как Курицын, Пушкин вводит в текст указание на неслучайность своей системы чисел. Такого рода указание он спрятал в следующей за смехом строке: "Не боится, знать, греха". В слове "гр(е)ха" предшествующие "ха" три буквы имеют совокупное числовое значение, равное 4. Если умножить 4 на 7 (значение "ха"), то результат будет равен 28, но такую же совокупную сумму имеют числовые значения трех "хи" и (недели) "ровно". Попутно он, видимо, делает попытку напомнить о прямоугольнике "золотого сечения" Курицына: 63, взятые дважды, дают результат 126; число 6 здесь указывает на 6 чисел звезды-"жара", прибавление к ним 1 и 2 превращает звезду в прямоугольник "золотого" сечения. Напоминание о прямоугольнике "золотого сечения" можно видеть в двух "инда" строк: "Инда плакал царь Дадон,| Инда забывал и сон" (совокупное числовое значение букв двух "инда" равно 36, сумме чисел прямоугольника, четыре буквы слова "инда" символизируют четыре угла фигуры, первое число в числовом ряде фигуры 1 {а}, последнее - 8 {и}).
     Курицына Пушкин вспоминает не только в сказках***. Его главное произведение, поэма "Евгений Онегин", также несет в себе знак почтения великого поэта к первому представителю русского Возрождения. Воспоминание о Курицыне, его звезде-"жаре" и тетраграмматоне-тетраксисе закодировано Пушкиным в самом именовании поэмы и в сопряжении именования поэмы с именем автора, то есть в ключевой репрезентационной формуле произведения: Александр Пушкин "Евгений Онегин". Совокупное числовое значение букв фамилии "Пушкин" (9), имени "Александр" (6), имени "Евгенiй" (3) и фамилии Он(е)гин (1)" образуют последовательно понижающийся ряд чисел, конечное значение которого равно 1 (предшествующее значение 10). Символическое значение десятки в числовой репрезентации поэмы усиливается количеством глав поэмы. Их, как известно, десять, и они своим формальным (или псевдоформальным) показателем обеспечивают структурное родство послания Курицына с творением Пушкина.
     ...Пушкин не был бы Пушкиным, если бы и здесь, в дебрях числовых лабиринтов "Кисаню", не поиронизировал над самим собой и названием своего главного труда - в той же "Сказке о золотом петушке": "Кири-ку-ку" петушка, сидящего на спице, подразумевает числовой ряд 10 - 6 - 6 (сумма числовых значений "кири" равна 19 с конечным значением 1). Сумма значений 6 и 9 в конечном выражении равна 6. Иначе говоря, петушок при приближении вражеского войска к пределам царства Дадона выкрикивал: "Он(е)гин - Александр Пушкин! Александр Пушкин!", "Он(е)гин - Александр Пушкин! Александр Пушкин!","Он(е)гин - Александр Пушкин! Александр Пушкин!"


Примечания.

* О числовой и иной энигматике Ф.В. Курицына см. в статьях автора этих строк в ЖЖ: Лаодикийское послание: восстановленный текст; Федор Курицын и его памфлет. Принципы кодирования текстов и смыслов в русской средневековой литературе, интеракционной культуре описаны также в других статьях ЖЖ, посвященных текстам курицынского круга и переписке Ивана Грозного с псевдоКурбским, символике Ивана Грозного и Бориса Годунова.
** Звукоподражания "хи" и "ха" в качестве выразительной детали поведения распутной женщины А.С. Пушкин, вероятно, заимствовал из "Повести об Ульянии Осоргиной", в скрытом тексте которой рассказывается об интимных приключениях развратной женщины. См. фрагмент видимого текста повести, где "хи" и "ха" приведены в ретроинскрипции (перевернуты): "Изборник". Сборник произведений литературы древней Руси. Москва, 1969. С. 545 (сюжет со "смертью сыновей"). Примечательно, что и в сказке Пушкина, и в повести о  Ульянии "хи" и "ха" сопровождают смерть двух братьев, у Пушкина - с прибавлением смерти чародея.
*** Имена известных героев пушкинских сказок, помимо царя Дадона - Гвидон и Балда, восходят к одному и тому же произведению курицынского круга с характерной для него энигматикой - "Повести о Бове королевиче".

Текст публикуется в редакции от 22 апреля 2015 г.

Первоначально текст репрезентуемой ст-и был опубликован в декабре 2011 г. в блоге ЖЖ sagitfaizov.


Рецензии