Корона сирая, коро дура я

Сагит Фаизов

"Корона сирая, коро дура я": Софья Палеолог и другие в "Повести временных лет"


     Чтение летописей, по моим наблюдениям, может предоставить историку обширную базу сведений по истории средневековой Руси-России. Ниже излагается текст начального фрагмента первого рассказа "Повести временных лет" о разделе стран и земель между сыновьями Ноя - в составе Никоновской летописи: РГАДА. Ф. 181. Ед. хр. 351. Л. 4. По причинам технического свойства буква "ять" передана при помощи латинской буквы "b", буква "i" заменяет аналогичную букву оригинала с двумя точками наверху.



По (6) потопb (33 - 6) три (3) сны (7) раздbлиша (7) себb (7) землю (1), Сим (14 - 5), Хам (2), Афетъ (14 - 5). Яко (9) доста (8) ж Симови (4) Персида (2), Ватрь (7) даже (1) и (8) до (11 - 2) Индики (8), а (1) в (2) долготу (31 - 4), а (1) в (2) ширину (26 - 8) даже (1) и (8) до (11 - 2) ...* от (1) востока (6), даже (1) и (8) до (11 - 2) юга (4). И (8) Сирiа (4), и (8) Миндиа (3), и (8) Ефрат (6) реку (3), Вавилонь (1), Кородуна (4), Асирая (4), Месопотамиа (5), Аравиа (5) старbйшая (8), Елимаисъ (4), Индиа (8), Радия (5), Силная (1), Колiа (5), Комагини (2), Финикiа (7, в оригинале первая буква «фита») вся (4).

* Частичная утрата текста. По тексту Ипатской летописи : "Нирокуриа яко же рещи" ("Повесть временных лет" по Ипатскому списку. СПб., 1871. Л. 3).

Чтение скрытого текста

По (6) потопb (33 - 6) - репрезентация двух дат. Первая: 1500 г., марта 3. В числовом ряде букв 8 (п)  7 (о) 8 (п)  7 (о)  3 (т)  7 (о)  8 (п) ; 8787378 первая и последняя восьмерки выступают маркерами даты, характерными для энигматики авторов круга Федора Васильевича Курицына (вт. пол. XV - нач. XVI вв.). Числовой ряд 78737 прочитывается как дата 7008-й год, седьмой месяц (сентябрьского года) - март, 3-й день (последняя цифра ряда, семерка, факультативна: дни при обозначении дат посредством букв нередко указывались приблизительно - из-за затруднительности фиксации всех элементов даты вербально-буквенными средствами). На указанные дни приходится завязка русско-литовской войны 1500-1503 гг., когда "обеспокоенный Александр (великий князь Литвы. - С.Ф.) в начале марта 1500 г. через посла, смоленского наместника С. Кишку, направляет своему тестю протест против того, что он взял на службу мценских бояр, серпян и кн. Семена (Бельского. - С.Ф.)"[1]. Вторая: 1380-й год. Она прочитывается следующим образом. В числовом ряде 8787378 очевидно присутствие трех 15, образованных одними и теми же числами 8 и 7. Каждое число 15 образует сумму, равную 6. Три числа 6 в сумме равны 18. Остававшаяся до сих пор в бездействии тройка должна быть размещена между внутри числа 18 – по аналогии с ее исходным положением. Полученный результат 138 для ее превращения в дату нуждается в ноле, присутствие которого подсказывается присутствием восьмерки в «по потопb» только как “п” (с начальным значением 80) и двукратным соседством “п” и “о” (именно в такой последовательности), где “о” условно замещает ноль. В дальнейшем смысловая линия, связанная с датой 1380, получит акцентированное развитие. Та же дата прочитывается и другим способом: три буквы "п" образуют ряд чисел 888, их сумма, равная 24 - 6, вынесенная на первую позицию, образует дату 6888-й год, который начинался 1 сентября 1380 г. (см. также примечание 1 ко второй части статьи).
     Вместе с тем "по потопb" в сочетании с последующим "три" является репрезентацией таких символов ордена Ф.В. Курицына, как звезда-"жар" и прямоугольник "золотого сечения": "по" (6) напоминает о шести лучах звезды, "потопb" (33) - о сумме чисел звезды - в контаминации с числом 6, "три" (3) - число, которое составляет разницу между суммами чисел звезды (33) и прямоугольника (36). Числовое значение первых трех слов текста равно 6: 6 + 6 + 3 = 15 - 6. Звезда-"жар" ордена как бы осеняет текст "летописи"[2].
три (3) сны (7) раздbлиша (7) себb (7) землю (1). В этом форманте выразительно присутствие четырех семерок, четвертая скрывается в слове "землю" (именование числа семь в древнерусском алфавите - "земля"). Четыре семерки в сумме образуют число 28, прибавление к нему единицы, представляющей собой конечное значение букв слова "землю", образуют числа 29 - 11 - 2. Конечная двойка указывает на присутствие второго пласта смыслов в тексте.  При этом сумма четырех семерок с конечной единицей (28 - 10 - 1) показывает, что в тексте речь идет не о разделе земли между сыновьями Ноя и что доминирующей смысл текста не в "раздbлиша" (единица - символ и маркер целостности). Однако три явно выраженные семерки имеют свой особый аппрезентационный смысл и в сопряжении с предшествующим им 3 и следующей 1 отсылают читателя к трем Евангелиям (конкретизация отсылки представлена ниже - в поле анализа слова "Персида"). Сочетание “три сны” скрывает в себе два топонима (о них ниже).

Сим (14 - 5), Хам (2), Афетъ (14 - 5). Основной акцент в числовых значениях имен "Сим" и "Афетъ" заключается в 14, числе, которое является маркером внука Ивана III Дмитрия Ивановича (возраст Дмитрия ко дню венчания на великое княжение, преобразованный в знак[3]). Сумма двух 14 равна 28, или 10, или 1. Все эти числа присутствуют в числовых значениях имени Дмитрий; таким образом, в "Симе" и "Афете" (в Библии - Иафет) присутствует одна персона - великий князь Дмитрий Иванович. Именем "Хам" маркирован великий князь Иван III (c двумя двойками в дате его рождения - 22 января 1440 г.), двойка в данном случае - знак его личностной двойственности. Земли и страны скрытого текста, распределенные между  "братьями", проецируются лишь на одну персону - Ивана III и связаны с ним как  иносказательный инструментарий для характеристики его личности во взаимоотношениях с ближайшим окружением.
     Cумма числовых значений первых букв трех библейских имен, равная 9, находится в коррелятивной связи с записью “Летописца Русского” о важнейшей битве русских и польских войск 1500 г. Отметив, что битва "на Мiнковb поле на рbке Ведроше" состоялась 14 июля, летописец добавил: "на память святого апостола от 70 Акилы" (14 июля), - но букву "А" написал таким образом, что перед ней оказался кружочек - ноль, а графика буквы оказалась максимально приближенной к «Н». Слово «апостола» летописец прописал с выносом «с» над строкой, подчеркнув вынос полным написанием этой буквы: указание на вычисление числового значения слова только с учетом букв строки, то есть «апла»[4]. Конечное совокупное числовое значение этого форманта равно 4 (1 + 8 + 3 + 1 = 13 - 4), совокупность отдельных чисел при обратном чтении 1381, то есть чрезвычайно близка к дате 1380, но первая буква «А» написана как заглавная, поэтому она может быть выключена из ряда и заменена нолем: 1380. Четверка «апла» (число буквы «д»), следующие ноль и «Н» образуют формант «ДоН», в котором совокупное значение «Д» и «Н»равно 9.   Конвергенция имен Сима, Хама и Афета с Доном показывает высокую значимость донской линии смыслов в тексте.
     Допустимо полагать также, что под тремя сыновьями Ноя автор ПВЛ, помимо прочего, подразумевает трех сыновей Ивана III, достигших совершеннолетия к 1500 г.: Василия, Юрия и Дмитрия. Двое из них, Василий и Дмитрий, приняли заметное участие в войне 1500-1503 гг.[5].

Яко (9) доста (8) ж Симови (4) Персида (2), Ватрь (7). "Яко (9) доста (8)" в первом чтении суммой числовых значениями своих слов напоминает о возрасте великого князя Дмитрия Ивановича в октябре 1500 г. - 17 лет (дополнительный указатель 1500 г., или хронологической локализации событий). Вместе с тем он подтверждает правильность проекции девятки трех имен на ДоН:  9 в сопряжении с нолем это 90, то есть «яко до ста».  Другие функции "яко доста" будут рассмотрены ниже.  Формант "Симови" цитируемого фрагмента прочитывается как "Си мови" (аттракционное замещение "Се мова" = "Это речение" {второе слово - украинское}). В одном пласте смыслов он служит дополнительным, экспрессивным элементом отсылки к трем Евангелиям, во втором - указанием на декларативно-публицистические функцию  и смысл всего рассказа о разделе земель и стран между братьями. Субформант "ови", прочитанный с замещением буквы "в" его латинским графическим аналогом и в сопряжении с соседним субформантом "перс", где "с" прочитывается тоже на латинский манер, напоминает об апостолической конституции папы римского Григория X 1273 г. "Ubi periculum" ("Где опасность") и через саму формулу "где опасность" маркирует главный смысл "мовы"[6].

Персида (2). Слово, за которым, помимо обозначенного, скрывается ряд других смыслов. Прочитывается в сопряжении с предшествующими и последующим словами. Чтение смысла, связанного с арестом великого князя Дмитрия Ивановича и его матери 11 апреля 1502 г., требует нескольких подсказываемых автором трансформаций. Первая из них - перевод форманта "си" с итальянского на русский язык (вследствие соседства с "да"), в результате чего появляется второе "да" и вместе с ним формант "Пердада", маркирующий своими числовыми значениями Дмитрия Ивановича и Елену Стефановну: совокупное числовое значение форманта "Пер" равно 14, числовое значение букв имени Елена равно 10 - 1.  Дополнительное указание на присутствие здесь Елены скрыто в частной семантике двух "да" - согласии Елены Стефановны на сожительство со своим тестем (задолго до венчания Дмитрия Ивановича на великое княжение)[7]. Субформант "дада" с парой одинаковых слогов и двумя парами одинаковых букв, одна из которых образует числовое значение 8 ("д" = 4) служит в данном случае указателем ротации в "Пердада" (общий указатель ротации присутствует в слове "доста" с конечным числовым значением букв, равным тоже 8). Однако в слове "Персида" присутствует еще одно "да". Оно получается, если переставить букву "р" в соседство с "П" и выглядит как "ес" (современное русское написание - "йес"). Подсказка к осуществлению этого шага дана как в отмеченных маркерах ротации, так и в лишнем слове "даже" с числовым значением 1, тем же, что у буквы "р" (этот указатель подсказывает, что "р" может рассматриваться как лишняя буква между "е" и "с". Результат этого шага - формант "Пре(с) дада". Тождество числовых значений формантов "Пре(с)" ("П" = 8, "р" = 1, "е" = 5, "с" = 2, сумма равна 16; 7) и "Ватрь" ( "В" = 2, "а" = 1, "т" = 3, "р" = 1, сумма равна 7) требует соединения этих формантов ("Пресватр"). Следующий шаг: удаление буквы "р" (1) из слова Ватрь (7), что опять подсказывается лишним "даже" (1) и чтение форманта "Ват" как ретроскрипции (ротация): "тав". (Мягкий знак {ерь} игнорируется вследствие отсутствия у него числового значения.) Полученная лексема "престав" является аттракционным замещением слова "пристав". (Летописец записал по поводу ареста Дмитрия Ивановича и Елены Стефановны, что они были посажены "за приставы"[8]).
     Промежуточный формант "Пресватр" является, видимо, замещением слова "пресвитер" ("старейшина общины" - греч.) и подразумевает настоятеля Волокаламского Успенского монастыря Иосифа, противника ордена Федора Курицына: именование "Персида", прочитанное как "Персиси" в форманте "сиси" указывает на имя "Иосиф" (совокупное конечное числовое значение букв "И", "о", "ф" равно 20 - 2, получается, что "Иосиф" равен двум "си"). В смычке с именем "Иосиф" следующее слово прочитывается как татарское "ват(ы)р" ("разобьет") - констатация реванша иосифлян в борьбе с орденом Ф. Курицына в начале 1500-х гг.
     Формант "Перда", прочитанный как татарское слово "парда" ("занавес", "завеса"), в сопряжении с отмеченнной выше конструкцией "три (3) сны (7) раздbлиша (7) себb (7) землю (1)", является репрезентацией стихов трех Евангелий (от Матфея, от Марка, от Луки) о храмовой занавеси, разодравшейся посередине в мгновение смерти Иисуса Христа (у Луки: "И померкло солнце и завеса в храме разодралась по средине" {23:45}). Отсылка к трем Евангелиям заключена с сопряжении чисел 3, 7 и 1: тройка слова "сны" и три следующие семерки указывает на число Евангелий с рассказом о храмовой занавеси, сочетание 3 и 7 представлено в числовом значении слова "Евангелие" (37), сумма трех и семи равна 10 - 1. В череде слов между "землю" и "Персида" Сим (14 - 5), Хам (2), Афетъ (14 - 5). Яко (9) доста (8) ж Симови (4) заключен численно-символический мост от первого узла чисел к "завесе": имена трех сыновей Ноя заключают в себе дополнительное число три в сумме их числовых значений  (5 + 2 + 5 = 12 - 3), следующие числа 9, 8 и 4 образуют еще одну тройку (9 + 8 + 4 = 21 - 3), в форманте "доста" проевангельского пласта смыслов "д" прочитывается как "4", а "оста"  как "мастер" (татарск.) - аппрезентация 4 евангелистов.
     Слово "Персида" и формант "Пердада" находятся в очевидной референтной связи с именем святомученика православной церкви Дады Персидского (в именительном падеже Дада), сожженного в IV в. гонителем христиан царем Сапорой (Шапуром II). Не менее очевидна связь имени святомученика Дады с сожжениями, которым подверглись члены ордена Ф. Курицына 1504-1505 гг.[9]. Заметно при этом этимологическое восхождение "Пердада" к персидским словосочетаниям "пир" - "дад" ("старый", "глава религиозной общины" - "правосудие", "крик о помощи"), "пир" - "дад" (с мягким "а") ("дад" {с мягким "а"} - "дикое животное", "зверь") - вероятная амбивалентная аппрезентация.
     Этими смыслами энигматика слова "Персида" не исчерпывается, оно является также носителем двух дат. "И" предшествующего слова "Симови" и первая буква самой "Персиды" являются маркерами первой даты. Cледующий далее числовой ряд 512841 прочитывается как (1)501-й год, 2-го месяца (февраля) 8-й день (единица тысячелетия вводится по обычному для авторов правилу, когда они используют европейский календарь, день может быть указан условно; числа 4 и 1 факультативны). Эта дата связана с русско-литовской войной 1500-1501 гг. и битвой при Ведроше: 21 февраля 1501 г. в Москву приехало польско-литовское посольство для переговоров о мире {7}. Вторая дата прочитывается как сочетание формантов "Перс" и "ида", в котором первый формант прочитывается как число 16, а второй предписывает видеть в "Персиде" календарную отсылку древнеримского образца (по "идам"). Формант "Перс" подсказывает, что здесь фиксируется месяц июль (16 - 7); в июле ида у римлян приходилась на 15-й день месяца, но формант "пер" ("per" {"через", "по"} - лат.) подсказывает, что фиксируемая дата приходится на день "через" 15-й, то есть на 16 июля. Возможно, автор здесь корректирует известную по летописям дату заключительного сражения при Ведроше (14 июля)[10].

Ватрь (7). В скрытом пласте текста этот формант задействован не только в видимом написании. У Г. Амартола, из "Хроники" которого извлечены названия большинства стран и земель, указанных во фрагменте, после Персии ("Персиды" "Временных лет") следует "Бактрия"[11], которую автор, вероятно, предлагает актуализировать как энигматизированный элемент текста. Если принять во внимание частое привлечение авторами курицынского круга англицизмов в свой иносказательный инструментарий[12], то логично прочитать "Бактрию" как сочетание английских лексем "back" ("cпина", "задний"), "buck" ("самец", в произношении "бак") (Сноска на англицизмы) с русским глаголом "три" (под "спиной" и прилагательным "задний" подразумевается "задница"), числительным трижды ("трижды самец") и "bucket" ("ведро") с формантом "ри". Иронические формулы действия обращены к оппонентам ордена Ф. Курицына и находятся в очевидной связи с "Пердада", которое подразумевает интимную связь Ивана III с Еленой Стефановной; в этом дискурсе в числовом значении "Пер" на первый план выступает пятерка (14 - 5), характерная для авторов курицынского круга маркировка распутства Ивана III. Формант "ри", наделенный числовым значением 9, окрашивает "bucket" той же негативной краской: в энигматике авторов курицынского круга семантика слова "девять", как правило, подчинялась смыслам словосочетания "дев ять". Присутствие "bucket" в "Ватрь", пожалуй, следует расценить как ключ к сопряжению двух тем: войны 1500-1501 гг. и отстранению Дмитрия Ивановича от власти. "Bucket" находится в очевидной смычке с топонимом "Ведроша", но близость этих слов обеспечивается не только присутствием "ведра" в "Ведроше": в русском топониме конечное числовое то же, что и в транслитерированном "бакет" - 2. Перебросив семантические мосты от Персии-Персиды к Бактрии-Ватру и далее к "back", "buck", "bucket", "Ведроша", автор предлагает видеть некую негативно окрашенную связь между боевыми действиями 1500 г. и заключением Дмитрия Ивановича с матерью "за приставы".
     Чтение «Бак» как татарского глагола «смотри» в сочетании с «три» как числительном означает отсылку к 1380 г.: конечная сумма чисел 138 равна 3 (1 + 3 + 8 = 12;3).
даже (1) и (8) до (11 - 2) Индики (8). Формант "даже", помимо вспомогательной функции в отношении предшествующих ему слов, выполняет и вторую функцию, входя в словосочетание "даже (1) и (8) до (11 - 2)", употребленное автором трижды и которое находится в очевидной смычке с  формантом "Яко (9) до|ста (8)". В первом чтении "даже и до" воплощает в себе ту же звезду-"жар", что и формант "по потопb": совокупное числовое значение лексем форманта равно 11 (1 + 8 + 2), троекратно взятое число 11 образует 33 - конечное числовое значение звезды-"жара". "Яко до|ста" в этом пласте чтения суммой своих числовых значений, равной 17 - 8, репрезентует прямоугольник "золотого сечения" с его восемью опорными точками. В следующем чтении чтении, или в следующем пласте смыслов, сопряжение чисел 33 и 100 (указанное в "до|ста") подразумевает разницу между ними: 67. Формант "яко" подсказывает, что разница является приблизительной. Ближайшее к 67 в сюжетах фрагмента число - 65, возраст Ивана III ко дню смерти 27 октября 1505 г. Таким образом, благодаря "доста" современный читатель видит одну из дат, после которой написан первичный текст "Повести временных лет" рассматриваемой и не единичной, а наиболее популярной редакции.
     Формант "Индики" является записью двух дат. В его числовом ряде 854828 первая и последняя восьмерки являются маркерами, ряд 5482 прочитывается как (1)504 г. августа 2-й день.  (Событие, на которое указывает автор, трудно распознаваемо. Возможно, что он напоминает о годе рождения папы Пия V, создателя конгрегации Индекса и автора известного письма 1570 г. Ивану Грозному; формант "ики" {"два" - татарск.} находится в коррелятивной связке с последней буквой слова "Индекс", близость "Индики" и "Индекса" по созвучию очевидна.) Наличие второй даты в слове подсказывается особым способом написания буквы "н": она выносная, но написана над строкой в обычной, строчной, графике, т. е. отдалена от строки и допускает невключение ее в слово. Чтение слова "Индики" с игнорированием "н" - "Идики". В полученном форманте присутствует слово "ид(ы)". Предшествующее "Индики" "до" и формант "ики" указывают на дату "за два дня до ид", то есть 14 июля (отсчет дней с "до" включает в себя 15-е как первый). Дата, по всей вероятности, относится к 1500 г. и указывает тот же день заключительного сражения при Ведроши, что и в летописи. Однако ранее полученная дата от этого не становится лишней, скорее, наблюдается обратное. Летописцы называют битву различно: "на рbке Ведроше" и "на речке на Ведроши", соответственно, в именительном падеже река может называться Ведроша или Ведрошь  (А.А. Зимин употреблял форму Ведрошь, у С.М. Каштанова подразумевается Ведроша[13]). Форме именования "Ведроша", пожалуй, и следует отдать предпочтение - хотя бы в силу того, что существование реки или хотя бы речки Ведрошь в районе боевых действий 1500 г. не фиксируется нигде, кроме отдельных летописей. Река Ведроша, приток Днепра западнее Дорогобужа, существует.  Суммарное числовое значение букв слова "Ведроша" равно 20;2. Конечный показатель тождественен сумме 15 ("иды") и 14, равной 29 - 11 - 2. В энигматике авторов круга Ф.В. Курицына число 2 - показатель неустойчивости и двойственности (неправды). Сумма чисел 15 и 16 равна 31 - 4, числу, с которым отождествлялся Иван III.  Суммирование 14 и 16 образует 30;3, число которое обладает сугубо положительной символикой как у авторов курицынского круга, так и в общепринятом понимании чисел образованными людьми средневекового христианского мира. Не вполне ясно, какие именно данные противоречивых летописных сведений о битве на р. Ведроше (не обязательно на той, которая впадает в Днепр, название может быть побочным продуктом мистификации) опровергает автор при помощи числа 2, но связь "идовых" дат с судьбой Дмитрия Ивановича очевидна: оба сопряжения, где задействовано число "ид" (15) неблагополучны, но сочетание без 15, сопрягающее два возраста Дмитрия Ивановича (14 - число полных лет ко дню венчания в 1498 г., а 16 - число полных лет в июле 1500 г.; 17 лет исполнится в октябре) отмечено сугубо позитивным числовым знаком. (В связи с символикой "ид" важно помнить, что в "Персиде"-"Пердада" этот формант образовался на той же базе, что и "дада".)

а (1) в (2) долготу (31 - 4), а (1) в (2) ширину (26 - 8). Одна из наиболее удивительных конструкций фрагмента. Здесь указаны географические координаты региона, где автор ПВЛ локализовал основные боевые действия 1500 г. - по атласу Г. Меркатора 1595 г. Слово "долготу" имеет своим  первичным числовым значением 31. Если двойку предлога "в" принять как указание к умножению 31 на 2, то получится 62 - обозначение долготы, проходящей на атласе Меркатора несколько западнее верховьев Оки. То же самое действие с числом 26, маркирующим "ширину" (широту), приведет к результату 52 - обозначению широты на атласе Меркатора, проходящей несколько южнее верхнего течения Оки, по среднему течению р. Донец. Единица буквы "а" уточняет координаты нужного автору места: прибавление 1 к показателю долготы отодвинет маркировку региона на 1 градус на восток, 63-й градус пересекает исток р. Оки. Единица, прибавленная к 52, приблизит южную границу обозначаемого региона вплотную к верховьям Оки (западнее она проходит через Путивль) и верховьям р. Дон. Координаты по Меркатору, введенные, вероятно, в XVII в. вторым автором (или редактором) текста на основе известных ему источников, подсказывают, что основные боевые действия 1500 г. (если они вообще были) имели место не у Дорогобужа, отдаленного от истоков Оки по широте атласа Меркатора приблизительно на 4 градуса, по современным картам приблизительно на 130 км. в широтном показателе. (Далее автор-редактор введет еще одну подсказку на этот счет.) Показатель долготы верховьев Дона на атласе Меркатора равен 66. Есть основание полагать, что числовые значения первых двух слов фрагмента («по потопb») указывают именно долготу верховьев Дона – не менее важную в сумме репрезентуемых смыслов, нежели долгота верховьев Оки.
     Если взять числа 31+1 и 26+1 сами по себе (без умножения на 2), то маркируемые ими долгота и широта довольно точно обозначат юго-западный участок массива стран и земель, отошедших к Симу, а линия широты пройдет через Симовы Аравийский полуостров и Индию.
Нирокуриа яко же рещи. "Нирокурия" - вымышленная страна. В скрытом тексте является репрезентацией даты 1508 г. апреля 1: в качестве маркировки даты выступает формант "рок", числа прочих букв (5841 {"иа" факультативны }) образуют дату с обычным добавлением единицы перед 5. Дата фиксирует время разгара мятежа князя Михаила Глинского в Литве, ставшего составной частью русско-литовской войны 1507-1508 гг. и имевшего следствием переход Глинских в подданство Ивана III. Формант "яко же рещи" указывает на некоторую условность (размытость поля) даты. Не исключено, что этот формант относится также к слову "курия", присутствующему в "Нирокуриа", и выражает негативное отношение автора к Собору 1504 г., приговорившему к сожжению многих членов ордена Ф. Курицына (примечательно в этом дискурсе совпадение числового значения факультативного в дате 1508 форманта "иа" (9) и даты (1)504 {9}).

от (1) востока (6), даже (1) и (8) до (11 - 2) юга (4). В лексеме "востока" различаются два форманта: "вост" и "ока". Формант "вост" числовым значением своих букв, равном 14, напоминает о великом князе Дмитрии Ивановиче. "Вост" и "ока" вместе - напоминание о том, какой ценой добыла Елена Стефановна великокняжескую корону для сына (о вечернем "пикнике" Ивана III и Елены Стефановны, состоявшемся на берегу "Оки", рассказывается в "Повести о Петре и Февронии"[14]. Субконструкция "и даже до юга" с числовым значением последнего слова, равного 4, показывает, чем закончилась история "любви" между тестем и снохой. Конечное числовое значение всех лексем конструкции "от (1) востока (6), даже (1) и (8) до (11 - 2) юга (4)"  также равно 4 (1 + 6 + 1 + 8 + 2 + 4 = 22 - 4). В числовом ряде слова "востока" 2723721 числа 72372 образуют симметричное энигматическое «коромысло», которое в данном случае является символом поворота (колеса) судьбы с двумя неблагополучными девятками по обе стороны осевой тройки. Число 15, присутствующее в субконструкции "и даже до юга" как сумма числовых значений слов, является, видимо, напоминанием о дате 1500 г.  Далее будет показано развитие линии смыслов, направленных на метафорическую конвергенцию сюжетов боевого столкновения этого года на Оке и предшествующего "пикника на Оке".

И (8) Сирiа (4), и (8) Миндиа (3).  Фразеосочетание, в котором обладатель обращения "сир" ("sire" - "Ваше величество" {франц.}; слово "обладатель" - "иа" {в правильном написании "ия" - татарск.}) говорит по татарски: "Пребывайте в благополучии невредимо" - ""Имин" диа" (правильное написание "дия"; дважды подряд написание "иа" вместо "ия" - ироническое звукоподражание). Объект иронической аппрезентации конструкции - взятие под стражу Дмитрия Ивановича и Елены Стефановны по "доброжелательному" - "иминному" указу Ивана III. Пары чисел 84 и 83, читаемые как ретроинскрипция: 38 и 48, вероятно, являются средством репрезентации дат 1380 и 1480 и указывают на мотивацию возникновения литературного и летописного сюжета, маркируемого как "ДоН".

и (8) Ефрат (6) реку (3). Конструкция с тремя объектами аппрезентации. Первый объект скрыт за фразой от первого лица "Ефрат реку", которая при развернутом чтении выглядит как "(Я) Ефросин совет реку". Имя Ефросин, псевдоним Ф.В. Курицына[15], представлено в форманте "Ефр" и конечном числовом значении форманта "осин" (4), которое совпадает с числовым значением форманта "ат" (4). Слово "совет" заключено в форманте "рат" ("Rat" - "совет" {немецк.}). Второй объект имеет географическую природу и скрыт, собственно, за "Ефрат-рекой", которая в изложении автора "летописи" отождествляется с рекой Тросна, притоком Оки, и имеет те координаты, которые автор репрезентовал в конструкции "а (1) в (2) долготу (31 - 4), а (1) в (2) ширину (26 - 8)". Именно у истоков Тросны располагается д. Ефратово, о которой и напоминает Ф.В. Курицын. Исследователей, писавших о битве на Ведроше, всегда озадачивало то обстоятельство, что в окрестностях гг. Дорогобужа и Ельни нет реки Тросны, которую летописи упоминают в связи с решающей битвой 1500 г. (Ее в конечном итоге заменили рекой Росна[16].) Реку Тросна, однако, Курицын не забыл: он напомнил о ней в самом начале текста в форманте "три (3) сны (7)". Помимо созвучия этот формант с Тросной объединяет тождество конечных числовых значений, равных в обоих случаях единице. Но единице равно и конечное числовое значение слова "ведро". Эти обстоятельства позволяют предполагать, что "Ведроша" как в рассматриваемом тексте, так и в других текстах присутствует как элемент энигматического инструментария текста. Более чем вероятно, что летописные рассказы о битве на "реке Ведроше" включают в себя и иные маркеры энигматического свойства. В проекции на донскую смысловую линию «три сны» и Тросна связаны с названием реки Тихая Сосна, близкой к Непрядве. В словосочетании «три сны» формант «ри» (9) находится в коррелятивной связи с формантом «Со» (9), а буква «т» подсказывает первую букву второго элемента названия – «Тихая». Соответственно, в донском пласте смыслов первые слова фрагмента читаются: «По потопb Тихой Сосны», где формант “по потопb” обозначает долготу координат реки и, похоже, вводит в контекст “снов” темы воды и реки (греческое «potamos» - «река»).

Вавилонь (1) - то, что "рек" Ефросин. При помощи этой двухчастной лексемы автор напоминает о "Лаодикийском послании", противопоставляя его "нулевой" духовности своего оппонента (оппонентов). Лексема состоит из трех частей: "Вав", "и", "лонь". Очевидная ее особенность состоит в присутствии мягкого знака (ерь) после "н". Эта особенность в сочетании с восьмеркой "и", занимающей срединное место в лексеме, подсказывает необходимость ротации в форманте "лонь", что имеет своим результатом слово "ноль". Ротация относительно "вав" состоит в условной смене русских букв "в" на латинские "в", что приведет к "баб", слову из арабского и татарского языков со значениями "врата", "глава (текста)", "тема", "смысл", под которым  подразумевается "послание". Дополнительная маркировка "послания" дана в числовых значениях лексемы "Вавилонь": 28 ;10;1 (в программном тексте Ф.В. Курицына 10 строк). Конечное чтение лексемы: "Лаодикийское послание" и ноль".
     Замена двух русских букв "в" на латинский графический аналог в лексеме "Вавилонь" дает иное выразительное сопряжение нол(я)  с другими другими буквами-числами. Поскольку "б" не имеет числового значения, ноль вступает в отрицательную коррелятивную связь с числом 9, образованным сложением числовых значений "а" и "и". Конечное чтение "Вавилона" в этом пласте "Баби(й) ноль".

Кородуна (4), Асирая (4). В основном значении заимствованные у Г. Амартола (в "Хронике" Кордуена и Ассирия) эти два искаженные именования прочитываются в связке как ироническая стихотворная реплика в адрес Ивана III и Софьи Палеолог: "Корона сирая, коро дура я" ("коро" - "исключительно" {татарск.}; правильное написание "коры", но произносится близко к "коро"). Указания автора к такому чтению: подсказка к ротации дана в двух четверках форманта "ду" с суммарным числовым значением 8 (в исходной "Кордуене" "ну" занимает срединное место); он же и перемещается на место "и" лексемы "асирая"; поглощение лишнего "а" предусмотрено формантом "уна" ("una" - "один" {лат.}), после которого следует вторая (поглощаемая) буква "а"; удвоение форманта "коро" подсказывается собственным числовым значением "коро", равным 8, в сопряжении с двумя четверками (восьмеркой) конечных значений лексем "кородуна" и "асирая". Рассматриваемая конструкция продолжает "речение" Ефросина, который заявляет о политической несостоятельности смены наследника великокняжеского престола и короны в ситуации выдвижения будущего Василия III на роль наследника и опалы Дмитрия Ивановича. Читаемая отдельно "кородуна" репрезентует дату 1504 г. апреля день 4-й (или 1504 г. августа день 7-й). Маркером даты выступает в данном случае формант "кор", прочитываемый как ретроинскрипция: "рок" ("год" - укр. или польск.). Числа даты даны также в обратном порядке: 1 ("а"), 5 ("н"), 4 ("у"), 4 ("д"), 7 ("о"). Второй вариант чтения (августовский) обусловлен тем, что две четверки допустимо соединить в восьмерке (порядковый номер августа по европейскому календарю). При первом варианте чтения семерка приобретает факультативный статус. К какому-либо известному событию привязать дату затруднительно. Известно, что весной 1504 г. Иосиф Волоцкий направил письмо архимандриту Андроникова монастыря Митрофану с просьбой повлиять на великого князя Ивана III, чтобы тот ускорил расследование дела о еретиках[17].

Месопотамиа (5), Аравиа (5) старbйшая (8). Скабрезные выпады в адрес Ивана III и Софьи с выразительной энигматикой, обозначенной, в частности, в конечных числовых значениях слов. С Месопотамией отождествляется Иван III,  "Аравиа старbйшая" - Софья (под определением "старейшая" автор подразумевает ее возраст относительно возраста Елены Стефановны, которая долгое время была сожительницей великого князя). Дважды представленный формант "иа" (8 + 1 = 9) числовым значением "девять" маркирует распутство пары (аппрезентация обусловлена словосочетанием "дев ять", присутствующим в "девять"). Энигматика распутства представлена также в вербальной структуре слов с участием двух заимствований из татарского языка, из числовых элементов в данном дискурсе следует отметить букву "в" с числовым значением "два" (которое, в частности, подсказывает, что Софья старейшая из двух). Для понимания «Месопатамии» важно также, что 63 и 66 градусы долготы по широте 53 градуса на атласе Меркатора фиксируют междуречье Оки и Дона («Mesopotamia» - междуречье {греческ.})

Елимаисъ (4). Искаженный до неузнавемости прецедент переноса именования ("Элимаида") из "Хроники" Г. Амартола. Представляет собой ретроинскрипцию, целиком построенную из татарских слов. Комментировать затруднительно вследствие крайней скабрезности.

Индиа (8), Радия (5), Силная (1). Конструкция, построенная с использованием татарской лексики и приема ретроинскрипции. В структуре всего фрагмента - начальные слова ответа великого князя Ефросину (с ироническим подтекстом). Для правильного прочтения конструкции важно отобразить ряд числовых значений букв первых двух слов: 854811148. В нем представлено энигматическое "коромысло" 4811148 с осевым числом 1 и исходным рядом букв "диаради". Предшествущий выделенному ряду букв формант "ин" находится в очевидной коррелятивной связи с обоими формантами "ди", что обусловливает существование форманта "инди". Совпадение числового значения "ин" (13) с суммарным числовым  значением букв первых двух слов (13) и следующее из этого обстоятельства сложение этих чисел приводит к результату 26;8, который является маркером ротации-инскрипции внутри букв "коромысла" (до форманта "ди", который уже вошел в "инди"). В итоге возникает новая конструкция: "инди идара", с подключением "силная" - "инди идара силная". Первые два слова конструкции татарские: "инди" (в правильном написании "инде") - "же" (частица), "идара" - "управление" (в данном контексте подразумевает власть). Окончательный вариант чтения: "Власть же сильная". 

Колiа (5), Комагини (2), Финикiа (7, в оригинале первая буква «фита») вся (4). Продолжение предшествующей конструкции. Первое слово читается с приращением первого слога второго слова: "Колiако". Подсказка к приращению заключена в сохранении конечного числового значения изменяемого слова: и  "Колi", и "Колiако" имеют один и тот же показатель, равный пяти. Полученный формант - лингвистическая шутка автора, в пласте смыслов представляющая собой издевку над "ответом" оппонента (оппонентов). Дальнейшее чтение трансформации не требует, под "магини" подразумевается Софья Палеолог, известная своим пристрастием к магии, под "Финикiа" - "Русиа" (написание на месте последней буквы именно "а" диктуется концовкой замещаемого именования, оба слова имеют одно и тоже конечное числовое значение, равное 7). Вид восстановленной конструкции в целом: "Власть же сильная, колiако магини Русиа вся".

     Публицистический заряд, заложенный автором Ф.В. Курицыным и поздним его соавтором-редактором в сюжет о «странах и землях» Сима «взрывается» с наибольшей силой в первом фрагменте рассказа ПВЛ о сыновьях Ноя, в сюжетах о Хаме и Фете он продолжает действовать преимущественно в дискурсе обличения плотского порока Ивана III. Поэтому выводы относительно того, что произошло весной и летом 1500 г. в ходе русско-литовской войны и где было решающее сражение 1500 г. и было ли оно вообще, автор этих строк считает целесообразным отложить до обнаружения текстов, уточняющих взгляд современников событий на действительный ход событий. Достаточно ясно выражена позиция авторов по поводу сюжета, известного как "Куликовская битва". Реальность битвы, по их мнению, равна нолю, а сам сюжет возник как аппликация либо событий 1500 г., либо их описания в летописях. Вне текста ПВЛ аппликативное происхождение "Задонщины" и "Сказания о Мамаевом побоище" подсказывается, в частности, сходством сценариев двух битв: в обоих случаях судьбу сражения решает засадный полк русской стороны. В целом же вне ПВЛ и находится основной массив отрицательных денотаций куликовской истории. Из этого массива здесь отмечу тот контржест, который прямо связан с рассказом ПВЛ о сыновьях Ноя: "Пойдем, брате, тамо в полунощную страну – жребия Афетова, сына Ноева, от него же родися русь православная. Взыдем на горы Киевския и посмотрим по всей земли Руской. И оттоля на восточную страну – жребий Симова, сына Ноева, от него же родися хиновя – поганые татаровя, бусормановя" («Задонщина»). Великий князь Дмитрий Иванович, находясь в Москве или Коломне, приглашает своих подданных идти в «полунощную страну» - г. Киев (то есть на юг), а оттуда – на восток в жребий Симов (но автор «Задонщины» знает, что последовавшая после совещания битва состоялась на юго-западной окраине Рязанского княжества[18]). По ПВЛ же «жребий Симов» и есть Русь, а 66-я долгота отсылает читателя в пределы Рязанского княжества.



Сноски и примечания

[1] Зимин А.А. Россия на рубеже XV - XVI cтолетий (очерки социально-политической истории). Москва, 1982. С. 183.

[2] О звезде-"жар" и прямоугольнике "золотого сечения" в текстах авторов курицынского круга см.: Фаизов С.Ф. Федор Курицын и его памфлет. Опубликована 4 ноября 2011 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com; Фаизов С.Ф. Бегство Василия Удалого в Пангею. Персонажи и сюжеты "Жития Михаила Клопского". Опубликована 31 января 2012 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com

[3] Дмитрий Иванович родился 10 октября 1483 г. Венчался на великое княжение 4 февраля 1498 г. (Зимин А.А. Россия... С. 67, 148).

[4] Летописец Русский. В сборнике XVII в. РГБ. Рукописный отдел. Ф. 354. Ед. хр. 166. Л. 904.

[5] Сноска Зимин А.А. С. 185-188, 191-192.

[6] О папе Григории X см.: Православная Энициклопедия // http://www.pravenc.ru/text/166765.html

[7] См. о связи Ивана III и Елены Стефановны: Фаизов С.Ф. Пикник Петра и Февронии на берегу Оки. Из заметок на оборотках. Опубликована 24 января 2012 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com

[8] Летописец Русский. В сборнике XVII в. РГБ. Рукописный отдел. Ф. 354. Ед. хр. 166. Л. 890.

[9] В литературе ощущается некая недостаточность начальных сведений о Даде Персидском. Соответственно, он не упоминается в "Истории Христианской Церкви" М.Э. Портнова, где есть специальный раздел "Гонение христиан в Персии", рассказывающий преимущественно о гонениях при Сапоре (Инф.-анал. портал Саратовской епархии РПЦ: не упоминается в обзоре "Пути Христовых Апостолов" сайта Омской и Тарской епархии РПЦ, где тоже помещен рассказ о гонениях христиан при Сапоре (http://omsk-eparhiya.ru/puti-khristovykh-apostolov).

[10] Автор ПВЛ нарушает древнеримскую систему исчисления дней (после 15 июля они должны указываться в привязке к календам).

[11] Матвеенко В.А., Щеголева Л.И. Временник Георгия монаха (Хроника Георгия Амартола). Москва, 2000. Кн. 2. Гл. 4.

[12] См. например: Фаизов С.Ф. Пикник Петра и Февронии на берегу Оки. Из заметок на оборотках. Опубликована 24 января 2012 г. http://sagitfaizov.livejournal.com

[13] Зимин А.А. Россия... С. 185; Каштанов С.М. Социально-политическая история России конца XV - первой половины XVI в. Москва, 1967. С.161-162.

[14] Фаизов С.Ф. Пикник Петра и Февронии на берегу Оки. Из заметок на оборотках
Опубликована 24 января 2012 г. http://sagitfaizov.livejournal.com

[15] Псевдоним Ф.В. Курицына в конце "Повести о Дракуле". См. об этом: Фаизов С.Ф. Федор Курицын и его памфлет. Опубликована 4 ноября 2011 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com; ; Имя Ефросин принадлежит также первому составителю сборника с текстом «Задонщина», известному в литературоведческих трудах как монах Кирилло-Белозерского мн-ря (XV в.). Характерна приписка Ефросина в сборнике:  "В лето 6888 сентября 8 в среду был бой за Доном. В лето 6988 сентября 8 ино тому прешло лет 100" (указанные годы: 1380, 1480) (Цит. по: Сказания и повести о Куликовской битве. Ленинград, 1982. С. 308 {из комментариев Дмитриева Л.А.}). Если ко второй дате прибавить числовое значение "ино" (20), получится 1500-й год. Приписка находится в очевидной энигматической связке с ПВЛ (даже если буквы "и" и "о" в публикации являются замещениями "i" и "омега"). Как соотносится имя монаха с псевдонимом Ф.В. Курицына, сегодня сказать трудно; вероятность того, что за именем монаха Ефросина скрывается Ф.В. Курицын, очень велика.

[16] . В частности, С.М. Каштанов предлагает видеть в реке Росна (она же Расна) у Ельни р. Тросна. В районе Росны (Расны) "Экономическими примечаниями" вт. пол. XVIII в. фиксируется погост (или село) Ведроши (Каштанов С.М. Социально-политическая... С. 161-162). А.А. Зимин позже дал изложение событий и понимание их топонимической составляющей, опираясь на версию С.М. Каштанова, но решительно размежевался с ним в трактовке сообщения Погодинского летописца о том, что "князь Василей, сын великого князя Ивана, хотя великого княжения, и хотев его истравити на поле на Свинском, у Самьсова бору, и сам побежаша в Вязьму с воими и советники. А князь великий нача думати со княгинею Софиею, и возвратиша его, и даша ему великое княжение под собою, а князя Дмитрея поимаша, и с материею княгинею Еленою" (цитируется по А.А. Зимину). Если С.М. Каштанов полагал, что Василий хотел погубить отца на Свинском поле (перед битвой на Ведроше) и на этом поле состоялось какое-то столкновение войск отца и сына, а затем Василий был пленен, то, по мнению А.А. Зимина, последовавшее пожалование Василия великим княжением выглядит нелогичным, а "истравить" своего отца на Свинском поле он не мог, поскольку отца там не было (Зимин А.А. Россия... С. 185-186).  Cлучай поучительный: оба автора принимали инструментарий кодировки (видимые тексты летописей) за действительный текст. Помимо летописей в поле источников авторов находилась  "Хроника Быховца", но этот текст принадлежит к разряду очевидных мистификаций и имеет очень темное происхождение.

[17] Зимин А.А. Россия... С. 185-186.

[18] Образцы привязки Куликова поля к рязанскому пространству: "Мамай идеть съ всbм своим царством в мою землю Рязаньскую на менb и на тебb" (весть князя рязанского Олега), "Переbхавше за реку, внидоша в землю Рязаньскую" (о движении русских полков к Дону с переправой через Оку), "А кто поbхал с Доновьскаго побоища домов сквозb его отчину, Рязаньскую землю, боляре или слуги" (из "Пространной летописной повести": Сказания и повести… С. 17, 18, 23).

Репрезентуемая ст-я впервые была опубликована в феврале 2012 г. в блоге ЖЖ sagitfaizov.


Рецензии