Мятежный юг. Продолжение 3

7.
 
  Тёплое солнце и надежда как-то прокормиться тянули в Одессу всякий люд. Молдаванка стала особым местом для налётчиков, действовавших с лавочниками, барышниками, извозчиками и владельцами постоялых дворов. Налёты, ограбления, скупка краденого, контрабанда возвелись в высокий ранг ремесла.
 Со временем многие налётчики открывали своё дело: лавку, извоз, увеселительные заведения, притоны. Бандиты жили на широкую ногу с шиком. Контролировал всё это Михаил Винницкий-Мишка Япончик, прозванный за чёрные раскосые глаза.
  При любой власти бандиты чувствовали себя превосходно. Мишка Япончик ощипывал не только торгашей, лавочников, рестораторов, но и не брезговал простыми обывателями и загулявшими офицерами. В эту мясорубку попадали и представители Антанты. Бандиты превращали жизнь горожан в сплошной кошмар не прекращавшийся ни днём, ни ночью. Остановить их можно было только самыми крутыми мерами. Руководство белой контрразведки не желало делиться властью с молдаванским бандитом.

 Николаша подошёл к окну и, раздвинув занавески, зажмурился от яркого солнечного света, хлынувшего в комнату. Выйдя из своей комнаты, он не обнаружил хозяйки квартиры, а на столе увидел стакан молока и краюху белого хлеба.

  Широкая, белая Потёмкинская лестница вывела прохожего на Николаевский бульвар. Здесь начиналась настоящая Одесса-красивый солнечный город. Лепные фигуры атлантов и кариатид элегантно устроились под балконами с решётками художественной ковки. За бульваром шумело море. Пыльные акации затеняли землю.
  Шагая по плиточным тротуарам, Николаша видел мутные потоки нечистот, вытекавшие из подворотен. Он ни у кого не спрашивал дороги. На перекрёстках читал названия улиц и шёл дальше, время от времени заглядывая в листок бумаги. Осматриваясь, на мгновение задерживался возле подворотен.

  Сверкали трехрукие фонари бульвара.  Из  приоткрытого  окна ресторана
слышалась музыка. Над каштанами и гравием  бульвара  бледно  дрожала  луна.
 Томная ночная  жара  неподвижно  висела  в  бездыханном  воздухе  улиц.
Войдя в ресторан, посетитель уселся за столом в уголке зала у окна. Несмотря на вечернее время, завсегдатаи, пока относительно трезвые, ещё только начинали стекаться сюда, поэтому в ресторане было относительно спокойно. Зметив посетителя, официант подросток учтиво подошёл.
     - Чего изволите?
Николаша отложил в сторону папку с меню.
     - Принеси, пожалуйста: салат, рыбу в кляре и бокал крымского вина.
     - Сию минуту.

Треща по мостовой, к ресторану подъехали дрожки и остановились у входа. Швейцар поклонился.
     - Проходите, господа.
Четверо горластых, пестро одетых молодчиков вошли в зал и присели за столик, видимо предназначенный для завсегдатаев ресторана. Официант подошёл к гостям и через минуту стол был заставлен водкой и закусками.

     - Эй, Митяй, поть сюды!- выкрикнул здоровяк из шумной компании, обращаясь к официанту.
Юноша с белой салфеткой на руке подошёл к бандиту.
     - Слушаю вас, господа.
     - Подай пепельницу.
     - Так пепельница у вас на столе.
Бандит схватил руку официанта, перевернул ладонью вверх и затушил в ней окурок, чем вызвал гомерический смех за столом.
  Наблюдая за происходящим, Николаша машинально нащупал рукоятку револьвера за поясом. Скривившись от боли, официант выбежал из зала, зажав в кулак окурок. Через минуту посетитель направился к бармену.
     - Что желает гоподин?- поинтересовался бармен.
     - Как мне пройти к шеф-повару?
Бармен указал на дверь, за которой скрылся официант. В узком проходе Николаша столкнулся с ним.
     - Митя, постой.
Юноша поднял на него красные глаза.
     - Чего вам?
     - Послушай, Митя. Среди бандитов в зале есть Япончик?
     - Я не знаю никакого Япончика.
Николаша улыбнулся:
     - Винницкого в Одессе знают все.
     - Тогда почему вы спрашиваете о нём?- уже с любопытством спросил официант. - Вы не одессит? И, если хозяин узнает о нашем разговоре, меня уволят.
     - Митя, никто не узнает о нашем разговоре.
Николаша взял руку официанта и посмотрел на ладонь. В центре ладони красовался ожёг величиной с гривенник.
     - Приложи кислое молоко и наложи повязку-боль утихнет.
Митя поднял глаза на посетителя. Его лицо выражало доверие.
     - Там за столом среди завсегдатаев сидит Коган. Это "адъютант" Япончика.
     - Спасибо тебе, Митя. Как мне отсюда выйти?
     - Я проведу вас через подсобку во двор.
Закрывая за посетителем дверь, Митя сказал:
     - Я слышал из разговора бандитов, что завтра намечается шмон в оперном театре.
     - Хорошо, Митя. Я думаю мы с тобой ещё увидимся.

Продолжение следует.


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.