Легенды серебряного кольца Александра Невского II

КРЕСТОЦЕЛОВАНИЕ

С Городищенского холма, в лазоревой дали как на ладони видна белокаменная сказка – Юрьев монастырь. Насупротив же, за широкой и быстрой рекой – Детинец Великого Новгорода с устремленными в синь небесную куполами святой Софии.
Сегодня старейшее княженье во всей земле русской вручают сыну новгородского князя Ярослава – потомку Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха. Православный град окутан серебряным звоном.
Княжий двор в двух верстах от города, но и здесь хорошо слышен торжественный бас вечевого колокола, созывающего господ новгородцев на торговую сторону. Во дворе князя заканчиваются последние приготовления.

Наконец все готово, и князь Ярослав с наследником, послами да боярами верхом выезжают с княжьего двора: рысью, стремясь коней держать ровно – не прибавляя и не убавляя хода.
Две версты отмахали незаметно, и вот уже князь с княжичем на улице Славной и к пятиглавому Николо-дворищенскому храму подъезжают. В главный колокол бить стали чаше.
– Е-дууу-т!!! – гремит на площади, где новгородцы вече творят.
На Ярославовом дворище уже много людей собралось, и набегают всё новые и новые. Вблизи, по берегу Волхова, вдоль речных причалов шумит и горланит Торговая площадь. Перед взором молодого князя, полукружьем охватив Вечевую площадь, величаво встают: церковь Параскевы Пятницы, церковь Успенье на Торгу и церковь Иоанна Предтечи на Опоках.
– О, прекраснаго чудесе! Господин Великий Новгород!…
Под вечевой колокольней у княжей кавалькады принимают коней. Колокольный гул смолкает…
Не из робкого десятка Александр, да и перед новгородским людом на вече не раз слово держал. Однако ж как увидал с высоты степени на площади шумевшую без страха и почтения тьму людей, сердце на миг замерло в волнении. Шутка ли – впервые вышел сюда, чтоб на стол княжеский самостоятельно сесть.
Отец подбадривает княжича, хлопнув слегка по плечу – мол, не тушуйся, ты князь.
– Здравствуйте, господа новгородские! – молвит Александр, кланяясь с должным почтением, но не угодливо. И крестится на крест Параскевы Пятницы.
– Здравствуй, князь! –  отвечает народ, пришедший князя утверждать.
На степень всходит тысяцкий для чтения статей ряда-договора Новгорода с князем:
– …Без посадника, княже, суда не суди, ни волостей, ни грамот не раздавай… – звенит в напряженной тишине голос тысяцкого.
Слушает Александр договор, и вспоминается ему, как стоял он здесь впервые с братом своим любезным Федором при заключении ряда-договора новгородцев с их отцом – князем Ярославом. «Эх, Федор, Федор, а ведь по старшинству на этом вече быть бы тебе надобно…» – вздохнув, беззвучно шепчет Александр.
– …А без вины мужа должности не лишай. А буде аще вина за ним, то все едино вкупе с вече над тем думать…
Закончив чтение, тысяцкий с поклоном подносит договор князю. Александр, обмакнув свою печать в ореховые чернила, уверенной рукой прикладывает её внизу длинного пергаментного свитка.
– Люба, князь, лю-бааа!!! – катится из конца в конец площади….
Впереди за мостом, на высоком берегу за стенами Кремля с его крутоверхими башнями-вежами возносятся ввысь купола Софийского собора – высоки, сияющи, торжественны. Именно туда и отправляются князь со свитой за благословением Владыки – там ему и крест целовать на верность слову своему княжескому, да Великому Новгороду.
 – Владыко! Божиим повелением от наших прародителей великих князей старина наша: оттоль и до сих мест отцы-князи сынам своим первым давали княжение. И я было сына своего первого Фёдора при себе благословил княжением. Божия паки воля сталася: сына моего в животе не стало, и остался сын первой – Александр, и я ныне его благословляю при себе и после себя княжением Новгородским. И ты бы его, отче, благословил на княжение этого Града Великого.
Александр приближается к Владыке и склоняет голову. Осенив его крестом, архиепископ возлагает длани на чело юного князя и произносит благодарственную молитву Царю Царей, дабы Он из святого жилища своего благословил верного раба Александра, укрепил его силою свыше, оградил вооружеством Пресвятого Духа и сподобил Небесного Царствия…
Сверху льется стройное пение, струится благовонный фимиам. Молодой князь подходит к аналою, осеняет себя крестным знамением и целует крест. За ним проходят посадник и тысяцкие, и от имени всех новгородцев тоже целуют крест, возглашая при этом громко:
– Ты наш князь!

ОТНЫНЕ, АЛЕКСАНДР ЯРОСЛАВОВИЧ, ТЫ – НОВГОРОДСКИЙ КНЯЗЬ,
ЗАСТУПНИК ЗЕМЛИ РУССКОЙ – СЕВЕРНОЙ


Рецензии