Звёздочка в гранёном стакане

ЗВЁЗДОЧКА В ГРАНЁНОМ СТАКАНЕ

 11 МАРТА 1996 ГОДА.
ДОМ ГЕНЕРАЛА СТЕПАНОВА. 6 УТРА…

          Протяжный настойчивый телефонный звонок ранним утром не предвещал ничего хорошего…

          – Степанов, слушаю.

          – Это я, Антонов… Юра. У меня плохие новости. Сегодня утром «грузом 200» доставлен Сергей Говоров. Есть достоверные сведения… Твоя дочь погибла…

          – Подробнее… – переспросил Степанов на автопилоте…

          – Говоров работал в паре с нашей Иринкой… По-видимому, его сдал кто-то из конторских. Валид допрашивал, а затем убил Сергея. О чём (вернее, о ком) спрашивал догадываешься? Ирку кинул в «яму»… в общем даже двухсотого не будет. Американцы штурмовали крепость Валида. Охрану и всех, кто там был уничтожили… Прими соболезнования…

          Затем был Геворк с визитом сочувствия… Фото Ирины с черной лентой в уголке… Снова сочувствие, сожаления, соболезнования. Всё как в тумане.

          Жена генерала Степанова плакала не переставая. Ей только сейчас стало известно (муж сообщил) для чего её любимая дочка уехала в Эмираты с «восточным принцем». Узнала о том, что это была вовсе не безумная любовь, а задание, с которого Ирина не вернётся никогда… 

          Так прошли две недели, показавшиеся вечностью…

          Однажды вечером, можно сказать, уже ближе к ночи, зазвонил телефон. Звонок был необычным – протяжно надрывным и  настойчивым…
          – Степанов, слушаю… Да…. Так точно… Буду…
          – Маша, милая, –  произнёс генерал, чётко чеканя слова, – меня какое-то время не будет… по служебным делам…
          – Юра, какая служба? Ты же в отставке… – недоуменно спросила Мария…
          – Маша, ну ты же знаешь – у нас бывших не бывает…. Мы все действующие… пожизненно…

          Генерал спешно накинул пальто и, подарив супруге дежурный поцелуй, удалился, закрыв за собой дверь…
          На улице его ждала служебная Волга, в которой уже торжественно восседал улыбающийся во весь фэйс генерал Антонов…
          – Петрович, я, конечно, тоже рад тебя видеть… Ты сияешь так, будто весь мир вот-вот затанцует гопака с тобой за компанию… С чего такой восторг?
          – Юра, да ты первый сейчас пустишься в пляс… Ирка – жива…       

          … Этой ночью Мария своего мужа не дождалась. Степанов вернулся домой под утро в сопровождении своего приятеля, генерала Антонова. Оба были изрядно пьяны.
          – Маха! – заорал он с порога. – А где у нас коньяк? Ставь на стол… И закусить чего-нибудь! А ладно, хрен с ней с закуской! Мы с Петровичем выпьем по-маленькой… И ты присоединяйся…
          – С чего гуляем? – Теряя терпение,  явно начиная «заводиться» попыталась уточнить Мария. Однако бутылку армянского в пять звёздочек всё же прихватила. – На, пей… Вот только я с вами, господа офицеры, пить не буду…
          – Будешь, ещё как! – заметил Степанов и, ухватив жену за руку, притянул к себе так, что от неожиданности женщина не удержавшись на ногах,  оказалась прямо в его объятиях – лицом к лицу…

          Генерал Антонов в это время сидел в коридоре на пуфике и почти дремал, уронив голову на грудь…

          – Юрка, ты и так пьяный, добавки требуешь, а сам ведь ели стоишь на ногах!!! Тебе не за стол со стаканом, а на диван надо – горизонтальное положение принять…
          – Примем, Машка, попозже… вместе примем. И не на диванчике, а на нашей кровати…
          – Ты… совсем сдурел?! Алкоголик!!! – ответила женщина, упорно пытаясь отпихнуть от себя пьяненького в хлам супруга, к тому же обуянного неожиданным порывом плотских желаний. Он, супруг, упрямо прижимал к себе свою ненаглядную женушку…
          – Машка, мы сейчас на троих нашу бутылочку армянского… За Ирку…
          – Юра!!! За упокой, обычно, водку пьют, если ты забыл…
          – Вооо… А мы не за упокой, а за здравие!!! Да жива она – Ирка, доченька наша! Жива!!! Петрович, ну где ты там застрял? Давай, за стол садись!!!

*******
          Может ли случиться так, что головная боль с похмелья по утру будет казаться блаженством? Оказывается – может!!! Именно такое блаженство испытали трое – Петрович (он же – генерал Антонов), его друг Юрец (он же – Степанов Юрий Иванович), и Мария – жена Юрия Ивановича… Эта дружная компания, поглотившая накануне бутылку армянского коньяка, две по ноль пять водки, проснулась утром с жуткой головной болью, и, к тому же, в одной постели …
         
          – Юра, милый, дай мне одеяла, хоть кусочек, всё на себя утянул… – шептала мужу сквозь сон Мария…
          – Да ты что, Маха, я же тебя в одеяло укутал… ну, когда мы с тобой спать легли… – так же сквозь сон отвечает Юрий…

          Мария и Юрий окончательно проснулись от того, что кто-то третий заливисто храпит в их постели…

          Ситуёвина из водевиля… Мария, почти голышом (то есть замотанная в простыню, под которой – совсем ничего) и Юрий – форма одежды как в бане, то есть в чём мама на свет произвела… И вдруг кто-то, храпящий рядом, возможно ранее лицезрел их интим,   (хотя сей факт они не помнят)…

          Мария и её муж осторожно повернули головы в сторону источника храпа. Этот источник мирно спал, укутавшись в их одеяло…
          – Антонов, подъём!!!! – заорали оба в один голос…

          Петрович за мгновение ока вскочил с кровати и отрапортовал на автопилоте что-то типа: «товарищ начальник, во вверенном мне подразделении за прошедшие сутки..»
          Юрец и Маха скрутились пополам от приступа смеха…
          Когда Антонов почти проснулся, протерев глаза, то смеяться наступил его черёд… А как тут не захохотать во всё горло при виде дамы практически без одежды, со вздыбленной причёской; при виде своего друга, Юрки, без одежды совсем, едва прикрывающего своё, хм, достоинство, огромной подушкой… Как можно себя чувствовать, обнаружив при этом себя в их постели?!!! К тому же, ощутив у себя под пятой точкой предметы интимного женского гардероба, которые в ту же секунду были извлечены на всеобщее обозрение…

          – Юра, неудобно получилось… – пробормотала перепуганная женщина, заливаясь краской … – А у нас ночью… ну что-нибудь… было?
          – У нас или у вас? – переспросил Степанов, очевидно не замечая смысла сказанного, либо не придавая ему особого значения… За что немедленно был «вознаграждён» испепеляющим взглядом супруги…

          Маха повернулась спиной к ошалевшим от остроты момента мужчинам и, на ходу меняя простыню, обернутую вокруг тела, на махровый халат, висевший почему-то на спинке кресла,  гордо проследовала на кухню…

          «Хороша Маша, – подумал Антонов, узрев на секунду невероятно аппетитную обнажёнку…  – а как она с Юркой ночью «зажигала»!  Не всем молодым под силу так! Но им, Юрке и Машке, я ничего не скажу… Ничего не видел, ничего не слышал… Ни в чём не участвовал… Пусть думают, что я всё пропустил…».

          Вскоре с кухни донёсся взволнованный голос Марии:
          – Юра! А почему у нас в гранёном стакане… звёздочка?
          – Маха, мы, если ты помнишь, вчера обмывали что-то…
          – Помню, Ирка, её… «воскрешение»… обмывали… – ответила Мария и подумала: «надо как-то Димке сообщить, что Ирка жива…»…
          – Ага, ещё и звание новое нашей Иринки… Так что доченька наша дослужилась до майора…


Рецензии
Со знанием дела, Наталия...

Владимир Кирилуша   10.10.2018 21:00     Заявить о нарушении
Не без того, Владимир...

Наталья Юрасюк   10.10.2018 22:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.