Точка невозврата

 Вся жизнь была у них еще впереди. Двух молодых людей по имени Фредерик и Луиза, которые встречались вот уже несколько месяцев. Влюбленная пара была необыкновенно счастлива и чувства захлестывали их, подогреваемые бурными гормональными выплесками. Они наслаждались друг другом каждый свободный миг. Будучи ровесниками, Фред с Луизой только совсем недавно закончили школу и совместное будущее рисовалось им радужными красками.
 - «Я хочу тебя снова», - жарко шептал Фред в розовое ушко девушки, нежно обнимая ее на скамейке в городском парке, - «Как мне хочется трахнуть тебя прямо здесь и прямо сейчас».
 От этих слов у Луизы начинала кружиться голова, а в низу живота начинали трепетать бабочки. - «Сегодня ночью любимый ты оттрахаешь меня, как шкодливую сучку». Она повернула голову к парню. - «Я тут подумала. Ты слышал, что у нас открылась выставка Пыток и Казней народов мира? Давай купим билеты и сходим туда вечером, пощекочем себе нервы, а после будем заниматься любовью до рассвета». Фред в изумлении уставился на девушку, но затем его голубые глаза загорелись внезапной идеей. - «Не думал, что тебе нравится такое, Лисенок. Дай подумать», - он загадочно улыбнулся, - «Мой ответ — да! Разве можно отказаться от столь заманчивого предложения, но у меня одно условие! Если ты действительно хочешь испытать острые ощущения, мы не станем покупать билеты, а проберемся туда через черный вход и увидим все изнутри». Коварный искуситель сделал паузу. - «Как тебе такая идея? Согласна?». - «Мне кажется, нас ждет незабываемый вечер», - возбужденно проговорила девушка и прильнула губами к губам своего возлюбленного. В этот миг весь мир, даже само время, перестали для них существовать. Они предались ласкам, не обращая внимания на прохожих и окружающую действительность.
 Остаток дня молодые люди провели гуляя по летнему городу, а затем, ближе к вечеру, они отправились к историческому зданию, где расположилась гастрольная выставка «Пыток и Казней», принадлежащая семье Фарбер. У входа в кассу уже собралась внушительная очередь из желающих увидеть ужасы, которые способен вытворять человек по отношению к себе подобным. Над первым этажом здания был растянут плакат, где под названием выставки красовалось недвусмысленное предупреждение: «Не для слабонервных». Фред и Луиза молча посмотрели друг на друга. - «Давай поищем другой вход», - наконец сказал юноша. Парочка, нервничая, обошла длинное мрачное здание с колоннами через внутренний двор, оказавшись у задней стороны дома. Тут никого не было и ребята немного расслабились. Луиза увидела неприметную серую дверь рядом с мусорным баком. - «Смотри, там есть черный ход», - тихо прошептала девушка, указывая на него Фредерику рукой. - «Если мы с тобой родились под счастливой звездой, то он должен оказаться незаперт». Парень в ответ неопределенно хмыкнул и первым скользнул по направлению к двери. К немалому удивлению Фреда, дверь легко открылась, едва он прикоснулся к ней. - «Я знала, что нам сегодня крупно повезет», - нетерпеливо заметила Луиза. - «Пошли скорей». На свой страх и риск молодые люди шагнули в открывшуюся темноту служебного помещения. Пройдя до первого поворота, Фредерик зашуршал своей одеждой в непроглядной тьме. - «Стой! Погоди секунду. Тут хоть глаз выколи», - хрипло шепнул парень девушке, - «Ничего не видно». Он извлек из кармана смартфон, свечение экрана которого заменило им фонарик. - «Держись за меня и старайся не шуметь. Мне бы не хотелось, чтобы нас здесь кто-нибудь застукал». Они осторожно продолжили свой путь по коридорам сумрачного здания. Неожиданно перед ними оказалась слабо освещенная комната со странным, похожим на гильотину, механизмом в центре. У ребят перехватило дух от восторга. Они с восхищением стали рассматривать орудие смертной казни, не различив еле слышные шаги сзади. В то же мгновение  на голову Фреда обрушилась дубинка. Он получил сильный удар по затылку и не успевая обернуться, осел на каменный пол, потеряв сознание. Попытка девушки закричать была пресечена прижатым к ее лицу платком, пропитанным хлороформом. Последнее, что почувствовала Луиза, проваливаясь в искусственный сон, как ее подхватили чьи-то уверенные руки. Из тени на свет выступили две фигуры, одетые в стилизованные средневековые костюмы палачей. Брат и сестра Фарбер минуту молча взирали сверху вниз на распластанные перед ними тела, а затем, не сговариваясь, привычными движениями переложили их на каталку и покатили ее к выходу. Комната опустела, лишь у гильотины осталась лежать забытая белая туфелька Луизы, оброненная девушкой во время нападения.
 Между тем залы выставки заполнились, жаждущими острых впечатлений, посетителями. Их нестройные вскрики и возгласы возникали у каждого следующего экспоната, которые были детально проработаны и работоспособны, дабы соответствовать антуражу прошлых веков. Именно невнятные голоса пробудили ото сна одурманенную Луизу. Пробуждение было тяжким и мучительным, голова раскалывалась от головной боли, но тем не менее девушка открыла глаза и оглядела место, где сейчас находилась. Она сидела в округлой, с высокими потолками, зале, одна из стен которой представляла собой сплошную витрину из стекла. Ее запястья и щиколотки были скованы грубыми железными кандалами, а цепи от них отходили и крепились к толстым скобам в полу. От охватившего Луизу безумного ужаса, она невольно захотела позвать на помощь, но рот девушки был надежно заткнут пластмассовым кляпом.
 За стеклянной стеной девушка увидела толпу людей, а в стороне от себя привязанного к креслу Фредерика, который очнулся раньше и пребывал в состоянии страшного шока. За его креслом стояла молодая женщина в странной одежде, помахивающая капроновыми колготками. Луиза собрав все силы, отчаянно попыталась освободиться, от усилий из ее глаз брызнули слезы, но железные цепи оказались крепче. Толпа за стеклом зашумела от радостного возбуждения, предвкушая необычное зрелище. Вдруг на плечо Луизы легла чья-то рука и мужской голос громко разнесся над ее ухом, - «Дамы и Господа! Леди и Джентльмены! Сегодня мы, великие инквизиторы Кристиан и Маргарет Фарбер, будем рады продемонстрировать уважаемой публике одну из самых изысканных казней прошлого, называемую: смерть через удушение. Вы получите незабываемое удовольствие от процесса», - палач отодвинулся от Луизы, продолжив, - «Но чтобы внести нотку современности, вместо  веревочной удавки мы используем обычные женские колготки. Это добавит пикантности происходящему».Он резко крутанулся назад на обеих ногах, театрально вытянув руки в направлении своей сестры Маргарет, - «Итак! Трепещите и наслаждайтесь!». Глаза Луизы широко раскрылись от страха, но ей, как и зрителям, которые ни на секунду не сомневались, что перед ними происходит постановочное представление, оставалось только наблюдать, как женщина-инквизитор обошла вокруг кресла, как-будто изображая стриптиз, а потом стремительно накинула петлю из колготок на шею Фреда. Юноша обреченно забился всем телом, мотая головой из стороны в сторону. - «Не сопротивляйся, мерзкий слизняк! Тебя ждет сладкая смерть. Поэтому прими свою участь с радостью!», - страстно произнесла душительница. Когда Маргарет Фарбер еще туже затягивала капроновую удавку на шее парня, на ее губах играла довольная улыбка. Фредерик натужно замычал, а его лицо побагровело и исказилось безобразной гримасой. Легкие горели огнем, требуя кислорода.
 - «Сдохни, упрямая тварь!», - не переставая, повторяла Марго. Юношу стали сотрясать неконтролируемые конвульсии. Его предсмертные хрипы эхом отражались под сводами зала.
 В первом ряду, прижавшись лицом к стеклу, стоял двенадцатилетний черноволосый мальчик, которого звали Эдгар. Его глаза блестели и выражали неподдельное восхищение. Он как-будто на себе переживал все то, что происходило сейчас за прозрачной стеной. Дома Эдгара ждала любящая мать и он соврал ей, что идет в кружок настольного тенниса, вместо этого купив, на карманные деньги, билет, в притягательно-запретный для него мир пыток и казней. Мальчик был в восторге. Переживания, умирающей от удушения жертвы, смешались с его собственными и превратились в упоительную мелодию экстаза. Удушение Фредерика достигло фазы агонии. Даже потрясенная публика за стеклом затаила дыхание, ожидая кульминации. Наконец, сердце измученного Фреда перестало биться, и часы времени остановились для него навсегда. По толпе пронесся одобрительный восторженный вздох.
 Кристиан Фарбер хитрым тоном обратился к зрителям, - «Смерть юноши была лишь началом нашего вечернего представления. Хотите ли вы продолжения?». Люди согласно закивали, в этот момент они напоминали средневековых горожан собравшихся на публичную казнь. Палач смиренно поклонился, - «Сестра моя! Доставь удовольствие гостям и этой прелестной девушке». Проникнутый нежностью, взгляд Маргарет уперся в, охваченную паникой, побледневшую Луизу. Она грациозно направилась к девушке, грозя той указательным пальчиком. - «Не бойся. Тебе совсем не будет больно», - ласково сказала она. Луиза, раздувая ноздри, шумно дышала, чувствуя приближение неотвратимой смерти. Жалость к самой себе охватила все ее существо. Фарбер зловеще захохотала, оборачивая колготки вокруг горла девушки. - «Я хочу, чтобы ты сдохла, распутная дрянь!». С этими словами Маргарет решительно затянула петлю и со всей яростью натянула удавку.
 Эдгар видел, как сразу изменилось лицо Луизы. Он испытывал какие-то новые для него ощущения и вдруг ему нестерпимо захотелось оказаться на месте удушаемой жертвы. От таких мыслей он первый раз в своей жизни кончил, переживая бурный оргазм. Для мальчика казнь превратилась в сексуальную асфиксию. Маргарет игралась с девушкой, поддерживая ее в полуобморочном состоянии достаточно долго, чтобы насладиться процессом. Луиза хрипела и пыталась глотнуть хоть капельку воздуха пережатыми дыхательными путями. Иногда ей это удавалось, но последние силы покидали ее. Некоторым людям из числа зрителей стало дурно и они, решив, что с них хватит, покинули выставку. Тем временем, cудороги, пробегающие по туловищу Луизы, перешли в конвульсии. Девушка стала агонизировать.
 - «Точка невозврата пройдена!», - сурово произнесла Марго, когда тело Луизы дернулось в последний раз. Она наклонилась и поцеловала лоб мертвой девушки. Зрители за стеклом громко зааплодировали. - «Великолепно! Браво, семье Фарбер!», - раздавались из толпы отдельные крики. Кристиан взял за руку Маргарет, и они вместе подошли к публике, принимая благодарные возгласы. После того, как толпа затихла, палачи произнесли речь, - «В заключение, мы бы хотели показать вам необычный способ удушения. Вас ждет шокирующее зрелище». Кристиан отодвинул ширму у дальней стены, за которой оказался, спеленутый как младенец, мужчина, лежащий на скамье. Это была еще одна случайная жертва семьи Фарбер, оказавшаяся не в то время и не в том месте. Маргарет сбросила с себя балахон палача и под ним не оказалось другой одежды. Дьяволица предстала полностью обнаженной. Она была настолько красива, что ее формам могла позавидовать даже Афродита. Повиливая упругими бедрами Маргарет приблизилась к беспомощному мужчине. - «Мой малыш! Я сделаю тебя счастливым!». Эдгар облизнул вмиг пересохшие губы. Мальчик напряженно следил за разворачивающимся действом. Душительница ловко оседлала извивающуюся жертву, пригвоздив ее всем весом к скамье, - «Какой строптивый шалун. Пора укротить такого жеребца!». Маргарет надвинулась на голову мужчины так, что ее жаркое лоно оказалось прижатым к его пунцовому лицу. Кричать он не мог, поскольку во рту был кляп, поэтому из-под чресл мадемуазель Фарбер раздавалось лишь тонкое поскуливание. Возбуждение настолько захватило Маргарет, что будь ее воля, она бы полностью засунула голову мужчины в свою, истекающую соком, вагину. - «Еще. Еще. Какое это блаженство», - постанывала  Марго. Она пребывала на грани оргазма. Сопротивление жертвы постепенно стало спадать. Почувствовав, что мужчина под ней окончательно задохнулся, Маргарет достигла пика удовольствия, изогнувшись и издав торжествующий вопль удовлетворенной самки. Толпа снова взорвалась нескончаемыми аплодисментами. По спине Эдгара пробежали мурашки. Он понял, что никогда больше он не будет так счастлив, как сейчас. Кристиан Фарбер сделал неуловимый взмах рукой, и со стороны зала на зеркальную стену опустился бархатный занавес, который скрыл от беснующейся публики три, начинающих холодеть, трупа. Эдгар заплакал, но то были слезы радости, а не печали. «Какой к черту настольный теннис. Теперь я хочу только ЭТОГО», - думал мальчик, возвращаясь домой.
 По мнению семьи Фарбер даже трупы не должны были пропадать зазря, поэтому Кристиан сделал из них полноразмерные чучела, занявшие достойное место в семейной коллекции. Через неделю срок посещения выставки «Пыток и Казней народов мира» закончился, экспонаты были бережно упакованы и семейство Фарбер отправилось в другое место, а в покинутом ими городе за время экспозиции бесследно пропали пятнадцать человек. Городские жители еще долго судачили о том, что происходило в стенах мрачного здания, но постепенно разговоры стихли, и люди забыли про ужасную выставку. Не забыл только Эдгар. С тех пор он изменился. Глубоко спрятав свои чувства, мальчик лелеял мечту когда-нибудь снова оказаться на представлении семьи Фарбер, однако уже в качестве особого «гостя».

                30.10.2013


Рецензии