Бражник

Худой сутулый человек медленно брёл по вечерней набережной моря, опираясь на бамбуковую палку. За его плечами был видавший виды брезентовый рюкзак. Такого же материала «полувоенная» шляпа наползала на длинные седые волосы, собранные резинкой в хвост. Лицо человека было обветренно. Губы что-то шептали, глаза были устремлены вперёд… Казалось, он не в себе.
А вокруг струилась речь, пахло дымом мангалов, играла музыка, очаровательные девушки в шортах и респектабельные «доны» с золотыми цепями фланировали по асфальту в поисках друг друга. Здесь был курорт. Здесь кипела жизнь. Здесь брёл куда-то энтомолог, спустившийся с местных гор после ловли бабочек.
– Эй, посторонись!
Разносчик пиццы чуть не сбил его, промчавшись мимо на роликовых коньках. Чья-то собачка остервенело лаяла на энтомолога, почуяв запах диких мест. Престарелая мадам с длинной тонкой трубкой, в таком же длинном платье с кружевами, чуть «вальсируя» влево-вправо, прошла мимо него, оглянувшись. В её глазах мелькнул странный интерес.
Энтомолог остановился, достал из рюкзачка бутылочку воды. Сделал глоток, глядя на коснувшееся края моря огромное красное солнце.
– Хороший день, – прошептал он.
Улыбнулся. В морилке у него было несколько редких бабочек, ради которых он много часов лазил по окрестным горам.
Энтомолог любил этот курорт. Когда-то он подарил ему это хобби. Отец, большой начальник, любил отдыхать в местном санатории, и всегда брал с собою сына.
Энтомологу было тогда семь лет. Огромная хвостатая бабочка, цвета лимона и солнца, присела, трепеща крыльями, на белую кисть цветов акации напротив их окна. Его друг Петька собирал бабочек, укладывая их с распростёртыми крыльями на вату в коробках из-под конфет. Он попросил курортника привезти для коллекции красивые разновидности юга. Дал свой сачок из проволоки и марли, который можно было прикрутить к любой палке. Энтомолог уже забыл о просьбе друга, но столь эффектная, божественная просто, бабочка её вмиг воскресила, и он бросился к своему чемоданчику, схватил за «отводки» обруч сачка, и… 

– Колибри! – услышал вдруг замерший путник радостный возглас.
Длинноногая блондинка в соломенной шляпке показывала тонким «маникюрным» пальчиком на реявшее у трубчатых цветков какое-то существо. Его крыльев было почти не видно, так часто они «трепетали». Существо было крохотным, чуть больше шмеля, но немного его длиннее…
– И правда колибри, – сказал остановившийся рядом пузатый дон.
Существо порхнуло, исчезло, но вот опять зависло над цветком…
– Какое счастье, я была в Таиланде, но не видела там колибри! – защебетала блондинка.
– Потепление климата, – глубокомысленно изрёк пододвинувшийся к ней дон.
Энтомолог очень редко общался с курортниками. Они жили какой-то особой, далёкой от него жизнью, которую он вспоминал лишь изредка, касаясь памятью своих счастливых детских лет. Как он бежал с обручем от сачка за длиннохвостой бабочкой, вновь прилетевшей к цветам. Не догнал… Потом папа сделал палку… Потом…
– Ещё один колибри! – захлопала в ладоши блондинка.
– Они ищут себе пару… – прошептал придвинувшийся к ней вплотную дон.
Энтомолог остановился, поправил неуверенно шляпу и тихо произнес:
– Господа, смею заметить…
Двое уставились на «брезентовое чудо» с палкой.
У энтомолога перехватило голос. Он был стеснителен. Его почему-то всегда смущали блондинки…
– Это не колибри…
Лицо дона начало приобретать озадаченно-хмурый вид.
– …это бабочка. Бражник. 
Энтомолог опустил глаза и покраснел.
«Ай-я-яй» – с укоризной посмотрела на него блондинка.
«Да я тебя…» – очень хмуро посмотрел на него дон.
– Это – бражник. Макроглоссум стеллатарум, – добавил кротко энтомолог, извинительно глядя на курортников.
Возник вдруг в его памяти похожий эпизод. Он крадётся в парке санатория к цветнику, с сидящей на лепестках бабочкой, накрывает её… Сажает в морилку с ваткой эфира, купленным ему где-то заботливым папой. Поднимает глаза. Чета отдыхающих. Они строго смотрят на мальчика. «Ай-я-яй, нехорошо ловить…»
– Бражник! – хохочет блондинка.
– Сам ты бражник! – припечатывает его к асфальту Дон.
Энтомолог хочет что-то сказать… Но вокруг собираются люди.
– Колибри! Колибри! – слышатся удивлённые возгласы.
Он развёл руками и отвернулся от публики…

Худой сутулый человек продолжал свой неспешный путь по вечерней набережной моря. Он шёл ночевать в комнату старого дома, которую снимал у такой же одинокой пенсионерки. Завтра его снова ждут горы, любимые бабочки…
– Макроглоссум стеллатарум, – молвил человек потрескавшимися на ветру губами, улыбнувшись блаженно.
Дон шёл сзади под руку с блондинкой.
– Бомж какой-то. Говорит, сдаёт стеклотару. Ха-ха-ха!.. – послышался его громовый хохот. 


*** На фото бражник Macroglossum stellatarum – обычный обитатель  черноморских курортов России.


Рецензии
Увлекался в школе,наблюдал даже это чудо,как вылупляется из куколки бабочка

Рыцарь Печального Образа   07.08.2016 04:54     Заявить о нарушении
В детстве - всё интересно. Сейчас вот я мало чему удивляюсь так трепетно, как тогда. Жаль. Спасибо за отзыв!

Юрий Бахаев   01.10.2016 00:17   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.