Фантастические реалии

1                Идеальная бомба шахида
Недалеко от квартала Сорбонны компактный ситроэн С-3 остановился на красный, и его водитель видела, как один из группы подростков с палестинскими флагами, стоящих на тротуаре противоположной стороны, вытащил из рюкзака кошку,а другой поднес к хвосту горящую зажигалку и бросил животное на дорогу...Кошка под улюлюканье ее мучителей рванула от них, грохоча банкой с горевшей внутри тряпкой, в тот самый момент, как загорелся зеленый...Лавируя между колесами, она исчезла меж автомобилей. Элиза подумала –пронесет, и в тот же момент обнаружила бедное животное с раздавленной головой справа
от своего С-3, вплотную к бордюру...Беглый взгляд на убитую кошку вызвал мгновенный прилив крови к ее голове.Нет, она не возмущалась выходкой палестинцев, ибо сочувствовала им – прилив крови вызвало совпадение мыслей о человеке, на встречу с которым она ехала уже несколько часов из Ниццы, с тем, что бросилось ей в глаза на боку кошки
– намалеванную синей краской шестиконечную звезду...
 Такую же звездочку она заметила на шее Мориса во время митинга студентов Сорбонны лет десять назад. Этот ладный юноша с горящим  взглядом и смелыми речами в защиту свободы, братства и равенства, этой трёхцветной плетки, полосующей цивилизацию уже два века
и требующей, не хуже Молоха, многочисленных человеческих жертв, понравился ей сразу. Здесь же они и познакомились. Внук русских эмигрантов и потомок французских аристократов, были, видимо, парой странной, но им так не казалось, да и выяснили это они совсем не сразу.
Он только начал изучать биологию, она – французскую литературу.Меж ними вспыхнуло чувство взаимной приязни, быстро перешедшее в более близкие отношения. Чувства проверить вскоре и случай представился: во время прогулки по булонскому лесу Мориса ужалила пчела...Сколько дней и ночей он провел в реанимации! Она была все время рядом, как и
его мать, рассказавшая и про его деда, защищавшего Зимний дворец от большевиков в 1917, и прадеда, шившего в каком-то в Березниговатом башмаки, и про черту оседлости для евреев Росии...
 Тут-то впервые она от лечащего врача узнала про разрешающую дозу, минимальную дозу яда, которая при попадании в сенсибилизированный организм может вызвать смерть.На сей раз ему повезло.То есть им всем.
 В реанимации он поведал Элизе, как слышал голос :”Решив задачу, завоюешь мир!”Зачем воевать, какую решать задачу, голос сверху не сообщил, мол, сам должен знать...Они продолжали жить вместе, но в их отношения закрался третий – тайна. Морис темпераментно рассказывал ей о каких-то тучных клетках, иммуноглобулине, гистамине и прочих ей
ненужных вещах, выбрасываемых клетками в ответ на вторжение аллер-гена в
сенсибилизированный организм – именно это произошло с ним в детстве, когда его впервые ужалила пчела – Элизу это не трогало, зато чувствовала она, что своей тайне он посвящает больше времени ,чем ей бы хотелось. Впрочем, скучно ей не было: постоянная борьба за права студентов, цветных и бедных, поглощала весь остаток времени между семинарами, экзаменами и чтением книг.Да и с прочими развлечениями в Париже было неплохо. Вот куда Элиза совсем не заходила,так это в соборы – служителей культа и роялистов она на дух не переносила вслед за  любимыми Монтескье, Руссо и Вольтером, архитектура же её совсем
не интересовала. Через год они решили узаконить свои отношения и сделали  это в мерии ,совершенно не придавая значение своему поступку, поддавшись давлению его матери. Её мать умерла в родах, а отца больше интересовали машины, как и князя Монако Ренье, родичем коему он и приходился. Правда, когда они заполняли формальности, служка в мерии
криво усмехнулся – возможно, ему не понравился возраст пары, а может
что-то ещё – сам-то он был добрым католиком.
 Заводить ребёнка они не спешили, да и к чему это студентам? Затем этот вопрос перестал подниматься, откладываясь на неопределённое потом, и Элиза смутно осознавала его значение как НИКОГДА по мере того, как накал их отношений сходил на нет. Однако они оставались добрыми друзьями, продолжая снимать, разумеется, общую квартирку.
  С тех пор прошло лет пять.Морис успел куда больше ее: перешел на  химический факультет и делал, по слухам, большие успехи, решая свою сверхзадачу, в детали которой свою дорогую Элизу он не посвящал, всегда обворожительно улыбаясь ей, повторяя любимую поговорку его матери:” Дураку полработы не показывают”. Получив диплом, Элиза
попыталась работать в обычной школе парижских окраин, сообразно своим понятиям неся детям светлое, разумное,вечное и прекрасное, но года работы ей хватило, чтобы понять: теоретизировать с бандой подростков о прелестях прошлой французской литературы - не для нее...
 И она вернулась домой, на благословенный юг Франции, наполненный запахами детства, знакомой обстановкой и отношениями, где она была хозяйкой положения, не высовывая нос из комнаты и, не менее важно, не меняя своих убеждений. Отец ее давно проживал в Квебеке, где к титулованным особам относились с не обязывающим, но подчеркнутым
уважением .А ренты, что он оставил, вполне хватало на жизнь. Обладая деятельной натурой, долго сидеть без дела она не могла. Всего один звонок Патрисии, дочке князя Ренье, решил проблему с ее безработицей: в Монако говорили на достойном французском...Работа её в Ницце заключалась в присмотре за прислугой в одном очень богатом доме, ведущим постоянную, вне сезонов, светскую жизнь: приемы, рауты по поводу и без, литературный салон в добрых традициях конца 19 века –  и всё это со слугами, приборами, фужерами соответствующей эпохи и этикета. А кто мог это знать лучше Элизы, выросшей в атмосфере той самой потрясающей теперь воображение провинциальной строгости?
По правде говоря, давно стало мудрено сыскать коренных французов для такой работы – борьба трудящихся в послевоенной Европе совершила таки революцию, но, с другой стороны, появилось достаточно доступной рабсилы из бывших колоний, нуждающейся в присмотре и обучении, чем Элиза и занялась без пренебрежения, с удовольствием – ведь она тоже была продуктом всепобеждающего, демократического воспитания.
   Огромный дом с хорошим куском земли находился недалеко от моря – именно на лужайке, в тени ухоженных пиний и акаций, густо обвитых плющем с глицинией, и проходило большинство раутов. А у самого моря стояло несколько вычурных скамеек, которыми не прочь была
воспользоваться и прислуга в свободное от работы время, весело грызя солёные фисташки и миндаль, соря шуточками и новостями. Элиза тоже обожала это место, где она перечитывала любимые книги, мечтала или, не думая ни о чём, просто наслаждалась смесью моря и воздуха.
Там же время от времени она встречала сотрудника эммиграционной службы, по долгу службы справлявшегося у неё о всяких пустяках, вроде проступках работников дома, но уходил он всегда ни с чем. Морис тоже навещал этот дом, примерно раз в месяц, традиционно ссылаясь на свою занятость,зато по телефону они говорили чуть ли не ежедневно о всяких пустяках. А в воскресенье, когда большая часть слуг отправлялась на мессу, она выходила к прибою, вызванивала мужа и, вынув из сумочки вибратор во время беседы, употребляла его по назначению... Именно поэтому Элиза обычно была на прогулках в саду без нижнего белья.
  Весной неожиданно для неё появился Морис, привезя “коньячок”в литровой бутылке «Камю» - жёлтой жидкости, пахнущей копчёностями. И объяснил, что не может хранить возле себя результаты многолетнего труда, не закончив его полностью, к чему он близок, ибо его назойливо опекают люди из DST**, и он их боится, ведь рюмочка этой штуковины с таблеточкой на закуску перевернeт мир, он этого не хочет,но начальство настаивает, а у него пропал интерес...Элиза моментально выполнила его просьбу, подавив женское любопытство: секреты мужа не увлекали её, а на спесивую тайну Франции ей было наплевать. Через неделю после отъезда Морис перестал отвечать на звонки, и ещё через пару дней она,
взволнованная, чувствуя, что произошло нечто из ряда вон выходящее, заявила об этом в полицию. Там будто ждали её звонка – тут же заверили Элизу в безопасности Мориса и пригласили побеседовать в управление.
  С удивлением она узнала в улыбающемся навстречу ей офицере DST хорошо ей знакомого сотрудника эммиграционной службы, того самого, что раз в месяц уходил ни с чем из ЕЁ сада – и тут стало понятно, что и за ней следили, и говорил он не только с ней. Разумеется, Элиза ничего не сказала об этой самой жидкости, и, после короткой беседы, уехала домой, заверенная, что с Морисом всё в порядке – он просто работает.
 А вскоре произошло то, что резко изменило её жизнь. Как обычно, в пятницу она вышла к любимым скамейкам на берегу и собиралась уже присесть, как неожиданно порыв ветра задрал её платье, обнажив
то, что оно скрывало...В следующий момент кто-то властной рукой обхватил её за талию сзади, а другой резко наклонил её шею, так, что она упала на колени, упираясь лбом в траву, ещё мгновение – и что-то тёплое и твёрдое вошло в неё сзади...Почему она не кричала, не звала на помощь? Или она ждала ЭТО подсознательно? Как этот едва принятый подлец позволил себе такое,?(краем глаза она моментально узнала напавшего).Он то – за нею, мажордомом, следил?.. Эти интересные вопросы крутились в её голове, при том, что она себя чувствовала превосходно, даже, видимо, улыбалась, входя в залу, когда поймала на себе странный взгляд хозяйки дома. Взглянув в зеркало, Элиза всё поняла: в кожу лба
врезались две скорлупки фисташек – как она это не чувствовала? Однако Элиза прочувствовала нечто другое, от чего редкая женщина готова отказаться – сильнейший оргазм, по окраске не сравнимый с тем, что
приносил ей вибратор – именно это обстоятельство волновало её больше всего, ибо тем самым она предала Мориса- ведь то, что случилось на берегу, произошло с чужим мужчиной...По правде говоря, она, видимо, ждала нечто подобное – этот молодой араб, Райед, поступил в штат слуг  пару недель назад, сразу обратив на себя внимание гордой статью, отличным французским и таким взглядом, будто мысли читал тайные....
 На следующее утро Элиза, умело скрывая смущение, передала через слугу пакет с тем, чтобы Райед сейчас же отнёс его по адресу. На звонок в дверь посыльному открыла сама Элиза– её «ситроэн» был у её же квартиры раньше «почтальона», однако сказать, что он был в шоке, увидев открывшего дверь, нельзя. Но так быстро? Не ждал. И Элиза вчера утром не знала, что взглянув на него, может шепнуть:”Делай, как вчера”.
...И вот уже почти два месяца они занимались сексом. Элиза забыла, где бросила сумочку с привычным, как ей казалось, вечным, вибратором. Она не могла сказать, что разлюбила Мориса, зато в душе ей было ясно:  этот араб отвечает её тайным желаниям, семья – направо, секс – налево. Ещё неделю назад она бы ужаснулась от такой мысли, а теперь...Короче, oна была совершенно счастлива без всяких угрызений совести, чему
в душе удивлялась. Однажды к ней, соблюдая этикет, на работу, зашёл человек, представившийся как израильтянин и предупредивший, что её обхаживают террористические организации с ближнего востока. На что он намекал, ей было непонятно, на все её вопросы он, улыбаясь, лишь ссылался на желание помочь в случае чего ей и Морису, из чего она
заключила, что этот визит связан как-то с работой её мужа, о которой нелюбимому ею Израилю известно куда больше,чем ей.Стало не по себе.
   Всё это пронеслось в голове Элизы в те четверть часа, что отделяли перекрёсток с убитой кошкой и стоянку у дворца правосудия, куда её пригласили накануне специальной повесткой в суд – к неописуемому её удивлению.Полицейский указал ей нужную комнату, где проходило слушание весьма странного дела по обвинению ...Мориса чуть ли не в
государственной измене! Кроме неё, в скромном зале находилась ещё мать её мужа, с которой она сухо поздоровалась, прокурор, защитник с клиентом и судья, который объявил о заседании военной коллегии, закрытом для прессы, что и объясняло отсутствие посторонних ушей. Защитник тут же заявил, что его клиент не обвинён в каких-либо противозаконных деяниях, и его арест незаконен, но судья парировал, отметив чрезвычайность ситуации, при которой от его подзащитного зависит, возможно, безопасность Франции, и дело идёт о превентивном задержании. Настала очередь вступить государственному обвинителю.
- Буду краток. Месье обвиняется в уничтожении результатов важных
исследований в сфере безопасности на стыке биологии, химии и физики.
- Помилуйте! Да что же сверхсекретного мог придумать один человек в
наше время суперкомпьютеров!- воскликнул судья.
- Это и есть интерес нашего министерства обороны, ваша светлость.
- Обвиняемый, помогите мне решить этот ребус.Что вы можете сказать
 в свою пользу?- обратился к Морису судья.
- Ваша светлость! Я, как человек, лично заинтересованный в лечении тяжёлой аллергии, наткнулся в результате своих экспериментов на вещества, во много раз ускоряющие процесс анафилактического шока. При этом все атомы организма возбуждаются настолько, что готовы
превратить в электромагнитное поле всё тело...
- Вы собираетесь рассказать мне теорию водородной бомбы?- судья
с улыбкой перебил говорившего, покосившись на вставшего прокурора.
 Или оседлали аннигиляцию - там выделяется в 100 больше энергии?
- Это невозможно! У меня есть заключения экспертов заинтересованных
ведомств, но этот человек всех - обманул..!- воскликнул обвинитель.
- Продолжайте!- обратился судья к Морису, дав знак прокурору сесть.
- На полученные под это дело гранты я продолжил исследования и через несколько лет перешёл к опытам на добровольцах: все они отметили необычное возбуждение от приёма моего вещества, проходившее вскоре. Привлечённые со стороны физики отметили странные характеристики, неустойчивость всех атомов организма в этот момент, и, если ввести
суперкатализатор, вся масса могла превратиться в электромагнитное поле
такой мощности, что и на ускорителях пока недостижимое...
- Вы хотите сказать, человек превратится в элементарные частицы?-
судья вскинул брови, одновременно потирая ладони и улыбаясь.
- Вы точно выразились, ваша светлость, затруднения – с опытами: то,
 что получаешь в компьютере,не всегда хочется видеть на практике.  Я не хочу быть   автором идеального оружия диверсантов ...
- Этот человек плюёт на интересы безопасности нашей страны! –
Снова вскочил прокурор, размахивая папкой и косясь в угол,где стоял
французский флаг, призывая его в немые, но весомые свидетели.
- Имеются, ваша светлось, данные служб о всех связях господина, включая последнюю поездку в Чили. Он встретился там с геологом, известным своими контактами с инопланетянами. Мы уверены, что это связано с пресловутым катализатором для продолжения опытов
- Мы возражаем!- подал реплику защитник,- Это был частный визит.
- Нет частных визитов у человека на службе государства,платящего  к тому же за его работу жалованье – пробурчал прокурор внятно.
- Именно после этого визита, как Вы утверждаете, из компьютера
 исчезла вся информация о работе нашего подсудимого?-
Судья пальцем указал в сторону Мориса, задавая вопрос обвинителю.
- Именно так, ваша Светлость! А также все материалы, которые он синтезировал или апробировал.Бесследно! Он вынул жёсткий диск..
- Защита выражает протест против необоснованных обвинений .Мой  подзащитный отказывается давать показания против себя самого!
Элизе тотчас стало понятно: сегодня её мужа обвинят в государственной измене и накажут...В груди ёкнуло и похолодело: все попытки Мориса оправдаться тщётны, ибо дело идёт о государстенной тайне...В её голове быстро пронеслась череда слов и поступков Мориса, она понимала,что как её приглашение в суд связано лишь с возможностью повлиять на
супруга, так и то,что Морис не изменит своего решения. Что с ним будет? И что сделают с ней? Ведь визиты DST добра не сулили...
 Перерыв заседания длился с час. Оглашение приговора – меньше минуты: теперь он будет содержаться в полном уединении, но в случае изменения позиции ему гарантировали пересмотр дела. Перед выводом из зала ей разрешили попрощаться с ним. Морис, не спускавший с жены глаз во время всего заседания, просто впился в чувственные губы Элизы,
обследуя все уголки полости рта её, как в золотые годы их студенчества.
Оба плакали, ибо всё ещё любили друг друга...Тут Элиза почувствовала, что язык Мориса, гуляя у неё за щекой,что-то оставил там... Не только полное доверие, но что-то вещественное. Элиза оторвалась от его лица –
широко улыбнувшись, муж кивнул, прикрыв глаза: она поняла - Морис передал ей ТО САМОЕ...Обнял и мать, молча, и вышел – охраняемый.
 Только выехав из Парижа, Элиза вынула из-за щеки капсулку, в ней было два кусочка серебристого металла не более трёх каратов каждый. она рассудила, что, раз Морис хотел от этого избавиться, у него не было другой возможности, а в том, что постоянно обыскивали, она даже не сомневалась. Прикинув, она решила спрятать ЭТО в шкатулку из
карельской берёзы, где хранила свои украшения. Дома её ждал вполне
планируемый сюрприз: у входа сотрудник DST вручил повестку, из которой
следовало, что ей, по прибытии, следует явиться в управление для опознания своих вещей ,изъятых при обыске – понятно,что сделали это во время парижского путешествия... Что она и не замедлила сделать.
 Было изъято всё, содержащее какую-либо жидкость – до шампуня и масла. Она пожелала всё вернуть – тотчас это было исполнено, кроме одной склянки – той самой бутылки, что привёз недавно Морис.
- Именно это останется у нас, уж больно не похоже на коньячёк!- При этом офицер открыл пробку и понюхал содержимое, демонстрируя знания о запахе, не свойсвенном «Камю» .Элизе показалось,что бутылка была не полная...
 На работе, когда она появилась, никто и виду не подал, что знает о причине её отлучки. Возможно, так оно и было. Но вечером, когда Райед затащил её без обиняков под простыню, выяснилось, что, кроме секса он спец и в других, физических, например, науках, ошеломив своей осведомлённостью деталями процесса, о которых, разумеется, она ему не говорила. Кроме того, как бы обиняком, обнимая Элизу, он сказал ей о визите своего родича по дороге в Лондон – тот хотел лично прибыть в Вестминстер: по случаю дня рождения Елизаветы второй в её дворец пускали всех . И уж совсем ненароком Райед осведомился, не может ли его «любимая Элиза» - так и сказал!- одолжить ему для анализа ТОТ
металл..Откуда он о его существовании знает? И почему уверен,что ЭТО у неё – есть? Кошмар какой-то!..А если отнекиваться – что выгадает-то?
Мужа, Мориса наверняка уже не увидит, а тут, если Такому любовнику в пустяке отказать – и его лишится...А в её планы это не входило! В конце концов, что он с этим сделает? Она-то в бредни Мориса не верила, а доказательств применения не было никаких – и судья это отметил...
Остаток ночи они провели веселее обычного и заснули лишь под утро - Райед был потрясающ и неутомим ...
 Все изменения в её личной жизни не смогли поколебать желания Элизы представлять интересы слабых, защищать их на всяких форумах и демонстрациях, восполняя сознание своей нужности и полнокровность жизни, или, как пишут в прессе, незаменимостью для обездоленных, так она привыкла это понимать. Всю последующую неделю неутомимая посвятила
подготовке к демонстрации слуг за свои права, ею же и внушённые, при поддержке феминисткой организации французской Ривьеры, при том, что никто не освобождал её от прямых обязанностей Управляющей. Хозяева дома относились к её слабостям снисходительно.
Райед редко попадался ей на глаза, и все делали вид, что ничего из ряда вон выходящего не происходит. Нельзя сказать, что непересечение с ним не волновало Элизу, просто она знала, что у него обязательства и перед остановившемся в отеле родственником,о котором он ей говорил.
   Нет-нет, он выполнял свою прямую работу на кухне, но, специально на глаза ей не попадался, и, как только это случилось, Элиза поняла, что дополнительная нагрузка с него снята...Он даже показал ей купленный заранее билет за 5 евро на туристическое посещение букингемского дворца 13 августа 2006 для родича, английский парламент в отпуске, и
тамошняя администрация подрабатывает на туристах. Почему бы и нет?
 Они встретились опять, снова бурная ночь после почти недельного перерыва, но ей показалось, что её возлюбленный был не вполне внимателен, говорил надменнее обычного и почти не улыбался, а на недоумённые вопросы Элизы уклончиво отвечал, что как раз это больше зависит от Мориса – и увлекал её в постель...Во всяком случае, Элизе было обещано участвовать с ней утром в демонстрации Её солидарности.
    И вот это воскресенье наступило. Автобусы с участниками выехали на площадь Гарибальди в центр Ницы, где их ждал фургон с плакатами, оттуда участники планировали после митинга тихо двинуться в сторону мерии.В первой шеренге должны были шествовать, разумеется, Элиза, держа Райеда за руку.Он выполнил своё обещание, приехал с прочими,
но выглядел отрешённо и гордо, что не могло ускользнуть от внимания его покровительницы, но она это списала на важность момента – обычно он сторонился общественных мероприятий,ограничиваясь посещением мечети по пятницам, встречая лишь солидарность администрации дома.
  Обычная погода стояла и в Лондоне. Туристы быстро проходили ворота с металлоискателями перед входом в Букингемский дворец и направлялись на экскурсию – палата лордов, коридоры,увешанные картинами, тронный зал и так далее.Цена билета в 5 евро никого не смущала – за посещение ватиканских музеев брали 12, но уменьшения наплыва посетителей не наблюдалось. Сумки, во избежание скандалов и недоразумений, оставляли в камере хранения – так было принято везде.
 Никто не обращал внимание на прихорашивающуюся перед зеркалом даму или глотающего какую-то таблетку невзрачного мужчину.  Начальника DST звонок застал на службе. То, что ему сообщили, не просто повергло в депрессию, а в миг разрушило запланированное им
продвижение по службе, которую он намеривался завершить в Париже.  На мониторе, стоящем на рабочем столе, видны были его подопечные с транспарантами, но он уставился с горькой усмешкой именно на ту женщину, которую это сообщение касалось, совсем не понимая , за что на него взвалили эту миссию: сообщить Элизе о внезапной смерти Мориса.
Почему от укуса какой-то паршивой пчелы должна рушится его карьера? Он открыл сейф, достал две бутылки «Камю» - с коньяком и Мориса – и, криво усмехнувшись, осушил бокал. Дог, мирно лежавший в его ногах, вылез из-под стола, и, прыжком достав голову хозяина, преданно лизнул: он так делал всегда, когда,хозяин пробовал коньяк. Но в своём движении
собака задела вторую бутылку, которая не преминула грохнуться на пол.
 Запах копчёностей приказал собачьим инстинктам полизать разлитое... А её босс в это время приказал детективу, опекавшему демонстрантов, срочно пригласить Организаторшу к себе...Два приказа, рушащие мир.
 Дог нёсся по улицам солнечной Ниццы, повинуясь единственному рефлексу – бежать. Сумасшедшая собака со стороны напоминала львицу на охоте, цель выживания которой – догнать.Уборочная машина ехала своим маршрутом, и не успела затормозить, когда в метре от неё дог, вылетев из-за куста, галопом пересекал дорогу – его голова оказалась
точно под передним колесом, но продолжавший движение грузовик ещё и задним колесом успел наехать на живот, отчего тот просто лопнул...
Вышедший из кабины шофёр отметил про себя, что сосуды выпавших
внутренностей ещё пульсировали, хотя собака была не жилец, и, вместе с помощником, бросив почти труп в чрево грузовика, продолжил путь на городскую свалку.
 Агент DST подошёл к Элизе и, представившись, передал приказ босса тотчас быть у него для получения о Морисе конфиденциальной информации, машина уже ждёт за углом – он махнул рукой в её сторону. Элиза поняла, что случилось нечто из ряда вон выходящее, лихорадочно
думая, что предпринять – не могла же она бросить всё в самом начале мероприятия! Да и другая причина удерживала её – в сумочке была вторая пилюлька Мориса – боясь обысков, она брала её с собой, когда покидала квартиру. А теперь этот агент торчал перед ней пеньком, не спуская с неё глаз. Надо на что-то решиться. Повернувшись к Райеду, Элиза на его красивом, непроницаемом лице попыталась прочесть ответ, но тот был целиком погружён в себя, шевеля губами – видимо, молился.
  В этот момент космические спутники засекли над центром Лондона Вспышку – огненный шар, напоминавший атомный взрыв.Эта новость Тут же попала в СМИ...От мыслей о загубленной карьере начальника DST Ниццы отвлёк звонок из Парижа. Сняв трубку, он услышал вопль:
- Ну что, доигрались!? Вестминстер, Лондон сожжён атомным взрывом!
Всё выше поднимался гриб, всё больше депрессия овладевала кабинетом начальника, ожидавшего прибытия Элизы.Что не предусмотрел, какой из приказов не выполнил – его голова просто лопалась от жутких вопросов.
  Сказав, что скоро вернётся, Элиза передала свой транспарант Райеду, и, следуя направлению руки агента, двинулась в сторону машины, на ходу достав из сумочки помаду и, одновременно в кулак, таблетку мужа. В этот момент вплотную к демонстрантам проезжал мусоросборщик, и Элиза ловко бросила в открытый зад машины пилюльку, сжимая помаду
пальцами. Не спускавший с неё глаз детектив ничего не заметил, а то, что пилюля попала прямо на кровоточащую печень дога, было случайно. Грузовик скрылся в проёме улицы, уходящей с площади Гарибальди в cторону гор, а мажордом, свободно вздохнув и отправив помаду на место, продолжила с детективом маршрут к служебной машине...
   Спутники увидели ещё один взрыв, идентичный первому, в Ницце. Свидетелей не осталось, хотя и это событие тут же попало в СМИ. Лаборатории физики высоких энергий в России,США засекли два потока нейтрино некосмического происхождения** с разрывом в пять минут.
* - Французская секретная служба
** -элементарные частицы,возникающие при аннигиляции в-ва и антив-ва
 август 2002, Авиньон – 3 апреля 2007, Иерусалим

2                Неверный адрес для правильного бюста

 В губернском городе N, славном то ли рыботорговлей,то ли обилием солнца и пустынь вокруг, трудящаяся на фронте ухода за престарелыми жителями, не очень молодая девушка Зина решила поучаствовать в медицинской практике,но не в качестве экспоната анатомического театра местного медВУЗа, что, было,оставила за собой своевременно почившая в бозе балерина, опять же местного,
театра, а как стимулятор воображения праздной публики, для коей отличный бюст был мерилом ума его носительницы, а для обладательницы – удочкой для...
Надо заметить,что в сём продвинутом губернском городе N, завещанная лично балериной фигура удовлетворяла взыскательные вкусы юных анатомов, среди которых был и Дмитрий Саввич, герой нашего повествования, лишь до выхода на пенсию доцента вышеозначенного Вуза, что располагался в здании бывшей
Армянской семинарии (возможно, именно архитектура этог склепа подвигли артистку завещание-то накатать, да удостоверить эту версию бездетную некому). Тот доцент, в память о своей службе на кафедре анатомии,оставил замечательный экспонат, изготовленный в пять месяцев из трупа выловленного в местных водах невостребованного, но весьма мускулистого Бродяги. Анатомический конкурент балерины отодвинул оную вглубь, ибо мышцы его были посолиднее, зато медная табличка под женским экспонатом оставляла вместе с фигурой след в сознании студентов, ибо там на латыни было писано: "Это место, где мёртвые учат живых".
Автор имел честь читать такую же надпись в одном заведении, в недавнем совсем прошлом именуемом анатомическим Театром, где оттанцевавшие своё клиенты молча рассказывали о своих недугах под острым глазомером ножа. Это - к слову,ибо никакого отношения
к времени и месту происшествия не имеет, разве что к эстетике,о
которой пошла было речь с самого начала.Но это - к слову.
 Мы несколько отклонились от темы. Итак, Зиночка, оставленная любовником, искала способ исправить природный изъян фигуры, на который ей как-то после выпивки указал приятель: ему, видишь ли, стало неприятно в миг их сближения искать своей пролетарской лапой её дюймовые груди...Он вздохнул и ушёл в неизвестном направлении, отчего хозяйка мелкого бюста опечалилась несказанно.
Если диагноз понятен, то, как говорят врачи, найдётся способ его нейтрализовать.
Несколько лет наша страдалица трудилась в не вполне человеческих условиях Крайнего севера и таки изловчилась необходимую сумму для пластической операции скопить, а через газетные объявления уточнила для себя имя хирурга,что возьмётся за проведение столь искомой ею операции. Тут-то мы и подошли к личности героя повествования, которого звали Дмитрий Саввич. Внешностью он,
как и ростом, обладал заурядной вполне: на, практически без растительности,круглом лице, покрытом лысиной с кудряшками по периферии, торчали серые,внимательные глаза, разделённые могучим носом с горбинкой Габсбургов. Кроме того, под блестящей лысиной помещался не менее блестящий ум, вмещавший тьму разных знаний с уменьями, которые среднетелевизионному герою были бы не по
силам. Питался Дмитрий Саввич исключительно диетическим образом, а посему остроту пищи он замещал её количеством, что привело к поразительному, скажем так, феномену - росту живота, не смотря на проверенное людьми и любимое им лекарство: велоспорт. Увы, курорт и торт клали его усилия на обе лопатки...Как-то,на отдыхе в Батуми, он в ресторане "Салхино" заказал самый диетический суп на свете. И ему таки принесли тарелку с одним всего красным перчиком. На вопрос к шефу, что он просил диетическое, изжога, мол, у него, повар, жестикулируя ужасно, объяснил, что мужчины у них кушают суп, где перец составляет лучшую половину блюда, указав на сыпавшего в этот"нормальный суп"семена перца едока,
чтобы ему как раз было, по вкусу. Лишне говорить, что остаток отпуска наш герой пробавлялся исключительно лавашем. О похудении речь в то лето уже не заходила.
Впрочем, некоторый избыток веса не делал его менее привлекательным в глазах дам губернского, и не только, города. Нет-нет, ни в чём таком он замечен не был, просто солидный мужчина, солидный карман и солидная репутация вместе весили
больше его солидного живота. Издалека его можно было бы принять за беременное тело, но истинное бремя его совпадало с призванием делать женщин красивыми и, как следствие, даже, иногда, беременными взаправду.
 Итак,уважаемый Дмитрий Саввич делал параллельно два богоугодных дела:улучшал своё материальное положение и дамские бюсты до международных стандартов глянцевых журналов, чем прославился как маг и волшебник - не все могли похвастаться такими результатами на столь незавидном материальце. С ним начала дружить одна международная фирма, известная производством очень качественных силиконовых протезов известно чего, даром её склад находился
в соседнем губернском городе, куда более крупном, так что время для выполнения заказов требовалось, но налаженный конвейер работал безотказно на зло коллег милого доктора, изгнавшего его из губернской больницы в больничку поменьше,хотя и подходящую под минздравовские стандарты. Там-то и процветало дело
эстетической, с позволения сказать, медицины, причём персонал всегда ходил там с гордо поднятой головой и набитым животом, ибо Дмитрий Саввич уважал прочих сотрудников, в операционные дни заказывая им обеды из ресторана, сокрушаясь о своей диете, чем вызывал дополнительные и одобрительные возгласы за трапезой.
Не все горожане знали о новых свойствах старенькой больницы, пусть и стоявшей в самом центре города, несмотря на злобливые шутки, отпускаемыми в адрес мага его менее инициативными коллегами, пока не приключилось нечто невероятное...
 Достопочтенные протезы привозили заранее и непременно на такси, шофёр которого знал весь маршрут досконально. Конкуренты безжалостно удалялись им же по принципу мафии - "Cosa nostra dextra"*,и когда однажды он, не предупредив никого, заболел аппендицитом, в день заказа выполнять оный было некому...И тут
фирма запросила в таксопарке самого умного,продвинутого водителя, что было без обиняков исполнено: груз был перемещён из пункта А в пункт Б, с тою лишь разницей, что умный шофёр счёл адрес, указанный на посылке, неверным: не могут столь продвинутые операции выполнять в столь задрипанной больничке!.. Ничтоже сумнящась, он отвёз посылку в красивую, большую, одним словом, губернскую больницу, где, взяв расписку о получении груза, вернулся домой, довольный своей сообразительностью, даже в известность фирму не поставив об ИХ ошибке-то. Так что аппендициту не удалось сломать смазанный механизм взаимопомощи.
 Закончив первую операцию, маг и волшебник дал команду начинать вторую - с лёгким сердцем наша Зиночка улеглась на стол - и встала с него через шесть с половиной часов, не подозревая, что таки выполненная операция,обычно выполняемая в сто минут, будет последней в этой больнице: чудеса современной анестезиологии не позволии прочувствовать ей все волшебства, случившиеся в её честь...Вскоре после усыпления пациентки Дмитрию Саввичу прояснилось, что лечить девушку НЕЧЕМ: коробку с силиконом не смогли сыскать в условленном месте, что в свете вышеизложенного вовсе не мудрено.Начались звонки, потения, проклятия, беготня - всё сразу. Но из-за неосторожной печати о приёме груза удалось его таки найти в чулане другого учереждения, окружённого упитанными тараканами...Что тут было!! Собственно, ничего особенного: привезли, распаковали, поставили на место - и всё. Всем - всё!..
Больничку закрыли, договор со знаменитой фирмой аннулировали, шофера уволили, роскошные обеды прекратились. Даже живот корифея опал наполовину, но он-то сам связывает это с велоспортом. По линии философической подтвердилось, что лишний ум таксистам не подходит, а город губернский и сейчас на месте, нимало не интересуясь своими жителями, включая Зиночку,след которой простыл, как и Дмитрия Саввича: насмешек он не терпел.
* - Дело наше правое (ит.)
3.11.2007г.

3                Воскресшее Кресло

   Моё имя - Кресло, отчество - Красивое, фамилия - Удобное. Не беда, что нет у меня языка, зато есть крепкие, фигуристые ножки, округлые ручки, и написать свою биографию я могу без проблем. Вокруг моей спинки вьются красивые, резные волосы - до ножек, а где положено, имеются мягкие выпуклости, так что Хозяину весьма комфортно, когда он  на мне восседает, да и мне с ним хорошо, как ни с кем...Ежедневно я ловлю его взгляды, он часто улыбается, поглядывая на меня, возможно, вспоминает историю нашего романа, или более того. У меня с ним сложились отношения не просто приязни, а глубокого взаимоуважения, и, когда я расскажу свою историю, станет понятно, почему.
   Мои родители жили в буковых лесах Карпат, что на румынской восточной границе. Знаете, они вместе с Татрами такую букву"S" на карте Европы выписывают. Так вот, мои корни - из нижней части этой "S", а та часть, что заходит в Украину, так и называется - Буковина.  Какая там красотища, особенно в октябре! Впрочем, я чуточку отвлеклось. Столяра- краснодеревщики отлично знают чудесные свойства бука - твёрдой, красноватой древесины с тёмными крапинками, посему они меня изготовили должным образом. В рабство меня продали клужским хозяевам. О, Клуж - замечательный город, столица Трансильвании - в его округе не только золото для всей Европы добывали, но и мебель изготавливали, а потребность и в том, и в другом резко выросла после второй мировой войны - именно тогда меня и произвели... Ой, проговорилась о моём возрасте!.. Ерунда, ведь мебель, если за ней чуточку ухаживать, сохраняет свои свойства куда дольше людей - это любой знает. Разумеется, я не говорю о поделках из прессованных опилок или картона, пусть и налакированных! Зто называется неприличным словом "ширпотреб", имеется в виду настоящая, элитная мебель для салонов - ведь я именно к ней отношусь.
   Владельцы мои клужские говорили дома на идиш, посему я и не удивилось, когда они во времена Чаушеску в Израиль  подались, сразу после знаменитой шестидневной войны, и поселились в самом северном районе Иерусалима - там правительство жильё понастроило: давай-налетай-заселяй: дёшево! И прожило я там целых двадцать лет...В семье были дети, которые прыгали, ездили, уроки делали. Бывало, изучали моё нутро ножиком - по краям, почти незаметно, но их родители таки обратили внимание на порезы и решили: латать меня ни к чему, лоск былой я потеряло, бархат цвета какао с молоком стал белесым - короче, меня вынесли на улицу и поставили прямо на зеленеющий пригорок перед фасадом, рядом с шоссе - нате люди, пользуйтесь, нам оно без надобности. До того стало обидно! Служило-служило - и на тебе, на старости - за порог, ни спасибо, ни до свидания. К чертям, надоело ты нам! Вот тут и начинается мой роман с Хозяином.
   Он ехал на велосипеде по шоссе, ближе к полдню, бросил на меня, одинокое чудо, взгляд - и обмер: явно я ему приглянулось...Он подошёл, потрогал, осмотрел со всех сторон, удостоверился, что я - ничьё, и куда-то исчез. Вернулся минут через десять, на корейской машине, затолкал меня в багажник - и отвёз к себе: так я справило новоселье. Латки он выкроил из моих же скрытых за швами концов, зашкурил все деревянные части, покрыл их лаком - специально, из Венгрии привёз!- и поставил в свой кабинет, где я прожило без проблем и забот семь добрых лет. О Хозяине я этого сказать не могу, у него этих проблем как на работе, так и дома, с женой, хватало...Чем только она не занималась в его отсутствии! Подумать сдыдно, не то, что сказать вслух! Да он всё и без подсказок знал - и его терпение однажды лопнуло- развёлся он с ней. А в списке вещей, что он с собой на выходе из дома по договору берёт, меня поставил на первое место! Только вот не получил: приехал забирать - а меня и след простыл... Его злая баба выкинула меня на помойку вместе с документами Хозяина - по "доброте душевной". Какой-то мужик меня в свой котедж увёз, восхитившись моей формой, видимо, и пришлось мне, бедному креслу, прожить у него в плену больше трёх лет. Как только надо мной не издевались! И ножом резали, и окурки гасили, и таскали по этажам, а в конце выставили в сад и поселили на мне свою собаку - сторожить: у меня всё пропахло псиной! Эта скотина меня и добила: изорвала в клочья, живого места не осталось, а добрые детки отодрали от сиденья ножки - в таком виде выволокли - и опять на помойку, уже третий раз в жизни! Судьба моя конченная, это было понятно: в лучшем случае сожгут в печке, в худшем  - сгноят на свалке:"оба хуже", как говорится...
   И тут случилось настоящее чудо...А как ещё назвать такое совпадение времени и места? Мой Хозяин(да-да, тот самый, которого я всё это время не видело!),возвращался домой с прогулки, а жил он в другом районе города, в пяти километрах от прежнего дома. Я его сразу узнало, и он, издали заметив меня, точнее, мои запчасти, ускорил шаги - я слышало их! "Это - Ты"? - спросил он, обомлев, у рухляде, беспомощно ждавшей своего последнего часа под заходящим солнцем - наутро всё было бы кончено для меня. Он проверил латки, что собственноручно вшил десять лет назад - Те Самые, на известных ему местах: удостоверение личности. Так относятся только к смертельно раненому другу, связь с которым прервалась в условиях войны, найденному Провидением на поле боя! Беспомощному, обескровленному, умирающему он дал не только шанс реанимироваться, а полностью восстановиться в прежнем качестве: Хозяин взвалил мои останки на плечи и отнёс, ликуя, домой...
   Два месяца он ежедневно лечил своё сокровище: снял драные лоскуты, повыдёргивал все гвозики\заклёпочки многолетние, разобрал по щепочкам, затем обработал, собрал и склеил каркас по новой, заново перетянул сиденье, вырезал из поролона все мягкие места - самым сложным было сформировать новую спинку!- обтянул и закрепил на возрождённом изделии новый обивочный материал, обрамил его кантом и, довольный работой и собой, осторожно уселся. Наверное, так бережно и счастливо садятся цари на трон своего царствия в первый раз! Как здорово было снова принять мне в свои мягкие объятия Хозяина - моего мастера-доктора!
   Он рассказал историю наших отношений своей новой жене - и она меня полюбила. Каждый вечер я подставляю свои мягкие руки и сиденье со спинкой уставшему за день Хозяину, спасителю моему. Он откидывается, потягивается, включает лампу и что-то читает, затем вооружается ручкой и пишет, и я считаюсь полноправным участником этого тайного, неисповедимого творческого процесса и очень горжусь своим вкладом  в него - хотите верьте, хотите - проверьте...И ещё я уверено: теперь мы будем жить непременно долго и счастливо.

11.3.2012.

4.           Путин-гермафродит? Из-за Крыма! Виноват - Израиль!

Очнулся Вайнберг, осторожно ступая по незнакомому стеклянному коридору в сопровождении двух молодцов. Вчера после работы к нему подошёл его личный анестезиолог, пообещал повеселить, набросил на лицо маску с каким-то сладким газом - и всё... Его взгляд упал на группу людей в строгих костюмах, в смежном помещении. Одного он мигом опознал: это же премьер-министр Израиля, Биньямин Натаниягу! А рядом с ним, на голову почти ниже... Где же он его видел? Очень похож на Путина! В голове тотчас прозвучал голос:
- Это он и есть, Владимир Владимирович во плоти, сейчас тебя представят.
- Представят, подставят...Ты кто такой, что мне вещаешь прямо в голову, а?
- Я Вольф Месинг, телепатически говорю с тобой, понимая все языки, включая,  конечно, иврит и английский. Думай на любом, я всё объясню. Спрашивай!
- Где я, что тут делаю да ещё в присутствии глав государств? Ну ка, живо!
- Довольно просто. От тебя зависит(и ты это сделаешь!)судьба щекотливой проблемы, в центре которой находится наш Крым плюс интересы США, России и Израиля, ты обязан разрешить одну проблему, разрезать Гордиев узел. Ну как?
- Ты чего, мужик, охренел? При чем тут пластический хирург с мировой репутацией?
- Слушай внимательно. В 1922-1923 гг. было заключено тайное соглашение о переселении российских евреев в Крым с целью создания там позднее еврейской республики.  Советское правительство получало за это ежегодно по 900 тысяч долларов под 5% в течение 10 лет.В обмен на это РСФСР выпустила долговые облигации займа и отдала их банкирам США. Такие облигации под залог нескольких миллионов гектар крымских земель получили в числе прочих Рузвельт, Гувер, Маршалл и др. Если до 1954 г. долг не будет выплачен — СССР отдает эту землю американцам, ты же знаешь, что прецедент с Аляской существует. На этой земле и планировался первоначально Израиль...
- Ты хочешь сказать, что американцы хотят прибрать Крым, за землю которого уже заплатили и передать его Израилю?
- Не совсем. Наш президент решил этот вопрос закрыть полюбовно, отдаться Израилю в обмен на неприкосновенность наших земель, нейтрализовав США. Политика!
- Но я, врач, тут причем? Я в политику не играюсь, да и кто меня заставит?
- Да не волнуйся ты, Вайнберг!- Месинг похлопал его, улыбаясь, по плечу.- Всё уже согласовано, ваш Минздрав согласился на твоей кандидатуре, наш заказал подходящий материал - из всех стран привезли!(тут только доктор обратил внимание на человека ростом с Путина, вертевшего в руках пакеты с иностранными этикетками). Тебе остаётся выбрать устраивающий тебя материал - и начнём. Пакеты в руках у Медведева.
- Я работаю исключительно с французским материалом!- хирург покрылся потничкой.
- Да что угодно! Франция, Бразилия, Китай откликнулись - такая реклама!..
- Но я, в основном, работаю с женщинами, грудь нужного размера, например, вшиваю
- Да мы знаем, знаем. Ваша задача чуток другая, вам помогут наши лучшие врачи.
- Вы меня напрягаете, просто бесите!- воскликнул  израильский маг и волшебник,- зачем я, с моими знаниями и умением, здесь нужен?.
- Объясняю: израильский премьер согласился на сделку века при условии, что лично вздрючит господина Путина, натуральным образом. Никаких геев! Его Сарочка уже согласилась. Просто у господина Путина нет женского органа, вы призваны сделать эту операцию, вшить его аккуратно за скромный гонорар в 1 млн.баксов.
    Вайнберг остановился, протёр свои круглые очки, разглядывая в деталях троицу за стеклом, перебиравшую коробки, улыбнувшихся, помахав ручкой, маститому врачу
- А Медведев тут зачем? Интим, как ни крути! И где Трамп с его "сделкой века"? Может, хотят сюда, в Крым, палестинцев перекинуть, а то мешаются под ногами, всем голову с правами на израиль заморочили, вот и решится их проблема?
- Мне приказали описать только общие проблемы, ведь вы же, знаю, согласны.
Действительно, уважаемый хирург деньги очень уважал, но для порядка задал подрагивающим голосом совсем маленький вопрос, не для протокола, так сказать:
- А жена Путина согласна на мужа-гермафродита, что будет на два фронта работать?
- Да кто в России у баб что-то спрашивал когда, при демократии-то? Разве что у властных особ, давным-давно, скажем, Екатерины, но та сама решала, когда и с каким жеребцом дело иметь. И поплатилась!..
 ...Я напрягся, прислонился сильнее ухом к стеклу, что-то хряснуло, Вайнберг с Вольфом Месингом мгновенно повернулись в мою сторону и глянули во все глаза - прямо в мои. Я отпрянул от коридора, моргнул, а потом и открыл свои: рама поскрипывая, болталась от ветра в петлях окна, зараза - такой классный сон не дала досмотреть! Как интересно начиналось-то...

8.6.2019

5.                Жил-был самолёт. Чёрный юмор

Франс Пресс сделало невнятное заявление на весь мир. Будто жил-был самолёт, и летал себе туда-сюда по линии Аддис-Абеба - Бейрут. Взлетел вечерком, было, с грузом - и загорелся, а в нём 90 живых человек! Окрестный житель так и заявил об увиденном  явлении природы, летит огненный шар прямо в море, а там - шторм как бы, неудобно садиться. А в самом деле самолёт тушиться летел, ведь пожарников вокруг - с гулькин нос, вот аппарат и перешёл на самообслуживание. Понятно, когда огонь и жарко, надо спрятаться где холодно и уютно. Плюхнулся, короче, в километре от бережка. Огонь погас, и вместо него 7 человек вышло на поверхность. Не все, значит. В смысле, остальные решили не выходить пока наружу. Видимо, опасаясь дождя, грома и молнии. Остались в самолёте, а тот пошёл прямо на дно - в этом месте ещё не глубоко. Между прочим, этим рейсом летела жена французского посла в Ливане, и, как только взлетела, сразу подумала:Да гори ты ясным пламенем! (Это она про мужа подумала, который ей - изменял. А она - ему. И оба как-будто ничего такого не знали) А самолёт не понял, о ком женщина так громко подумала   он же мужского рода, послушный и слабохарактерный - возьми да загорись. Об этом единодушно все вышедшие друг другу и заявили, мол, поступила команда: гореть. Молчаливое, уже хладнокровное большинство этого не подтверждает. Разгорячённый, хотя и обиженный самолёт направился именно туда, где никому бы мало не показалось, окосел, то есть, а пьяному море по колено, про это даже поговорка существует. Сейчас выясняют, что по этому поводу думало Средиземное море и посол французский в Ливане. Полагают, что морские, постоянные обитатeли довольны: не каждый день столько пищи по дну ходит - и прямо в рот!..Так о чём мы? Ах да, самолёт, который жил-был...Собственно, пожил, а теперь не жилец, а металлолом морской. И куда его сдавать в утиль-сырьё, не знают ни рыбаки, не само успокоившееся море. Шторм, самолёт, рыбаки,молния - нынче есть, завтра нет. Жизнь продолжается.
26.1.2010

6.Отряд лейтенанта Цвики



    В Израиле существует награда, равная по весу и значению "Герой СССР", либо, посовременнее, "Герой России". Об одном из героев войны судного дня и пойдёт тут рассказ. Почему о нём? Да имя у него почти родное, русское. Как? А вот как! "Цви"на иврите значит "олень, газель" - кстати, это эмблема израильской почты. В России, где еврейское население говорило на идиш, это (олень) звучало как "Хирш", что в Российской империи быстро приобрело форму "Гриша"- моего погибшего на войне в 1941 дядю, брата мамы, так звали, Гриша есть"Цвика" как бы.
     Война Судного дня  осенью 1973(четвертая по счету арабо-израильская война) была самой тяжелой в истории израильских танковых войск. Речь шла о самом существовании государства Израиль. В этом конфликте израильтянам противостояла коалиция арабских стран, включавшая Египет, Сирию, Иорданию, Ирак, при всесторонней военно-технической поддержке могучей тогда империи - СССР.
   Позиции на Голанских высотах(площадью 60х25 километров) занимали 2 израильские бригады со 180 танками и 11 артиллерийских батарей с 60 орудиями, а также пехотные подразделения общей численностью около 700 человек. Забегая вперед, отметим, что именно этим силам в Войне Судного дня предстояло отражать первый удар сирийцев до подхода резервных частей, ведя тяжелейшие оборонительные бои при соотношении сил 9:1. На линии разделения в 60 км было подготовлено 17 опорных пунктов, возле каждого имелась"рампа"– защищённое валом в 2 метра шириной площадка, куда вмогли заехать сразу до з танков, прицельно отстреляться, и отползти назад. Перед оборонительными позициями был прорыт ров и заполнен водой зимой 1972\73г.
     В целом, численное превосходство армий арабских держав над Израилем было, мягко говоря, существенным: по живой силе – 1,1 млн. против 416 тыс. (в 2,7 раза), по танкам – 3550 против 2000 (в 1,75 раза), по артиллерийским системам – 2520 против 5585 (в 2,2 раза), по самолетам – 1011 против 561 (в 1,8 раза), по ЗРК(зенитно-ракетный комплекс) – 186 против 20 (в 9,3 раза).
    Исходя из опыта предыдущих конфликтов, израильтяне рассматривали танковые войска как основу своей наземной боевой мощи. Израильский танковый парк (чуть более 2000 единиц) был весьма пестрым. В него входили: 1007 танков «Шот» и «Шот Каль» (модификации британского «Центуриона»), все со 105-мм орудиями; 345 «МАГАХ-3» - американские «Паттоны», модернизированные до уровня М48А3, со 105-мм орудиями; 150 «МАГАХ-6» и «МАГАХ-6 Алеф» - более современные американские М60 и М60А1; 146 «Тиран 4/5» (трофейные Т-54 и Т-55); 341 «Шерман» М-50 и М-51 с 75 и 105-мм орудиями соответственно.
Израильтяне всеми силами пытались модернизировать и стандартизировать свой танковый парк, однако испытывали определенные трудности в связи с тем, что на то время Израиль находился практически в международной изоляции. Единственным государством, оказывавшим  военно-техническую помощь Израилю, были США.
Основным противником сирийских Т-54/55 на Голанах стали танки «Шот Каль» («Легкий кнут»), которыми были оснащены 188-я и 7-я танковые бригады. «Шот Каль» являлся модификацией британского среднего танка «Центурион», производившегося в 1945-1962 гг. Основными отличиями «Шот Каль» от базового «Центуриона» являлись: 105-мм пушка L7 вместо 84-мм пушки; дизельный двигатель «Теледайн Континенталь» AVDS-1790-2АС с воздушным охлаждением вместо бензинового; гидромеханическая трансмиссия вместо механической. Т-55 являлся более современным танком, лишь по некоторым параметрам проигрывал «Шот Каль», имея и несомненные преимущества.
   Т-55 был технологически более совершенен. Он имеет меньший силуэт, подвижнее, но при этом намного лучше бронирован, чем «Шот Каль». ПНВ (приборы ночного видения) позволяли Т-55 эффективно сражаться ночью! Как рассказывал мне генерал Кахалани( через 30 лет после событий) «мы прицеливались, ориентируясь на выхлоп газов, а они нас в темноте  видели!  Слава богу, не всегда – арабские экипажи, сам понимаешь… Короче, часто нам везло!» Сильной стороной «Шот Каль» являлась большая прицельная дальность орудия, которая при стрельбе с возвышенностей возрастала до 5 км! Еще одно преимущество «Шот Каль» - больший диапазон наклонов ствола. Особенно критично это в ближнем бою на скате холма. Если Т-55 выезжает на вершину холма, то просто не может навести ствол на противника, который находится у его подножия. Тем временем, «Шот Каль», стоя внизу, может расстреливать вражеский танк. Израильские танкисты знали тактические уловки, подобные этой, были они обучены и стрельбе на предельные дистанции с маневрированием. В итоге, с учетом выучки экипажей, живучесть и эффективность израильских «Шот Каль» на поле боя была несравнимо выше, чем у Т-55 с арабскими экипажами.
    То, что вскоре предстоят крупные боевые действия, стало ясно уже 13 сентября 1973, когда в воздушном бою над Средиземным морем было сбито 12 сирийских МиГов-21 (израильтяне потеряли 1 «Мираж-3»). Опасаясь ответных действий сирийцев на Голанах, израильское командование решило усилить охрану «линии разграничения». Израильтяне начали готовиться к возможному бою с сирийцами. О войне пока речь не шла. Боевые действия можно было начать только при поступлении кодовой команды «Капитал».
     Так как прорыв обороны в северной части Голан был бы затруднен, сирийское командование сосредоточило основные усилия на юге. К северу от Кунейтры и к югу от горы Хермон тянулась цепь холмов, упиравшийся в холм повыше, известный как Бустер. Именно на линии этих холмов, согласно плану, в случае начала боевых действий, должны были занять оборону танки 74-го батальона Яира Нофши.6 октября во время патрулирования вдоль границы, ему доложили, что сирийцы снимают маскировку со своих орудий. К 14.00 Нофши доложил об этом в штаб бригады, добавив, что его батальон на позициях и готов к бою. Едва он послал сообщение, как началась артподготовка, затем последовали бомбовые атаки с неба. Живой силе особого вреда это не принесло, но оборонительные сооружения оказались серьёзно повреждены. Вот что он потом рассказал:"Через 5 минут после первых взрывов снарядов я оказался на холме Бустер, с которого открывается обзор на восточную половину Голанских высот… Сначала точки были еле заметны, видна была только пыль, но они становились все больше… Вдоль всего горизонта на нас наступала сирийская армия… Подпустив их чуть ближе, я мог практически безопасно их обстреливать. Сирийцы не могли открыть огонь, пока они не преодолели отметку в 2200 метров. А мы могли обстреливать их уже с пяти километров».  Позиции 74-го батальона были атакованы 1-й сирийской бронетанковой дивизией и 7-й пехотной дивизией. Волны сирийских танков, при поддержке истребителей танков Су-100, БМП и инженерной техники (бульдозеры и мостоукладчики МТУ-55) начали преодолевать израильские инженерные заграждения. Дорогу наступаюшим преграждал противотанковый ров. Оказалось, что в авангарде отсутствуют инженерные подразделения. Поэтому сирийские танковые экипажи и мотопехота спешились и начали наводить мост самостоятельно. Израильтяне воспользовались этой заминкой, чтобы нанести потери ничем не прикрытой живой силе противника. Когда подошли мостоукладчики, Нофши приказал сосредоточить огонь на них. Большая часть мостоукладчиков была уничтожена метким огнем с дистанции 2 км, однако двоим удалось уцелеть и навести мосты. По ним через ров переправилась сирийская танковая рота - до 30 танков. Израильтяне попытались уничтожить прорвавшуюся технику авиаударом, но сирийская ПВО сбила несколько самолетов. Танковая рота закрепилась в районе мостов. Меткий огонь израильских танков причинял сирийцам ощутимые потери. Сказывалась, прежде всего, разница в подготовке экипажей. У израильтян она была на высочайшем уровне – начиная от знания баллистики и заканчивая тактической грамотностью. Израильские танкисты хорошо знали местность, как и то, что при ведении огня с возвышенности дальность и меткость огня существенно повышаются (так как траектория снарядов ровнее). Их специально учили огню на предельные дистанции. Заняв господствующие высоты, они расстреливали идущую в атаку сирийскую бронетехнику. По словам командира 74-го батальона 188-й бригады Яира Нофши, колонна батальона 81-й сирийской бригады за несколько минут была полностью разгромлена всего четырьмя(!) его танками.
    Вечером 6 октября в Нафех(современный израильский Кацрин в в центре Голан) на попутном транспорте прибыл лейтенант Цви «Цвика» Грингольд. 21-летний Грингольд успел отслужить в бригаде «Барак»=(молния) два года срочной службы, и теперь проходил обучение в школе командиров танковых рот. Война застала его в двухнедельном отпуске.
     К моменту прибытия Цвики в Нафехе там находилось два поврежденных танка. Экипажи понесли потери, но эти машины еще могли сражаться. Полковник Израэли, заместитель Бен-Шохама(оба потом будут убиты), приказал Грингольду принять командование над этими машинами и вести их в бой. Так появился «Коах Цвика» (Силы Цвики). Пополнив экипажи, лейтенант повел свой отряд вдоль шоссе Таплайн. Однако на шоссе его ждала встреча с сирийской танковой ротой. Цвика доложил Бен-Шохаму о контакте с противником, и принял бой. Было девять часов вечера 6 октября. Узнав о бое на шоссе Таплайн, Бен-Шохам понял, что попал в окружение и не сможет вернуться в Нафех. Тогда он решил двигаться на запад к населенному пункту Рамат-Магшимим. Там с оставшимися у него силами полковник занял оборону у высоты Гамла вдоль шоссе на Эйн-Гев(посёлок\кибуц на берегу тивериадского озера, регулярно обстреливаемый до 1967 года сирийцами с голанских высот). В распоряжении Бен-Шохама был бронетранспортер и несколько танков. Отсюда он попытался перегруппировать остатки своей бригады. В 53-м батальоне майора Эреза оставалось всего шесть танков, которые держали оборону между шоссе Таплайн и дотом 15. Еще одна танковая рота, израсхо-довавшая боезапас, пы¬талась удержать пози¬ции между дотом 11 и Хушния. Отрезанный от своих солдат, уставший и подавленный событиями последних двенадцати часов, полковник пытался ободрить подчиненных. Однако все понимали безнадежность своего положения. В 03:44 вышел на связь Цвика. Он сообщил, что с боем продвигается вдоль шоссе Таплайн и что у него «все в порядке». Однако по подрагивавшему голосу лейтенанта Бен-Шохам понял, что у Цвики есть потери… Увидев издали сирийцев на шоссе Тайплайн, Цвика прекрасно осознавал, что силы слишком неравны. Поэтому вместо того, чтобы пробиваться вперед, он поставил свой танк за небольшим холмом и стал ждать противника. Подпустив ближайший сирийский танк на дистанцию 20 м, Цвика открыл огонь и уничтожил его. Дистанция была столь короткой, что взрывная волна вывела из строя радиооборудование на танке лейтенанта! Затем, Цвика вылез из танка и приказал командирам своих машин поменять позицию. Бой продолжался. Быстро подбив еще три сирийских танка, Цвика увидел, что его танк подбит и горит. Перебравшись в уцелевший танк, Цвика продолжил «охоту», и в 23.30 обнаружил колонну из трех десятков сирийских танков. Несмотря на неравенство сил, Цвика решил атаковать. Ведя беглый огонь, умело используя складки местности, и непрерывно меняя позицию, Цвика сумел подбить десять танков противника. Маневрирование ввело сирийцев в заблуждение – они решили, что перед ними целое израильское подразделение, и... отступили! Ночью к зоне боев начали прибывать первые резервные части. Цвике было приказано принять командование танковым взводом и примкнуть к резервной 179-й танковой бригаде, 25 танков которой прибыли в Кацбию к 5.00 утра. Позже к ним присоединилось еще 25 танков. Эти силы вступили в затяжной бой с сирийской 46-й бронетанковой бригадой.
Взвод танков под командованием заместителя командира 179-й бригады подполковника Узи Мура двигался  вдоль проволочных заграждений. Однако в этот раз израильтянам не повезло – они попали под сирийский огонь Почти все израильские машины вскоре были подбиты. Подполковник Узи Мур был взрывной волной выброшен из танка и получил тяжелое ранение. Цвика отвел свои машины чуть назад и начал ждать противника. Бой длился всего несколько секунд - были подожжены  все три танка лейтенанта. Сам Грингольд выскочил из горящей машины и, катаясь по земле, сбил огонь со своего комбинезона. Находясь в полушоковом состоянии из-за ожогов, Цвика добежал до ближайшего боеспособного танка, принял командование машиной и по радио сообщил о том, что «отряд Цвики» продолжает действовать. От боли он терял сознание, но продолжал сражаться, и до утра уничтожил еще несколько сирийских танков. Утром 7 октября его танк  присоединился к группе из 16 танков под руководством подполковника Давида Израэли. На этот раз бой с сирийцами завязался на предельной дистанции – 2000м, и лучше обученным израильским экипажам удалось уничтожить большое количество сирийских танков. Танк Цвики уничтожил 12 машин противника.
    В 11:45 7 октября передовые подразделения 1-й бронетанковой дивизии (83 танка) атаковали шесть израильских танков из 82-го батальона в районе Хушния. Бен-Шохам приказал командиру 82-го батальона держаться во что бы то ни стало. Но сирийцы смяли оборону израильтян. Вскоре сирийские танки вышли в район Тель-Абу-Ханзир. Возникла угроза окружения Нафеха. Генерал Рафуль (будущий начальник генерального штаба и министр в правительстве) приказал Бен-Шохаму возвращаться в Нафех, а подполковник Израэли получил приказ собирать имеющиеся силы. Однако в это время сирийцы прорвались уже в расположение израильской военной базы в Нафехе, где базировались тыловые подразделения 188-й бригады. Понимая стратегическую важность базы в Нафехе, Бен-Шохам и Израэли срочно организовали контратаку силами четырех танков штаба бригады. Это был чрезвычайно тяжелый бой. Израильтяне выбили сирийцев с базы около 15.00, но дорого заплатили за это. Танк Израэли израсходовал весь боекомплект к орудию, и продолжал отстреливаться из пулеметов. Сирийцы подожгли его, и Израэли погиб. Бен-Шохам, ничего не зная о судь¬бе своего заместителя, продолжал командовать с башни своего танка. В ходе контратаки к ней присоединился Цвика Грингольд, который уничтожил пять вражеских танков и большое количество пехотинцев.
    ...В это время к штабным офицерам приблизился израильский танк. Это была машина лейтенанта Цвики, который примкнул к шедшим на выручку защитникам Нафеха танкам 679-й бригады. Уже сутки лейтенант Грингольд не выходил из боя, его механик-водитель из-за психической травмы перестал реагировать на приказы, и его срочно заменили другим бойцом.. Цвика  был весь в крови, комбинезон присох к обожженной коже. Лейтенант выбрался из танка и, посмотрев на руины здания дивизионного штаба, сказал: «Все, больше не могу!». Не выходя из боя в течение суток, сменив несколько машин и экипажей, Грингольд сумел уничтожить 60 сирийских танков! Обожженного Цвику отправили военный госпиталь, откуда он сбежал через неделю, и вернулся в свою часть, чтобы "довоевать","помочь товарищам и стране", как он позднее объяснял свой "проступок".
  Но к этому времени активная фаза боевых действий на Голанах уже закончилась. За свои заслуги в ходе боев на Голанах Цвика Грингольд был удостоен высшей военной награды Израиля – медали «За героизм». За войну Судного дня в Израиле было выдано  лишь 8 таких наград.
    Цвика не только уцелел, но дослужился в танковых войсках до полковника, и сегодня здоров, голубоглаз и полон энергии. В той войне Израиль из 2160 своих танков пртерял около 800 (Сирия 1200 Египет около 1000),пали в боях более 2600 человек\в плен попали 83(Сирия 3500\370 пленено,Египет 15000\8000 сдались в плен)Самым метким признан выстрел лейтенанта Эреза Газита, поразивший обычным снарядом сирийский танк на расстоянии 5600м(!)Самое крупное танковое сражение(после Курской дуги 1943, было на Синае 14.10.73 - 1000 египетских танков против 700 израильских, вышедших на перехват. Результат боя:250\40 выбывших машин...Из братской помощи СССР в 5000 танков осталось меньше половина парка(брошенные сотни машин были вывезены в Израиль), среди нескольких тысяч советских советников потери исчислялись сотнями(самые высокие по рангу погибшие советники из СССР: п\полковник Сипаков А.П.1932г.р.и п\полковник Головкин В.К.1938). Часть трофейных танков со снятыми башнями переделаны  Израилем в бронетранспортёры, часть проданы. Израиль давно перешёл на производство своих танков, последяя модель на вооружении -"Меркава5". Война на море отражена мало, выделяется бой у  Латакии 7 октября —  во многом революционное морское сражение. Это было первое столкновение в мире  между ракетными катерами. Результатом битвы явилась победа израильского флота (было уничтожено 5 сирийских ракетных катеров), также была доказана состоятельность  небольших ракетных катеров. Ни одна из 54 выпущенных арабскими ВМФ  ракет П-15 «Термит» цель не поразила.
4.10.2014

7.             Шампанское за решёткой

Князь Голицын основал в Новом Свете в 1878 году завод шампанских вин. Поскольку местная природа благоволила виноградарству, а стараниями князя на заводе строго соблюдалась традиционная технология производства шампанского  по французской классической технологии, вино получалось изумительного качества. Каждая бутылка драгоценного напитка вручную укладывалась с наклоном пробками вниз и всё время поворачивалась рабочими (И сегодня тоже!). На сегодняшний день в недрах горы Коба-Кая прорублено 7 км (20 штолен), где складируется и выдерживается не менее 3 лет шампанское. Но штольни нуждаются в вентиляции! И она была - естественная, разумеется. К этому важному моменту мы ещё вернёмся...
     Шампанское «Новый Свет», вошло в мировую элиту еще в XIX веке, получив Гран-при Всемирной выставки в Париже в 1900 году. Это Шампанское предпочитали не только дворяне, но и царская семья – именно оно подавалось по случаю коронации императора Николая II. Впрочем, простолюдины им тоже не брезговали - в 1918—1920 годах имение было разграблено, а вино выпито: кто же добро выбрасывает?..        Восстановление производства начинается в 1932 году, когда завод был включён в объединение «Крымвинпромтрест», но "не окончательно", ибо в годы оккупации Крыма немецкие специалисты безуспешно пытались восстановить производство (отходящими немецкими войсками штольни были частично разрушены). А виноград продолжал вызревать назло всем врагам и мародёрам, так что уже в 1944  был заложен  первый послевоенный тираж(131 тыс. бутылок). Сейчас годовая производительность "Нового света"- более 2 млн. бутылок.
Как там заблудился трудовой студенческий отряд отряд в 1975 и над чем он там трудился - покрыто тайной великой(злые языки утверждают, что это было связано или со строительством оздоровительного комплекса для Советских Космонавтов, или с обработкой виноградников, истина, видимо, лежит посередине). И состоял он не только из ребят, но и из девчат с нежными руками(это ребятам пригодится!), скучавшим в этом крымском захолустье после дневных трудов праведных. И вот тут-то и возник контакт между местным жителем и студентами. Крестьянин пообещал напоить всех сразу...правильно, шампанским, но потребовал несколько рублей и, главное, подходящую ёмкость, посолиднее. Ведро таки нашлось! Парочка смельчаков-экспериментаторов, готовых прошвырнуться несколько километров, таки сыскалась, и они втроём спустились в какую-то расщелину\бор\яму на глубину 30-40 метров, в глубине которой была решётка из металлических прутьев, а за ней...штольня, заполненная бутылками с "Шампанским"! Причём, глубокая инженерная мысль произвела решётку с ячеёй, через которую вытащить бутылку было невозможно, но вытянуть горлышко - таки да! Технология добычи проста как вся советская власть: просовывается рука, достаётся из гнезда бутылка, пробка вынимается, содержимое выливается в ведро, бутылку отправляют на место, достают вторую...третью - короче, наполняют ведро до краёв - и жизнь предстаёт совершенно в другом свете!...И так - каждый день!!!
      Очень скоро потребовались те самые нежные, тонкие, короче девичьи ручки, просунуть которые за решётку было гораздо эффективнее - дальше! Остановится было совершенно невозможно по причине хорошего настроения потом...Короче, весь стройотряд вспоминал лето того года с  неизменным воодушевлением! А как объясняли работники хранилища исчезновение жидкости из бутылок, не ведомо: это одна из самых охраняемых тайн знаменитого завода, запечатанная честным словом и секретом производства. В самом деле, выпить несколько десятков литров вина и не быть замеченным в злоупотреблении - это можно в книгу Гиннеса попасть!
1.1.2015


Рецензии