Мой день антирождения

         К своему тридцатому дню антирождения я подготавливался как всегда основательно. Разослал приглашения всем своим недругам, как старым, так и новым, коих у меня, как у единственного сына барона Радужного, имелось немало. Если честно, то народу пришло больше чем на день рожденья.  Съезжались,  как представители знати, так и обычная чернь.
        День антирождения - старая традиция нашего баронства, он был перевертышем празднования нового года жизни. Отмечался того же числа, что и главное событие, но если рождение состоялось в начале года, день антирождения праздновался в конце, и наоборот. Карета, мерно поскрипывая рессорами, везла меня в усадьбу на окраине нашей столицы, подаренную мне достопочтенным батюшкой.  Находясь в просторном салоне один, смотрел на сменяющиеся пейзажи за окном и вспоминал предыдущие антипраздники. Какими чудесными они были, прошлый например, закончился кровопролитием. В момент, когда я читал традиционную оскорбительную речь, в меня метнули дротик. Естественно в такие дни в мероприятие контролирует охрана, но даже с ней, события порой принимали ожесточенный характер.
        Я улыбнулся. Сегодня я подготовил гостям сюрприз, этого они уж точно не ждут, я был уверен. Карета привезла меня к высоким кованым воротам, которые сегодня   широко распахнуты. У парадного входа меня встретил дворецкий Милверт, статный и мудрый.
- Все готово, Милверт? – спросил я.
- Да, сэр, все уже собрались, - гордо сказал он.
- Отлично!
   Прошествовав в дом, я поднялся на второй этаж и вошел в зал собраний, большую просторную комнату, где собрались мои гости на сегодня. Как и ожидалось, яблоку негде было упасть. Здесь собрались все мои недруги: и старый барон Питильен, извечно конфликтовавший с моей семьей, и дети герцога Бассета, избалованные бездельники, и весьма странноватая парочка бардов из нашей столицы Дракен и Фивейн. Также я заметил свою бывшую пассию, не желавшую проводить со мной время путешествий и отдыха. Были там и еще многие и многие другие, коих перечислять просто не имело смысла. Объединяло всех только одно – ненависть ко мне. В зале царил гул голосов, завидев меня, все разом замолчали.
- Привет вам недруги! – сказал я.
- Привет тебе о выродок наших дней! – радостно ответили гости.
- Прошу проследовать в банкетный зал! – радостно сказал я и, как и подобает по традиции, повел всех в соседнее помещение, закрытое мощной дубовой дверью.
   Все пошли настороженно, ведь в памяти осталась характерная сцена прошлого мордобоя в этом зале. Тогда в ход шли тарелки, чашки, ножи и вилки охрана предусмотрительно изъяла.
   В банкетном  зале стоял огромный стол, заполненный самыми изысканными яствами. Гости, недоверчиво осматривая блюда, сгрудились вокруг стола, не решаясь садиться. Все ждали моей речи, и ждали напряженно. Обычно после нее начиналась либо перепалка, либо хорошая драка, потому, как я «благодарил» каждого гостя в отдельности, не упуская никого.
- Дорогие недруги! – начал я.
Одна это фраза вызвала возглас удивления.
- Не смотря ни на, что хочу поблагодарить всех вас, за то, что вы есть, - сказал я.
После этого по залу прокатился рокот недоуменных голосов: «Он сошел с ума!», «Это какой-то трюк!».
- Если бы не вы, я никогда не смог бы почувствовать, как хорошо жить на свете, и как нужно дорожить своими друзьями и близкими, - сказал я.
После чего я уселся во главе стола и стал есть.
- Не волнуйтесь, еда не отравлена, - сказал я с набитым ртом.
Гости расселись за столом, и последовали моему примеру. Только спустя несколько минут в меня полетела первая тарелка, за которой тут же последовали другие. Я увернулся и занял оборону за креслом. День антирождения снова жил своей жизнью. Обожаю его …


Рецензии