Топтуны или я иду по солнцу

Липочка домывала посуду, когда на кухню вошла невестка.
- Олимпиада Ивановна, - сказала она, - я должна вас огорчить: отпуска у меня в этом году не будет.
Липочкины брови поползли вверх.
- А как же дети?
- Это уж вам решать. Торчать им всё лето в кошачьей песочнице и нюхать автомобильные выхлопы или по свежей травке босичком и дышать свежим воздухом.
- Но я же тоже вроде как работаю.
- Но отпуск-то у вас будет…

Так Липочка оказалась с детьми в далёкой, богом забытой деревне. В той, что на отшибе.
Купили они когда-то там с мужем домишко, давно, когда и в той избе, и в этой гудела жизнь.
Правда, и тогда деньги пришлось по сусекам скрести, а вернее тащить в ломбард старинные серебряные ложки, гнутые-перегнутые,  со стёсанными кончиками.
Теперь бы за эти деньги – только продуктов на неделю, а тогда – дом. Конечно, он уже и тогда требовал ремонта, но для летнего проживания был вполне пригоден. Перед  домом – сад со старухой-яблоней, девятый десяток разменяла,  подросшие деревца слив, вишен, малина в окна заглядывает. А за ним – простор до горизонта с разбегающимися тропинками, молодыми сосенками,  разноцветным хутором за оврагом…

То раньше, а теперь …  Бурьян, татарник.… Теперь всё, просто всё заросло, и Липочкины мужики, муж и сынок младший, только и знают, что весь отпуск окашивают и окашивают и вокруг дома, и вдоль дороги, и за ней, потому что иначе сгоришь к чёртовой матери, как Чапай, Храмовы, баба Маня, литовцы и другие, ставшие  им своими за пролетевшие как-то незаметно годы. Только теперь этих своих никого не было не в деревне, не на земле…

Липочка же, превратившись в Олимпиаду Ивановну, по-прежнему, пытается раскрасить пейзаж незамысловатыми бархатцами, салютами и всем, что попадётся под руку.
 
Теперь вот подрисовывает  две детские головки, поднимающиеся над  розовым надувным бассейном, весёлые  рубашонки и платьица, что развеваются на ветру, костерок над поляной, где она колдует над котелком с вареньем.
 
 Олимпиада Ивановна так увлеклась своим творчеством, что не замечает, что бассейн уже опустел, а детские голоса раздаются откуда-то издалёка…

Оторвавшись от холста, она вскакивает и бежит туда, в заросли, где внучок любит отыскивать артефакты, чтобы потом перетащить их на террасу, где собирает, тщательно сортирует и расставляет ржавые железяки, которыми земля русская славится.
Там, на узкой, протоптанной в крапиве тропинке, стоит  её внучка,  а перед ней, на коленях, братец :
- Умоляю тебя, умоляю пойдём туда, там я видел такое…

Малышка, трёхлетняя Лёля, с опаской смотрит на толстые стебли дикой травы, которые тянутся к ней, опасливо жмётся. А брат уже руки у неё целует, упрашивая пойти с ним.
Нелегко отказать такому кавалеру. И вот пробираются они, где нагибаясь под ветвями старых тополей,  где перешагивая через поваленные, сгнившие, упавшие на землю сучья.

Вдруг что-то громыхнуло в зарослях, эхом отозвалось.  Липочка –туда.  Там, в тайне заброшенного дома, всегда что-то происходит, то срывается старый лист железа с крыши, то вдруг трещит и осыпается мелкими осколками старый кирпич. По ночам там орут совы, вылетают из-под крыши летучие мыши.

Схватила Липочка детей. Внучку на руки, внучонка за.

- Сколько раз говорить… , - раздаётся её голос.

Но мальчик вырывает руку:

- Пусти, пусти, я там такое нашёл…

И вот уже тащит в правой руке заржавленный утюг, который когда-то углями грели, прямо, как у Дега, а  в другой, тоже покрытые ржавью , коньки, с закрученными носами , на таких же, наверно,  Лев Толстой катался или его Лёвин.

Пришли домой, притопали.

  А у хозяйки ещё обеда нет. Чем бы их занять?

И вспомнила Липочка, что  с прошлогоднего ремонта в сенях валяется банка с оранжевой краской. Дала детям кисточку, достала лист фанеры, которым на зиму от непрошенных камней
окна забивают, пусть похудожничают.

Одним глазком на детей, другим на капусту. Всё вроде в порядке.

“А не прилечь ли мне? – подумала она”
Пошла в дальнюю комнатку,  синюю с оранжевыми шторками,  примостилась на диванчике и задремала.
Уж, сколько она так нежилась, не знаю.

Только вдруг чувствует сквозь сон, что кто-то через окно лезет.  Залез, сел около неё и дует ей прямо в лицо.  Глаза же у Липочки почему-то никак открываться не хотят, а он всё дует, дует и будто гипнотизирует: “Открой глаза, открой глаза…”
Открыла.

“Бабушка! я к тебе по солнцу пришёл!”

А сам весь в краске. Одежда, лицо, руки.

“Мне, бабушка, надоело на фанере рисовать. Я теперь дом раскрашиваю. Идем, покажу!”
И увидела Липочка, что под её окном горит солнце, а на нём - следы  маленьких детских ножек.

ХОРОШО!!!


Рецензии
Хороший рассказ: светлый и добрый. И заканчивается как-то символично: жизнеутвеждающе и оптимистично: "И увидела Липочка, что под её окном горит солнце, а на нём - следы маленьких детских ножек.

ХОРОШО!!!"

И ведь действительно - хорошо! …
Только … капусту на плите жалко. Наверное сгорела.

С искренним уважением,

Сергей Пивоваренко   02.07.2018 23:18     Заявить о нарушении
Спасибо, Сергей! И варенье, наверно, тоже переварила...

Нана Белл   03.07.2018 10:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.