Житие святого Амвросия Медиоланского

1. 1. Призываешь, досточтимый отче Августине, чтобы как блаженные мужи Афанасий епископ и Иероним пресвитер описали жизнь святых Павла и Антония пустынножителей, как также жизнь Мартина, досточтимого епископа Турского, слуга Божий Север прекрасными словами описал, так и я описал бы жизнь блаженного Амвросия, епископа Миланского. 2. Но я знаю, что не равен  заслугам этих мужей, которые суть столпы церквей и источники красноречия, и также не могу сравниться с ними в слове. 3. Однако, поскольку почитаю абсурдным отклонять то, что ты мне предписываешь, то, что от испытаннейших мужей, которые ему до меня предстояли, и, главное, от сестры самого преподобного, Марцеллины, почерпнул, или то, что сам видел, когда ему прислуживал, или то, что узнал от тех, которые рассказывали о том, как им, живущим в разных местах империи, являлся преподобный после смерти, или те письма, что были написаны к нему и еще не преданы забвению, вспомоществляем молитвами твоими и заслугами такового мужа, пусть корявым слогом кратко и сжато опишу, чтобы если ум чтущего оскорблен будет словом моим, все же краткость побудила бы его к прочтению; и дутыми словами да не затемню истину, дабы, пока писатель предавался бы помпе изящества, читатель не лишился бы знания о таковых добродетелях, коему подобает зреть не возвышенность слов и риторические прикрасы, но силу вещей и благодать Святого Духа. 4. Ибо мы знаем, что для путников, когда они испытывают жажду, лучше иметь маленький родник, чем обильные водой реки, кои они не могут обрести во время жажды; и ячменный хлеб бывает иногда сладок даже тем, которые привыкли изрыгать каждодневное обильное угощение обеда из сотни блюд; равно и дивящимся красоте садов может нравиться и полевая трава.
   2. 1.  Поэтому призываю вас всех, в чьи руки попадет книга сия, чтобы веровали вы, что истинно то, о чем мы говорим, и да не посчитает кто-либо меня из любви к святителю излагающим нечто недостоверное; поскольку лучше вообще ничего не говорить, чем сказать ложь, ибо мы знаем, что за каждое слово наше должны будем дать отчет, и не сомневаюсь, что хотя не всем все, но разным разное известно, все же некоторым известно то, что также и я в малой степени мог видеть и слышать. 2. Поэтому начну рассказ со дня рождения его, чтобы благодать мужа от пеленок была известна.
   3. 1. Итак, когда отец его Амвросий назначен был управлять префектурой Галлии, родился Амвросий. 2. Который, будучи младенцем, на внутреннем дворе претории был положен в колыбель, когда спал с открытым ртом, внезапно налетевший рой пчел покрыл лицо его и уста, так что они попеременно то влетали к нему в рот, то вылетали из него. 3. Коих пчел отец, который поблизости с матерью или дочерью прогуливался, запретил отгонять служанке, которая была кормилицей ребенка - ибо та волновалась, как бы они ребенку не повредили - но ожидал с отцовским волнением, чем закончится это чудо. 4. Пчелы же, спустя некоторое время, взлетев, поднялись на такую высоту, что совершенно стали невидимы человеческим глазом. После того как это случилось, отец, ужаснувшись, сказал: “Если останется жив этот младенец, станет кем-то великим”. 5. Сотворил же сие тогда Господь в младенчестве раба Своего, чтобы исполнилось написанное: “Добрые слова - что медовые соты”. Ибо сей рой пчел родил нам соты книг его, которые провозглашали небесные дары и возвышали души людей от земного к небесному.
   4. 1. Позже, когда подрос и жил в Риме с матерью-вдовою и сестрой, которая уже дала обет хранить девственность свою, вместе с другой девой - коей девы сестра Кандида также дала обет девственности и сейчас доживает свой век старицей в Карфагене - когда видел, как священникам целуют руки домашние, сестра или мать, сам играючи протягивал для поцелуя свою правую руку, говоря, что и ему от них подобает такая честь, ибо он в будущем станет епископом. 2. Говорил же в нем Дух Господень, который его для священства готовил. Сия же дева смеялась над ним как над ребенком, который не знает, что говорит.
   5. 1. Но после того как, наученный свободным искусствам, уехал из Рима и стал работать в суде префектуры претории, так замечательно вел дела, что знаменитым мужем Пробом, в то время являвшимся префектом претории, был избран советником. 2. После чего принял на себя консульские регалии, чтобы управлять провинциями Лигурией и Эмилией и прибыл в Милан.   
   6. 1. В это время умер епископ Авксентий - приверженец арианской ереси, который захватил управление церковью после того, как был отправлен в ссылку блаженной памяти Дионисий Исповедник. Когда в народе, избиравшем епископа, началась смута, и Амвросию предстояло усмирить волнения, дабы народ не натворил бед, отправился к церкви; и когда обратился там с речью к народу, внезапно детский голос раздался из толпы: “Амвросия в епископы!” 2. Коему голосу стал вторить весь народ, скандируя: “Амвросия в епископы!”; таким образом, те, которые до этого жарко спорили, - ибо ариане хотели своего епископа, а православные - своего - вдруг пришли в сем к удивительному и невероятному согласию.
   7. 1. Узнав об этом, вышед из церкви, приказал воздвигнуть судейское кресло, на которое тотчас воссел будущий епископ; и тогда, вопреки своему обыкновению, приказал применить к людям телесные наказания. Когда сделал это, народ тем не менее скандировал: “Грех твой на нас!”. 2. Но не так кричал народ сей, как народ иудейский; те бо гласом своим кровь Господа проливали, говоря: “Кровь Его на нас”; сии же, зная, что он еще катехумен, верным гласом оставление ему всех грехов благодатью крещения обещали. 3. Тогда он, смущенный, вернувшись домой, решил стать философом, будущий, но истинный философ христианский, который, презрев мирские почести, решил последовать по стопам рыбаков, которые собирали для Христа народ не красноречием, но простыми словами и доводами истинной веры; посланные без сумы, без посоха, обратили даже самих философов. 4. И чтобы его не отвратили от задуманного, открыто пригласил к себе публичных женщин, затем только, чтобы, видя это, народ изменил свое намерение относительно него. Но народ еще сильнее кричал: “Грех твой на нас!”.
   8. 1. Но он, видя, что никак не может осуществить свое намерение, решился бежать; выйдя среди ночи из города и думая продолжать путь в Тицин, утром был обнаружен у городских ворот Милана, называемых Римскими. Ибо Бог, Который готовил церкви Своей кафолической стену против врагов Своих и башню воздвигал Давиду пред лицем Дамаска, т.е. еретического зловерия, бегству его воспрепятствовал. 2. Когда же он, будучи обнаружен, охранялся народом, послано было отношение к правившему тогда милосерднейшему императору Валентиниану, который всегда испытывал великую радость, если кто из назначенных им судей избирался в епископы. 3. Радовался также и префект Проб, ибо сбылось слово, сказанное им Амвросию; ибо, когда давал ему наставление по обычаю при вступлении в должность, сказал: “Иди и поступай не как судья, но как епископ”. 
   9. 1. Пока же отношение было в пути, он снова решился бежать и некоторое время скрывался в поместье некоего славного мужа Леонтия. Но когда пришел ответ на отношение, тем же Леонтием был выдан; ибо заместителю префекта было предписано, чтобы он довел до конца начатое дело; он же, пожелав исполнить вверенное ему, специальным эдиктом предписал, чтобы все, кому дорога жизнь и имущество, выдали Амвросия. 2. Итак, выданный и приведенный в Милан, уразумев, что не может более противиться воле Божией относительно себя, решил принять крещение только у кафолического епископа: ибо знал о нечестии ариан. 3. Итак, сподобившись крещения, исполнял все церковные послушания и на восьмой день был рукоположен во епископа к величайшей радости и благодарности всех. 4. И вот, спустя несколько лет после своего рукоположения, приехал в город Рим, т.е. в родные места, и там в доме своем вместе с родной своей сестрой (мать к тому времени умерла) нашел святую старицу, о которой мы упоминали выше, которой протягивал для лобызания руку. Когда же она облобызала его десницу, улыбаясь, сказал ей: “Вот, как и говорил тебе, целуешь руку епископа”.
   10. 1. В это время, когда будучи приглашен за Тибр к некоему славному мужу, служил в его доме литургию, некая банщица лежала парализованная на постели, и когда узнала, что в доме есть епископ Господень, попросила отнести ее на носилках в тот же дом, куда, будучи приглашен, вошел Амвросий, и когда тот помолился и возложил на нее руки, коснулась его одежд. 2. И когда облобызала их, тотчас, обретя здравие, стала ходить; так что исполнилось сказанное Господом апостолам: “Верующий во имя Мое больше сих сотворит”. 3. Каковое исцеление, будучи явным чудом, не могло быть сокрыто; ибо и я спустя много лет оказавшись в тех же местах, узнал об этом в Риме от святых мужей.
   11. 1. Когда же прибыл в Сирмий для рукоположения епископа Анемия и там властью Иустины, тогдашней царицы, и толпой преданных ей людей был изгоняем из церкви, чтобы не им, а от еретиков был в той же церкви поставлен арианский епископ, и стоял на возвышении, не придавая значения возмущению, спровоцированному женщиной, одна из арианских монахинь, бывшая наглее прочих, ухватившись за епископские одежды, и желая стащить его на женскую часть церкви, чтобы ими избитый, был изгнан из церкви, услышала от него в ответ: “Хотя я и не достоин такового епископства, однако тебе и твоему чину не подобает налагать руки на какого-либо епископа; поэтому должна бояться Божиего суда, чтобы с тобой что-нибудь не случилось”. 2. Сказанное им исход подтвердил; ибо на следующий день она умерла и он проводил ее в последний путь, отплатив милостью за поношение. Однако случившееся вселило немалый страх врагам и обеспечило великий мир кафолической церкви при рукоположении епископа.
   12. 1. Итак, рукоположив кафолического епископа, вернулся в Милан, и там перенес многие козни от вышеупомянутой Иустины, которая дарами и почестями подстрекала народ против святого мужа. 2. Но слабые души обманывались таковыми обещаниями: ибо она обещала должности трибунов и прочие почетные должности тем, кто сумеет его исхитить из церкви и отправить в ссылку. 3. Покуда многие пытались сделать это, но по Божией милости совершить не могли, один, оказавшийся несчастнее прочих, по имени Евфимий, впал в такой раж, что поселился в доме рядом с церковью и поместил там повозку, дабы легче было его исхищенного и положенного на повозку отправить в ссылку. 4. Но нечестие его пало на его же голову: по прошествии года  в тот самый день, когда задумал похитить епископа, посаженный в ту же повозку из того же дома был сам отправлен в ссылку, считая себя справедливо от Бога наказанным тем, что в ссылку был отправлен в той же повозке, которую сам приготовил епископу. Коему немалое утешение обеспечил епископ, дав ему пропитание и прочее, что было ему потребно.
   13. 1. Но это признание человека не умалило ни гнева женщины, ни безумия неистовых ариан. Еще большим распалившись безумием, они силой ворвались в Портианскую базилику; также направлен был вооруженный отряд для охраны дверей церкви, чтобы никто не посмел входить в кафолическую церковь. 2. Но Господь, Который Своей церкви навык давать торжество над врагами, для укрепления Своей церкви обратил сердца воинов, чтобы они, развернув щиты, охраняли двери церкви и никого из нее не выпускали, православным же входить в нее никак не возбраняли. Но и этим не ограничились посланные воины, но также стали вместе с народом скандировать в защиту кафолической веры. 3. В это время впервые начали петь в миланской церкви антифоны и гимны и совершать всенощные бдения; каковое проявление благочестия пребывает до сего дня не только в миланской церкви, но и почти во всех западных провинциях.
   14. 1. В это же время святые мученики Протасий и Гервасий явили себя епископу. Ибо мощи их почивали под спудом в базилике, в которой открыто почивали мощи Набора и Феликса; но святые мученики Набор и Феликс истово почитались, имена же и мощи мучеников Протасия и Гервасия были никому неизвестны, так что  их гробница попиралась ногами тех, которые желали приблизиться к усыпальницам, в которых мощи святых мучеников Набора и Феликса оберегались от возможного кощунства. 2. Но когда тела святых мучеников Протасия и Гервасия были подняты и положены на носилки, многие больные стали исцеляться там от недугов. Также и некий слепой, по имени Север, который доселе в той же базилике, которая называется Амвросиевой, в которую мощи мучеников перенесены, ревностно служит, когда коснулся одежд мучеников, сразу обрел зрение. 3. Также и одержимые нечистыми духами, будучи исцелены, благодарения возносили. Но этими благодеяниями мучеников в той же мере возрастала вера кафолической церкви, в какой и уменьшалось зловерие ариан.
   15. Наконец, с того времени утихать стало гонение, которое вызвано было яростью Иустины, желавшей изгнать епископа из церкви. Однако при дворе множество ариан вместе с Иустиной подвергали осмеянию благодать Божию, которую соблаговолил Господь Иисус подать кафолической церкви по заслугам Своих мучеников, и рассказывали, что преподобный Амвросий за деньги нанимал людей, которые симулировали одержимость нечистыми духами, свидетельствовавшими, что они терзаемы им и святыми мучениками. 2. Но это на иудейский манер говорили ариане, почти равные им: ибо те о Господе говорили, что “силой Вельзевула, князя бесовского, изгоняет бесов”; эти же о святых мучениках и о епископе Господнем говорили, что не благодатью Божией, через них действующею, изгонялись бесы, но что люди за деньги  притворяются, будто бесы из них выходят. 3. Ибо восклицали демоны: “Знаем, что вы мученики”; а ариане говорили: “Не знаем, что они мученики”. Ибо это и в Евангелии читаем, что говорили демоны Господу Иисусу: “Знаем Тебя, что Ты Сын Божий”; а иудеи говорили: “Не знаем, откуда Он”. Но здесь не свидетельство приписывается демонам, но исповедание; поэтому несчастнее их ариане или иудеи, ибо отрицают то, что демоны исповедуют.
   16. 1. Бог же, Который благодать церкви Своей навык приумножать, не потерпел, чтобы святые Его были долго поносимы от зловерных. Итак, один из их множества, внезапно плененный нечистым духом, возопил, что те будут мучимы так, как он, кто отрицает мучеников или кто не верит в единство Троицы, как тому учит Амвросий. 2. Но они, смущенные сим гласом, вместо того чтобы обратиться и сотворить покаяние, достойное такого исповедания, убили этого человека, утопив его в пруду, таким образом к зловерию присовокупив убийство; ибо необходимость привела их к этому концу. 3. Святой же Амвросий, ставший мужем еще большего смирения, данную себе от Бога благодать хранил и каждодневно возрастал в вере и любви пред Богом и человеками.
   17. 1. В это же время был некий муж, придерживавшийся ереси арианской, чрезмерно острый и упрямый спорщик, не поддававшийся обращению в кафолическую веру. Сей, стоя в церкви во время проповеди епископа, видел, как после того, как епископ что-то произносил, ангел говорил на ухо проповедующему епископу, так что казалось, что епископ возвещал народу слова ангела. Коим видением обращенный, стал защищать веру, на которую ранее нападал.
   18. 1. Были в то время двое придворных у императора Грациана, приверженцы арианской ереси, которые проповедующему епископу задали вопрос, послушать ответ на который обещали прийти на следующий день в Портианскую базилику; был же вопрос о воплощении Господнем. 2. Но в назначенный ими же день достойные жалости люди, исполнившись горделивого высокомерия, и не вспоминая об обещанном, презрев Бога в епископе Его и не помышляя о нанесенном народу оскорблении, забыв также о словах Господа, что “кто соблазнит единого из малых сих, подобает, чтобы надели ему мельничный жернов на шею и бросили в глубину моря”, усевшись на повозку как бы ради того, чтобы покататься, выехали из города, в то время как епископ и народ ждали в церкви. 3. Но страшно мне поведать, каков был конец сей строптивости; ибо внезапно, упав с повозки, убились насмерть, и тела их преданы были погребению. 4. Святой же Амвросий, не зная о том, что произошло, и не имея возможности более заставлять народ ждать, взойдя на кафедру, произнес проповедь о предложенном вопросе, говоря:  “Долг, братья, пришел я вернуть, но не вижу моих вчерашних заимодавцев”, - и прочее, о чем написано в книге, которая называется “О воплощении Господа”.
   19. 1. По убиении же императора Грациана по причине принятия тела его второе предпринял посольство к Максиму. Если же кто хочет знать, какую твердость духа явил Амвросий в этом деле, тот должен прочесть его письмо к Валентиниану Младшему; нам же не подобает это письмо здесь приводить, дабы чтение длинного письма не наскучило читателю. 2. Самого же Максима отлучил от церковного общения, призывая его, как пролившего кровь господина своего, и, что отягчает вину, невинную кровь, сотворить покаяние, если желает оправдаться перед Богом. 3. Но тот, поскольку, надмеваясь духом, отказался каяться, утратил не только будущее, но и настоящее спасение, и от царства, которое дурным путем восхитил, по некоему бабьему страху отказался, удовольствовавшись быть не императором, но прокуратором республики.
   20. 1. По смерти же Иустины некий прорицатель по имени Иннокентий, имя впрочем его не соответствует делам его, когда по причине своих чародейств был с пыткой допрошен судьей, начал давать показания о других вещах; утверждал бо, что принял великие мучения от ангела, который охранял Амвросия, ибо во времена Иустины для возбуждения гнева народа против епископа, взобравшись глубокой ночью на крышу церкви, принес жертвы. 2. Но чем настойчивее и старательнее творил чародейства свои, тем больше усиливалась любовь народа к кафолической вере и епископу Господнему. 3. Свидетельствовал также, что посылал демонов, чтобы они убили святителя; но демоны отказывались не только приблизиться к нему самому, но даже к дверям дома, в котором обитал епископ, ибо все это здание охраняла непреодолимая огненная стена, так что демоны, даже далеко еще находясь, обжигались: поэтому он вынужден был прекратить чародейства свои, с помощью коих думал как-нибудь навредить епископу Господнему. 4. Другой также, вооруженный мечом, проник даже в комнату святителя, намереваясь убить его; но, когда поднял руку, обнажив меч, остался недвижим, ибо его правая рука оцепенела. Когда же сознался, что был подослан Иустиной, рука, оцепеневшая покушением на дело беззаконное, исцелена была исповеданием вины.
   21. 1. В то же время, когда знаменитый муж Проб отрока своего писца, который сильно был мучим нечистым духом, привел к епископу, того по выходе из города оставил дьявол,. боясь быть приведенным к святому мужу. 2. Таким образом, отрок, доколе находился в Милане при епископе, не являл признаков одержимости дьяволом; но когда отправился из Милана в обратный путь и подошел близко к городу, тот же дух, который ранее им обладал, опять начал его мучить. 3. Который, будучи вопрошаем экзорцистами, почему не входил в отрока, доколе тот был в Милане, отвечал, что боялся Амвросия: поэтому ушел на время и ожидал его в том месте, где из него вышел, пока тот не вернется; когда же тот вернулся, снова наполнил сосуд, который ранее покинул.
   22. 1. По смерти Максима, когда Феодосий находился в Милане, а епископ Амвросий пребывал в Аквилее, в одной из восточных провинций в некотором селении христиане сожгли дотла иудейскую синагогу и священную рощу валентиниан, из-за того, что иудеи и валентиниане оскорбляли христианских монахов; приверженцы же валентиниановой ереси почитают тридцать два божества. 2. Но о сем событии восточный правитель направил отношение к императору; получив которое, император повелел, чтобы синагога была заново отстроена епископом той местности, монахов же велел наказать. 3. Но когда о сем повелении узнал досточтимый епископ Амвросий, он направил императору письмо, ибо в то время прибыть лично к нему не смог, в письме же просил его, чтобы тот свое повеление отменил, и потребовал от него, чтобы тот его послушал; ибо если он (Амвросий) недостоин того, чтобы его кто послушался, недостоин также быть услышан молящимся за такого человека к Господу, за коего молитвы свои и обеты свои вверил бы; и что готов он (Амвросий) также претерпеть смерть ради такого дела, дабы малодушием своим не ввести в грех нечестия императора, который столь несправедливое повеление вынес против церкви.
   23. 1. Позднее же, когда возвратился в Милан, в присутствии императора в церкви об этом же деле говорил проповедь к народу. В коей проповеди от лица Господа обратился к императору: “Я тебя из последнего человека сделал императором, я предал в руки твои войско противников, я предал в руки твои запасы, которые противник твой заготовил идущему против тебя войску своему, я смирил противника твоего под власть твою, я поставил на престол наследников твоих, я позволил тебе не трудясь насладиться триумфом: и ты за это позволяешь противникам моим насладиться триумфом надо Мною?” 2. Сходящу же Амвросию с хоров, император сказал: “Против нас говорил сегодня, о епископ”. А он ответил, что не против него, а за него говорил. Тогда император сказал: “Воистину сурово я поступил, предписав епископу восстановить синагогу”; монахов же следует наказать. Так говорили и правители, которые были при нем тогда. Коим ответствовал епископ: “Я сейчас с императором разговариваю; с вами же по-другому надобно поступать”. 3. Таким образом добился от него, чтобы он отменил вынесенные статуты; и не приступил к алтарю, покуда император не поклялся своей верой сделать это. Коему епископ: “Итак, действую по вере твоей”. Отвечал император: “Действуй по вере моей”. Кои слова повторив, уже с уверенностью совершил епископ божественные тайны. 4. Сие же написано в письме, которое он адресовал сестре своей, к которому приложил проповедь, прочитанную в тот день об ореховой трости, описываемой в видении пророка Иеремии.
   24. 1. В это же время судьба фессалоникийских граждан немало взволновала епископа, когда он узнал о том, что город их почти полностью уничтожен. Ибо император обещал ему помиловать жителей вышеупомянутого города; но после тайной встречи сановников с императором, епископу неведущу, вплоть до третьего часа город был предан мечу и погибло много невинных. 2. Когда об этом событии узнал епископ, он запретил императору со свитой войти в церковь, и рассудил, что тот недостоин церковного общения или принятия таинств, доколе не сотворит публичное покаяние. Коему император отвечал, что Давид одновременно совершил и убийство, и прелюбодеяние. На что епископ сказал: “Последовавший за заблудшим, последуй и за исправляющимся”. 3. Когда услышал это мудрый император, принял решение не отвращаться от публичного покаяния; коего исправления совершение вторую принесло ему победу.
   25. 1. В это время два могущественнейших и мудрейших мужа персидских, услышав о славе епископа, пришли в Милан, заготовив множество вопросов, чтобы испытать мудрость его; и побеседовав с ним через переводчика от первого часа дня до третьего часа ночи, дивяшеся ушли от него. 2. И чтобы показать, что пришли только ради того, чтобы удостовериться в муже, о славе коего узнали, на другой день, попрощавшись с императором, удалились в город Рим, где желали познакомиться со знаменитым мужем Пробом; познакомившись же с ним, возвратились на родину.
   26. 1. По отъезде же Феодосия из Италии и пребывании его в Константинополе, когда Валентиниан был поставлен августом в Галлии, направлено было прошение от имени сената к Симмаху, являвшемуся тогда префектом города, о восстановлении алтаря Победы и возобновлении церемоний. 2. Когда узнал об этом епископ, он, послав письмо к императору, потребовал, чтобы ему были направлены образцы отношения, на которые он от себя даст ответ. Получив копию отношения, написал прекрасное послание, на которое ничего не смог ответить красноречивейший муж Симмах. 3. Но после того как августейшей памяти Валентиниан окончил жизнь свою в Виенне, городе, расположенном в Галлии, Евгений наследовал империю. Который, когда начал править, немного времени спустя по просьбе Флавиана, являвшегося тогда префектом, и князя Арбогаста, забыв о вере своей, дозволил восстановить алтарь Победы и возобновить церемонии - в чем отказал просителям августейшей памяти Валентиниан, будучи еще во младых летах.
   27. 1. Когда о сем узнал епископ, он, покинув горад Милан, в который он до этого с поспешностью прибыл, отправился в Болонью и оттуда направился в Фаэнцию. Пребыв там несколько дней, будучи приглашен флорентийцами, добрался до Тосканы, избегая видеть виновного в святотатстве мужа и не боясь нанести обиду императору. 2. Ибо направил к нему и письмо, в котором взывал к совести его, из которого приведем маленький отрывок: “Хотя императорская власть велика, однако подумай, о император, какова власть Бога. Он видит сердца всех, взывает к совести, знает все заранее, знает тайные помышления твои. Не можете Бога ввести в заблуждение и думаете от Него скрыться? Ничего не проникло в душу твою? Если они действовали с настойчивостью, не подобало ли тебе, о император, ради почитания Бога высшего и истинного и живого еще настойчивее стоять на своем и не допустить попрание священного закона?” 3. И снова: “Поскольку мои слова обязывают меня и перед Богом и перед всеми людьми, не подобает мне иначе рассудить, нежели не иметь мне никакого дела с тобою”.
   28. 1. Итак, в вышеупомянутом городе Флоренции, когда пребывал в доме некоего славнейшего мужа Децентия, который был христианином, сын его, по имени Пансофий, еще маленький, страдавший от нечистых духов, частой молитвой и наложением рук самого епископа был исцелен; но спустя несколько дней, схваченный внезапной болезнью, испустил дух. 2. Коего мать, женщина очень верующая и исполненная веры и страха Божия, принеся его с верхней части дома, спустилась в нижнюю и на ложе епископа, ему отсутствующу, положила. Коего епископ, когда вернулся, нашел на ложе - ибо в то время он находился вне дома - и сжалившись над матерью и видя веру ее, подобно пророку Елисею, возлег на тело отрока и молитвой своей исходатайствовал то, что живым вернул матери того, кого мертвым нашел. 3. К коему отроку написал послание, чтобы тот, чего по младенческому возрасту своему знать не мог, познал бы позднее чтением. Однако о факте исцеления в послании своем не упомянул; по какой же причине отказался упоминать об этом факте, не нам судить.               
   29. 1. Также в том городе построил базилику, в которой поместил мощи мучеников Виталия и Агриколы, коих тела обрел в городе Болонье; ибо тела мучеников находились между телами иудеев, и не были бы известны народу христианскому, если бы святые мученики не явились в откровении епископу. 2. Когда мощи были помещены под алтарем, который был создан в той же базилике, возрадовался и возвеселился весьма весь народ святой, к возмездию демонов, поневоле исповедующих мучеников.
   30. 1. В то же время князь Арбогаст против народа своего, т.е. франков, начал войну, и сражаясь, немалое число их поразил мечом, с остальными же заключил мир. Но когда на пиру был вопрошаем царями своего народа, знает ли он Амвросия, и ответил, что знает мужа сего и любим им и часто с ним беседовал наедине, то услышал: “Потому побеждаешь, о князь, что любим ты сем мужем, который говорит солнцу: ‘Стой’, и стоит”. 2. Я об этом рассказал здесь потому, чтобы показать, что святой муж известен был даже варварам. Ибо и мы узнали об этом от некоего юноши, слуги Арбогаста, весьма верующего, который присутствовал при этом разговоре; ибо в то время, когда эта беседа происходила, был виночерпием.               
   31. 1. Итак, епископ, выйдя из пределов Тоскании, возвратился в Милан, когда Евгений уже вышел оттуда, чтобы воевать против Феодосия; находившиеся же там христиане ожидали прихода императора. Амвросий с дерзновением уповал на могущество Божие, что Он не предаст верующих в Него людям беззаконным и не поразит праведников жезлом, уготованным для нечестивых, если сами праведники не прострут руки свои на беззаконие. 2. Ибо обещали Арбогаст князь и Флавиан префект, выходя с войском из Милана, когда вернутся с победой, конюшню устроить в базилике миланской церкви, а клириков заставить служить в армии. Но достойные жалости люди, поскольку всуе поверили демонам своим и отверзли уста свои на богохульство, отняли у себя надежду на победу. 3. Причина же гнева была в том, что дары императора, который оказался замешан в святотатстве, церковью не были приняты, и запрещено ему было молиться с церковной общиной. Но Господь, навыкший охранять Свою церковь, с неба вынес Свой суд и победу даровал благочестивому императору Феодосию. 4. Уничтожену бывшу Евгению и спутникам его, когда получил Амвросий послание императора, не было у него большей заботы, чем вступиться за тех, кои оказались виновными. 5. Умолял сначала императора в письме, посланном через дьякона; позднее же, когда послан был Иоанн, бывший в то время трибуном и секретарем, а ныне являющийся префектом, для защиты тех, кои в церкви решили искать убежище, также и лично отправился в Аквилею просить за них. Коим легко было испрошено помилование, ибо христианнейший император, припав к ногам епископа, засвидетельствовал, что был сохранен его заслугами и молитвами.
   32. 1. Итак, возвратившись из града Аквилейского, на один день предварил императора. Но не долго блаженной памяти император Феодосий, родивший сыновей в церковном браке и препоручивший их епископу, оставался на этом свете; после смерти императора святитель Амвросий жил еще почти три года. 2. В это время тело святого мученика Назария, которое захоронено было в саду за городом, было святителем Амвросием перенесено в базилику святых апостолов, что у Римских ворот. 3. Мы своими глазами видели в гробу, в котором лежало тело мученика - о времени, когда он претерпел мученическую смерть, до сего дня не можем узнать - кровь мученика, столь свежую, как если бы была пролита в тот же день, глава же его, отрезанная нечестивыми, в такой целостности и нетлении сохранилась вместе с волосами и брадой, что казалась нам в том же день обмытой и положенной в гроб. 4. И чему удивляться, если Господь ранее обещал сие в евангелии, что ни один волос с головы свидетелей Его не упадет. Также и благоухание ощущали такое, что превосходило сладость всех благовоний.
   33. 1. Когда тело мученика было эксгумировано и положено на носилки, мы со святым епископом сразу пошли к могиле святого мученика Цельса, которая находилась в том же саду, чтобы помолиться. Мы знали однако, что он никогда не молился в этом месте; но это был знак откровения от мученика, если святой епископ пошел помолиться в то место, где ранее никогда не был. 2. Мы узнали, однако, от стражей этого места заповеданное им еще их родителями - не оставлять места сего ни им, ни потомкам их, ибо в этом месте положены великие сокровища. И воистину великие сокровища, которых ни моль, ни ржа не могут истребить, ни воры не могут выкопать и украсть, ибо страж их есть Христос, а местонахождение их - жилища небесные, тех, для кого жизнь была Христос, а смерть приобретением. 3. Итак, по перенесении тела мученика в базилику апостолов, где ранее были помещены с великим благочестием реликвии святых апостолов, когда епископ произносил проповедь, некто из народа, исполненный духа нечистого, стал кричать, что он мучим Амвросием. 4. А епископ, обратившись к нему, сказал: “Замолчи, дьявол, ибо не Амвросий мучает тебя, но вера святых и зависть твоя, ибо видишь, как люди восходят туда, откуда ты ниспал; ибо Амвросий не может надмеваться”. После сих слов тот, кто кричал, умолк и упал ничком на землю, и не мог более гласом своим возмущать тишину.
   34. 1. В то время, когда император Гонорий по случаю консульства своего устроил в Милане цирковое зрелище с привезенными из Ливии зверями, и когда народ был в цирке, князь Стиликон по наущению префекта Евсевия послал отряд воинов, чтобы они исхитили из церкви некоего Крескония, коего, как прибегнувшего к алтарю Господню, святитель с клириками, которые при нем были в то время, взял под свою защиту. 2. Но множество воинов, вожди которых придерживались арианской ереси, одолели немногих защищавших; схватив же Крескония, торжествуя вернулись в амфитеатр, причинив церкви немалую скорбь; ибо епископ, простершись ниц пред алтарем Господним случившееся долго оплакивал. 3. Но когда воины вернулись и доложили пославшим их об исполнении приказа, выпущенные на арену леопарды молниеносным прыжком достигнув того места, где сидели одержавшие победу над церковью, сильно их изранили. 4. Когда увидел это князь Стиликон, раскаялся и в течение многих дней совершал покаяние и невредимым отпустил того, кто был похищен, но - поскольку тот был повинен в тягчайших преступлениях и иначе не мог быть перевоспитан - отправил его в ссылку вскоре после того, как получил от епископа прощение.      
   35. 1. В то время, когда святитель направлялся в императорский дворец, а мы, по причине должности нашей, сопровождали его, к Феодулу, тогда являвшемуся писцом, а позднее с великой благодатью руководившему церковью Модены, смеявшемуся над тем, как кто-то споткнулся и упал, епископ, обратившись, сказал: “А ты, что стоишь, бойся не упасть”. Услышав слова сии, сразу же тот, кто смеялся над падением другого, стал скорбеть о своем собственном.
   36. 1. В это время некая Фритигиль, царица маркоманнов, когда от некоего христианина, который, возможно, прибыл к ней из Италии, услышала о славе Амвросия, уверовала во Христа, Коего слугою оного признала; послав же дары в церковь через посланников, испросила, чтобы ей прислали книги, объясняющие ей, как должно верить. 2. К коей он написал замечательное послание в виде катехезиса, в котором также призвал ее, чтобы она уговорила мужа своего соблюдать мир с римлянами; получив же сие письмо, женщина уговорила мужа своего, чтобы он с народом своим заключил союз с римлянами. Прибыв же в Милан, много сокрушалась о том, что святого епископа, к которому торопилась, не застала; ибо он уже ушел из сей жизни. 
   37. 1. Во времена же Грациана, если уйти в прошлое, когда пришел в преторию Македония, являвшегося тогда магистром чиновников, чтобы за кого-то вступиться и нашел двери закрытыми по приказу вышеупомянутого мужа, не могущу ему войти, сказал: “И ты придешь в церковь и не найдешь закрытых дверей, через которые возмог бы войти”. Что и сбылось; ибо по смерти Грациана прибежал Македоний к церкви и, несмотря на то, что двери были открыты, не смог найти вход.
   38. 1. Сам же досточтимый епископ был мужем сурового воздержания и многих бдений и трудов, ежедневно постами умерщлявший тело; он никогда не принимал пищу днем, кроме как в субботу и воскресенье или в дни празднования самых славных мучеников. 2. Молился он непрестанно днем и ночью. Не отклонял труд написания собственной рукой книг, разве что когда тело его страдало от какого-либо недуга. Заботился также о благосостоянии всех церквей, с постоянством и рвением вступался за обиженных. 3. В испонении вещей, касающихся Бога, был силен настолько, что те обязанности по отношении к катехуменам, которые он один исполнял, после его смерти с трудом осуществляли пять епископов. 4. Заботился также о бедных и пленниках; ибо в то время, когда был рукоположен во епископы, все золото и серебро, которое получал, отдавал церкви или бедным. 5. Поместья, принадлежавшие ему, оговорив права на доход для сестры своей, отдал церкви, не оставив себе ничего, что мог бы называть своим, дабы нагим и скоропослушным воином мог следовать за Господом Иисусом Христом, Который, будучи богат, ради нас сделался бедным, дабы мы обогатились за счет Его нищеты.
   39. 1. Также он радовался с радующимися и плакал с плачущими; ибо всякий раз, когда кто-либо ему ради покаяния исповедовал падения свои, так плакал, что и исповедующегося принуждал плакать: ибо казалось, что и он падал с падшим. 2. О преступлениях, о которых он слышал на исповеди, не говорил ни с кем, кроме Бога, пред Которым предстательствовал, оставляя добрый пример будущим священникам, чтобы те были скорее ходатаи пред Богом, нежели обвинители пред людьми. 3. Ибо и согласно Апостолу к кающемуся следует проявить любовь; ибо таковой сам обвиняет себя и не ожидает обвинителя, но предваряет, чтобы исповедуясь облегчить свою вину и не иметь того, в чем мог бы его обвинить противник. 4. Поэтому Писание говорит: “Праведник в начале слов своих сам себя обвиняет”. Ибо он лишает голоса противника, и исповедью грехов своих как бы сокрушает некие зубы, готовые сожрать добычу злосчастного преступления, отдавая честь Богу, перед Которым все обнажено и Который желает более жизни грешника, нежели смерти его. 5. Ибо и самому кающемуся недостаточно одной лишь исповеди, если за этим не последует действительное исправление, чтобы кающийся не делал более того, в чем должно каяться, но смирял душу свою, как святой Давид, который, после того как услышал от пророка: “Отпущен грех твой”, - сделался еще смиреннее в исправлении греха, так что ел пепел, как хлеб, и питие свое мешал со слезами.
   40. 1. Плакал также горько всякий раз, когда сообщали ему о смерти какого-либо святой жизни епископа, до того горько, что нам приходилось его утешать, не зная благочестивых чувств мужа и не уразумевая, по какой причине он так плачет. 2. Коим он таковой ответ давал: не потому плачу, что умер тот, о смерти которого мне возвестили, но потому, что предварил меня, а также потому, что трудно найти мужа, достойного высшего священства. Сам же о своей смерти загодя предсказал, а именно, что до Пасхи пребудет с нами; заслужил же это, испрашивая Господа, чтобы разрешиться ему от уз жития более зрелым.
   41. 1. Скорбел же глубоко, когда видел корень всех зол, а именно жадность, которую ни изобилие, ни недостаток не в силах уменьшить, все более и более возраставшей в людях и прежде всего в тех, которые были облечены властью, так что общаться с ними было для него тяжким трудом, ибо все деньгами расстаивалось. Каковая вещь была первой причиной всяких зол для Италии; отсюда все пошло хуже и хуже. 2. И что скажу, если жадность обуяла не только тех людей, которые имеют обыкновение нуждами детей или родственников оправдывать свои грехи, но иногда овладевает и безбрачными священниками и дьяконами, коих удел Бог и Его они должны желать. И горе мне несчастному! ибо мы не умеем даже ради мирской цели сбросить с себя такое тяжкое иго рабства, которое тянет нас до самих глубин ада, а именно, приобрести себе друзей богатством неправедным, чтобы они приняли нас в вечные обители. 3. Однако блажен тот, кто некогда обратившись, разорвав узы и сбросив с себя иго жадности, возьмет и разобьет младенцев ее о камень, т.е. все поползновения ее бросит к ногам Христа, Который, согласно Апостолу, есть камень, который убивает все, поверженное к Его ногам, Сам пребывая непоколебим и не обвиняя того, кто разобьет о Него нечистый плод худых родов, но соделывая невинным, так что человек тот может в безопасности сказать: “Удел мой Господь”. Ибо у того, который ничего не хочет от мира, истинно удел есть Христос, и, кто презрит малое, получит много, а вдобавок и жизнью вечною обладать будет.
   42. 1. Незадолго до того, как сделался прикован к постели, когда толковал сорок третий псалом, а я присутствовал при нем, чтобы записывать за ним, внезапно в образе небольшого щита огонь покрыл главу его и постепенно через уста его, как житель в дом, вошел; после чего сделалось лице его, как снег, затем приняло лице его прежний вид. 2. Когда это произошло, я оцепенел и не мог писать того, что он диктовал, пока не кончилось видение; цитировал же он в этот момент отрывок из Священного Писания, который я хорошо знал. В тот же день он перестал писать и диктовать, посему толкование того псалма завершить не смог. 3. Я же об увиденном мною сразу же сообщил досточтимому мужу Касту дьякону, под началом коего находился; а тот, исполненный благодати Божией, объяснил мне, что я был очевидцем нисшествия на него (Амвросия) Святого Духа, указав мне соответствующее чтение из книги Деяний апостолов.       
   43. 1. Ранее этого, когда слуга Стиликона, являвшегося тогда князем, страдавший от одержимости дьяволом, когда в базилике  Амвросиевой уже здравым пребывал, отпущенный господином своим - говорили, что Стиликон хорошо с ним обращался - направил подметные письма трибунату, так что на их основании были арестованы люди, исполнявшие должности, и когда князь Стиликон, расследуя это дело, вышел на виновного, не пожелал карать слугу своего. 2. По заступничеству епископа, людей, которые по навету арестованы были,  отпустил, об участи же самого слуги вопросил епископа. Коего муж святой, когда вышел из базилики, повелел найти и к себе привести. Допросив же его и найдя виновным в таком злодеянии, сказал: “Подобает предать его Сатане во измождение плоти, дабы впредь не решался подобное совершать”. 3. Коего в тот же момент, когда еще слова сии произносил епископ, нечистый дух схватил и начал мучить; увидев это, мы исполнились немалым страхом и удивлением. Спустя много дней после того мы видели, как он очистился от нечистых духов, когда епископ возложил на него руки и повелел духам выйти из него.
   44. 1. В это же время некто Ницентий, работавший секретарем трибуна, так страдавший от болей в ногах, что редко появлялся на публике, когда подошел к алтарю, чтобы принять таинства, почувствовав, как епископ случайно наступил ему на ногу, вскрикнул, на что в ответ услышал: “Иди, и впредь будешь здоров”. Сей, после того как святитель оставил сей мир, со слезами на глазах свидетельствовал, что более у него не болели ноги.
   45. 1. Но после дней сих, рукоположив епископа для церкви в Павии, разболелся; и когда по причине болезни многие дни был прикован к постели, говорили, что князь Силикон утверждал, что когда такой великий муж умрет, Италии будет неотвратимо угрожать гибель. 2. Поэтому, призвав к себе благороднейших мужей оного града, о которых ему известно было, что их любил святитель, отчасти угрожая им, отчасти льстивыми словами уговаривая, убеждал их, чтобы они отправились к святителю и упросили его, чтобы исходатайствовал себе у Бога еще время, чтобы пожить. Когда же он услышал это от них, ответил: “Не так среди вас жил, чтобы стыдно мне было жить; и смерти не боюсь, ибо благого Господа имеем”. 
   46. 1. В это же время, когда в дальней части портика, где он лежал, сошлись вмеcте Каст, Полемий, Венерий и Феликс, являвшиеся тогда дьяконами, говорили между собой столь тихо, что едва слышали друг друга, о том, кто будет рукоположен во епископы после смерти святителя; когда же стали говорить о святой жизни Симплициане, святитель вмешался в беседу, хотя лежал далеко от них, и воскликнул три раза: “Стар, но добр”. Ибо был Симплициан уже в преклонных летах. 2. Услышав голос святителя, они испугались; когда же он умер, не кто иной сменил его на посту епископа, как тот, кого он троекратно засвидетельствовал добрым старцем. Коего Симплициана преемником был Венерий, о котором мы упоминали выше; Феликс же по сей день управляет церковью Болоньи; Каст же и Полемий, воспитанные Амвросием, доброго дерева добрые плоды, в миланской церкви дьяконствуют.
   47. 1. В том же месте, в котором лежал - как свидетельствует святой Вассиан, епископ церкви в Лоди, который сам от него услышал - когда молился с вышеуказанным епископом, увидел Господа Иисуса приходящего к нему и улыбающегося ему; и спустя немного дней оставил нас. 2. Но в то время, когда преселился от нас к Господу, от одиннадцатого часа дня до того часа, когда испустил дух, с распростертыми руками наподобие креста молился; мы же видели уста его шевелящимися, голоса же его не слышали. 3. Почитаемый же епископ Версельский, когда в верхней части дома отдыхал, услышал голос, троекратно говорящий ему: “Встань, поторопись, ибо святитель вот-вот умрет”. Который, сходя вниз, взял Святые Дары; кои приняв, святитель Амвросий испустил дух, унося с собой последнее напутствие, чтобы силою пищи душа, его подкрепленная, радовалась в окружении ангелов, коим он уподобился в своей жизни на земле, и Илии пророка; ибо как Илья пророк, боясь Бога, никогда не боялся говорить правду царям и прочим власть имущим.
   48. 1. Итак, тело его на рассвете, в час, когда отошел ко Господу, принесено было в церковь и находилось в ней в ночь, когда мы совершали всенощное бдение накануне Пасхи. Кое многие новокрещенные младенцы, вынимаемые из купели, видели, так что некоторые говорили, что видели его сидящем на кафедре, другие же показывали пальцем на него, как бы восходящего на кафедру. Но сии взрослые видеть не могли, ибо не имели столь чистых очей. Многие также рассказывали, что видели над телом его звезду. 2. Но когда настало воскресенье, и тело его, по совершении заупокойной службы,  было поднято для перенесения в Амвросиеву базилику, в которой и было помещено, так там вопили толпы демонов, мучимые им, что завывания их невозможно было вынести; каковая благодать епископа не только на том месте, но и во многих провинциях и по сей день пребывает. 3. Бросали также толпы мужчин и женщин платки или пояса свои, чтобы они как-то коснулись тела святого. Были также на похоронах бесчисленные толпы людей всякого положения и пола и всех возрастов, не только христиан, но также иудеев и язычников; по причине большей благодати выгодно отличался порядок, соблюдавшийся крещеными.   
   49. 1. В тот же день, когда он умер - как говорится в тексте письма, хранящегося и по сей день в Милане, которое было получено преемником его, благочестивым мужем Симплицианом, из восточных областей, адресованного к Амвросию как к еще живущему - в некоем монастыре явился неким святым мужам, молясь с ними и возлагая на них руки; в письме же указан день, когда оно было написано; прочитав это письмо, мы обнаружили, что именно в этот день умер святитель Амвросий.
   50. 1. В Тоскане, в городе Флоренции, где ныне епископствует святой муж Зиновий, поскольку обещал, что обращающихся к нему с молитвой будет навещать, у алтаря Амвросианской базилики, которая в том городе была им основана, часто был виден молящимся, как об этом поведал нам сам святой епископ Зиновий. 2. Также в том же доме, где когда-то пребывал святитель, избегая встречи от Евгением, во время осады города Радагасием, когда жители уже отчаялись в своем спасении, явился некоему мужу в видении и обещал, что на следующий день придет им помощь. Услышав об этом, жители воспряли духом; и действительно, на следующий день подошел к городу князь Стиликон с войском и одержана была победа над врагами. Это мы узнали со слов Пансофии, верующей женщины, матери отрока Пансофия.
   51. 1. Также и Масцезелю, не чаявшему спасения своего и войска, которое он вел против Гильдона, явился в ночном видении, держа жезл в руке, а когда Масцезель припал к ногам святого мужа, святитель, трижды ударив жезлом царским о землю, - ибо он в виде царя ему явился - сказал: “Здесь, здесь, здесь”, - обозначая место; и дал разумение мужу, которому соблаговолил явиться в видении, чтобы тот понял, что на том самом месте, на котором видел святого епископа Господнего, через три дня одержит победу; итак, уверившись, начал войну и окончил. 2. Мы же, находившиеся в то время в Милане, узнали об этом из рассказа самого Масцезеля; ибо и в той провинции, в которой мы сейчас находимся, многим епископам рассказал о том же; учитывая их сообщения, мы с большей уверенностью посчитали нужным присоединить к сей книге то, что нам уже было ранее известно.
   52. 1. Когда мы в Милане с величайшим благоговением приняли мощи Сизиния, Мартирия и Александра, которые в наши дни, т.е. после смерти святого Амвросия, приняли мученический венец в Анаунии от гонителей-язычников, узнали от некоего мужа, страдавшего слепотой, что в тот же день, коснувшись кивота, в котором несли мощи святых мучеников, он обрел зрение, а до этого в ночном видении видел  корабль, приближавшийся к берегу, в котором было множество мужей, одетых в белые одежды; когда же те сошли на землю и кто-то из толпы спросил, что это за мужи, услышал, что это святой Амвросий и сподвижники его; услышав же его имя, стал просить об обретении зрения и услышал от него: “Поспеши в Милан, чтобы встретить братьев моих, которые туда прибудут, - указав день, - и обретешь зрение”. 2. Муж же этот был, по его словам, с берегов Далмации, и утверждал, что до этого никогда не был в Милане, и до того, как встретил мощи святых, ничего не видел, но обрел зрение, лишь коснувшись кивота.
   53. 1. Рассказывая о сем, не считаю, что тяжким грехом покажется, если мы немного выйдем за пределы обещанного нами, дабы слова Господни, сказанные устами святых пророков, исполнились: “Буду  преследовать того, кто сидит против брата своего и тайно умаляет славу его”, - и в другом месте: “Не возлюби злословие, да не будешь искоренен”; дабы страдающие такой привычкой, когда прочтут, как отмстилось тем, которые дерзнули умалить славу святителя, впредь решились бы исправиться.
   54. 1. Итак некий Донат, по происхождению африканец, пресвитер, однако, церкви Миланской, находясь на пиру, в котором участвовали некоторые воины, мужи верующие, начал глумиться над памятью святителя, притом прочие не желали слушать его и отвращались от злого языка, внезапно, пораженный тяжкой раной, с того места, на котором возлежал, руками посторонних был положен на носилки и так перенесен был в гроб. 2. Также в городе Карфагене, когда я пришел на обед к Фортунату дьякону, брату блаженного мужа Аврелия епископа, вместе с Винцентием, епископом Колузитанским, также с Мураном, епископом Болитанским, но и другими епископами и дьяконами, то Мурану епископу, поносившему святого мужа, рассказал о гибели вышеупомянутого пресвитера: он же сказанное о другом явил пророчеством о самом себе в скоротечной своей гибели. 3. Ибо на том же месте, где возлежал, внезапно был поражен страшным ударом и руками посторонних был перенесен на носилки, а затем в дом, в котором он гостил, где он вскоре и умер. Такому концу людей, поносивших святителя, дивились очевидцы, слышавшие ранее и мой рассказ.
   55. 1. Поэтому увещеваю и призываю всякого человека, который будет читать сию книгу, чтобы он подражал жизни мужа сего святого, прославлял милость Божию и заграждал уста злословящих, если предпочитает иметь жребий с Амвросием в воскресении жизни, а не претерпеть казнь с поносившими его, от какого предпочтения ни один здравомыслящий человек не откажется.
   56. 1. Также прошу твое блаженство, отче, чтобы за меня, смиреннейшего грешника Павлина, со всеми святыми, которые с тобою призывают имя Господа нашего Иисуса Христа в истине, соблаговолил помолиться; дабы, поскольку я не достоин благодати разделить жребий такого святого мужа, хотя бы мне получить прощение моих грехов и в награду себе избежание мучений.


Рецензии