Билет на Эсперансу

Я стоял у окна и с высоты семи этажей смотрел на проспект, точнее на то, что двадцать лет назад так называлось. Сейчас это была полоса искрошенного асфальта, на которой в беспорядке разбросаны проржавевшие скелеты автомобилей, а также различный пластиковый и металлический мусор, битые стекла и сухие, вырванные с корнем деревья. С двух сторон проспект прижимали серые покосившиеся от времени многоэтажных зданий, где когда-то полноценно жили и работали люди, а сейчас ставшие островками редкой унылого существования – кое-где горел тусклый свет, означавший, что там кто-то обитает. Проемы окон казались пустыми черными глазницами, смотревшие на мир равнодушным взглядом. Тихо падал снег, покрывая все белой пленкой. Казалось, здесь все вымерло. Но это не так. Пока не так...
Я же смотрел сквозь призму очков, которые позволяли видеть окружающее пространство более четче и ярче, правда, приходилось часто протирать линзы и менять аккумуляторы, которые на холоде садились быстрее, чем это утверждалось в технической инструкции к оптико-электронному прибору. И все же я видел, как по проспекту бежал в панике и страхе человек в зеленом утепленном костюме. Он сжимал оружие, однако не использовал, хотя была причина для этого. Его преследовал гигантский паук отвратительного вида. Огромные члены разбрасывали по сторонам встречающиеся на пути будки, остовы машин так легко, словно они были бумажными, а гибкие розовые щупальца из ротовой полости тянулись к жертве. До меня доносился ужасный визг, исходящий из нутра хищника. Еще немного – и человек будет пойман и сожран. Только для паука такое количество мяса явно не достаточно для пропитания, и он продолжит свою охоту, и на этот раз ему могут попасться те, кто сейчас прячется от плотоядных и холода на этажах домов.

Я вздохнул. В обще-то это не паук, не насекомое, каким-то образом выраставшее до безумных размеров, это организм, не имеющий никакого отношения к Земле. Инопланетное существо, пролезшее в наш мир через дырку, что проделали умники из Женевского центра при очередном запуске Большого Адронного Коллайдера. Именно эта машина впустили страшных существ из другого измерения, а нашу планету сместила подальше с привычной орбиты, ближе к Марсу. В итоге сменился климат на Земле, привычные нам флора и фауна частично вымерли. Люди оказались более приспособленными к природной трансформации, не смотря на то, что более трех миллиардов все равно погибло в первые десять лет после указанных событий. Сколько сейчас живет – никому не известно и мало кого интересует, все сейчас только за себя. Идет борьба за еду, воду, тепло, одежду. Инфраструктура еще работает – есть деньги, топливо, телевидение, типа правительства, армия, есть какой-то порядок и закон, и все же с каждым днем все сложнее и сложнее. Пока ученые ищут выход из ситуации, стремятся закрыть брешь в пространстве и остановить нашествие инопланетной нечисти, вернуть Землю к прежней орбите, люди стремятся выжить и сохранить рассудок.
Но вот тот, кто сейчас бежал от псевдопаука, видимо, не совсем был умным, раз разбудил это существо. Обычно по утрам они спят под льдами озер и рек, и выходят ночью, причем при новолунии, чего сейчас не наблюдалось. Иначе говоря, еще две недели можно было не боятся их, спокойно прогуливаться по городу, да только этот придурок динамитом стал глушить ближайшую реку в надежде выловить оставшуюся рыбу. Но «выловил» только паука, который разгневавшийся взрывами, выполз на берег и теперь хотел расквитаться с человеком. Я не завидовал бегущему и лишь с легким интересом наблюдал за погоней, заранее зная итог. Нет, я не любитель страшных сцен, не циник, просто зачем мне спасать его? Кто он мне – друг или брат? Родственные отношения потеряли для меня какой-то смысл пять лет назад.

В данный момент я находился в собственной квартире, брошенной мной много лет назад. Здесь был полный беспорядок. Мебель порушена, вещи разбросаны, стены – в осколках гранатного взрыва. На полу – гигантский скелет с обтягивающей ребра сухой кожей неземного существа и два человеческих. Не знаю, что потянуло меня сюда, может, желание соприкоснуться с прошлой жизни, заново почувствовать себя полноценной личностью или...
Я служил в бригаде охотников, которые уничтожали наиболее опасных существ, не позволяли им обосноваться в ареале человеческого обитания, и хотя это было опасно – часто мои коллеги не возвращались с работы, - однако мы имели определенный успех. Стремительные сиреневые стрекозы-вампиры, высасывающие мягкую плоть с человека или лошади, огромные псевдопауки, щупальцами разрывающие плоть, и желтые змеи-гадоны, глотающие жертву, а также множество других неутомимых хищников не могли надолго обосноваться в городах и поселках. Мы дежурили и днем, и ночью, защищая человечество. Домой приходил уставшим, и жена встречала меня радостно, с объятиями и вкусным блюдом.
Так было до тех пор, пока однажды я вернулся раньше, чем следовало, и застал в своей квартире гадона. Причиной этого стало то, что входная железная дверь оказалась не запертой и хищник, ориентировавшийся по тепловизору, сразу нашел жертву. Точнее, две жертвы. Моя жена и ее любовник были увлечены интимной стороной жизни, что не заметили, как гадон бесшумно проник в жилище и напал на них. Было поздно что-либо предпринять. Гадон глотает жертву, но делает не сразу, а постепенно, втягивая тела в свой желудок. Его желудочный сок – это мощная кислота, которая растворяет мясо, кости и сухожилия. Жена и любовник орали от страха, звали на помощь, и она пришла в моем лице.

Но то, что я увидел, меня повергло в шок. Нет, не от того, что хищник жрал людей – это картина вообще-то привычная, как бы повседневная, а то, что моя супруга изменяла мне все эти годы. Пока я сражался с инопланетными гадами, она кувыркалась в постели с соседом по подъезду, инженером... Впрочем, не стану называть его имени, ибо это уже ничего не значит. Я стоял и смотрел, как гадон втягивает внутрь инженера и мою жену. Меня хищник не трогал, так как его пасть была уже занята. Не скрою, мог остановить процесс чревоугодия, бросив гранату, но в этом случае погибли бы и змей, и люди, раненные осколками. Нужен был огнемет, чтобы опалить его и заставить выплюнуть «пищу», а такого оружия при себе я не имел. Автоматом гадона не остановишь. Я мог бы также прекратить мучения жертв, выпустив в голову каждого по пуле, но не хотел этого делать. Они сами были виноватыми в том, что произошло. Страсти, конечно, вещь сильная, но иногда нужно думать мозгами, чтобы оградить себя от опасности, в данном случае сделать элементарную вещь – закрыть за собой дверь. В любом случае, шансов у них не было. Даже если бы гадон оставил их в покое, то тела все равно наполовину съедены, и при таких обстоятельствах они просто умерли бы от потери крови и отсутствия необходимых органов; никакая больница не взялась бы за их спасение. Короче говоря, это уже были почти что трупы...
Я стоял и смотрел, пытаясь успокоиться. Смотрел в раскрытые от ужаса и боли глаза своей неверной. Она понимала, что умрет, что виновата перед мной, и поэтому не просила ни пощады, ни спасения. Инженер же еще пытался сопротивляться, бил рукой по гладкой коже гадона, но змея даже не чувствовала ударов. Когда жертвы окончательно исчезли в желудке хищника, я выдернул чеку из гранаты о бросил на пол, быстро вышел из квартиры и закрыл за собой дверь. Раздавшийся хлопок и визг свидетельствовали, что осколки изрешетили гадона. Проверять, мертв ли он или только ранен я не стал. Мне было уже все равно. Просто спустился вниз и вернулся на службу. С тех пор я жил в казарме, не желал отдельной укрепленной квартиры. Мне с коллегами по охоте было легче, чем с кем-либо другими. Не хотел я больше заводить семью и мечтать о детях...

И сейчас я только думал, что люди так и не поумнели, лишь оказавшись в ужасном положении, они начинают осознавать ошибки. Как и этот придурок, все еще надеявшийся на чудо – спастись от паука. Я включил оптику и приблизил его лицо. Ба, да это же банкир Хогарт! Самый богатый человек в городе! Что он делал у реки? Зачем разбудил паука? Наверное, это была ошибка, может, не собирался он тревожить хищников динамитом, а просто там что-то произошло, что в итоге вылилось в погоню паука за Хогартом. Конечно, банкир стрелять умел, но он понимал, что таким оружием не одолеешь врага.
Здесь нужен реактивный огнемет, который кстати, я держал в руках. Мне уничтожить эту тварь – раз плюнуть, только для чего? Кто такой для меня этот банкир? Никто. Просто дерьмо, что прибыло работать в наш город по решению Совета станции «Эсперанса», которая вращалась вокруг Солнца там, где располагалась раньше Земля. На этом гигантской космической платформе, судя по слухам, жило десять миллионов человек в довольно комфортабельной обстановке: вода, питание, тепло, парки, аттракционы и многое другое, чего забыли мы здесь, на нашей планете. Попасть туда таким как я – нереально, для этого нужны деньги, большие причем. При моей зарплате такая возможность появится лишь спустя пятьдесят лет экономии средств в этом же банке. Я знал, что Хогарт прибыл не по своей воле, а чтобы управлять банком в пользу станции. Это у них называлась гуманитарно-экономическая помощь пострадавшим, то есть нам, жителям Земли, хотя на самом деле они выкачивали последние ресурсы с планеты для обеспечения собственного околосолнечного существования. Он сменил одного, но через год его должен был сменить по ротации другой. Поэтому все банкиры не вылезали на улицы, жили в своих бронежилищах под усиленной охраной, и едва заканчивался срок работы – тотчас улетали на кораблях к «Эсперансе».
А мы, обычные люди, оставались на мерзлой планете и боролись за свою жизнь. Так что этот Хогарт для меня был не лучше моей неверной супруге и ее любовника. Не знаю, какого черта он полез к реке, только сейчас это было его личным делом. Я уже было собрался отвернутся и начать спуск вниз, нисколько не интересуясь судьбой банкира, как меня осенило: боже мой, ведь этот Хогарт может быть и билетом на эту же станцию! Он проплатит мне полет туда и на жизнь, если, в свою очередь, я спасу его.

Я вновь уставился на проспект. Хогарт бежал и орал:
- Спасите! Помогите!
Но никто не отзывался на его крик. Дураков сражаться с пауком не было. Хотя нет... есть один – это я. Вздохнув, я вылез из проема и наставил на мчащуюся бестию реактивный огнемет. Навел на цель, зафиксировал и нажал на гашетку. Снаряд вылетел из ствола и через несколько секунд разорвался на спине хищника. Плазма в тысячу градусов мгновенно обуглила паука, и останки рухнули за снег. Вспышка опалила также находившиеся рядом автобус и плакат с призывом сохранять спокойствие и помогать друг другу – анахронизм первых годов катастрофы. Сейчас иные времена: каждый за себя!
Хогарт продолжал некоторое время еще по инерции бежать и орать, пока до него не дошло, что спасен. Он остановился и стал оглядываться, ища своего спасителя. Я не стал испытывать его терпение, быстро спустился вниз и вышел из здания, все еще держа в руке огнемет. Дым поднимался со ствола, свидетельствуя, что именно я подстрелил паука.
- Спасибо, - смог сказать только банкир, тяжело дыша. Он взмок, что хоть воду выжимай из него. Видно, что спортом занимался редко.
- Спасибо на хлеб не намажешь, - сухо ответил я, перезаряжая оружие. Вообще разгуливать по городу без соответствующего снаряжения не рекомендуется.

- Я заплачу, - пробормотал Хогарт.
- Насколько ты оцениваешь свою жизнь? – насмешливо поинтересовался я.
- Насколько ты хочешь.
Это было разумно. Ответ мне понравился и я сразу выложил цену:
- Я хочу на «Эсперансу».
Банкир не стал спорить и согласился:
- Хорошо. Пройдем в банк и я выпишу тебе чек. Суммы будет достаточной для полета и жизни на станции.
И мы двинулись по проспекту в сторону банка. Тут банкир сказал:
- Я через три месяца возвращаюсь домой. Может, это время побудешь моим телохранителем. А то те четверо из моей охраны обещали мне показать паука, причем на безопасном расстоянии, а в итоге видишь чем обернулось все. Их самих сожрала эта гадина.
Я задумался. Действительно, билет уже в кармане, может стоит побыть еще здесь немного?
Я поднял голову и всмотрелся на утреннее небо. Снежинки продолжали порхать над городом. Минус двадцать. Жизнь остановилась. Может, не стоит торопиться в рай и все же попытаться что-то сделать для других?
- Хорошо, - ответил я. – Но харчи и прочее – за твой счет.
Мы ударили по рукам. Вот так я заработал себе билет на «Эсперансу».
(12 октября 2013, Элгг)


Рецензии