Безвременье

В   20 веке коммунистическая идеология среди других мировоззрений была самой влиятельной на планете. Не только в пролетарской среде, вспомните гениев литературы, кино, других искусств недалекого прошлого, которые не скрывали своих левых взглядов. Не избежала воздействия  социалистических идей, но в производстве, и западная экономика,  дежурно критикующая советскую систему управления и вместе с тем живо схватывающая (наиболее заметно в Японии) новации из советской плановой экономики.

 Как и любая иная идеология, коммунистическая потерпела крах по экономическим причинам. К концу прошлого века  государственный капитализм, в СССР называемый социализмом, как форма существования капитала, себя изжил.

Без сомнения, по сравнению с диким капитализмом, государственный  был шагом вперед для социума. При нем простой труженик во многих уголках Земли получил нормированный рабочий день,  заработную плату достаточную для  существования, оплачиваемый отпуск, обеспеченное лечение, старость и другие социалистические завоевания трудящихся. Многие из них противоречат сути  капитализма, и когда эти противоречия достигли критической точки, флагман государственного капитализма на земле – СССР - пал.

Однако за это столетие под очарование государственного капитализма подпали не только социалистические страны. Почти все страны мира,  в меньшей мере США, из-за постоянных  забастовок и массовых манифестаций трудящихся и студентов вынуждены были более или менее зримо приближать свои экономики к какой-то  разновидности государственного капитализма. А США остался в стороне от социалистического опыта всего лишь потому, что в них элементы  государственного капитализма поддерживались и поддерживаются до сих пор на иной платформе – печатном станке долларов. Поэтому после распада СССР и социалистического содружества с государственным капитализмом отнюдь не покончено.

Упала всего лишь одна шестая самая слабая часть здания государственного капитализма, да и то ее тут же  подпорками и иными подручными средствами кое-как вновь воздвигли, естественно, в рамках государственного капитализма, но теперь уже с примесью дикого. Однако  даже после разгула стихии часто дешевле построить новый дом, чем восстанавливать старый, а если разрушается экономика многих стран, то можно быть уверенным, что это случилось  для того, чтобы где-то  проложили  новый путь в экономике, новый вообще, а не для данной местности.

Уверен, что за советской экономикой придут к упадку все остальные разновидности государственного капитализма на земле, в том числе такие мощные  как в   США, Китае и ЕС, а пока через эти каналы мировой капитал, а за ним и весь мир, образно говоря, травится трупным ядом  государственного капитализма.

Неплохой, на мой взгляд, но мало кому видимый, пример рудимента советской экономики в современном мире - Европейский Союз.
Он под названием Европейское объединение ресурсов по добыче угля и производству стали был создан шестью металлургическими странами Европы для противодействия экспансии из СССР дешевого кокса и металла. Со временем этот ствол государственного капитализма оброс  ветвями других экономических и политических интересов, и все они регулировались надправительственным центром, почти по-социалистически. Конечно, не один в один с  Политбюро, но и далеко не по-капиталистически.

  СССР исчез с политической карты мира, но его промахи в экономике продолжают «развивать» его враги, друзья, новые страны  и различные союзы, по крайней мере, в части отсутствия свободной и честной конкуренции. Но одного этого вполне достаточно для отождествления, например, европейской экономической политики с советской, так как конкуренция является квинтэссенцией капитала. Без нее  экономика чахнет как бы мы ее  ни называли  -  рыночной, плановой или их гибридом.

ЕС обречен, поэтому свободным государствам бесперспективно связываться с ним или строить союзы аналогичные или противостоящие ему.
Риторика современных апологетов западной демократии почти буквально воспроизводит риторику советской пропаганды во всех базовых сферах человеческой жизни. Это тождество, естественно, не доставляет удовольствия идеологам демократии, и они отвечают на критику в свой адрес, но опять-таки по-советски. Например, известный британский антирелигиозный публицист  Ричард  Докинз, отвечая на замечание о сходстве его атеизма с советским, утверждает, что хотя коммунистический режим официально декларировал атеизм, преследование церкви в СССР носило не атеистический (борьба с религией), а антиклерикальный (борьба с социальной ролью церкви) или экономический (экспроприация церковных ценностей) характер. Эту демагогию с еще большим правдоподобием можно отнести и  к самому Докинзу на том основании, что уже давно в западном обществе, да и во многих иных, религии стали простой формальностью и бороться, по сути, не с чем, поэтому его страстная «борьба» с ними - это, скорее всего, обыкновенный бизнес, мягко говоря, не слишком чистоплотный.

По аналогии, элементы советского прошлого в западной экономике объявлены капитализмом с человеческим лицом, и все остальные экономики более или менее успешно пытаются клонировать (мутировать) это лицо.
Однако капитализм с человеческим лицом -  это такая же химера, как домашняя кошка с человеческим лицом. Естественно, что такую кошку приятно держать на коленях перед телевизором или телекамерой и ковбоям и домохозяйкам, в том числе сидящим в правительственных креслах, но для всех было бы лучше побыстрее покончить с этим монстром, так как, лелея его, сами хозяева превращаются в черт знает что.

Капитализму необходимо  вернуть его собственное лицо, каким бы отвратительным оно ни было, и если кому-то оно не понравится, то просто отойти от него, как, допустим, от выдры в зоопарке. Человеку важно иметь такую возможность, ведь сейчас почти все человечество безвольно сидит на наркотической игле капитала, нужна она и капиталу, чтобы не погибнуть от бремени миллиардов нахлебников.

Для разделения сиамской близости человека и капитала  нужна современная, принципиально новая конкурентная  среда для капитала, одни и те же экономические правила на всю планету. Мир тесен и преимущества, например, от каких-то преференций местному капиталу, очень скоро  могут возвратиться к этому тепличному капиталу  неожиданными потрясениями, от которых неизбежно пострадает и честный капитал в каком-то третьем месте. А людям, на мой взгляд, необходимо вернуть собственное достоинство (тоже свое лицо), утерянное в вымогательствах, часто  вынужденных и агрессивных, или рабском поклонении мамоне, финансовой независимостью от капитала.

Государственный капитализм – это необходимая, но пройденная ступень в эволюции производственных отношений в человеческом обществе, а вступить на новую мировой экономике мешают, как бы парадоксально это ни звучало, его метастазы, подобные реформе здравоохранения от Обамы,  в развитых странах.

Очевидно, что в новой форме капитализма, сменившей зарегулированную (уверен, что она где-то зародится при жизни нынешнего поколения), должны быть  и волки  сыты, и овцы целы. Капиталы стран (овцы) должны кардинально освободиться от груза социалок, национальных интересов, дотаций, льгот и других многочисленных поборов или преференций, а волки (население) - получать  иной основной корм.

Мысль о том, как это может произойти, уже существует, так как любое новое начинается с идеи. Это потом при благоприятных обстоятельствах она может материализоваться в разрушение старого, как подготовительный этап для строительства нового. Рабовладельческую Римскую империю разрушили не варвары (они оказались всего лишь инструментом неизбежного), а идея феодализма…  очевидно, что и социалистическую империю привел к гибели не Рейган, а идея постгосударственного капитализма.  Особо актуальна она для бывших советских республик.

Государственный деятель  при желании  легко может отыскать ее в библиотеках, интернете. Но мышление  лидеров новых стран, впрочем, как и их оппозиции, консервативно, то есть вместо того, чтобы на обломках разрушенного  начать строительство нового здания, они десятилетиями пытаются консервировать советский строительный мусор в зарождающихся или умирающих союзах, модернизациях, безуспешно догоняющих то, что обречено. Безуспешно, потому что стремление жить, как умирающий, абсурдно, и некто свыше препятствует воплощению этой бессмыслицы, посылая народу безудержную коррупцию и другие беды, превращающие догонялку страны в бег на месте или назад, потому что миссия  новых стран наверняка не гончая.

А лидеры развитых стран с позиции силы подтягивают к своим изнасилованным социализмом и беременным государственным капитализмом экономикам экономики третьих стран разного рода пузырями, чаще всего революционно-демократическими и финансовыми.
Унылая пора, очей околдованье…


                сентябрь 2013 г.


Рецензии
проблема гораздо глубже. Человечество так и не нашло ещё приемлемый для всех людей общественный строй.И не особо ищет, между прочим.
Социализм -утопия! Не могут все люди быть равными -есть дураки и умные, сильные и слабые, ленивые и энергичные. Почему они все должны жить примерно одинаково средне.
А капитализм -его основной принцип конкуренция. То есть - кто кого: обманет, обойдет, устранит.
Плохо и то, и то! А другого пока ничего нет.

Игорь Гудзь   30.08.2014 18:40     Заявить о нарушении
Можно не отрицая капитализм, двигаться в сторону коммунизма. Как?

Вот, после ваучеризации появилась конкуренция между Абрамовичем, Ахметовым, Коломийским и т.д.
Но для настоящего капитализма этого мало, ему подавай конкуренцию среди всех жителей страны, которые желают заниматься предпринимательством. Но для входа в конкурентное сообщество каждый должен иметь стартовый капитал.
Наделите им всех совершеннолетных молодых людей, и вы сделаете шаг в сторону социализма, не конфликтуя с капитализмом.

Хорошо и то, и то!
Спасибо.

Владимир Толок   30.08.2014 19:23   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.