Художница 4

Рассказ четвёртый.

        Жизнь ухудшалась с каждым днём.  Заводы не работали, рвались связи, транспорт стоял, снабжение прекратилось. Предприятия культуры, и раньше обеспечиваемые по "остаточному принципу", остались без средств к существованию. В общежитии на лестничных площадках всех пяти этажей не стало лампочек, в кухне на газовых плитах куда-то подевались выключатели, туалеты были забиты и в общей душевой на первом этаже мылись без света, а когда кто-нибудь всё-таки вкручивал лампочку, то видно было, что по склизким стенам ползают мокрицы. В городе фасады старинных  домов лысели обвалившейся штукатуркой, трамвай и автобус надо было брать приступом, на тротуарах под стенами домов на ящичках, на расстеленных клеёнках лежал товар и люди, которым негде уже было работать, что-то продавали, продавали, продавали. 
        Однажды и мама приехала с большой сумкой, заняв место   среди продающих, разложила вяленых лещей. Из всего, что она умела делать, кроме своей уже никому не нужной инженерной профессии - шить, вязать, соление рыбы оказалось самым рентабельным. Только бы она меня не заметила,- заклинала мама, когда увидела недалеко идущую домой  Художницу и рядом с ней симпатичного высокого паренька. Но её заметили, и дочка, стараясь не показать смущения, представила её спутнику. Они видели, как у него вытянулось лицо.
-Он был студент-историк, - сказала Художница, о чём-то раздумывая, и мама отметила это "был".
-У него и мать преподаёт историю в университете, ей пока зарплату платят, так что ему нас не понять,- успокаивала она маму.
        Краски на следующий курс и на большую работу с парусом в акватории порта они закупили в столице как раз на те самые "рыбные" деньги. Небо начинается с земли, а искусство, ну что делать! требует жертв.
  Как-то Художница приехала домой, когда в саду цвели гладиолусы.  Три дня она стояла за мольбертом и никого не пускала в комнату, а когда вынесла готовую картину, все увидели саму Красоту.  В прозрачной воде преломлялись в хрустале упругие зелёные стебли, веером раскидываясь над кувшином гроздьями нежнейших бело-розовых бутонов. Солнечные зайчики скользили по цветам и ветерок из окна шевелил тонкие кончики лепестков. С тех пор букет жил на холсте и мама, глядя на него, всегда знала, что происходит с её девочкой. Как дела? -спрашивала мама, и цветы сияли: жизнь прекрасна! Иногда от букета веяло грустью. Когда Художница болела, краски тускнели,если у неё что-то не ладилось, бутончики никли.

Продолжение      http://www.proza.ru/2013/10/04/884      


Рецензии
Интересен образ художницы, дорогая Зинаида! Необычайно талантлива! Но почему вы не хотите дать ей имя? Это обобщённый образ? С уважением,

Элла Лякишева   09.08.2018 22:42     Заявить о нарушении
Образ конкретного близкого человека.
Имя могло быть любое,но её суть выражает именно это.

Зинаида Синявская   10.08.2018 06:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.