Черная книга Невилов авторская редакция

                Черная книга Невилов

                Пролог
               
                Натали

20 апреля мне исполнилось 11 лет. Я так ждала этого дня, у меня будет новый сотовый телефон, а могло и не быть это родители «подсказали» бабушке с тетей Агатой, а то опять была бы книжка и платье. А родители подарили классный велик почти взрослый. Оказывается, заказали по интернету, - заказ пришел в мой день рождения, было здорово распаковывать посылку, ведь никто еще не видел – это был сюрприз!

Вместе с радостью от праздника, у меня появилось ощущение, что я уже не маленькая, что уже способна на какое-то приключение, ну, например, как у папы с мамой когда они познакомились – тайный подземный ход, древний склеп и старинная книга – пересказ этих событий был мне вместо сказок, и мне тоже хочется что-нибудь найти, или открыть…

Чтобы испытать что-то таинственное, поздним вечером на велики приделали фонарики, и мы с Полем поехали кататься по кладбищу. Я люблю там ездить днем, один раз мы ездили, когда смеркалось и начали зажигать фонари – классно, особенно в дальней части, там заброшенные склепы и могилы; так мрачно и загадочно. Почему то меня туда притягивает, а Поль всегда злиться на меня и остается у третьей могилы - там всегда горит лампадка, и ему не страшно.

А мне вообще не страшно. Что бояться, ну вылезет кто-нибудь и что? Не догонят меня и не укусят. Я вообще, к мертвецам спокойно отношусь, ну, ты был вчера живой, а теперь мертвый и все. Зато нервы так щекочет – ух! Накатаюсь так, и спать ложусь, и сплю хорошо. А если не получается, дождь там или снег, то сны всякие лезут, лица разные, люди и руки тянут – брр, противно.

Маме не рассказываю, что ее беспокоить, она третью книгу пишет о сестрах колдуньях. У нее там сроки и издательство что-то требует все время, как же она же известная писательница Элис Келли – вот и долбит по клаве постоянно как птичка тюк, тюк, тюк. Из школы приду - тюкает, спать ложусь - тюкает…
А сейчас каникулы, мы с Полем и часто катаемся по кладбищу. Я всегда останавливаюсь у одной могилы с каменным постаментом, на нем даже имен нет, просто даты жизни и смерти. Родились все в разное время, а умерли в один день. Может это одна семья? Сгорели заживо, например. Мне видится что-то мрачное и зловещее, какая-то тайна. Надо у тети Агаты спросить, может, что знает. Ведь сразу три человека, может где-то упоминалось что-нибудь.
Вот сегодня покатались, и решили заехать к тёте Агата, расспросить ее. Но она ничего не вспомнила, зато накормила вкусным кексом и сделала личный подарок – чемоданчик с инструментами для раскопок – свой собственный, она с ним ездила в Египет на раскопки.

Я долго рассматривала эти инструменты – кисточки всех размеров, молоточки и лопаточки. Я придумала, что буду копать – могилу трех неизвестных!
Это настоящее приключение. Мы будем раскапывать могилу постепенно, чтобы никто не заметил. Накидаем на нее разных веток, будем раскапывать и опять ветками закидывать. В эту часть кладбища, вообще никто не доходит, даже смотритель – все тут не прибрано и запущенно.

Землю от раскопок уносили к забору, потом ведь надо обратно закапывать будет. За три дня выкопала яму с метр глубины, наверное, но не во всю длину могилы, а только там где может быть голова и грудь, может там бусы какие-нибудь или шкатулочку с монетками, мне папа говорил, что раньше самое ценное у головы покойника клали. Мне все время кажется, что я что-то там должна найти, даже домой идти не хочу, чувствую, что там есть что-то интересное.
Попадались, конечно, разные камушки, но все это природные, но сегодня я лопатой попала на что-то твердое и не каменное, какой-то сверток и стала раскапывать маленькой лопаточкой. Выковыривала его из земли долго, он весь был облеплен глиной как пластилином, в итоге, вырезала кусок глины вместе со свертком – дома расковыряю окончательно. Совершенно счастливая такому улову, быстро закидала могилу и, забрав Поля с вахты, помчалась домой рассматривать добычу.

Ура! Нашла кое-что – несколько монет, сережку и какой-то амулет – небольшой черный камень с тремя дырочками, возле каждой свой знак; я видела похожие у тети Агаты. А камень такой теплый и приятный, так захотелось одеть на шею и не снимать, приделаю к нему веревочку и буду носить - это будет мой талисман.

1.

У меня стали западать буквы на клавиатуре, причем не определенные какие-то, а в разнобой. Промучилась час, потом взяла ноутбук мужа – то же самое – западают буквы и все. Чтобы не забыть текст набросала на бумаге план следующих глав.

Но надо что-то делать с компьютерами, нести в ремонт, что ли… Крис обещал принести ноутбук с работы, но вечером. Пойду, наверное, в магазин, куплю что-нибудь, пообщаюсь с дочерью, может быть вместе сходим к бабушке или к Агате.

Натали дома, еще не уехала кататься с Полем. Поль милый мальчик, мне кажется, что он влюблен в мою дочь, потому что при всей его боязливости (он у меня тайно, чтоб Натали не знала, просил дополнительные фонарики, когда они ездят поздно на кладбище), он везде ее сопровождает, во всех авантюрах – преданный рыцарь.

Оказывается, они уже три дня никуда не ездили. Дочь сидит за компьютером, то ли играет, то ли переписывается с кем то? Вот у кого я еще не просила компьютер по набирать текст, но не выйдет, мы с ней договорились еще год назад, что это ее компьютер, и к нему никаких притязаний, если, конечно, нет ничего экстренного.

Вообще, она стала какая-то тихая что ли, вот сейчас я вспоминаю, и за ужином не улыбается, молчит все время. Надо чтоб мама с ней поговорила, у нее с ней доверительные отношения, со мной тоже, но как-то редко это удается поговорить по душам - все пишу и пишу… Может она влюбилась?

Натали очень обрадовалась, что может со мной прогуляться по магазинам, сходить к бабушке, попить у нее чая, а потом еще погулять по Шеффилду.
Мы провели чудный день, мы так давно не общались вживую, все время или по телефону или очень кратко – за ужином. Я так много интересного узнала о школьной жизни Натали, мне кажется, что наши программы были проще. Выяснилось, что Поль ей больше не нравится – «очень мягкий и податливый, всегда со мной соглашается, иногда даже противно. Мне сейчас нравятся Ник – такой печальный и таинственный».

Влюбилась девочка. Как время летит, вроде недавно мы с Крисом тайный ход в склеп нашли, а дитя этого приключения уже влюбилась. Совсем выросла, главное, что бы влюбленности от учебы не отрывали. Надо будет проследить за учебой.
Вечером Крис принес ноутбук с работы, и все равно клавиши западают, а когда он печатает все в порядке. Я попросила попечатать на компьютере Натали – западают клавиши, а дочь и муж печатают нормально. Боже, это напасть какая-то я дурно влияю на компьютеры или меня кто-то сглазил. Вот ладно бы готовить не могла – купить можно, а тут рабочий инструмент сломался, придется писать на бумаге.

Сообщила издательству, что больна и сдам текст, в следующем месяце. На меня поворчали, но согласились, т.к. моя редактор все равно в отпуске. Я решила побыть с дочкой, позаниматься домашним хозяйством, провести небольшие сеансы по снятию сглаза, если, конечно, западание клавиш это он, а не опять какие-нибудь знаки. Надо присмотреться реальности, может быть, я чего-то не замечаю, и поговорить с Агатой.

Как-то Натали мылась, и я решила посмотреть ее комнату - провести родительский контроль, так сказать. На столе блокнот, в котором много каких-то таинственных знаков, кресты и черепа. Все такое мрачное, совершенно не свойственное моей девочке. Откуда такая страсть? Может просто мода? Все заколки, бусики и кулоны раскиданы по столу – уроки делать негде, все завалено. Не хотела сильно прибираться, так немного, освободить пространство, но при попытке убрать бусы и кулоны, натолкнулась на невидимое сопротивление, как будто эти вещи находились под невидимым колпаком – все мои усилия были напрасны, ни палкой, ни другим предметом я не могла проникнуть сквозь невидимую преграду. Господи, клавиатуры не работают, теперь еще и бусы взять не могу – тут что-то не так может меня, правда, сглазили.

Стала внимательно разглядывать эту кучку бус, вроде все такие разноцветные и девчачьи, но с самого низа выглядывает такой черный кулон или амулет, я такого не покупала, может, кто из подружек на день рождение подарил? Мне видны две дырочки и знаки возле них, я быстро перерисовала их и удалилась из комнаты.

Необходимость встречи с Агатой нарастает, не к добру это, не к добру… А так уж все забылось и то, что носительница дара, само приключение по поиску Белой книги Невилов. Я свой дар не сделала профессией, все-таки писать мне больше нравится. Так иногда помогаю Агате, в сложных делах, если ребенка помочь вылечить или с беременностью; иногда сниться Маргарет всегда спокойная и улыбающаяся.

Ускорил мой поход к ней странный случай, на первый взгляд обычный, в том смысле, что с каждым велосипедистом может случиться - Поль упал с велосипеда и вывихнул руку. Меня удивила реакция дочери на событие: во-первых - она нам об этом за ужином рассказала, хотя обычно молчит или «все нормально»; во-вторых - у нее было такое таинственное выражение лица и глазки сверкали. Ее распирало рассказать подробности, но выходили выражения типа – «ну, он там, ваще типа, лежит» или «едет, едет и вот он, вдруг, – раз, и падает, короче, круто». Так эмоционально, причем не с сожалением, а с каким-то восторгом, как будто там была ловушка, и Поль попался, а она знала и не предупредила, а просто пронаблюдала. И никакой жалости, что ему больно, он не сможет писать, и велосипед сломан.

Что-то происходит с моей девочкой – совершенно не понятное поведение и еще этот странный амулет. Ведь у нее тоже может быть дар, я совсем про это забыла, но она так юна – обязательно ее ауру должна посмотреть Агата, я из-за своей любви к дочери буду не объективна.

- Эх, Элис, - голос Агаты был мрачный и тихий, она гладила фотографию Натали со дня рожденья. – Я посмотрела, что с Натали, а в ней активируется что-то мрачное и темное. Амулет этот со знаками из Черной книги Невилов, той, по которой заказывала ритуал твоя мама. У меня есть смутное предположение, что, в том, что этот амулет помогла найти я, не специально, конечно. В ней, как и в отце, течет кровь исследователя, ну и я ей подарила набор для раскопок, старый, но еще в рабочем состоянии. Твоя дочь интересовалась одной могилой на дальней стороне кладбища, причем тройной без имен, а только с датами рождения и смерти. Думаю, Натали этот амулет раскопала. А вот той, могиле или нет, не могу сказать, но, обычно, в таких могилах хоронят найденных после пожаров. Но, если бы это был большой пожар, то здесь бы схоронили всех – подобие братской могилы, а тут только трое.

Агата замолкла, принесла чаю и кекса, и продолжила совсем тихо: «Если действительно амулет оттуда, то это могила второй дочери Маргарет, которая колдовала по Черной книге. Раз там три трупа, скорей всего, это ее семья и они сгорели - поджог или случайность, сейчас мы не узнаем, но, то что, она вообще похоронена, это заслуга ее сестры, возможно, это просьба матери или ее сестринские чувства. Потому что таких особ и их семьи не закапывают в землю. И то, что там был амулет, а возможно еще что-то, свидетельствует, о том, что похоронили со всем, что принадлежало покойникам, а так делали только родственники.

И еще, Натали 11 лет, в будущем году закончится ее первый 12-ий цикл. У нее два дара и темный и светлый. Этот амулет ее манил, помнишь, как тебя тянуло в Шеффилд, так и ее притягивала эта могила, но у нее еще все не осознанно и на уровне. Она не понимает что это за амулет, но он очень сильный, он уже смог создать защитную ауру. Даже если Крис или я заберем его, Натали его найдет, он ее позовет».

Я была в шоке. Я помню, как мне было тяжело сопротивляться, а я была взрослая, а ребенок даже не будет этого делать, он просто пойдет и все, но пойдет в противоположную от меня сторону.

- А почему ее привлек именно темный дар, а не светлый. Ведь она могла быть со мной читать книгу, учиться – и пока я задавала этот вопрос, мне на ум пришел ответ – а потому, что маме некогда было заниматься дочерью, а на кладбище интереснее, ее туда манило, я не смогла перенаправить этот интерес. Я когда-то пропустила этот переломный момент и вот теперь уже его плоды.- Да, Агата, знаю почему, мне было некогда – упустила момент, а Натали уже познакомилась с темной силой. И что делать? Как мне вернуть дочь?
- Кстати, это она наложила на тебя сглаз, не умело, конечно, я все исправила, можешь теперь работать. Но и на Поля тоже она подействовала. Ее сила растет, я пока положила ее фотографию под охрану. Возможно, она приболеет, будет вялой и будет все время хотеть спать. Пусть спит и лежит.

Пусть с ней побудет бабушка – доброта это то, что ей сейчас очень нужно. А мы с тобой проведем несколько сеансов, сможем снизить действие амулета, но у меня тревожное предчувствие, что это только начало.

2.

Крис нашел могилу с тремя датами, да, действительно, там кто-то что-то копал: «Причем даже не закопали до конца, так, только чуть земли покидали и ветками закрыли. Не профессионально, «черные копатели» так не оставляют, после них всегда все аккуратно, и они уже к нам не ходят – все во время войны выкопали».

И Натали подтвердила, что раскапывала могилу, нашла сверток, а в нем амулет и монетки. Хотела приключения как у нас с мужем. Она стала немного вялая и сонная, все время просила, чтобы ей бабушка читала мои книги о приключениях двух сестер колдуний, но амулет не снимала, теперь с ним и мылась.

Мы сегодня ужинали с мамой и Агатой; она принесла чудные плюшки, их так любит Натали. Мы все переживаем за нее и стараемся ее поддержать. Ужин был не мрачный, с веселыми рассказами из жизни Шеффилда, о сюжете моей новой книги. Я увлеклась рассказом и не сразу заметила, что глаза Натали в прострации – глаза круглые, зажала амулет в ладошках так, что костяшки побелели. Через секунду выпала вилка из рук мамы, и она тоже замерла с вытаращенными глазами.

- Да, мистер Макдафф, я Эмма Келли и слышу вас – произнесла мама механическим голосом без каких либо эмоций, - я знаю, где амулет Черной книги, он на моей внучке. Ее зовут Натали Стюарт.
Агата мгновенно прореагировала и начала читать какое-то заклятье, потом вынула маленькую бутылочку с какой-то жидкостью и быстро побрызгала на Натали и маму. Все это происходило параллельно с речью мамы, потому что она говорила медленно, как будто эти слова кто-то заставлял говорить, может она и не хотела, но рот открывался.

Как только их побрызгали - Натали и мама очнулись, и ничего не понимая, думаю, что они и, не заметили своего отключения, продолжили есть. Теперь мы на них смотрели, открыв широко не только глаза, но и рты.
- Эмма, а кто такой мистер Макдафф? – спросила Агата, немного приходя в себя. – И делал ли он тебе сеанс гипноза?

У мамы опять выпала вилка, губы задрожали, на глазах выступили слезы; она взяла бокал вина и разом его осушила, потом начала глубоко дышать, и одновременно разрывать на мелкие кусочки бумажную салфетку.

- Это он, он сделал ритуал для спасения Элис, я думала, что забыла его, но вот видите, одно упоминание его имени вывело меня из равновесия, - и продолжала измельчать салфетку, - да, я была под гипнозом пред ритуалом.
- Эмма, Эмма, успокойтесь, он просто опять ввел вас в транс и узнал об амулете и у кого он. Его толкает книга, что-то происходит между ним и Черной книгой. Он с ней связан так же как Элис с Белой. Этот амулет что-то расшевелил, но что?
- Э-э-э, это мой амулет и что он там расшевелил, расскажите – неожиданно бодро выпалила Натали.

Вот, ведь, мистер Макдафф и защиту с Натали снял. Сильный маг. Придется все заново накладывать, что бы успокоить Натали. Что же происходит? Вроде никто равновесия не нарушал, откуда такая активность? Вмешивать в это все девочку или нет? Ей всего 11, но она стала хранителем амулета. Надо защитить ее мозг от воздействий или нейтрализовать амулет. Он перестанет его видеть и начнет снова искать - мы выиграем время и что-нибудь придумаем.

У Натали загорелись глазки – она в центре внимания все семьи, с ней происходит что-то интересное; они сидит и всем телом вслушивается в наши разговоры.
Пришлось ей объяснить в общих чертах, что происходит, вернее, наше понимание происходящего, что амулет не простой, а одна из частей для проведения магических ритуалов, а раз он нашелся, то, возможно, найдутся и люди, которые захотят его иметь. В таком варианте он является опасным для тебя, но сейчас, ты под его властью. И наша задача уменьшить его влияние.

- Ой, мама и правда, он на меня влияет. Мне так хотелось, чтоб ты со мной была, а не тюкала по клаве – я сильно-сильно перед сном этого захотела, а утром ты и правда не смогла работать, извини меня – уже не таким бодрым голосом проговорила Натали, соскочила и прибежала меня обнимать. Мы, в порыве совместного благодушия и любви, расплакались, а потом рассмеялись, вспомнив, как я мучилась, пытаясь написать хоть какое-нибудь слово. Девочка моя опять со мной, это здорово и приятно!

- А Поль, Поль тоже из-за меня упал, я просто подумала: «какой простофиля, такой не складный, вот бы здорово, если бы упал сейчас, перед всем классом – мы бы посмеялись вместе Ником», а потом у меня в голове прозвучали какие-то слова, я их просто повторила. А он взял и упал, а мы посмеялись. Мне как-то странно было - с одной стороны классно, что вот я сказала, и получилось, с другой стороны и Поля жалко. Но последнее быстро прошло, а удовольствие, что я вот сказала, и получилось, осталось, и то, что это был наш с Ником секрет, не думаю, что он подумал, что это я сделала, может, там все-таки был камушек, а мои мысли просто совпали с этим? Правда, мам, так ведь может быть, - и Натали снова расплакалась, я ее утешила, сказала, что все может быть и все будет хорошо – мы ее любим и не дадим в обиду.

Она успокоилась и совсем затихла, взгляд был сонный-сонный, и я ее, как маленькую девочку, взяла за руку и повела спать, она покорно поплелась за мной.
Мне очень хотелось, чтоб этот амулет был от нее как можно дальше, чтоб было меньше воздействие; я, вообще, попросила отдать его Агате, но Натали вцепилась в него мертвой хваткой и максимум на что согласилась, что бы амулет лежал на столе в зоне видимости. Завтра обязательно проведем ритуал, и постараемся совсем убрать его силу.
Натали была очень ласковая и нежная, я давно не испытывала такого единения с дочерью, так приятно ощущать поток любви и тепла от родного существа.

3.

Я проснулась от собственного крика – руки трясутся, сердце бешено колотиться. Крис спит, может быть, это я во сне кричала? Мне снилась Маргарет, идущая по темному коридору, за руку ведет девочку – это Натали, они обе в белом, их лица озарены радостью. Потом Маргарет отпускает Натали, и она бежит вперед, протягивает руки, я понимаю, что это она ко мне бежит, и уже радостная тоже протягиваю руки, но тут Натали проваливается сквозь пол – раз и нет. Я подбегаю к месту провала, и вижу в дыре лежащую дочь на могильном холме! Тут я закричала и проснулась.

Может быть ничего страшного, просто сон, - успокаиваю себя мысленно, но знаю, что такие сны просто так не сняться. Тихонечко встаю и иду проверять на месте ли Натали. И уже в коридоре понимаю, что что-то не так - в ее комнату дверь открыта, забегаю в комнату - ее нет, но одежда на месте. Ушла, ушла…не успели заклятье наложить, и амулета нет.

Значит, опять поманил, сейчас какой-то сильный заговор, раз смог увести девочку из дома. Куда, куда может поманить? Самое сильное место это могила, где он был найден. На кладбище надо бежать, пока, надеюсь, ничего страшного не случилось, надеюсь, Маргарет вовремя меня разбудила.

Я всех оповестила о происходящем и чтоб не терять времени на общие сборы, поехала на кладбище на велосипеде, а Крис и мама приедут на машине.
Я крутила педали как на олимпиаде, но внимательно смотрела вокруг – вдруг, мелькнет Натали. А на улице никого, тишина – вот он, поворот на кладбище, и кругом пусто. Меня начинает охватывать ужас, слезы сами текут по лицу, хоть успокаиваю себя – все хорошо, с Натали все хорошо, но они текут и текут.
Вот вижу, промелькнуло что-то светлое, на обочине, вроде Натали, стоит и шатается из стороны в сторону. А с противоположной стороны ехала машина, которая своими фарами меня ослепила. Я чуть не упала с велосипеда - видеть ничего не вижу, но слышу скрип резины от резкого торможения. Я замерла в ужасе, но ничего не почувствовала, машина тормозила не из-за меня.

Через пару секунд зрение вернулось, я увидела в метрах пяти от себя машину, которую оббегал толстый человек в длинном плаще, и Натали, которая стояла возле нее, качаясь из стороны в сторону. Тут подъехал Крис - я ему машу рукой, чтоб ехал вперед, сама соскочила с велосипеда и бросилась бежать к этой машине, постоянно крича – «Натали, очнись, я здесь, я мама!» Я это кричала как заклинание, чтобы вывести дочь из этого наваждения.

Все происходило одновременно – Крис на машине заблокировал выезд этой машине; толстяк пытался втолкнуть мою дочь вовнутрь, а она, только пару раз крикнула «мама, мама» и совсем обвисла на его руках. Он уже почти затолкнул Натали вовнутрь машины, и сам почти в нее влез, как мы с Крисом за полы плаща оттолкнули его от машины. Он упал на тротуар прямо к маминым ногам, а она не растерялась, как стукнет его домкратом по голове и он обмяк и больше не шевелился.

Натали была в обмороке, амулет зажала в кулаке. Крис не смог их разжать, что бы вытащить его. Мама держалась мужественно, хотя видно было, что руки трясутся от волнения, еще бы не каждый день бьешь человека по голове. Толстяк в отключке, но жив. Мы его затолкали в его же машину и Крис повел ее к Агате; она разрешила, у нее двухместный гараж и чудный холодный подвал с железной дверью, как раз для охлаждения желания воровать чужих детей.
Маму согласилась переночевать у нас, что бы завтра побыть с Натали. По дороге домой дочь очнулась, но была совсем слабая, и остаток ночи проспала на нашей кровати.

4.

- Мистер Макдафф, вы слышите меня? – я почти 15 минут кричала в ухо толстяку. Он сопел, смешно пришлепывал губами, но глаз не открывал - спит.
После происшествия прошло 12 часов, но у него никаких признаков бодрствования. Как Крис положил его в подвале, так и нашел его утром, причем в той же позе. Либо вчера был под действием наркотиков, либо был мощный энергетический выброс, который лишил его сил, плюс удар по голове – организм требует восстановления. Рану Агата промыла и перевязала, но болеть будет еще долго. А нечего покушаться на маленьких девочек.

В машине ничего не нашли и при себе у мистера Макдаффа ничего не было, только ключи и на шее висел амулет такой же как у Натали. Мы ему связали руки и ноги и положили на диван в гостиной, а сами поставили стулья напротив и смотрели, как он спит – театр одного сна. Периодически по очереди пытались его разбудить, но он мирно посапывает, не обращая на нас никого внимания.
Сон очень интересное состояние человека, в нем он не контролирует свое сознание, подсознание самопроизвольно выбирает те, запомнившиеся моменты реальной жизни и комбинирует их по своему усмотрению. В нем может происходить связь с прошлым или будущим. Если человек предрасположен к мистическим силам, то он может увидеть в своих снах пророчества или предупреждения, хотя многие совсем не соотносят происходящие во сне с реальностью.

Мысль о том, что во время сна сознание беззащитно натолкнула меня на то, что мистер Макдафф сейчас перед нами не только спит как младенец, но и является открытой книгой – почему бы этим не воспользоваться и не почитать его мысли, и я предложила Агате провести сеанс гипноза над спящим магом.

- Я хочу покоя, покоя, покоя… Это грязное, мерзкое, мужское тело меня не достойно, лучше совсем ничего, лучше обратно в могилу… - этот поток истеричной ругани выходил изо рта мага (даже не вериться, что он может говорить таким противным женским голосом), - даже такого простого делала сделать не мог этот проклятый, толстый, самовлюбленный человечишка, а была бы уже с Томом и Семом – они ждут, они зовут – я слышу. Делов то оставалось на пару часов – подчинить девчонку книге, амулет уже справился со своей задачей, теперь я с ним могу вернуться к своим мальчикам… Ну, почему, почему его мать не родила девочку, я устала в нем быть…
Рот закрылся, маг не проснулся, а Агата без сил упала в кресло. Сеанс закончен.

Да-а-а, вот так номер! В маге две сущности – он и еще некая дама, и она доминирует в его сознании. Надо достучаться до самого Макдаффа, думаю, он расскажет, в чем дело. Но как? Опять гипноз? Хватит ли сил у Агаты выйти на сущность мага? Пока я размышляла, на диване началось какое-то движение – мистер Макдафф проснулся, и пытается сесть, но ему плохо удается – руки связаны.

- Черт, что это? Что с руками? – голос уже мужской и сердитый, - у меня голова болит, хочу пить, и, извините, в туалет. Ну, черт, руки то почему завязаны? Развяжите! Что происходит? Объясните, пожалуйста!
- Мистер Макдафф, все в порядке. Что вы помните из прошлой ночи? – спросил Крис, совершенно, между прочим, спокойно. Маг как-то сразу сжался и угомонился.
- Не помню, к сожалению, опять Грета что-то делала? – теперь его вопрос был к нам.
- Это та вторая ваша сущность? Вы совсем не помните, что делаете, когда она вами владеет?
- Нет, воды то можно попить и руки развяжите, я не убегу. Пока, по крайней мере. Ее влияние все сильнее, а когда амулет нашел хозяина, я собой бываю совсем редко. Я хочу от нее избавиться, я устал, - он был жалок, с понурым взглядом, опустившимися плечами, - последнее, что помню это подготовка к ритуалу поиска хозяина амулета. Если у меня связаны руки, значит, произошло что-то плохое, что?

Мы все начали наперебой, рассказывать о происшедшем, махать руками, возмущаться… Весь гнев, который накопился у нас за ночь, вылился прямо на голову этого толстяка. Чем больше рассказывали, тем мрачнее и мрачнее он становился, потом его взгляд остекленел, и уже в следующую секунду на нас, вылился поток брани противным, правда, голосом Макдаффи. Это Грета. Маг начал активно ртом пытаться развязывать веревки на руках, не получается, тогда, начал руками пытаться развязать веревки на ногах, но ничего не получилось. Такая активность в нем проснулась, совсем другой человек.

Понятно, Грета появляется, когда Макдафф подавлен и в смятении, или начинает чувствовать угрозу своему существованию, ей же надо закончить миссию, чтобы вернуться обратно. Но надо как-то ее успокоить и поговорить с Макдаффом – он, наверняка, знает, как исправить ситуацию.
- Успокойтесь мистер Макдафф, мы не причиним вам зла, - начала я успокаивать Грету-Макдаффа, - все хорошо, вы, наверное, хотите принять ванну или душ? Вы же всю ночь так проспали.

Все на меня смотрели, вытаращив глаза, пытаясь понять, что за игру я веду. Я выглядела уверенно и спокойно, никакой паники, как врач с больным пациентом. Видимо мой вид был настолько убедительным, что все начали мне поддакивать. Обстановка разрядилась.

Грета-Макдафф потребовала кофе, и развязать руки. Да, это проблема, если развяжем – сбежит, просто пойдет как танк своим толстым телом, и мы его не удержим, не развязывать - Макдафф не появится. Мы решили вначале кофе, а потом развяжем руки. Агата пошла готовить кофе, и я с ней, Крис остался наблюдать за магом.

Я объяснила Агате, свою догадку относительно появления Греты и исчезновения Макдаффа. Она согласилась, что в ванной маг расслабиться и опять появится в своем сознании, и предложила использовать ее гостевую ванну.
- А вы знаете, мистер Макдафф, - по его лицу пробежала волна отвращения – Грета даже имя мага не переносит, - давайте, мы вам  развяжем руки в ванной, - спокойно и уверенно проговорила Агата, - у меня есть хорошая ванная комната для гостей, полежите в теплой воде, немного отдохнете. Сейчас мы с Крисом все подготовим, - и начала тянуть обалдевшего Криса с собой, не давая вставить и слово, все время, рассказывая как прекрасно отдыхать в ванной с морской солью, мыться мылом собственного приготовления из ромашки и мяты… она говорила, не останавливаясь, обволакивая нас предвкушением чего-то приятного и теплого.

Действительно, так захотелось в приятную, теплую ванну и обе сущности Макдаффа довольно соглашались, мне кажется, что Агата интонацией своего голоса нас немного гипнотизировала. Магу пришлось расширить веревки на ногах, чтоб смог подниматься по ступенькам, но быстро бежать у него не получится, для этого коротковаты веревки. Мы его вели втроем – Крис за веревку впереди, а мы с Агатой сзади со сковородками, если вырываться начнет, ведь неизвестно чего можно ожидать от мужчины с женскими мозгами.
Дверь в гостевую ванну была открыта, мы впихнули туда мага и быстро ее захлопнули и пододвинули старинный деревянный комод, который Агата купила лет год назад в антикварном магазине для ванны, но он туда не влез, и пришлось его поставить рядом с ванной, почти воплотив мечту Агаты. Он был с красивыми, заостренными на концах, коваными украшениями, которые были прикреплены к задней стенке комода. Перелезть через него невозможно, даже если Макдафф сломает дверь ванной, но и сдвинуть его не получиться, потому что мы прижали комод к двери креслом, которое упирается в противоположную стенку коридора – просто комод двигать некуда.

Оставили нож на полке. При определенной ловкости, вот тут как раз сработает женская смекалка Макдаффа, можно распилить веревки на руках, а там и на ногах. Вся эта многосложная затея ради одного, что бы с нами поговорил сам маг.

Надо выяснить, как убрать влияние амулета на Натали, как нейтрализовать действие Черной книги, и где она, и что вообще, происходит?
Мы тихонечко стояли возле ванной, прислушиваясь к звукам, доносящимся из нее, пытаясь уловить появления самого Макдаффа. Минут через 15, активные звуки закончились, вода в ванну больше не бежала, видимо тело погрузилось в блаженную теплоту. Стало тихо.

- Мистер Макдафф, - шепотом проговорила я, потом чуть громче, - мистер Макдафф, это вы? Отзовитесь, пожалуйста, нам надо с вами поговорить.
Я так повторила раз три, но из ванны, ни звука. Может опять уснул. Я тихонько постучала в дверь и громко позвала мага. Послышался всплеск и бормотание - точно спал.

- Да, я вас слышу, извините, что-то мне все время спать хочется, - услышали мы голос самого мага, и облегченно вздохнули; наши догадки были правильные – в тишине и покое маг приходит в свое сознание.
- Быстро расскажите что происходит, и не волнуйтесь, а то опять придет Грета. Нам надо спасти дочь от влияний амулета и книги. А если это сможет вас освободить от Греты, то с удовольствием поможем, - я проговорила строго и четко, давая понять, что мы готовы к действиям, а не к разговорам.
- Понял - громко проговорил маг, - зайдите и возьмите мои брюки, там, с внутренней стороны кармана, пришит адрес, где я остановился. Я, почему то интуитивно чувствовал, что это надо сделать, обычно я не зашиваю адреса домов и квартир, где останавливаюсь. Ну, бог с ним, главное возьмите черный кейс, в нем есть второе дно, там спрятан мой дневник, в котором все рассказано. Я говорить об этом не могу, иначе придет Грета. Читайте в середине, эти листки с красной каемкой – там самое важное!

Пришлось дверь расбаррикадировать. Осторожно, со сковородкой наготове, Крис зашел в ванну и быстро похватал все белье, которое ему попалось под руку, заодно и нож, которым маг разрезал веревки. Маг лежал в ванной, закрыв глаза и уши; отключив себя от этой реальности, чтобы не раздражать Грету.
Действительно, к внутренней части кармана что-то есть – кусок бумаги, прикрепленный булавкой, на нем написано – «стоун стрит, 212/13, квартира 5, дом 34518, квартира 774098» Что означают последние цифры, мы не поняли, но может нам подскажет сам дом. Крис вернул все обратно в ванну, и мы снова закрыли дверь. Решили, что Крис туда съездит и все привезет, а мы с Агатой будет сторожить мага.

Собственно ванна и будет ему местом, где он будет находиться, пока все не проясниться.
Все намеченное успели сделать за час. Дочь с бабушкой отдыхали, готовили еду, и даже, готовились испечь пирог. Крис съездил по адресу мага. Цифры это коды для входа в дом и квартиру. Очень редкое явление для Шеффилда чтоб были такие замки. Крис решил привезти не только дневник мага, но и то, что ему показалось интересным – большую деревянную шкатулку, книги все, которые были на столе и в сумке, ну и захватил кое-какую одежду для пленника.

«Красные» страницы дневника мага

13.08. пятница. Мари вчера мне позвонила, и сказала, что больше не будет встречаться, что я уснул на ней…ужас, ужас, ужас… Но я помню свой эрегированный пенис, а потом провал. Стыдно, мучительно стыдно – ведь Мари единственная согласилась на это, а я так опростоволосился. Я знаю, это она, она, не хочет, чтобы я стал мужчиной. Эти женщины поработили меня. Но сегодня я все узнаю. Я все выясню – как мне избавиться от этой чертовой дамочки в моей голове. Сегодня я буду проводить сеанс гипноза своей матери. Мать под гипнозом – ура! – и делать буду именно я, а не эта ведьмочка, которая живет во мне как у себя дома. Она не вмешивается, когда я получаю нужные навыки, именно в эти моменты весь мозг в моем распоряжении, и вот сейчас, настало время этим воспользоваться, а то эта тварь уже собирается контролировать мой пенис.

14.08. Три утра. Разбираю записи после сеанса. И так – магические знания, и умение работать с книгой передается по женской линии, - это я знаю давно. Но к маминому «ужасу и сожалению других детей я иметь не могу, кроме этого дитя с лишней извилиной...» - я всегда знал, что она меня не любит, теперь знаю почему – я мальчик, а она полностью во власти книги, только с ней она значима и так ее подвела, не смогла родить девочку…
«Пять лет мучительных поисков, как передать знание» - да, помучилась дорогая мамочка, как переделать мальчика в девочку, да так, чтоб книга признала. Задаешь правильные вопросы – получаешь правильные ответы. Мой вопрос: «И где ты нашла ответ?» Получил чудный ответ – у мертвых колдуний.

«Последняя надежда на помощь духов умерших колдуний, - они хранят не выявленные и тайные знания. Обязательно кто-то из них сталкивался с книгой, - они смогут страждущему. Наверняка, так уже было за многовековую историю книги…» Правда, это она говорила с такой болью, что я начал ей сочувствовать. Книга ее поработила, она даже не борется за себя, это годы смирения и подчинения, а я - ее сын! - по сути, не ее ребенок, а лишь продолжение рода для служения книге, и, вот, - такая не удача.

«Сон, чудесный сон – Грета, милая Грета, пришла ко мне и принесла свиток и исчезла. А свиток сам раскрылся в моих руках и там ритуал, который надо провести, что бы ее женская сущность жила в теле моего сына, пока они не найдет настоящую наследницу книги. Книга сама найдет ее, надо только следовать ее знакам» - вот так просто, из-за как-то наследницы в меня поселилась, эта Грета. С семи лет я живу с ней, я никому о ней не рассказывал, а то меня сочли бы за дурака и не играли. Хотя со мной и так мало играли, я всегда был странный, толстый и в очках.

И тут я задал еще один правильный вопрос – как можно вернуть Грету обратно и нейтрализовать действие книги на тебя и на сына? Ее лицо окаменело, потом на нем отразился ужас – глаза расширились, руки задрожали; как будто она зашла в комнату страха – так на ней отразилось выемка этого знания из самой дальней и темной комнаты подсознания. И она, совершенно механическим голосом, сказала самое главное для меня - «надо провести ритуал на могиле Греты по возвращению ее духа обратно. В могиле Греты есть амулет, который завет наследницу, и если она отзовется на зов и найдет его, то книга укажет путь к ней…». Опять от меня ничего не зависит - есть ли наследница не знаю, позовет ли ее кровь к могиле Греты тоже не знаю. Но все же есть надежда, что я буду жить сам в своем сознании, только надо набраться терпения…

***

Последние два предложения были обведены красным фломастером раз 10, наверное, маг это повторял как молитву. Мы были полны сочувствия к Маддафу, но, по сути, на этих страницах нет четкого описания ритуала. Только общие фразы. У нас только часть разгадки, а надо все узнать и быстрее, пока Грета-Макдафф не разнесла ванну. По всему дому слышны ее методичные стуки в дверь, при такой настойчивости и силе, часа через 4 двери будут сломаны. Опять бить по голове, теперь это как-то совсем по варварски. Решили накормить усиленной дозой снотворного. У Агаты были такие лекарства, принимала она их редко, но хранила на всякий случай. Потом я вспомнила, что у мамы есть ампулы, потому что она не могла принимать таблетки из-за больного желудка. Т-а-а-к, в общей сложности, с таблетками и уколами, у нас есть примерно 24 часа на решение проблемы. И вот опять, все будет решаться без вас мистер Макдафф!

Уговорить поесть не составляло большого труда, даже Грета понимала, что сытое тело Макдаффа гораздо эффективнее голодного. В небольшую щелку в дверях мы просунули искусно приготовленного, немного островатого, цыпленка с рисом и бутылочку красного вина с особым ароматом с небольшим «вкусовым отклонением».

Ритуал по перемещению души. Самая большая проблема. Из дневника не понятно, по какой книге его надо делать. Есть его описание в Белой книге, но не произойдет ли противоречия, ведь первоначальный ритуал проходил по Черной книге, но мы то его можем сделать только по Белой. И, в итоге, просто ничего не произойдет, все останется по-прежнему.

Наш двухчасовой мозговой штурм ничего не дал. Посмотреть что-то из вещей, привезенных из квартиры мага, мы с Агатой не могли, они вызывали у нас ужас и отторжение. Только Крис мог к ним прикасаться. Как мы и предположили, в деревянной шкатулке была Черная книга Невилов. Но текста Крис не понимал, в его руках она была лишь экспонат – древняя книга 16 в. Он, конечно, мог бы переписать все заклинания из книги, но какое нужное? Мы так неделю будем переводить, а главное, кто будет делать ритуал? Рассматривали варианты временного перехода под влияние Черной книги, но как это сделать и возможно ли это вообще? Мне надо еще раз пролистать белую книгу, может она поможет найти заклинание, что бы спасти наследницу. И тут меня озарило, точно, наследница, ведь следующая наследница Натали. Мы ее совсем не брали во внимание, в силу ее малолетства, но в данной ситуации только она может все разрешить – в ней есть и темные, и светлые силы. Если я буду рядом, то всегда помогу преодолеть темное влияние.

Но это рискованно, очень рискованно, - вдруг, я не справлюсь, я видела, какое сильное влияние амулет имеет на Натали, а что будет, когда сила амулета соединится с силой книгой, она может полностью подчинить ее волю, как волю матери Макдаффа, а она ведь ребенок, она хватит ли сил сопротивляться… Что же это такое? – еще вчера я заплетала ей косички, играла с ней в куклы, а сегодня обстоятельства требуют от нее взрослых поступков. Сможет ли она? Я в сомнениях на третий раз пролистывала Белую книгу, и ни одной подсказки, ни одного намека – книга была нема, видимо, вовлечение Натали единственный выход. Только нашей любовью мы можем поддержать ее. Я же направлю все свои силы ей на помощь.

5.

Сложившуюся ситуацию, я рассказала Натали дома, а не Агаты, потому что мы не знаем как на нее повлияет близость Черной книги, может и никак, но лучше все обсудить на чистой территории.

Натали спокойно, по-деловому восприняла информацию. Она как-то на глазах повзрослела; в ней появилась уверенность и решимость избавиться от влияния амулета и книги. Свой амулет она не носит на шее, не держит в руках, но он при ней, привязан к поясу брюк. Говорит, что если его нет близко, то она ни о чем не может думать, кроме как найти амулет.

Мне становиться совсем страшно, что же будет, когда встретятся хозяйка амулета и Черная книга. Единственное, что мы можем сделать, это уравновесить ее влияние Белой книгой, нашей любовью и всеми теми магическими знаниями, которые я имею.

Сложность вся в том - объясняла я Натали – что тебе придется искать описание одного ритуала и его провести. Примерный текст мы тебе покажем. И там будет заклинание, которое тебе надо будет выучить или переписать. Самое печальное, что тебе придется провести ритуал одной, без нашей поддержки. Мы, конечно, будем рядом, но ничем тебе не поможем, мы сможем только все прекратить, если ты посчитаешь, что не справляешься. Еще наш главный противник – время; все надо узнать и проделать как можно быстрее, пока Макдафф вне сознания.

Мое сердце бешено билось, когда Натали начала листать Черную книгу. Ее глаза почти остекленевшие, рука механически переворачивает страницы. Мне казалось, что она уже вечность читает эту книгу, но она пролистала только 10 – 15 листов. Даже не знаю, кто больше волнуется она или я, видя, как моя девочка напрямую общается со злом. Неожиданно ее рука остановилась, не перевернув до конца лист, зрачки расширились, и она начала нараспев говорить заклинание. Потом пауза и она опять повторяет. Надо записать за ней, может она для этого повторяет. Я твердо сказала – пишем все, что говорит Натали, быстро, кто как слышит.

Но никто не был готов – ни ручек, ни бумаги под ругой не оказалось. Телефон! – можно все снять; я быстро его вынула и засняла, как Натали говорит заклинание. Успела! Натали отпустила листок и закрыла глаза. Руки безвольно обвисли, она устала от такого напряжения; мозг горит от встречи с магией. У меня так же было, но я то, уже взрослая была, а тут такое на ребенка обрушилось.

- Мама, мама, это было как у Гарри Поттера, надпись засветилась, оторвалась от страницы и полетела прямо мне в голову и я начала ее повторять. Она кружилась по кругу от начала до конца, а я повторяла, а потом взяла и исчезла, – на одном дыхании выпалила Натали. Боже, для нее это игра, для нее это только приключение. Понимает ли она всю серьезность мероприятия. Хотя, может, это только защита детской психики от сложности происходящего.
- Натали, тебе не страшно? Все в порядке? Сейчас ничего не беспокоит, голоса в голове, видения? – начала уточнять Агата, пытаясь понять, есть ли какое-то влияние книги.
- Нет, ничего. Просто устала как-то, как будто годовой тест написала по математике.
- А что еще помнишь? Это ты нам читала заклинание, а сам ритуал, какой должен быть? Ты помнишь? – начала я закидывать ее вопросами, помня, что у нас не так много времени.

- Да, да, да, мама…там был еще текст, перед тем как засветились буквы… - Натали закрыла глаза, поджала губы и наморщила лоб силясь вспомнить слова, - ну… там было типа того - в гробу лежащий отдающий душу, мертвец в могиле с неприкаянной душой, ты закапай их амулеты и трижды эти письмена прочти - уф, вспомнила! А ведь я не знаю этого языка, как я поняла, что там написано? Может, я еще какие-нибудь древние языки знаю, мне только надо попробовать?
- Огорчу тебя, дорогая Натали, но эта особенность у тех, кто имеет магический дар; я, тоже не зная языка, все понимаю. Но другие языки нам все равно надо учить. Та-а-к, из того, что ты рассказала, получается, что тот, кто отдает душу, т.е. Грета-Макдафф, должен лежать в гробу, рядом с могилой Греты – неприкаянной душой, а Натали должна закопать свой амулет, который раньше принадлежал Грете, и амулет мага, произнося слова заклинания три раза. Тогда душа Греты вернется в могилу, амулет и Черная книга перестанут влиять на Натали.

Все согласились с моим пониманием текста. Допустим, найти гроб не сложно, можно даже сколотить самим, положить туда сонного Макдаффа тоже можно, но как мы организуем сам ритуал на кладбище, да еще вечером? Кто нам позволит это сделать там, где уже не хоронят лет 300?

Казалось, что это совсем не разрешимая задача. Невозможно пронести гроб невидимым к могиле, обязательно придет администрация и зеваки. Возможно это сделать только ночью, когда темно и все кругом спят. И еще задача – как этот гроб транспортировать к кладбищу и по нему?

У нас голова пошла кругом только от вопросов, а надо уже иметь ответы. Крис оказался самым собранным, отбросив вариант невозможности, по-мужски четко все определил - На этом кладбище похоронены многие из рода Невилов. У них есть еще живые родственники, и они иногда посещают Шеффилд, ну и кладбище тоже. Обычно я провожу небольшую экскурсию по музею, но могу и проинформировать администрацию музея, что они хотят осмотреть все кладбище, и старую часть тоже, т.к. там еще никогда не были, а таким гостям не принято отказывать. Поэтому там нужно срочно прибраться, а территория большая и уборка может занять и всю ночь. Таким образом, администрация будет в курсе, что на кладбище что-то происходит, может даже дать осветительные приборы. Мы уже так аврально прибирали кладбище, когда мэр решил почтить память основателей Шеффилда. Обычно при приборке появляется мусор, который вывозят на тележке, которая будет в нашем распоряжении. Надо только гроб сделать похожим на ящик или ящик сделать гробом. Ведь собственно гроб это деревянный ящик, в котором лежит мертвец. Такой ящик мы можем закрепить на крыше машины и привезти к кладбищу, а там, на тележке до могилы. Последний укол, который мы можем поставить магу примерно в 11 ночи, и он будет действовать часа 4, - вот, как поставим последний укол, так и начнем действовать, - выпалил он одном дыхании.

Мы сидели, разинув рты, я по ходу рассказа соображала, что где купить для осуществления этого плана. Крис молодец, он умеет концентрироваться в нужный момент, не то, что мы - дамы, в голове только растерянность и не понимание. Мы распределили, кто что будет делать. Главное успеть проинформировать администрацию музея, что будут гости и нужна уборка кладбища. Туда Крис и помчался со всех ног.

Мы с Агатой съездили и купили большой ящик под хозяйственные инструменты, его заботливо выкрасили в зеленый цвет, чтобы не сильно бросался в глаза, когда будет стоять во дворе. И так же заботливо работники магазина нам его закрепили на крыше машины. Теперь вопрос – как нам туда положить Макдаффа? Разумным решением, оказалось – привести Макдаффа внутри машины и у кладбища переложить в ящик, который уже снимем с крыши.

Вот так складывается жизнь Макдаффа, собственно не его жизнь, а жизнь его тела, а его жизнь была лишь борьба за место в этом теле, но вот скоро станет свободным. Принесет ли ему это счастье? Но теперь будет волен сам решать за себя, может в этом и есть счастье? Но, пока мы решаем его судьбу.
К десяти часам вечера все приготовления были сделаны. Администрация музея даже обещала выплатить сверхурочные за уборку кладбища. Макдафф в ванну пришел сам, а к машине пришлось тащить его нам, - было ощущение, что в этом теле действительно живут два человека, такое оно тяжелое. Мы буквально волокли его, согнувшись в три погибели, и отдыхая, каждые пять минут.
С таким же трудом мы его вытаскивали из машины. Тело упиралось всеми способами, запуталось рукой в ремне безопасности, ботинком зацепилось за порог машины. Это был ужас, мне кажется, что мы порвали весь его черный плащ и поцарапали всю обувь. Наконец, тело впихнули в ящик. Все это происходила еще на тротуаре перед кладбищем, где было освящение, а там за воротами кладбища полная тьма, кресты, холод…только то, что нас компания и мы идем по делу, отодвигает волны ужаса, посторонний шорох от могил, заставляет стучать сердце сильнее, а ладошки потеть. Крис нас успокаивает, говорит, что на кладбище живут кошки, и это они бегают среди могил. Ну, хоть какое-то объяснение, и, вроде, не так страшно. А Натали здесь как рыба в воде, бодро идет и рассказывает, как они с Крисом здесь ночью катались на великах. Завидую ее смелости и бесстрашию.

Мы быстро, подгоняемые страхом, провезли ящик с Макдаффи, к могиле Греты. Там Крис включил освящение, не сильное, но все же стало спокойнее. Было такое впечатление, что мы участвуем в съемке кино, мы актеры, на площадке, освященной софитами, нет только хлопушки и камеры. Но это ложное ощущение внешней легкости и игривости, вытесняет горечь от тяжелой процедуры, которую придется делать моей девочке одной, как взрослой, и я уже ей ничем не помогу, только тем, что нахожусь рядом. Конечно, завтра она не станет взрослой, и у меня есть шанс побыть с ней в детстве, по заплетать косички и посплетничать, пока она не упорхнет в самостоятельный полет.

Ящик-гроб на месте, тело для переселения душ готово. Натали положила Черную книгу, и амулеты прямо на могилу Греты. Когда она начала читать первый раз заклинание, над кладбищем пронесся небольшой ветерок, зашелестели листья на деревьях, послышались какие-то охи и кряхтенья…Жуть, животный ужас… По спине пробежали ледяные мурашки, казалось, что за освященной площадкой что-то происходит невидимое и потустороннее…

На втором заклинании Натали закрыла глаза, голос ее стал не по-детски жестким и металлическим, и она начала качаться взад-вперед, как будто через нее проходят какие-то силы, не давая ей оставаться неподвижной. Ветер усилился, стал пронизывающим и ледяным, он шел снизу из земли – это сквозняк из преисподней. Ужас, ужас, ужас… только эти мысли витали в моей голове; я, не переставая, молилась о спасении и сохранении моей девочки. Как я теперь понимаю свою мать, которая готова была отдать все за мое спасение, я бы тоже отдала все, чтоб оказаться на месте моей дочери и избавить ее от риска быть поглощенной темной стороной силы.

С началом третьего заклинания стали происходить фантастические вещи, мозг отключился от невозможности все это переварить, работали только органы чувств. Голос Натали становиться громогласным, кажется, что он слышен всей клеточкой тела, это слишком для ее хрупкого тела, и она буквально падает на колени, но продолжает говорить. В тот же момент открывается крышка ящика и из него поднимается Макдафф, - глаза открыты, лицо искаженное ужасом и гневом, изо рта течёт слюня, - это настоящий звериный оскал, он вытягивает руки вперед и поднимается над ящиком, медленно начинает двигаться к Натали, видимо Книга через Грету-Макдаффа пытается воспрепятствовать окончанию ритуала, ее миссия не выполнена, это ее последние усилия все изменить.
Меня охватил столбняк, я не могла ничего с собой поделать, ничем не двинуть… Бессилие, ужас, видеть, как на твоих глазах опять пытаются убить твою дочь… Я мысленно послаю крик о помощи Маргарет, все светлым силам, что бы они воспрепятствовали такому концу. Ничего не происходило, маг тихо двигался к Натали, ей оставалось договорить пять слов, но от усталости или от действия Черной книги, она стала говорить медленно, почти по слогам. Мое сердце разрывалось от бессилия, еще три слова. Но руки мага уже почти над головой Натали, и тут он остановился, что-то невидимое преградило его путь, он путается проникнуть, глаза наливаются краской, ветер буквально свистит в ушах, из него вырывается оглушительный рев, как будто им можно пробить эту преграду, но нет, он не может двигаться дальше. Натали заканчивает заклинание, и без сил падает на землю, а Макдафф падает рядом, на могилу Греты.

Все тут же стихло, стало тепло. Мама тут же присела на соседскую могилу, она выглядела испуганной, но держится. Я бросилась к Натали, она в обмороке очень бледная и дрожащая. Сбылся пророческий сон – Натали на могильном холме, но, слава богу, это не ее холм и она жива. Домой, домой, в теплую постель, - косички, сказки на ночь, сплетни о мальчиках…

Агата стояла, не шелохнувшись, со стеклянными глазами. Крис на руках понес Натали к машине, я подошла к Агате, она была вся горячая и крепко обнимала свой живот. На все мои мягкие попытки ее растормошить, не реагировала, пришлось поступить жестко – дать пощечины, - Агата тут же воспрянула, вскрикнула, развела руки, и на землю упала Белая книга Невилов. Агата с ужасом смотрела на свои руки, на тех местах, где она прижимала книгу к себе, все дымилось, - ткань на куртке обгорела, а на руках видны ожоги – кошмар! – отдавая свою энергию на защиту Натали Белая книга обожгла руки Агаты. А я даже не подумала, что ее надо взять с собой, я так была поглощена испытанием Натали, что больше ни о чем не думала. Но потом мое желание оградить дочь от темной силы было так велико, что, возможно, активировало силы Белой книги, к сожалению, не без последствий.

Это была не простая, совершенно жутка и мистическая ночь. Я не пытаюсь объяснить все логически – это невозможно, лучше совсем не трогать эти события. Главное сейчас, что бы все были живы и здоровы, особенно психологически.

Скорая помощь в Шеффилде работает исправно, но чтоб сразу три машины, - это событие года, пришлось вызывать экстренно еще врачей. Нашу версию, что произошло короткое замыкание освящения на ночной уборке кладбища, приняли со скрипом, но другого разумного объяснения, отчего в обмороке один, и с ожогами второй, не было. Врачи только удивлялись, отчего на уборку отправляют пожилых и больных людей.

Эпилог

Вот оно счастье – моя семья: косички, сплетни про мальчиков, совместные велопоходы, большие семейные ужины... Все утихло и улеглось, и начинает превращаться в историю. Сейчас в семье мир и покой. А писать? Тоже счастье, тоже мое, но писательство от меня никуда не денется, а дочь вырастет и упорхнет. Семейное благополучие дает вдохновение, вдохновение дает полноту жизни, и все кажется по плечу и жизнь прекрасна!

Маг находится на реабилитации в хорошей психиатрической клинике, мама с Агатой и Натали в санатории, - поправляют здоровье, но шрамы у Агаты от ожогов останутся.

Так и хочется остановиться на хеппи-энде, но, но магические силы есть, они никуда не делись как светлые, так и темные. Черная книга, амулеты, и все остальное, что нашла Натали, в могиле Греты, заперто в подвале, - с одной стороны надежно, и никто не знает, кроме меня и Агаты; с другой стороны, при желании и умении можно вычислить, где находятся атрибуты темной магии - и это мне не дают покоя. Сжечь Черную книгу, и делать добро по Белой, но где гарантия, что нет копий? Нейтрализовать силы книг можно только одновременно похоронив их, в могиле Маргарет, тогда, даже если были копии, то они не будут работать.

После долгих размышлений я, как последняя совершеннолетняя наследница Маргарет - решила похоронить обе книги, и прервать магическую династию.
Все прошло быстро и обыденно – Крис, в углубление в могильной плите Маргарет, положил Черную книгу и амулеты, а я сверху Белую книгу. Через 10 минут мы были на улице, после сырости и мрачности склепа на улице было тепло и уютно. Я немного отошла от него и решила немного постоять, и попрощаться со своими силами, с частью моей жизни. Все казалось мирным и тихим, как неожиданно к моим ногам упал камень, рядом другой и еще…к моему ужасу, я даже глаза не успела закрыть – склеп Маргарет начал разваливаться, как будто был сделан из простых кубиков. Мое сознание успело схватить только треск и звук падающих камней, - Крис толкнул меня на землю и прикрыл собой. Последнее что помню это темнота и мне нечем дышать.

Первое, что начал улавливать мой мозг это боль в ноге, но я дышу, слышу звуки: «этих мы в больницу в прошлый раз не возили, но, видимо, тогда током не ударило, дак сейчас камнями засыпало, но все живы, а то с трупиками столько проблем, а этих сейчас в больничку свезем, и к футбольному матчу успеем» - дальше голос что-то еще говорил, казалось, что у него  нескончаемый поток слов, мне хотелось спросить как Крис, и я, вроде спрашиваю, но не слышу, ни себя, ни ответа, но раз они говорят во множественном числе и про больницу, значит и Крис жив, как он… и больше опять ничего не помню.

В санатории нас с Крисом встретили приветливо, были рады, что вся семья проводит реабилитацию у них, а еще больше обрадовались, что те члены семьи, кто собирался уезжать, еще остались на пару недель. Все врачи в один голос говорят, что у нас есть ангел-хранитель, который нас сберёг, а то нам бы не выжить под такой грудой камней и сломано то так чуть-чуть рука, да нога… Вот финал – соприкосновение с неизвестным, магическим и таинственным, приводит к увечьям как психическим, так и физическим. Хорошо, что мы закрыли вопрос о магических книгах Невилов.

Ирина Иванова
Прага, 2013г.
IvanovaIrina2824@yandex.ru


Рецензии