Утильсырьё

        Приближались майские праздники и каникулы, а денег у нас едва хватило, чтоб в этот жаркий день купить в аптеке оранжевые соски.

        В тихом Кожевническом переулке мы пошли к первой попавшейся  колонке. Там прокусили зубами кончик соски и, зажав её меж двух пальцев, подставили к соску колонки. Под тугой струёй воды, соска надувалась величиной с небольшую дыньку. Перекрутив «сисю» меж пальцев, мы начали гоняться друг за другом, давя на неё и пуская хрустальную струю воды метра на три!

        Неожиданно из школы, рядом с разрушенной церковью, выбежали девчонки – старшеклассницы в коричневых платьях с чёрными передниками.

        Какая удача! Мы тут же, со всех сторон, облили визжащих школьниц струями воды!..
      
        Но старшеклассницы, лупя нас портфелями, погнали вдоль переулка. И мы маленько струхнули этих разгневанных взрослых тёток, от которых жарко пахло потом. Они почти догнали нас, если бы мы не скрылись за забором, где стояла палатка с выцветшей табличкой «Утильсырьё».

        Из полумрака палатки вышел огромный приёмщик, и, сощурившись от солнечного света, заскрежетал ручищей по небритой щетине.
 
       - Всё озоруете? – укоризненно произнёс он и добавил дружелюбно, - Лучше кровельный желиз несите! – Тут он ткнул крючковатым пальцем в пыльный ценник у окошка. – Адин кило – четыре копик!

       Мы сгрудились у ценника и аж присвистнули! За килограмм битых грампластинок, свинца или простых костей давали жуткие деньги!..

       Мы рванули домой, и собрали по квартирам всю макулатуру. Но выручили за всё лишь пять рублей. Раздосадованные, мы раздобыли на стройплощадке тачку, и стали без устали возить на ней ржавые железяки с соседних дворов. Теперь мы заработали на шестерых ещё около двеннадцати рублей.
 
       И тут наш предприниматель Манечка ошарашил всех:

        - Айда, костей наберём!

        - Где? – не поняли мы.

        - А в наших траншеях. Их там полно!
 
         Действительно, на  нашей Дербеневской улице уже целый месяц рыли глубокую траншею - почти напротив Ситценабивной фабрики. Там мы играли, сбросив вниз козлы и бочки, чтоб было легко вылезать наверх.
 
         По преданию, наша Дербеневская улица называлась так из-за непроходимых в старину дебрей вдоль Москва-реки.

        - Сдадим кости, - заговорщицки выпалил Маня, - Тут их тыща кило!

        - Куда класть-то? – забеспокоился Лешик.

        - А вон вёдра у рабочих позаимствуем! – нашёлся лучший футболист Вовка.

        - Но кости-то старые! - засомневался наш великан Костя Сизарь.
               
        - Отмоем под колонкой! – заторопил Маня. – Десяткин, тащи вёдра от строителей!

         Я обижался, если ребята дразнили меня десяткиным, сороковушкиным или "три в квадрате",но сейчас тут же притащил вёдра, спрятанные строителями в ящике с цементом.               

          Мы спрыгнули в траншею, где душно пахло торфом и гнилью. Из земли повсюду торчали коричневые кости  каких-то доисторических животных, может быть "ихтиозавров»!?

          Орудуя палками, мы дружно наковыряли два ведра хребтов и челюстей. Когда  мощная струя из-под колонки ударила в вёдра – кости потихоньку просветлели и приобрели вполне желтоватый цвет! Но сдавать их надо было сразу, мокрыми, пока они не побурели!

          - Кости – это харашо! – обрадовался приёмщик. - Клади на вес! – Он даже не спросил, откуда мы их принесли.

           Мы быстро вывалили кости на стол весов.

         - Почему такой мокрый? – зацокал языком хозяин лавки.- Вэс прибавляешь!?

          Волосатым пальцем он ловко постучал по серебристой гирьке на линейке весов:               

          - Плачу меньше! Кто получает?
   
          - Я! – подскочил к дядьке Манечка.

          Приёмщик медленно полез под фартук в карман брюк. Мы, увидев бумажные деньги и притихли…

         - Что стоите? Уносите в тот угол!

         Мы мгновенно очистили мокрые весы, и, сдерживая победный крик, выскочили на улицу.

          - Ещё кости нужны? – поинтересовался  наш младший Колечка.

          - Нэсите, нэсите, мне план нужен!- ответил приёмщик из сумрачной палатки.

          За забором мы пересчитали деньги. Получилось почти восемь рублей!!!

          Что тут началось! Сразу нашлись носилки и третье ведро!

          Ещё несколько раз мы приносили кости, собирая для отвода глаз ещё и металлолом  по дороге. И хотя приёмщик нас жутко обманывал, почти не взвешивая «товар», но денег у нас была уже целая куча!

          Когда в палатке зажёгся  яркий свет, приёмщик вдруг попытался кого-нибудь из нас схватить, крича вдогонку:

         - Это не жирный, чёрный кости! Забирайте назад!

           Мы едва успели унести вёдра, оставив корыто с костями в палатке. И пустились врассыпную, благо догоняющий был толст.

           Придя к себе во двор, мы аккуратно пересчитали все свои богатства. За один день мы заработали на  нескольких тачках с железом, бумаге и «костях» около семи рублей на каждого!

           Теперь майские праздники могли спокойно приходить!

           Нам, конечно,  было совестно, что мы надули жадного приёмщика. Но мы искренне надеялись, что даже из старых костей можно тоже что-то ценное добыть.

           Если бы бабушка Вера увидела моё богатство, то, наверное, сказала бы свою загадочную фразу: «Богач, продай куски!».


Рецензии
Благодарю за приятный ностальгический текст, ув. Вячеслав Георгиевич. Часто хожу в тех краях до бюро переводов пешком от метро - как же всё поменялось.
С уважением и наилучшими пожеланиями! :)

Сергей Лузан   30.04.2014 12:17     Заявить о нарушении
Сергей, Вы верно сказали - поменялось всё удивительно! Кожевнические переулки были тупиками - теперь обрели свои точки роста!
Благодарю Вас за пронзительность отзыва и поздравляю с майскими Праздниками!

Девяткин Вячеслав Георгиевич   01.05.2014 00:46   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.