Осень. Колокола звонят...

Колокола звонят об уходящем...
 
День пасмурный. Солнце уже с утра затянуто облаками. Настроение печальное. Грусть разлита в природе.

Сегодня  я ухожу  в Осень с мыслями о моих пациентках, с которыми мне уже не удастся встретиться в этой земной реальности. Прогулка по окрестностям города помогает создать определённый лирический настрой.

Через пару часов я уже дома. Время, проведённое с друзьями на природе среди осенней багряной золотисто-нежной увядающей листвы, спускает на грешную землю, но помогает остаться на творческой волне...

Читая и слушая  лекции академика А.И. Осипова, начинаю не только понимать, но и осознавать, что  устройство мироздания значительно сложнее, чем можно себе представить, догадываться или предполагать. Его лекции о страдании, о жизни после смерти, за порогом смерти, о возможностях человека, раскрывающихся в любви при общении с Богом, о божественной сути души, о подсознании, не умирающем после смерти тела, о соприкосновении души с христианством, - заставили глубоко задуматься о себе и приближающемся будущем.

Поразили меня и слова акалемика о том, что человек по своей природе могущественнее всех творений, созданных Богом. Он выше  Ангелов, в нём колоссальные силы, но они скрыты внутри, закрыты в нём, спрятаны за семью замками.

Колокола звонят, возвещая новый день.   
 
Время летит так быстро. К сожалению, его катастрофически не хватает  для оформления  мыслей, впечатлений, для описания жизненных ситуаций и обдумывания невероятных  событий.

Мои размышления – это в каком-то роде  ответы на внутренние вопросы, годами формировавшиеся  в подсознании и теперь, наконец-то,  нашедшие  выход в творчестве, без которого я уже себя не мыслю.

Моя новая миниатюра -  это еще одна история жизни обыкновенной женщины, заставляющая  задуматься  о превратностях судьбы, о её непредсказуемости и неразгаданности. В ней можно услышать, если прислушаться, мысли о старости, об одиночестве, о будущем, о новой звезде, появившейся в  бесконечной синеве небес, притягивающей как магнит  мысли о вечности.

Повествование навеяно раздумьями  о  таких же, как мы, людях, блуждающих в потёмках по жизни с невысказанными вопросами о человеческой сущности, об  отягочающем душу бремени забот и тревог.

Думаю, что этому цены нет, когда человек наконец-то начинает задумываться  об истоках своего появления на свет, поведения, закономерностях бытия и смысле земного существования. Неуспокоенность души ведёт нас по пути исканий и помогает пониманию простых истин, начертанных в Книге Жизни.

Такие мысли пришли ко мне этой осенью.

Сегодня с грустью вспомнилось, как недавно мы провожали в последний путь женщину, с которой я познакомилась лет десять назад во время ночного дежурства в соседнем отделении. Она меня тогда чем-то заинтриговала, наверное, фразой, что ей не хотелось бы, чтобы я читала её мысли. 

Женщина в одиночестве сидела  у стола и листала какую-то книгу, когда я вошла к ней во время раздачи медикаментов перед сном. Тогда мне показалось, что я присутствую во время снятия кадра из кинофильма о таинственной судьбе обитательницы этой комнаты, обставленной со всех сторон полками с книгами. Чего стоила одна Энциклопедия во множестве томов, или сборники стихов, собрания сочинений Фейхтванглера, словари и произведения других известных авторов.

Я прониклась душой, соприкоснулась в тот день с  тайной,  которую  до сих пор  не могу  разгадать, как и  понять, что держало многие годы на плаву в психиатрии эту интересную женщину. 

Её перевод к нам, в отделение для особо тяжёлых больных, был связан с ухудшением её здоровья да и надвигающейся старостью. Интеллигентная на вид, она по-прежнему проводила долгие часы  за письменным столом в комнате, вооружившись большой лупой и объёмным словарём. В это время  её нельзя было отвлекать: она разгадывала кроссворды. "Это занятие развивает  мыслительную деятельность, тренирует ум и является единственным спасением от надвигающегося старческого маразма,"- сказала она однажды врачу во время обхода. 

В комнате её всегда царила тишина, которую можно было бы назвать творческой, если бы не её рука, зависшая с карандашом на одной и той же странице в течение неопределённого времени.

Женщина точно по часам совершала ежедневные действия, похожие на ритуалы. Она уже в семь часов утра сидела за письменным столом и читала, читала, упорно читала, вычитывая в книгах одно ей понятное и одною ею понимаемое. Правда, её пронзительный крик порой совершенно неожиданно раздавался  в коридоре. Своей пронзительностью он напоминал сирену Скорой помощи, и его можно было услышать с любой точки помещения. Так же неожиданно она могла переходить на крик, когда ей  мешали или отвлекали от дел и мыслей. Это был единственный способ проявления себя как личности или, может быть, так проявлялось её желание быть услышанной.

Только последние два года она нуждалась в помощи окружающих: передвигаясь на коляске, ей не удавалось самостоятельно совершать даже простые движения. Когда, например, она пересаживалась со стула на кровать или наоборот, силы оставляли её... В одночасье она стала зависимой от персонала не только по вопросам творческим, но и в вопросах повседневной жизни: в процессе умывания, одевания, питания. Как-то она однажды сказала мне откровенно: "Посмотрим, как тебе захочется, чтобы чужие руки касались твоего тела."

Меня поражала её непонятная бессмысленная целеустремлённость, пугающая своей упрямостью и фанатизмом.

Женщина прекрасно разбиралась в людях, она даже была своего рода психологом: поняв, что мне интересно с ней общаться и что мне не безразличны её друзья-книги, заполнившие большую часть комнаты, она каждый раз предлагала новую для прочтения, тщательно продумывая, какую же теперь предложить... В комнате, не ошибусь, если скажу, находилась частная библиотека из произведений классиков немецкой литературы.

Забегая вперёд, замечу, что после смерти этой странной, но удивительной женшины  библиотека перешла в собственность отделения. Сбылась моя давнишняя мечта: сейчас я читаю Гёте и Шиллера в оригинале и тем самым имею возможность совершенствовать знания немецкого языка даже в рабочее время.

Сестра пациентки, которая на несколько лет моложе её, снабжала её этими книгами. Она посещала её два раза в месяц, привозя и маленькие сувениры для жителей нашего необычного дома при психиатрии. Это были и кисточки винограда, и открытки, подписанные для каждого мудрыми изречениями великих людей, и пирожные, и маленькие самодельные брошюрки со стихами. Я думаю, она запомнилась нашим обитателям тем, что вся излучала свет добра и любви. Такие люди тоже редкость на моём жизненном пути.

Мы не слышали разговора сестёр, но видели, что они родственные души, понимающие  друг друга с полуслова, что наша пациентка благодаря поддержке сестры сохраняет относительное душевное спокойствие, живя на территории клиники, что за их спинами, какая-то семейная тайна, которую нам вряд ли удастся разгадать. Сестра оказывала на неё большое позитивное влияние. Это счастье - иметь такую сестру рядом.

Архивные документы не способствовали  изучению истории заболевания нашей пациентки. Всё было покрыто мраком таинственного занавеса, не пропускавшего информацию даже на долю секунды...

Мы только знали, что женщина с юности слышит голоса с небес, общается с ними... До последних дней из её комнаты раздавались обрывки фраз, слова, крики, подтверждающие это общение. Подобного рода разговоры с самим собой не являются редкостью в нашем отделении. Врачи давно поставили  и диагноз пациентке: параноидальная шизофрения с вытекающими отсюда последствиями.

Из архивных документов известно также, что женщина закончила народную школу, это по крайней мере восьмилетку, училась профессии в Германии и была студенткой во Франции. Там познакомилась с человеком по фамилии Молотов, о котором вспоминала часто, как о первой любви... Сестра подтвердила эти её слова, но больше никакой информации не просочилось за спиной этих хорошо понимающих друг друга сестёр, с давних времён шагающих рядом по жизни.

Интересен тот факт, что наша пациентка не употребляла напитки, предлагаемые и приносимые ей персоналом. Воду и соки привозила ей регулярно та же сестра.
Вероятно, галлюцинации и мания быть отравленной  явились причиной определения её в психиатрическую больницу... Это, правда, только мои  домыслы, кто знает, что было полвека назад, какие сценарии разыгрывала жизнь с представителями мною описываемой семьи, корни который отследить для нас уже сейчас невозможно.

Разговоры с третьей силой  велись в этой комнате до последнего часа больной.  Крики в комнате становились с годами всё пронзительнее, отношения с персоналом  катастрофически ухудшались, количество принимаемых медикаментов пропорционально происходящему увеличивалось. Ну, а там, как всегда, проблемы с печенью, почками, камни в желчном пузыре, опухоль.

Жизнь на земле кратковременна, краткосрочна.

Человеческие знания, открытия и мысли порой выходят из-под контроля. Тогда Светлое уступает место тёмному, Любовь - ненависти, Добро - злу... И процесс пошёл...  В конечном итоге человек перестаёт быть хозяином себя, попадает в сети, расставляемые тёмной силой постоянно перед каждым. Тогда божественные возможности становятся ему больше не подвластны, вернуть потерянное - не всегда возможно.

Мои мысли продолжают разбег, стремятся понять мною непознанное на данный момент. Главное сейчас - жить по заповедям. Это даёт внутреннюю силу, помогает избежать участи этой женщины, да и многих, которые за последнее десятилетие прошли перед моими глазами.

На том стоим и стоять будем.

27.09.13

 


Рецензии
Здравствуйте, Ирене...

Согласен - слушать и читать А.И.Осипова всегда интересно...

Матвей Корнев   31.03.2014 15:08     Заявить о нарушении
Спасибо, Матвей, что заглянули на мою страничку. Приятно встретить на Прозе, да и по жизни, человека, близкого по духу.

С уважением, Ирене.

Ирене Крекер   31.03.2014 18:09   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.