Лезгинское народное движение садвал

ЛЕЗГИНСКОЕ НАРОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ «САДВАЛ».
СТАНОВЛЕНИЕ. ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ УРОКИ

1. Краткий исторический экскурс в историю лезгин.
Лезгины – один из наиболее крупных этносов Дагестана и являются вторым по численности народом в республике, составляя около 500 тысяч человек или 22% от общего населения (по официальной статистике 1989г. -250,7 тыс. данные искажены), уступая только аварцам (732 тысяч чел. или 31%). Однако если иметь в виду все лезгинское население Кавказа, включая республику Азербайджан, где, вопреки официальной статистике (179 тыс.), их насчитывают не менее 800 тысяч, то реальная численность лезгин в пределах полторы – двух миллионов человек, то есть они составляют около 50,2% от населения Дагестана и 26% от населения Азербайджана. В современной России сопоставимую численность имеют башкиры, чуваши, татары, проживающие в Татарской республике, превосходя по численности все иные народы, представленные автономными государственными образованиями. В самом Дагестане, лезгины почти в пять раз превосходят лакцев и табасаранцев и на 50-70 тысяч больше даргинцев и кумыков. И, если определить место лезгин в демографии всех Кавказских народов, то они составляют 19,8% от их общей численности. Следует также отметить тот факт, что в общей численности лезгин не учитываются такие лезгиноязычные народы, как табасаранцы – 123 тыс. чел., рутулы – 27 тыс. чел., агулы – 15 тыс.чел., цахуры – 12 тыс.чел., а также представителей других лезгиноязычных народов. В то же время в числе аварцев учитываются более 15 самостоятельных народностей (андийцы, каратинцы, тиндалы, ахвахи, чамалалы, годеберины, багулалы, хунзалы и др., плюс даже и лезгиноязычные арчинцы). В числе даргинцев учитываются три народа (кайтагцы, левашинцы, кубачинцы). Хотя по показателям прироста численности немного уступают чеченцам, ингушам, даргинцам, кумыкам и табасаранцам, лезгины (2,16%) значительно  превосходят  азербайджанцев  (до  1%  в  год).  Но,  к сожалению, официальная статистика всегда скрывала реальные данные о численности тех народов, для кого политическая власть определила отнюдь не первые роли.
Можно сказать, что на сегодняшний день завершается этногенез лезгинского народа, стираются грани между диалектами и складывается единый литературный язык. Лезгины имеют богатую историческую культуру. Еще в I веке в Албанском городе Киш святым апостолом Елисеем был воздвигнут христианский храм. С середины IV века известны письменные источники Кавказской Албании. (Албанские тексты на палимпсестах были обнаружены на Синайской горе в храме святой Елизаветы грузинским ученым академиком Зазой Алексидзе в 1996 году). С распадом Кавказской Албании в результате арабского нашествия Малая Албания, сохранившая христианство (Арцах), отошла к Армении.
Лезгинский этнос представлен одним единым народом (лезгинами), говорящим на одном, понятном для всего народа языке и живущим на своей исконной территории без включения массивов с иноязычного населением.
Гордость лезгинской духовной культуры составляют славные имена албанских (лезгинских) мастеров слова, это: Давдак Картал, Михьит1вар Хаш, Мовсес Дасхуьруьнви (VII в.), Месхети, Хакани, Низами, Кра Мелик (ХII в.), Ялцуг Эмин (1698-1777), Етим Эмин (1838 -1884), Сулейман Стальский (1872-1937)...
Этнопсихологический портрет лезгинского народа, его внутренний менталитет исторически складывался в процессе выживания в гармонии со средой обитания и паритетного сосуществования с соседними народами. Этнический характер народа укреплялся и эволюционировал в течение многих тысячелетий в результате борьбы за выживание, отражения натиска внешних врагов и ведения национально-освободительных войн.
Лезгиноязычные – лезгинские народы, как одна из крупных общностей народов Кавказа, насчитывающая более пяти тысячи лет своей истории (Е.Бокарев, М.Ихилов, А.Кудрявцев), имеют генетическую связь с крито-минойскими, финикийскими, хуррито-урартскими и восточно-кавказскими народами, их языками и культурами. Лезгинская группа языков тесно связана с хурритским и урартским языками Передней Азии (И.Дьяконов, С.Старостин). Ведь до появления греков-индоевропейцев на Южных Балканах и Эгейских островах, хеттов-неситов в Малой Азии, ассирийцев в Северной Месопотамии, семитов в Шумерии и Древнем Египте, турков в Анатолии и Кавказской Албании, земли от Средиземного моря до Каспия населяли племена не индоевропейского, не семито-хамитского и не туранского происхождения, а этносы алородийской общности (термин Геродота, обозначающий этнический компонент, входивший в северо-восточно-кавказскую языковую семью, которую Дьяконов предлагает именовать как «алородийскую»; к ним он относит хурритов, урартов, кутиев, дагестанцев и чеченцев).
Лезгины  имели свою государственность – Кавказскую Албанию (Алупан), охватывающую территорию от Дербента до реки Араке, от Каспия до Иберии (IV в. до н.э. – X н.э.). Алупан пережил войны с Персией и Римом, с гуннами и хазарами, но окончательно распался в X веке под натиском арабов.
В I веке (в 43 г. на 270 лет раньше, чем в Армении) святой апостол Елисей из Иерусалима просветил страну Алупан. Он проповедовал в Чуле (Дербент), Лбине (Западная Албания, а ныне Восточная Грузия) и Мушкуре (междуречье рек Кас и Кур). В городе Киш на фундаменте разрушенного языческого храма Вардз (Луны) святой апостол Елисей построил первую на Кавказе христианскую церковь и принес бескровную жертву. Как потребность в распространении христианства, в Алупане в II-III вв. появилась и письменность. К сожалению, большинство письменных источников алупанского периода было уничтожено в результате захватнических войн и религиозных раздоров (первые дошедшие до нас алупанские письмена из Синая датированы серединой IV в.).
Страна Алупан имел выгодное географическое положение. Он контролировал Дербентский проход, через которую проходили важнейшие транзитные пути из Европы в Азию. Поэтому население Алупана исторически было обречено на борьбу с многочисленными захватчиками как с юга (римляне, персы, арабы, турки...), так и с севера (аланы, сарматы, саки, скифы, ассирийцы, аваро-гунны, хазары, монголо-татары...). Как известно из истории, лезгины участвовали лишь в справедливых войнах, то есть вставали на защиту своей земли и в этом же помогали и соседям. Высокий патриотизм и вместе с тем истинный интернационализм, чувство собственного достоинства, стремление к свободе, открытость и честность, преданность дружбе, верность данному слову – вот основные составляющие лезгинского характера. Недаром в старину клялись словом лезгина, и этого было достаточно.
История войн в защиту родной земли, история национально-освободительной борьбы лезгинского народа связана с именами своих славных сыновей – царей, князей, полководцев, духовных и военных предводителей: Шарр-Вили  (его имя вошло в народный эпос «Шарвили»), Шарр-Гира, Жуван-Шарра, Шарр-Вече, Арс-Валана, Арс-Вагана, Вачагана (Храброго), Хаджи Давуда Мушкурского, Фетали хана Кубинского, Мухаммада Яраги и мн.др.
Все захватчики, пришедшие на лезгинские земли, имели одинаковые цели: захватить лезгинские земли, поделить единую и сильную страну на мелкие ханства и насадить здесь своих верных подданных, выжать из народа и его земли все богатства, поработив и лишив народ его национальной самобытности и гордости, его языка и культуры. Иногда в какой-то степени захватчикам это и удавалось, но всегда в народе находились такие духовные силы, благодаря которым сохранилась наша земля (хотя огромная часть потеряна безвозвратно...). До нас дошла богатейшая материальная и духовная культура, наш язык и Лезгины и по сей день занимают самые плодородные и богатые земли на территории Азербайджана и Дагестана, что свидетельствует о смелости и боевой мощи наших предков, владевших этими землями и защищавших их.
В результате арабской экспансии, Албания потеряла свою южную территорию между реками Кур и Арас, на которой сохранилось христианство ценой перехода от албанского дифизитства на армянское монофизитство (григорианство). На северной же части (от реки Кур до Чулы (Дербента) образовались разные мусульманские государства. Восстановить государственность лезгин (в мусульманской части Албании) – такова была цель лезгинских выступлений против персидского владычества начала XVII века под руководством Али-Султана (с 1707 – 1710 гг.), а затем и Хаджи Дауда, который, воюя с Персией и отказавшись от турецкого протектората, обратился к России с просьбой, взять лезгинский народ и его земли под российское покровительство. Хаджи Дауд обещал Петру I отвоевать у персов земли вплоть до Тебриза. Но отсутствие политической прозорливости у тогдашнего российского руководства в отношении Кавказа привело к тому, что Петр I, вместо оказания помощи лезгинам, начал помогать захватившим лезгинские земли персам и вел войну с Хаджи Давудом (к сожалению, и нынешнее руководство не по государственному проводит политику на Кавказе). Так, оказавшись между трех огней – Персии, Турции и России – сгорела последняя надежда лезгин возродить свою государственность. И лезгины в разные исторические эпохи оказывались разделенными между этими тремя государствами: Турцией, Ираном, Россией.
Последняя попытка для возрождения лезгинского государства была предпринята Фет-Али-ханом (1758-1789), славным представителем династии кубинских ханов. Для возрождения государства Фет-Али-хану нужен был сильный союзник. И в условиях ирано-турецкой угрозы с юга, Фет-Али-хан, как мудрый государственный деятель и политик, обратил свои взоры на Россию. Он направил в Петербург посла Мирза-бека с миссией просить у Российского государя принять в подданство России. В 1775 г. по велению императрицы Екатерины II в пределы владений Фет-Али-хана приехал генерал-майор Медем с целью поддержать Фет-Али-хана Кубинского.
По свидетельству Аббаса-Кули-Аги Бакиханова, к 1784 году Фет-Али-хану удалось присоединить к своему владению Кубе и Дербенту другие владения – Шеки, Шемаху, Джавад, Муган, Ардебиль. Аварский и Мехтулинский ханы с ним поддерживали мирные отношения, шамхал Тарковский, уцмий Кайтагский и хан Казикумухский находились под его влиянием, ханы Гиляна и Талыша, возведенные на престол с его помощью, зависели от него, хан Карабахский за неподчинение был наказан им опустошением его владений. Таким образом, Фет-Али-хану удалось объединить все ханства и вольные общества лезгиноязычных народов и восстановить государственность в пределах Кавказской Албании.
Хотя в Октябрьской социалистической революции активное участие принимали  лучшие сыны  лезгинского народа (Казимагомед Агасиев,  Магомед Гусейнов – Михаил Лезгинцев, Мирзабек Ахундов, Муктадир Айдунбеков,   Нажмудин Самурский и мн.др.), советская власть окончательно разделила лезгинские земли, включив две трети исконной лезгинской территории в   состав Азербайджанской ССР. 13 ноября 1920 года на Чрезвычайном съезде народов Дагестана (где не было ни одного делегата от лезгиноязычных народов!) Иосиф Сталин  объявил  Автономию Дагестана,  установив  лезгино-лезгинскую границу по реке Самур. Таким образом, Советская власть на блюдечке преподнесла лезгинские земли вместе с проживающим там населением в интересах тех, с кем лезгины воевали и проливали свою кровь, защищая эту землю. Лишь ценою огромных усилий (и собственной жизни) Нажмудину Самурскому удается «протолкнуть» резолюцию по вопросу о границе между Азербайджанской республикой и Дагестанской Автономией, согласно которой «...в спорных случаях точное разграничение... будет определено особой комиссией ВЦИК... с участием заинтересованных сторон». Но распад СССР привел к еще большей трагедии: административная граница между лезгинским народом превратилась в жесткую государственную границу между Азербайджаном и Россией, хотя так называемая лезгинская властная элита убаюкивала народ, что граница будет прозрачной, чисто формальной. Даже при демаркации границы не были учтены ни положения резолюции 1921 года, ни интересы лезгинского народа, проживающего по обеим сторонам этой границы, ни интересы самой России. Граница прошла по российскому берегу Самура, отдав Азербайджану и те земли, которые в бытность административной границы относились к Дагестану. Прибрежные села Магарамкентского района оказались отделены от своих пастбищ и поливочных каналов. Опять политическое чутье в отношении политики на Кавказе подвело российских руководителей.
Сегодня  лезгинский народ на себе ощущает все  бремя  ошибок национальной  политики  и  советского и  российского государства  в отношении лезгин. Была бы эта политика чуть взвешенной, чуть продуманной,  чуть дальновидной, не  было  бы  и  многих  сегодняшних проблем,  касающихся  не  только  интересов  лезгинского  народа, но  и интересов Российского государства в целом в Каспийском бассейне.
II. Возникновение и деятельность Лезгинского народного движения (ЛНД) «Садвал».

Возникновение лезгинского народного движения (ЛНД) «Садвал» было продиктовано теми национальными проблемами, которые накапливались десятилетиями, но не решались. Роль выявления этих проблем и информирования об этом компетентные органы и государственные структуры и взяло на себя ЛНД «Садвал» («Единство»). Стратегической задачей «Садвала» было воссоединение лезгин и образование лезгинского государства в составе России.
Проблемы лезгинского народа всегда были в центре внимания представителей лезгинской интеллигенции и общественно-политических движений (ЛНД «Садвал», культурного центра «Шарвили», Лезгинской демократической партии и др.). Еще в 1960г. в городе Кусары было образовано общественное движение «Чистые сердца», целью которого было объединение лезгин и создание Лезгинской Автономной Республики (ЛАР). Многие активисты «Чистых сердец» пострадали за эту идею (З.Ризванов, И.Шарифов, А.Саидов...), иные оказались в тюрьмах (Лезги Нямет, Ядуллах Шейдаев, Багиш Багишев...).
В сентябре 1981 года в тресте «Кавказкурортстрой» собралась инициативная группа по созданию лезгинского народного движения «Садвал» (Ф.Нагиев, М.Качабеков, Ф.Алиметов, С.Пирвагидов и др.). Председателем был избран Ф.Р.Нагиев. К 1987 году образовался новый костяк «Садвала» (Ф.Нагиев, С.Сайфадинов, Н.Агавердиев, Ю.Нагиев, Н.Гаджиев, М.Алпан...).
22.03.1987г. группа лезгинских поэтов и писателей организовали литературную группу «Буржлубур» («Должники») (Ф.Нагиев, М.Ведихов, А.Фатахов, А.Кардаш, З.Кафланов), которые ставили цель – внести новое веяние в задыхавшуюся от штампов лезгинскую литературу. Но для некоторых членов карьерные интересы оказались выше программных задач, и группа развалилась при первом же серьезном заявлении о себе.
6 июля 1989 г. в Москве собралась Инициативная группа по созданию Организации Объединения лезгин. Единогласным решением Инициативной группы в составе К.Мамедбекова, Ф.Нагиева, (с З.Ризвановым и И.Шарифовым, которые из-за болезни не смогли присутствовать, совещались по телефону) была создана Организация Объединения лезгин (OOЛ). Вышла первая листовка ООЛ.
В 1989 г. выходит первая за всю историю национально-освободительного движения лезгин печатная статья о лезгинской проблеме в газете «Атмода», которая затем передавалась радиостанциями «Голос Америки» и «Свободная Европа». Газета в размноженном виде распространялась в Дагестане и Азербайджане (там спецслужбы охотились за газетой «Атмода»).
В сентябре 1989 г. были обсуждены и приняты, составленные мной варианты писем в Верховный Совет СССР, в ЦК КПСС. Письма были отправлены мной лично из Москвы (во избежание перехвата). Для придания своему визиту «солидности» я взял с собой и студентов Литературного института З. Кафланова и У. Канберова. Нас приняли в идеологическом отделе ЦК КПСС (секретарь Молокоедов? – фамилию могу и забыть), где я, кроме передачи письма, вкратце изложил лезгинскую проблему. В эту же поездку я познакомился с патриархами национально-освободительного движения в Азербайджане Забитом Ризвановым и Иззетом Шарифовым, которых до этого знал заочно.
В 1989 г. в ряды движения «Садвал» влились новые силы: А.Герейханов, А.Галимов, А.Абдулгалимов, А.Бабаев, Э.Бабаев, Н.Мирзаалиев, А.Алахвердиев, К.Акимов, Ж.Эфендиев, Г.Абдурагимов и др.
Г.Абдурагимов совместно с Салавом Алиевым и Ахмедханом Абу-Бакаром занимался тогда общедагестанскими проблемами, направленными, в основном против данияловщины – политико-экономического состояния и кадровой политики, сложившейся в республике в результате правления Абдурахмана Даниялова. Я неоднократно в течение многих недель вел с Гаджи Абдурагимовым беседы о программных целях ЛНД «Садвал» и предлагал участвовать в нашем движении. После долгих уговоров он согласился и пришел на заседание актива. По завершении заседания Г.Абдурагимов вдруг неожиданно предложил свою кандидатуру в качестве председателя движения. Меня это насторожило, но остальные активисты, подпавшие под магическое воздействие звания «профессор», сразу согласились. При одном «против» и десяти «за» Г.Абдурагимов временно (до съезда) был избран председателем ЛНД «Садвал».
Началась подготовка к съезду.
1 декабря 1989 г. в творческой мастерской художника Сайфаддина Сайфаддинова состоялось первое открытое собрание ЛНД «Садвал», (названный Учредительным съездом). С этого дня движение было выведено из подполья.
В 1989 г. был создан и в 1990 г. зарегистрирован Лезгинский культурный центр «Шарвили» (председатель Ф.Нагиев) .
В 1990 г. был создан общественно-политический и литературно-художественный журнал «Лезгистан» на лезгинском и русском языках (редактор Ф.Нагиев). За период до 1996 г. вышло шесть номеров этого журнала, к сожалению, финансируемого, редактируемого и издаваемого лишь одним человеком.
14 июля 1990 г. в поселке Белиджи состоялся I съезд ЛНД «Садвал» (председателем избрали Г.Абдурагимова, заместителями – Ф.Нагиева, Ф.Мугулова /Дагестан/ и И.Шарифова, Т.Мустафаева /Азербайджан/).
Среди активистов «Садвала» существовало несколько вариантов создания лезгинской республики: 1) объединение лезгин в составе России; 2) по частям – отдельно в составе России и отдельно в составе Азербайджана с последующим объединением двух частей; 3) объединение лезгин в составе Азербайджана.
Внедренные азербайджанскими спецслужбами лица были за третий вариант. Представители азербайджанских спецслужб несколько раз давали мне большие обещания и предлагали работать на третий вариант. Я отказался, так как, как и многие мои соратники, всегда был и остаюсь сторонником первого варианта. Гаджи Абдурагимов, Тагир Мустафаев, Низами Фетуллаев, Бахтияр Фетуллаев и др. выступали за третий вариант. Из-за разных подходов к решению лезгинского вопроса внутри Движения появились противоречия. Как оказалось впоследствии, Т.Мустафаев и Б.Фетуллаев были связаны с азербайджанскими спецслужбами. Списки активистов, все, что делалось в Движении, они тут же передавали своим вербовщикам. В дальнейшем, благодаря их «рвению», многие честные и порядочные люди оказались в азербайджанских тюрьмах.
Лишь много позже (около 1994 г., когда сам стал нежелательной персоной для азербайджанских политиков, Г.Абдурагимов примкнул к сторонникам первого варианта решения лезгинского вопроса. Тогда же начал работать над книгой «Кавказская Албания – Лезгистан. Но, увы, время было упущено, исторический шанс 1991-1992 годов ушел. Гаджи Абдурагимов в своей книге «Кавказская Албания – Лезгистан» (1995 г., с.584) пишет: «... Два моих заместителя – Мугулов Ф., Нагиев Ф. – также вскоре ушли из Правления; первый возглавил биржу, а второй – культурный центр Шарвили». Должен высказаться по этому принципиальному вопросу: я ушел не из движения «Садвал», а дистанцировался от Г.Абдурагимова и от его методов работы, с которыми категорически был не согласен (время показало, какая из наших идей была правильной). Внутри движения он никого не слушал, ни с кем не советовался. В упомянутой же книге (с. 591) Г.Абдурагимов несправедливо обвиняет одного из самых достойных и порядочных людей, активного и компетентного члена национального движения Н.С.Рамазанова.
Исполняя обязанности Председателя лезгинского Национального Совета, Нариман Салманович приложил огромную энергию для поднятия лезгинской проблемы на профессиональный уровень. Конечно же, и Нариман Рамазанов не был безупречным руководителем, и у него были досадные ошибки. Но он был первым и, к сожалению, единственным народным депутатом от лезгин, кто использовал свое депутатское положение не для карьеры, а для озвучивания лезгинской проблемы.
К сожалению, Гаджи Асланович по натуре боец-одиночка, не сумел ладить и работать с людьми. Он часто был занят саморекламой, любил рассказывать о каких-то мифических своих встречах с представителями властных структур и с президентами (Г.Алиевым, Б.Ельциным). Устраивал маловероятные самопохищения и говорил о каких-то покушениях на него (возможно, все это видимо, делалось для придания особой важности своей персоне). И в своем компилятивном историческом труде об истории лезгин Гаджи Аслановичу не следовало бы облить ушат грязи на честных людей, именно благодаря труду которых о лезгинской проблеме узнали весь мир. Кстати, и в свой исторический труд Г.Абдурагимов без единой ссылки и кавычек включает целые статьи и труды З.Ризванова, И.Шарифова, Ф.Нагиева и мн.др. К сожалению, непостоянство в своих политических ориентирах (его идея присоединения Юждага к Азербайджану) и огульное обвинение всех соратников в тех ошибках, которыми страдает сам. Именно благодаря таким отрицательным сторонам его характера, набирающий авторитет и силу движение «Садвал» стал местом интриг и разборок.
В октябре-ноябре 1990 г. состоялись I и II съезды ЛНД «Садвал», на которых были приняты Устав движения, Декларация и Обращение к народам Дагестана. В обращении этих съездов содержалась просьба к народным депутатам республики признать право лезгинского народа на самоопределение, создать комиссию по изучению вопроса о выработке механизма воссоединения лезгинского народа и уточнения границы между двумя республиками. Народным депутатам предлагалось воздержаться от принятия Декларации о суверенитете до положительного решения Лезгинского вопроса, а также выразить свое несогласие с принятием Декларации о суверенитете Азербайджана, как нарушающей конституционные права лезгинского народа и узаконивающей его раздел.
2 марта 1991 г. в Махачкале прошла конференция ЛНД «Садвал», на которой шло обсуждение союзного договора, велись дискуссии о месте малочисленных народов в обновленном государстве. К сожалению, в резолюции этой конференции не был поставлен вопрос о несправедливом территориальном разделении лезгинского народа, а указывалось лишь на необходимость обеспечения равноправия разделенного народа, независимо от места жительства. Такие действия некоторых активистов ЛНД «Садвал» направлялись сверху, их проводили в жизнь предавшие интересы народа и идеи «Садвала» лидеры движения. Большую поддержку именно таким мягким формам работы движения оказывали официальные СМИ республики, представители лезгин во властных структурах, руководители лезгинских районов, а также некоторая консервативная часть населения.
28 сентября 1991 г. в Касумкенте состоялся III съезд лезгинского народа, который выразил вековечную волю и мечту народа к воссоединению. На съезде также была принята декларация «О восстановлении государственности лезгинского народа», в которой отмечалось, что в прошлом царская Россия по отношению к лезгинскому народу совершила глубоко антигуманный акт,
расчленив в 1860 г. единый этнос на две части. В Постановлении ВЦИК от 20 января 1921 г. и в Резолюции Вседагестанского Учредительного съезда Советов от 5 декабря 1921 г. указывалось на необходимость решения жизненно важного для лезгинского народа вопроса воссоединения лезгинских земель Азербайджана и Дагестана. Однако эти исторические документы до сего времени не реализованы. Съезд выразил уверенность, что народы Азербайджана, Дагестана и других республик с пониманием отнесутся к волеизъявлению лезгинского народа и окажут содействие в решении данного вопроса в соответствии с принципами демократии и законности. Следует отметить, что ни одно общественное движение лезгин не отличалось ярко выраженными экстремистскими и националистическими проявлениями в своей деятельности. Их появление было естественным ответом на существующие проблемы, своего рода велением времени. Поэтому с распадом СССР и образованием суверенных государств из бывших союзных республик, а также осмыслением невозможности реализации своих требований по воссоединению народа и созданию государства «Лезгистан», большая часть активистов ЛНД «Садвал» стала отходить от резких требований о государственном образовании. Кроме того, в этот период внимание населения всего южного Дагестана было приковано к устанавливающейся Российско-Азербайджанской государственной границе. В этих условиях представители лезгинских общественно-политических организаций считали своей главной задачей добиться того, что сделать эту границу «прозрачной», не допускать превращения территориального раздела лезгинского народа в раздел государственный. Как оказалось впоследствии, были правы те, кто в 1991-1992 гг. призывали к активным действиям для воссоединения народа. Но, к сожалению, драгоценное время было затрачено на выяснение роли лидеров, на выяснение их взаимоотношений. У руководства ЛНД «Садвал» в эти годы оказались амбициозные люди, которые не сумели работать с массами и были заняты больше саморекламой, а некоторые лидеры, как выяснилось позже, были
внедрены соответствующими структурами для дезорганизации работы движения. К примеру, в 1990-1991гг. было распущено свыше ста местных комитетов, многие из которых и в последующем не удалось восстановить. Дата 28 сентября 1991 года вошла в историю Лезгистана как год принятия Декларации «О восстановлении государственности лезгинского народа». На съезде также выбрали Лезгинский Национальный Совет, а его председателем был избран Н.С.Рамазанов. После принятия декларации «О восстановлении государственности лезгинского народа» делегация лезгин из Азербайджана (А.Мусаев, Ф.Бадалов, К.Мусаев, Г.Аскеров и др.) демонстративно покинула съезд.
Кроме принятия Декларации «О восстановлении государственности лезгинского народа», 1991 год знаменателен целым рядом национально значимых событий в жизни лезгинского народа.
В мае 1991 г. в течение целой недели был проведен первый фестиваль лезгинской песни «Мелодии Лезгистана» (спонсор и продюсер Ф.Нагиев). Фестиваль поднял дух народа, дал новый толчок развитию песенной культуры.
С 1991 года начали выходить:
- один из первых независимых журналов на постсоветском пространстве общественно-политический и литературно-художественный журнал «Лезгистан» (на лезг. и русск.яз. редактор Ф.Нагиев);
- газета «Чубарук» («Ласточка» редакторы Г.Аскеров, А.Мирзабеков);
- газета «Садвал» («Единство», редактор А.Герейханов);
- газета «Лезгистандин хабарар» («Вести Лезгистана», редактор У.Канберов) и еще целый ряд газет.
2 марта 1991 г. в Махачкале прошла конференция ЛНД «Садвал» по обсуждению Союзного договора.
В 1991-1992 гг. ЛНД «Садвал» руководил Г.А.Абдурагимов, а в 1992-1993 гг. Председателем ЛНД был избран генерал М.Г.Кахриманов. М.Кахриманов долгие годы жил за пределами Дагестана и мало знал о лезгинской проблеме, об истории вопроса. Он вообще не знал людей, с которыми ему предстояло работать. Вскоре его окружили люди, которые имели свои собственнические интересы в ЛНД «Садвал», а преданные делу люди отошли в другое крыло.
1994 год характеризуется тем, что Движение захватили силы, связанные с разными структурами. Эти силы превратили движение в трамплин к – карьере, к депутатству, к иным благам. Движение делало их людьми публичными, узнаваемыми, давало возможность завоевать авторитет среди разных структур (властных, криминальных, политических, коммерческих...). Эти силы привели к руководству ЛНД «Садвал» Р.Ашуралиева. В прошлом выдающийся спортсмен, борец-вольник Р.Ашуралиев был весьма далек от политических вопросов. Он совершенно не знал, какие проблемы стоят перед лезгинским народом и как можно эти проблемы решить.
26 октября 1994 г. в Касумкенте прошел очередной съезд ЛНД «Садвал». Председателем Национального совета был избран Марат Рамазанов, который также был весьма далек от национальных проблем. Представители ЛНД «Садвал» поддерживали связи, как с внутренними, так и с внешними общественно-политическими организациями. Так, в январе 1994 г. на имя Ф.Нагиева было получено целевое  приглашение, с предложением принять участие в Международном Форуме «Свободная Европа» по правам малочисленных народов, проводимого в Варшаве фондом  Джорджа Сороса совместно с фондом Стефана Батория. С 30.01. по 8.02. я участвовал в работе данного форума. За это время было сделано несколько выступлений по лезгинской проблеме, по истории и культуре лезгин, по политической ситуации в Дагестане, Чечне и целом на Кавказе; состоялись выступления по польскому ТВ и радио, были размешены статьи в польские и немецкие журналы и газеты.
В 1996г. в Махачкале в здании Республиканского центра культуры состоялся неполномочный (ибо присутствовало менее 1/3 из общего числа делегатов) VI съезд ЛНД «Садвал». После отчетного доклада за два года своей деятельности (скорее бездеятельности!) сторонники Р.Ашуралиева вновь избрали его председателем. В знак протеста большая часть делегатов, в том числе и я, покинула зал. В «Садвале» произошел раскол. Ценой развала движения «Садвал» оказались личные интересы: Р.Ашуралиева избрали Депутатом народного собрания РД и назначили директором Махачкалинского механического техникума.
III. Новые реалии и новые перспективы.
В первой половине 90-х годов предпринимались поиски реальных, конституционных путей решения проблем лезгинского народа, направленных на развитие экономики южного Дагестана. Для этого была разработана и обсуждена концепция национального развития лезгинского народа А.Агаева, получившая положительную оценку в научных кругах в Москве и у некоторой части лезгинской общественности - сторонников сверхмягких мер, в основном культурного и экономического характера. Но ни разработчики, ни сторонники этой концепции не продумали, что и культурные, и экономические программы впрямую зависят от политики двух отдельных государств с разными политическими целями. Была также разработана Программа социально-экономического развития южного Дагестана, на основе которой впоследствии было подготовлено постановление федерального правительства. Но все рекомендации постановлений, к сожалению, остались на бумаге.
В конце 1994 г. Дагестан, как и вся Россия, столкнулась с принципиально новыми проблемами, затрагивающими интересы обеспечения безопасности страны и самой республики. Война в Чечне, превратившая приграничные села республики в прифронтовую зону, полная экономическая блокада, в тоже время открытость границ для преступных элементов, завоза оружия, наркотиков вынудило российское правительство ввести временные ограничения по пересечению границы России с Азербайджаном и Грузией. Естественно, что подобные меры привели к еще большим трудностям в общении и осуществлении хозяйственных, культурных, духовных и родственных связей для лезгин, проживающих на разных берегах реки Самур.
В целях снижения напряженности и стабилизации обстановки в регионе по настоянию правительства Дагестана в апреле 1995 г. постановлением Правительства РФ были сняты отдельные ограничения. И, хотя режим границы для жителей приграничных районов Дагестана стал более благоприятным, но для лезгинского населения других районов граница осталась, как и прежде, закрытой.
Напомним, что ЛНД «Садвал» в свое время в числе приоритетных задач вынашивалась и идея создания национально-государственного образования лезгин «Лезгистан» путем воссоединения лезгин, проживающих в Дагестане и Азербайджане. Но в движении «Садвал» и в его руководстве образовалось сильное консервативное крыло, которое ратовало лишь за осуществление задач культурного плана. Они считали, что на настоящем этапе воссоединение лезгинского народа невозможно осуществить без ущерба национальным интересам других народов, проживающих в регионе. Хотя ущерб интересам других народов, проживающих в этом регионе (кроме лезгиноязычных народов, это азербайджанцы, терекемейцев, записанных азербайджанцами, таты и лезгиноязычные народы) было предлогом надуманным, ибо эти же самые народы издавна проживают и сохранились в лезгиноязычной среде.
Необходимо отметить, что многие проблемы, поднимаемые лезгинской общественностью и различными движениями, в немалой степени были обоснованными, справедливыми и требовали более пристального внимания к ним со стороны руководств Дагестана и Азербайджана.
В самом начале российско-персидского соперничества в Прикаспии в XVII в. и в период кавказских войн против России, которые в основном велись вайнахами (т.е. чеченцами и ингушами), аварцами и даргинцами, лезгины, активного участия в кавказских войнах и в каком-либо общекавказском противостоянии России по существу не принимали. Они, больше были заняты противоборством с тюркскими ханствами Ширвана (Шемахинскими, Кубинскими, Бакинскими и Нухинскими).
Такая, исторически обусловленная, позиция лезгин «классически» проявилась и в период развала СССР. Лезгины стали совершенно индифферентным направлением «дагестанской политической проблематики», народ остался совершенно равнодушным к Новой кавказской войне. В 1991-1993гг. Азербайджанская республика разваливалась на глазах у всего Кавказа, народы, которого понимали это лучше, чем какие-либо политологи в России и в Европе. Для лезгин открывалась благоприятная перспектива создания объединенного государства на обоих берегах реки Самур. ЛНД «Садвал» стало наиболее организованным в Дагестане и представляло собой реальную угрозу территориальной целостности Азербайджана. Однако Москва игнорировало национальные интересы лезгин, в пользу откалывающегося от СССР Азербайджана.
Также сыграли свою отрицательную роль подкупные и внедренные спецслужбами Азербайджана и Дагестана «активисты» «Садвала». Подавление лезгинского национального движения со стороны российских и азербайджанских властей, его расщепление стало целесообразным, исходя из «текущих» интересов России Азербайджана. Москва, видимо, опасалась создания постоянного фронта вооруженного противоборства лезгин с Азербайджаном, вовлечение в эту борьбу других народов Дагестана, что, на их взгляд, привело бы к полной изоляции Азербайджана от России, создания реально-существующего объединенного лезгинского государства и двусмысленность положения самой России, и что самое досадное – исключение перспективы реализации «северного» маршрута нефтепровода. То есть, лезгино-азербайджанский конфликт стал бы находкой для Турции и нефтяных компаний. (Хотя в этой ситуации для нефтяных компаний и финансовых групп чеченская война потеряла бы своей привлекательности).
Но, как показали последующие события, Азербайджан в своей внешней политике ориентирующийся на Турцию, не оправдал ожидания России. Сегодня уже очевидно то, что, только создав республику Лезгистан в своем составе, Россия приобрела бы выгодные позиции в политической дипломатии с Азербайджаном. Конечно же, не только позиция Москвы стала фактором снижения активности в решении лезгинского вопроса. В значительной мере причины содержались в самом лезгинском обществе, в его крайне низком национальном самосознании. По существу свое сегодняшнее унизительное положение лезгинский народ (особенно азербайджанской его части) заработал сам. Неужели нужно было на своей шкуре испытать такие муки, чтобы понять простые истины?!
Значительная часть этнических лезгин оказалась, еще в советское время, интегрированной в азербайджанскую государственно-административную систему, составляя довольно заметный «процент» в системе управления, в образовательных учреждениях, в экономическом управлении, то есть она занимала весьма престижные позиции в Баку. Местная элита в лезгинских районах Азербайджана характеризуется очень низким уровнем национального самосознания, национальной гордости, но зато наделены восточной традицией безусловного подчинения властям, не отличаются сплоченностью. И бакинско-лезгинская, и провинциальная элита не хотят рисковать своим жалким, унизительным, но «сытным» положением. Существовали (возможно, и продолжает существовать) и некоторые противоречия во взглядах между лезгинами Дагестана и Азербайджана, преследующими порой различные экономические цели. В настоящее время эти противоречия выравниваюТся. И для южных, и для северных лезгин ясно, что, оказавшись в разных государствах, стала трудной для осуществления вековечная мечта всех лезгин – воссоединиться. Сегодня необходимо разработать другие пути и методы, пересмотреть стратегию и тактику национального движения с учетом сложившихся реалий.
Однако главной причиной спада лезгинского национального движения явилось отсутствие видения политической перспективы. Так, до конца не была осмыслена и принята, доведена до широких масс концепция политической борьбы лезгин, выражающейся в создании лезгинского государства в составе России (то есть присоединение лезгинских районов Азербайджана к Дагестанской Федерации народов).
Одновременно начались репрессивные акции органов азербайджанских властей против лезгинских патриотов; и помогали им в этом федеральная прокуратура России. Алиевское руководство Азербайджана прилагает целенаправленные усилия по искоренению инакомыслия среди населения Южного Лезгистана. Из лезгинских районов Азербайджана наблюдается ощутимая миграция населения. На всем протяжении азербайджано-российская граница практически заперта, и приграничные районы плотно блокированы, что по существу разделило лезгин по обе стороны реки Самур.
Лезгинская властная элита в Махачкале также оказалась огромным тормозом в развитии национального самосознания. Она всячески распространяла и поддерживала негативные слухи о ЛНД «Садвал». Это можно, видимо, объяснить тем, что в течение многих десятилетий она тщательно отбиралась, учитывая отсутствие собственной инициативности, наличие национального нигилизма, умение беспрекословно подчиняться и проявлять преданность главе республики,
На Дагестанской политической арене роль лезгин чрезвычайно мала. Лезгины, чисто формально, представлены в республиканском парламенте, а в исполнительной власти и административной сфере их практически нет. В Махачкале пока что власть делят даргинцы и аварцы. Даже попытки лакцев пробраться во власть путем известного бунта братьев Хачилаевых в Махачкале не увенчались успехом. Как будто смирившиеся с этим положением лезгины и не пытаются заявлять о своих претензиях. Вектор лезгинских проблем направлен на юг...
Однако движение «Садвал» не умерло, а переживает новый подъем. Вместе с тем, главной задачей лезгин является создание признанного общенационального политического и культурного центра. То есть сегодня ясно одно: необходимо проводить активную углубленную и разностороннюю работу в народе, а также с его представителями на всех уровнях; поднимать национальный дух и самосознание народа. Таким образом, прежде всего необходимо построить национальное общество, пронизанное общей и единой национальной идеей.
Москве сегодня выгодно реанимировать лезгинское движение, используя активизацию «общественного недовольства» в Лезгистане по обеим сторонам реки Самур. Лезгинский вопрос становится для России выгодной политической картой в отношениях с Азербайджаном. В течение своей истории лезгины сменили несколько религий: языческий политеизм (раизм, лунизм, манихейство, алпанизм-огнепоклонство...), христианство (I-Х вв.н.э.), ислам (с VII-VIII-XIV вв.н.э.). В отличие от других дагестанских территорий, ислам в Лезгистане насаждался огнем и мечом. Много боеспособного населения полегло в этих битвах, пока арабам не удалось насадить свою веру. Возможно, в отместку лезгинской непокорности, арабы не одарили лезгин своими сановными званиями, выражающими верноподданнические чувства покорившихся народов: табасаранское майсумство, даргинское уцмийство, лакское газийство, кумыкское шамхальство, аварское нуцалство. Оттого, видимо, арабы и ставили над лезгинами правителей-инородцев из числа своих верноподданных. По вероисповеданию лезгины – сунниты шафиитского толка (есть среди лезгин и шииты – село Мискичка, и христиане – лезгиноязычные удины). Среди лезгин в течение многих столетий жили иудеи (таты), а по соседству – христиане (армяне, грузины, русские). Все это определило высокий уровень веротерпимости и социальной умеренности лезгин, что может быть гарантией неприятия идей салафизма и прочих течений исламского фундаментализма. Этот фактор мог бы послужить и гарантией политической стабильности в южном регионе России.
Взамен ашуралиевского «Садвала», оставшегося в единственном числе в лице Р.Ашуралиева, обещавшего властям Азербайджана и Дагестана ликвидировать ЛНД, в последнее время лезгинское народное движение вновь заявляет о себе и пересматривает свою программу, исходя из установившихся реалий. На смену старой гвардии лезгинских лидеров приходят молодые, более подготовленные и образованные. Поэтому Баку стремится максимально преодолеть новую волну лезгинского движения. В отношении лезгин осуществляется последовательная политика геноцида. Российско-азербайджанская граница стала похожей на сооружение концлагеря: колючая проволока с пограничниками по обеим сторонам, сторожевыми собаками, таможней, неслыханной бюрократией и поборами. С возведением лезгино-лезгинской границы Азербайджанской республике против лезгин, по сути дела, ведется необъявленная война. В то время, когда азербайджанская молодежь призывного возраста не без успеха завоевывала российские рынки, лезгинских парней бросали на самые гибельные участки азербайджано-армянского фронта.
Территории расселения лезгин на севере Азербайджана в высшей степени милитаризованы, с целью морального подавления, лучшие земли лезгин без их согласия заселяются репатриантами из Средней Азии турками-месхетинцами. Азербайджанские пограничники изощренно вымогают взятки даже у тех, кто вынужденно пересекает границу в связи со смертью родных и близких. Из населенных лезгинами районов Азербайджана наблюдается массовый отток населения. В настоящее время в южных районах Дагестана сосредоточено более 80 тысяч лезгин из Азербайджана, более 100 тысяч лезгин из Азербайджана переселилось в области России (например, в Саратовской области проживает 15 тыс. лезгин).
Видимо, особое значение придает азербайджанское руководство репрессиям против лезгинской интеллигенции, выступающей за сохранение языка, истории, культуры, традиций своего народа, выступающей против разделения единого лезгинского народа между Азербайджаном и Россией (Дагестаном). В 1992 году прокуратурой Кусарского района Азербайджанской ССР был наложен арест на журнал «Лезгистан». Более тысячи экземпляров журналов и моих книг, изъятых из магазинов, были сожжены во дворе Кусарской прокуратуры. Прокурор Кусарского района Яшар Алиев пригласил меня на разговор. Я попросил прокурора разрешить присутствовать при нашем разговоре и моему товарищу Н.Агавердиеву. У прокурора была толстая папка – досье на мою персону. Он читал подстрочники моих стихов, которые, по его мнению, призывают к войне против Азербайджана. Читал извлечения из моей статьи «Народ нуждается в воссоединении», опубликованной в 1989 году в газете «Атмода», где говорилось о трагических последствиях разделения лезгин. Разговор зашел и о журнале «Лезгистан», о правах лезгин в Азербайджане и о правах азербайджанцев в Дагестане. Я приводил факты, которые свидетельствовали, что сложившееся положение не в пользу лезгин. Со слов Яшара Алиева мы узнали, что специалисты из азербайджанской Академии наук якобы признали, что выпускаемый мной «...журнал «Лезгистан» подрывает политические устои азербайджанского государства...» и на его редактора (т.е. на меня) будет возбуждено уголовное дело. Мне повезло тем, что в то время еще не было такого противостояния, и ощущение гражданства единой страны СССР полностью пока не выветрилось.
В марте 17 числа 1993г. в Махачкалу мне пришла повестка с приглашением в прокуратуру Кусарского района. Это был период повальных арестов представителей лезгинской интеллигенции и активистов движения «Садвал». Из надежных источников до этого времени я знал, что моя фамилия числится в черном списке азербайджанских спецслужб, и мое появление в Азербайджане крайне нежелательно. Я, конечно, не поехал, но через недели две ко мне домой на черной волге приехало три человека из Азербайджана (с начальником милиции Кусарского района Мамадаевым). Дома были дети, жена. «Гости» сначала мягко стали предлагать мне поехать с ними, якобы для дачи показаний, но затем, встретив мое несогласие, в их словах появилась угроза. «Сможете взять меня, возьмите. Но потом не обижайтесь»,– вежливо улыбнулся я. (В то время я еще занимался спортом и был в неплохой форме. Гости с интересом осматривали вход в мой кабинет, где был сооружен турник и висели всякие спортивные снаряды, оглядывали и сам кабинет, который представлял собой мини-спортзал; на стенах между книжными полками висели разные цепи, нунчаки и, как у всякого горца кинжалы). Предложив мне хорошенько подумать, незваные гости ретировались. В последующем спецслужбами Азербайджана было сфабриковано обвинение и в отношении ЛНД «Садвал».
На сегодня 120 активистов «Садвала» арестовано и заключено в тюрьмы. Люди подвергаются нечеловеческим пыткам (среди них есть и совершенно далекие от идей ЛНД, чья вина лишь в том, что и они поддерживали простые человеческие требования: введение уроков родного языка, организация ТВ- и радио-передач на лезгинском языке, издание книг, газет, журналов и т.д. По странной логике Азербайджанских властей, все, кто поддерживает эти требования, являются садвалистами). Десятки молодых людей осуждены и получили максимальные сроки заключения, а иные подвергнуты смертной казни. Иным предъявлено дежурное обвинение « в участии взрыва в Бакинском метро», (хотя следы взрыва ведут не к «Садвалу», а в совершенно в другом направлении). Даже на территории России органы госбезопасности Азербайджана чувствуют как у себя дома. Так, недавно лезгинские активисты Э.Шейдаев, Дж.Шейдаев и Э.Оруджев были задержаны ими в Петербурге увезены в Баку. На территории Дагестана задержаны и переданы Азербайджану Н.Мигралиев и еще восемь активистов. На границе России и Азербайджана арестован имам мечети А.Касумов – гражданин России и пять его сопровождающих. От побоев и пыток в тюрьмах Азербайджана погибло семеро лезгин. К сожалению, на территории России продолжается практика арестов и передачи Азербайджану лезгинских активистов, которые не по своей воле оказались лишенными российского гражданства. А ведь это российское, дагестаноязычное население!
Не секрет, что Баку проводит в жизнь свою (а на самом деле, пантюркистскую) политику через дагестанских азербайджанцев и представителей иных народов Дагестана, нередко откровенно враждебно относящихся к лезгинам и лезгинскому вопросу. Имеющая двойное гражданство (России и Азербайджана) южнодагестанская азербайданская диаспора в реальности является пятой колонной Республики Азербайджан под брюхом России. В лице клана Курбановых, который узурпировал власть в Дербенте и Дербентском районе, азербайджанцы проводят в жизнь политику Баку, а не Москвы. А за это Россия, Дагестан награждает их всяческими наградами и орденами Дружбы. А коренной лезгинский народ непропорционально и минимально представлен в органах власти не только в Азербайджане, но и в Дагестане, где власть находится в руках аваро-даргинских кланов, которым «на откуп» отдана российско-азербайджанская граница. Крайне низки, по сравнению с другими районами, и размеры финансирования лезгинских районов. Почти близка к нулю и доля лезгин в приватизации (переделе) республиканской собственности.
Лезгины – самый южный народ России. От стабильности в Лезгистане зависит стабильность во всем Южном Федеральном округе России в целом. Сегодня дагестанские чиновники наживаются на боли лезгинского народа: лезгино-лезгинская граница стала для них поистине золотым дном. На фоне вопиющей безработицы местного населения, чтобы заработать большие деньги на границу на «золотой мост» за 200-250 км. из Махачкалы и Кизилюрта приезжают представители других национальностей. Конечно же, некоторым чиновникам и остап-бендерам разной масти раздел лезгинского народа выгоден, ибо это приносит им огромную прибыль. Если коренным образом и на государственном уровне не решить накопившиеся десятилетиями и усугубившиеся с установлением государственной границы проблемы, то есть опасность, превращения южного региона России в новый очаг напряженности. Тем более в этом регионе Каспийского бассейна сталкиваются геополитические интересы многих государств (России, Азербайджана, Ирана, Турции, США, Израиля...); но Россия, как всегда, не чувствует себя рачительным хозяином Кавказа.
Главной задачей лезгинского движения на нынешнем этапе является выход из глубочайшей изоляции, в которой сейчас оказался народ и само национальное движение. К сожалению, ни одно из политических и общественных движений и сил на Северном Кавказе, пока не заинтересованно в политическом успехе лезгинского движения. К этому надо добавить и большую активность Азербайджана в этом регионе и, прежде всего, в Чечне. Вместе с тем, вектор развития событий и в Дагестане, и в
Азербайджане, выражающийся в игнорировании интересов лезгинского
народа, рано или поздно приведет к возникновению серьезных противоречий
в этом регионе. Помимо проблем разделенности, здесь существуют геоэкономические и религиозно-политические проблемы.
В существующих условиях вполне допустимо, что политико-административное дистанционирование лезгинского народа в Дагестане станет выгодным фактом для других народов Дагестана. То есть создание отдельной автономной республики Лезгистан в составе России даст возможность остальным народам Дагестана получить больше прав в Махачкале, а также большей части доходов от природных богатств (нефти, газа и проч.). В Баку прекрасно понимают, что пока у лезгинского народа нет стратегического союзника, и пытаются не допустить его появления. Однако, как известно, союзники бывают у тех, кто борется за правду, за свободу.
1992 - 1996.


Рецензии