Шэводы, мэводы, бэводы...

Хрупкая девчушка привычно забирается на стул, поднимается на цыпочки к книжной полке домашней библиотеки и вытаскивает бордовую с золотистым тиснением книгу. Названия нет. Тогда она осторожно спускается на пол и наугад открывает:

«Перекликались петухи
к заутрене,
кадил рассвет,
дымя туманом утренним.
По-над рекой курил,
а перед хатками
чуть розовел в траве босыми пятками…»* -

вслух читает Любочка и снова поднимается, чтобы вернуть на место - не та книжка попалась. А в это время, будто вторя ей, в соседней комнате, куда приоткрыта дверь, отозвалась малышка Валя:

- Шэводы, мэводы, бэводы, гэводы...

При этом она раскачивается, глядя в книжку с картинками, которая лежит у неё на коленях. Валюшка любит слушать сказки и стихи, но в свои четыре года сама читать ещё не умеет, да и говорить толком тоже. И когда у неё спрашивают, что она там бормочет, отвечает: - Штихи.

О чём она тогда думала-мечтала, что происходило в её сознании и куда уводили её эти «шэводы-мэводы», кто её знает? Половины букв беляночка не выговаривала, и её с трудом понимали только бабушка с дедушкой, а мама с папой после работы улыбались непонятным словам из лепета младшей и пеняли старшей, семилетней Любе, умевшей читать-писать, что та ленится и не хочет научить младшую сестрёнку правильно выговаривать слова. Люба ещё только собирается этой осенью в школу, но уже давно приохотилась к чтению и днями просиживает над книгой, а их в папиной библиотеке много-премного - читать не перечитать.

Кудрявая Валюшка любит бегать по засаженному фруктовыми деревьями и разноцветными клумбами подворью их семейного дома, шептаться с цветами, играть с Марсиком, веселой дворовой собакой с пышной закорючкой хвоста, выкапывать разноцветные стеклышки во дворе и на грядках и снова закапывать свои сокровища под домом, а потом вынимать из своего тайничка и смотреть на солнце сквозь осколки, представляя себя в сказочном царстве-государстве.

Худенькой старшей сестре велели присматривать за меньшей, но Люба зачитывается приключенческими романами Жюля Верна, Фенимора Купера, Вальтера Скотта, забывая про всё на свете и теряя из виду Валюшу, потом спохватывается и бежит её искать.

Однажды Люба чуть не утопила малышку. Только что отгремела гроза, и ливень затопил все канавы, по которым бурливые потоки устремились к неширокой местной речушке. А девочки в это время были далеко от дома, пережидали дождь, а потом побежали домой. На пути им встретилась бурлящая канава, через которую был перекинут незамысловатый мосток – доска, на которую и шагнула Люба, держа на руках вертлявую Валю. А та, как нарочно, вертелась, радуясь шумному потоку внизу. И не удержала старшенькая. Бултыхнулась малышка в воду. Люба бросилась её спасать, а ухватить не может, выскальзывает сестрёнка из её слабых ручек. Люба кричать. Хорошо, её услыхала соседка, прибежала и, причитая, вытащила обеих из глубокой канавы, а то недолго было и до беды.

Привела крикливая соседка незадачливых "утопленниц" на порог их дома. Бабушка Матрёна только всплеснула руками и покачала головой, увенчанной короной поседевших кос, и её самые добрые в мире глаза осветились радостью, что внучки, с которых стекала грязная вода, живёхоньки-здоровёхоньки. Она сняла с печки чугунок с горячей водой, налила в железное корыто, плеснула туда ковшик холодной, и давай мыть-намывать своё счастье да отпаивать умытых и одетых в сухое внучек тёплым молоком с мёдом. Люба кривится, пить не хочет, а Валя вырывает у неё кружку - своей ей мало. Потом Люба садится читать сестрёнке сказку, но эта непоседа немного послушала, да и припустила на улицу - там интереснее. На улице мокро, Валюша вернулась и давай читать кукле Маше свои «штихи». «Бэводы, мэводы, шэводы, гэводы», - и это звучит как молитва, которая где-то там внутри девчушки наводит нужный ей порядок…

В то время бабушка Матрёна целыми днями возилась с годовалой Светланкой - ангельски красивой малышкой, сестрёнкой Любаши и Валюши. Как-то, увидев её на улице, цыганка покачала головой: "Такие долго не живут..." Малышка только-только начала ходить и настолько была привязана к бабушке, что ни на минуту её от себя не отпускала, будто знала: это счастье ненадолго...

Шёл июнь 41-го года...

________________________________________________
* Стихи автора, дочки старшенькой, Любочки. Описываемое лето было на Украине.


Рецензии
Дорогая Анна!
Читала про благополучное детство,
а Вы одним предложением ...
Глубокий и печальный рассказ
о счастливой жизни.
Спасибо.
С уважением и теплом, Ваша Нюра

Опечаточка проскочила:
"...вслух читает ЛюбочкаА и снова поднимается..."

Нюра Гешкина   13.04.2019 02:04     Заявить о нарушении
Дорогая Нюрочка!
Спасибо, милая, ляп всегда найдётся, хоть и чистишь, чистишь текст...
Недолгим было это счастье - война перечеркнула всё. У Любочки с сестрой только мать и осталась - их эвакуировали в Казахстан, три м-ца добирались: составы бомбили, вагоны горели, люди гибли. А когда добрались - их там не ждали, начались землянки, голод, болезни - выехали в сентябре, уже под бомбёжками, приехали в декабре, голые в мороз, а надеть нечего - всё в пути пропало, да и не думали, что война затянется... А тех, кто остался, в живых не застали. Горе горькое по свету шлялось и на нас невзначай набрело...
Обнимаю! И благодарю!
Ваша Анна

Анна Дудка   13.04.2019 07:06   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 64 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.