Глава 4

         Максим с полным ведром картошки бодро шагал по распаханному полю, и случайно бросил взгляд на девушку, старательно одними подушечками пальцев вылавливающую из липкой каши, в которую превратился чернозём после проливных дождей, вымытые с одного бока картофелины. Она делала нехитрую работу настолько сосредоточенно, что молодой человек невольно рассмеялся.

         - Так и до утра с нормой не управишься.

         Девушка подняла голову. В её взгляде не было даже капли кокетства и Максим обмер. Вот она, та самая единственная. Понял и всё. Судьба действительно иногда преподносит такой подарок. Звёзды что ли так сходятся в этот момент или  «амурчики»  устраивают свои детские шалости. Как бы то ни было, молодой человек, почувствовал горячую волну от беспричинной радости  и замер. Боясь спугнуть поселившуюся в душе нежность, нерешительно предложил:

         - Давай я отнесу,- и, не дожидаясь согласия, схватил второе ведро.

         Ловко забросил картошку в кузов трактора и заторопился обратно. Не терпелось убедиться, если их взгляды встретятся, то так же неистово заколотится сердце или всё только почудилось. Поймав в ответ доброжелательную улыбку, немного успокоился, радуясь, что удалось произвести благоприятное впечатление. После обеденного перерыва, Матвеев дождался девушку возле столовой, и предложил прогуляться.

         Даже природа не выдержала неизбывной радости, охватившей молодых людей, и промозглый пасмурный день неожиданно разгулялся. Выглянуло ласковое солнышко. Пташки божьи откликнулись веселым щебетаньем. Высокое синее небо смотрело на мир  глубоко и просветленно. Бордовые костры рябин ярко выделялись на фоне прозрачной желтизны берез. Марина сняла косынку и повязала себе на шею. Под ногами тихо шелестели опавшие листья. Легкий бризовый ветерок осторожно пробегал по веткам деревьев. Осень по всем приметам обещала быть долгой.

         С каждой минутой Максим все больше убеждался, что в этой девушке ему нравится решительно все. Светлые волосы, собранные в один пучок, капризный завиток, струившийся по тонкой шее, прямой открытый взгляд зеленовато-серых глаз и гибкий стан. Он готов был расцеловать каждый пальчик с красивым маникюром, который, каким-то чудом, ей до сих пор удалось сохранить.

         По краям поля проходила заградительная линия лесополосы, за ней большой фруктовый сад. Туда и направились.

         Марина искала яблоки, а Максим старался дотянуться до них. Обычное занятие превратилось в веселый аттракцион. Радуясь возможности продемонстрировать свою ловкость, рисковал, одна из веток неожиданно подломилась, и он с треском свалился на землю. Видимо, на какое-то время даже потерял сознание. Рассыпав яблоки, Марина подбежала к  лежащему в неудобной позе юноше и стала тормошить, испуганно умоляя:

         - Максим, Максим, что с тобой? Да, очнись же, пожалуйста.

         Лицо девушки было совсем рядом, и ему очень захотелось поцеловать её, но боялся спугнуть. Возникшее между ними чувство было еще таким робким и несмелым, таким беззащитным, как едва проклюнувшиеся по весне первый подснежник. Максим расплылся в блаженно улыбке, Марина одернула руку, которой  ласково гладила мягкие русые волосы. Легкий румянец окрасил девичьи щеки, она быстро поднялась и начала собирать раскатившиеся по поляне яблоки. Эти нежные прикосновения не оставляли сомнений, ему отвечают взаимностью.

         Краснобокие плоды были едва различимы на фоне пёстрого разнотравья. Максим скинул ветровку, завязал рукава, и стал собирать урожай в импровизированную авоську. На обратном пути остановились у родника. Помыли фрукты. Казалось, что ни разу на свете им не доводилось пробовать такие необыкновенно вкусные яблоки. Перешли ручей по скользкому заросшему мхом бревну, для подстраховки Максим взял девушку за руку. Несмотря на то, что ладони после ключевой воды были холодные, по телу прокатилась жаркая волнующая дрожь. Нет, то было не плотское желание. А что-то более значимое, сильное и необъятное. Хотелось взлететь и верилось, что такое возможно.

         Теперь Максим каждое утро вставал раньше других, собирал осенний букет и украшал им изголовье любимой, проникнув в девичий барак до команды подъём. Одним словом, оказывал всяческие знаки внимания, доступные бедному студенту. Окружающие с любопытством наблюдали за развитием романа. И как всегда, обязательно найдется тот, кому захочется все испортить.

         Студенты по очереди дежурили на кухне, в тот вечер Максим пришел на дискотеку позднее. Ещё не доходя до танцевального пятачка, увидел Марину в паре с Лехой Николаевым. Тот учился на курс старше и был известным ловеласом. По жизни шагал легко и беззаботно. Ведь все бабы стервы, так чего их жалеть. Он хорошо играл на гитаре, знал кучу анекдотов и считал себя душой любой компании. Видя, что между молодыми людьми происходит нечто особенное, но недоступное для него, а всё чужое и недоступное притягивает мелкие души. При других обстоятельствах, возможно, и не обратил бы на девушку внимания. Уж больно скромна. 

         Тревожно заныло сердце, Максим растерялся, и, не зная, как поступить, беспомощно топтался в сторонке. Заметив его, Марина тут же бросила партнёра и подошла. Судя по красноречивому взгляду Николаева, стало понятно, драки не избежать.

          Перед самым отбоем Максиму поступило предложение прогуляться за территорию лагеря. Неожиданно нарисовавшийся соперник привел с собой группу поддержки. Отделившись от толпы, Леха криво усмехаясь, заговорил первым:

          - Ты, видимо, не понял. Объясняю, для непонятливых: все вокруг колхозное, все вокруг мое. И здесь я решаю, кто с кем хороводы водить будет.

          - Ну, колхоз может и твой. 
 
          - Нет, ты все же тупой. Повторяю. Это моя добыча.

          - Че, ты, Леха с ним церемонишься. Двинь по шее, враз поумнеет.

          Парни нетерпеливо переминались в предвкушении драки, и были готовы сами почесать кулаки. Но Максим пришел один, а значит, ничего не оставалось, как наблюдать за происходящим со стороны. Николаеву стало неуютно под прямым и твердым взглядом, словно это ему бросили вызов. Раздосадованный такой мыслью, понял, тянуть больше нельзя. Иначе друзья просто не поймут. И нанес коронный удар левой. Матвеев устоял, и ответил не менее внушительно.
 
          Неизвестно чем бы всё закончилось, но вмешался бдительный зам декана по воспитательной работе. Растащил дерущихся. Заодно и сам размялся с удовольствием. Заводилу вычислил сразу и голосом любимого актера, исполнившего роль Мюллера в очень популярном сериале, произнес:

          - Всем спать, быстро. Николаев. А вас, я попрошу остаться.

          Словно разъяренный бык после корриды Лёха тяжело дышал и вместе с кровавой слюной выплюнул передний зуб. Его огорчению не было предела. Зам декана понимал для шуток не самое подходящее время, и добавил строгости:
 
          - Слушай меня. Тебе же совсем не нужна эта девочка, а ты рискуешь быть отчисленным. Умнее надо быть, Николаев. Умнее. Ну, не все они падкие до нашего брата. Разборчивые есть. Это я тебе как мужик говорю. Не лезь, куда тебя не просят, и твоя репутация не пострадает. Скоро Спартакиада. Выступишь хорошо, замну это дело. Все.  Свободен.

          Лёха затаил обиду, но запретил своим дружкам  распространяться насчет вечерней разборки. Он вырос в шахтёрском городке, привык решать все проблемы кулаками, теперь почувствовал, что столкнулся с каким-то другим миром и отступил. Возвращаться домой, совсем не хотелось. Декан сказал правду, только благодаря успехам в спорте его переводят с курса на курс.
          
          Власть предержащие немного ослабили бульдожью хватку, и возникшей передышкой население пользовалось с превеликим удовольствием. Немало пережившие и повидавшие на своем веку люди старшего и среднего возраста опекали молодую поросль искренне и по-доброму. Очень популярную в те годы «Песенку студента» распевала не только молодежь. Несмотря ни на что, хотелось верить, что жить в такой великой стране огромное счастье. Другой жизни они просто не знали.


Рецензии