Мореходы. Дошутился. 2

   
 


                Этой шуткой, возможно, потешались еще "одИсситы"
                из "Одиссеи" Гомера в своих сказочных путешествиях
                и имеет она "бороду" не меньше, чем у "Черномора"
                из поэмы Пушкина.

                В наше время ею тоже не пренебрегают и даже
                кое-кто на неё "клюёт".


       В тот рейс к нам пришел практикант-радист, еще тинейджер, по имени Витя.
     Ему предстояло пройти на судне полугодовую практику в подчинении начальника
     радиостанции. Парень с виду нехилый и в мореходке занимался
     в боксерской секции.

       Наш боцман, человек не лишенный чувства юмора, в меру общительный,
     регулярно травящий анекдоты и не прочь над кем-нибудь безобидно пошутить,
     постоянно был "в поиске" каких-либо ироничных ситуаций.

       Судовая баня с парилкой, была сделана в ПСО(пост санитарной обработки),
     который состоял из нескольких изолированных помещений, сообщающихся между
     сообой герметизирующими дверями. Но эти двери были сняты с петель и между
     парилкой, предбанником и душевой было свободное сообщение. Все перебоки,
     кроме душевых кабинок, были обшиты доской-вагонкой. И все же небольшой
     закуток, где ранее стояло фильтрующее устройство, оставался не обшит и его
     закрывала брезентовая завеска.
       На этой занавеске, один из судовых "художников", неплохо изобразил
     полулежащую обнаженную русалку с рыбьим хвостом начинающимся от её колен.
       А какой-то мальчик-вандальчик прорезал в ней межножное место и там
     осталось рваное отверстие.

       Чтобы пограничниками этот рисунок не был признан порнографией, перед
     приходом в совпорт её регулярно "одевали в закрытый купальник", легко
     смываемой краской.
      
       Баня функционировала круглосуточно, но парилку включали два раза в
     неделю, по средам и субботам.

       И вот Витя, чтобы не растолстеть на судовых харчах, стал регулярно
     посещать парилку, для похудения потоотделением.

       Как-то раз, его и боцмана свел случай. Они в бане оказались вдвоем.
       Боцман, как и со всеми, стал рассказывать всяческие анекдоты.
     "Ну, а этот, - говорил боцман, - стопроцентно ты не слышал, он совсем
     новый" и начал рассказывать:
       - Пришел в баню слепой, а в мужском отделении мест нет. Ну, а слепому
     какая разница - не видит ведь и продали ему билет - в женское. Женщины его
     не постеснялись, а одна даже предложила помыть ей спину. В процессе мытья
     спины она вдруг воскрикнула: - Слепой, да ты ж меня шЁбЕшь!
     А он: -Ой, а я и не вижу!
        Каждый, слушавший этот анекдот, здраво хохотал, но Витя невозмутимо
     сказал: - А что же он сам не почувствовал ЭТО?
        И тут боцман понял, что с юмором у парня "не очень" и решил над ним
     подшутить.

       - Я сейчас тебе открою нашу сокровенную тайну, её наш помполит не знает.
     Если ты кому проболтаешься, то не знаю, что и будет! - тихо сказал
     боцман Вите.
       - Вот ты видишь картину. Это не просто картина, а наш секрет, -
     продолжал он.
       - Вот смотри. Фокус!
       Взяв ковшик воды, он плеснул из него на картину и она стала
     медленно "раздеваться".
     Меловая краска начала стекать с рисунка... купальник исчезал и русалка
     стала - обнаженной.
 
       Вид обнаженной, хоть и русалки, у приостывшего Вити снова вызвал
     потоотделение.

       Боцман же, замечая реакцию собеседника, продолжая задуманное сказал:
      - Ты теперь стал членом нашей тайной группы.
      - И много у вас членов? - перебил его Витя.
      - Количество "членов" узнаешь когда соберемся, - ответил боцман.
      - И тебе не стоит так сильно париться чтоб похудеть.
        Наш коллектив "скелетов" не любит, - продолжал он.

       И тут Витя, с непониманием о чем разговор, спросил:
     - Михайлович, а какое отношение моя комплекция имеет к тайной группе?
     - Как какое, - ответил боцман. Скоро настанет твоя очередь.
     - Какая очередь? Куда? - непонимая, спрашивал Витя.
     Тут боцман сосредоточив всю свою серьезность, подмигнув одним глазом,
     кивнув на картину, промолвил:
     - Сидеть там - за картиной. Видишь у неё выше колен дыра, вот за ней и
     подежуришь.
     - Вы что! Я не встану туда, - догадавшись на что намекал боцман, вскричал
     Витя.
     - Я заложу вас всех, - осмелев кричал он.
     - А куда ты теперь денешься, ты ведь носитель нашей тайны. Так что успокойся
     и жди очередь. Вон видишь висит график? (Он указывал на график уборки бани
     вахтенными матросами). Скоро заменишь кого-нибудь, - наставительно сказал
     боцман.

       Желание продолжать банные процедуры у Вити пропало напрочь и он быстро
     собрав одежду, убежал в свою каюту.
       Боцман же напротив - торжествовал, правда, сам не зная чем это
     может кончиться.

       С того дня наш практикант, казалось, стал менее разговорчив, но свои
     обязанности в радиорубке исполнял по-прежнему - учился.
       Он избегал встреч с боцманом даже взглядом.
       Баню стал посещать в коллективе ветеранов флота.

       Продолжая задуманное, боцман вписал фамилию Вити в график, висевший в бане.
     Витя это заметил, но как будто ничего не замечал.

       Через пару недель, мы стояли в испанском порту.
       Погода стояла сухая и теплая.
       Боцман, чтобы "одним махом" закатать(покрасить) открытые палубы, решил
     снять с вахты от трапа матроса, но его нужно было кем-то заменить.
     Практикант, конечно, для этого подходил, но его можно использовать на
     работах не более четырех часов в сутки.

       И вот боцман пришел ко мне в радиорубку, чтобы уговорить практиканта
     постоять у трапа все восемь часов. Но для этого нужно было получить его
     согласие.
       У практиканта в это время были свободные часы, загорал где-то, и для
     его поиска, по судовой громкоговорящей связи, штурман сделал обьявление,
     чтобы практикант поднялся в радиорубку.
       В ожидании Вити, боцман травил какие-то анекдоты, но вскоре снова перешел
     на тему работы.
       - Вот закатаем все палубы разом и будет у нас чистота...,- говорил он.

       В это время Витя поднимался по трапу на палубу радиорубки. Через её
     открытую дверь он услышал голос боцмана и прислушался...
       -...потом в баньке с пивком...разомнем свои члены(имея ввиду части
     тела:руки, ноги)...расслабимся по-полной...
       - А с твоего студента не убудет. За дополнительные четыре часа он
     не переломится... потом отгуляет...

       Витя от этих слов вздрогнул, особенно от услышанного, тревожившего
     его в последнее время, слова.
      - Вот они "члены" тайной группы, - подумал он.
      Витя быстро вбежал в рубку...встал у входа... и смело вскричал:
      - Не пойду я с вами в баню... Я про вас "педерасов" все расскажу
      помполиту...
      И убежал из радиорубки.

        Я не понял, к чему он все это сказал, а боцман, заливаясь хохотом и
     хватаясь за живот,  валялся по дивану. До него "дошло", он понял, что
     его шутка "сработала", пусть и в незапланированном месте.

        Боцману, для успокоения, пришлось дать стакан воды.
        Успокоившись, он рассказал мне об их совместном посещении бани и
      "тайном обществе".
        Я, конечно, усмехнулся.
       - Но куда убежал практикант?...

        Представляя себе его душевное состояние, возможность в отчаянии
     выброситься за борт или что-то подобное, - я бросился искать Витю.
 
        В каюте помполита его не было - в своей тоже. Значит он где-то на
     палубах.

        ...Нашел я Витю на верхней палубе. Он, задумчивый, сидел на ступеньке
     сигнальной мачты.
        Чтобы его не вспугнуть и чтобы он все правильно понял, первыми
     моими словами были:
       - Витя, это была боцманская шутка. Он разыграл тебя. Успокойся...

       Мы, с ним вдвоем, посидели несколько минут. Я рассказал ему, что боцман
     известный шутник и разыгрывает каждого - был бы повод. На него никто не
     обижается и вообще с шуткой веселей работается.

       А тот разговор в радиорубке, касался его восьмичасовой вахты у трапа
     судна.

       Я предложил Вите спуститься с мостика в его каюту и отдохнуть
     перед новой вахтой.
       Витя согласился и вставая со ступеньки произнес:
       - Когда-нибудь он дошутится.
         ...
       Спустя неделю мы возвращались на Балтику. Следующее рейс-задание:
     погрузка целлюлозы в порту Калининград на Антверпен. Стоянку обещали
     короткую и многие члены экипажа поспешили сообщить женам,
     чтобы они не приезжали.
       Боцман тоже зашел в радиорубку, попросил чистый бланк радиограммы и
     написал послание своей жене.
       Текст его радиограммы был простым: "Пятого приходим в Калининград зпт
     стоянка короткая зпт не приезжай зпт целую Сергей".
       Я, бегло взглянув на текст, отложил её для передачи 2-м радистом на его
     ночной радиовахте.
         ...
       После недолгого ожидания на внешнем рейде, нас завели в порт к причалу.
       Как только комиссия пограничников и таможни закончили свою работу и
     обьявили о свободном перемещении, практикант поспешил использовать
     обещанный отгул. Я не возражал его просьбе.
       Получив в кассе 3-го помощника свой 1 рубль, записанный в таможенную
     декларацию при отходе в рейс, он подозрительно быстро "смотался" в город.

       Стивидоры ждали нашего подхода и сразу приступили к  работе.
       К девушкам-тальманам(счетчикам груза) были назначены матросы, которые
     в паре осуществляли приемо-передачу груза - пакетов целлюлозы.
    
       К концу рабочего дня их сотрудничество переросло в симпатию и девушки,
     отбросив все комплексы, согласились дожидаться своей следующей рабочей
     смены в каютах моряков.
      
       Моряки не поскупились на угощение иностранными напитками и закусками.
     После двух-трех часового веселья с музыкой и танцами, "симпаты" разошлись
     по отдельным каютам.
       Боцману, хоть и не участвовавшему в тальманстве, симпатия тоже нашлась.

       Можно только предполагать, чем был занят боцман в своей закрытой каюте...

       Уже было темно и причал освещали судовые огни да фонари береговых кранов.

       К приподнятому судовому трапу подошла молодая, прилично одетая, женщина
     с дорожной сумкой.
       Остановившись, она весело сказала вахтенному у трапа:
       - Здравствуйте, с приходом! Позовите боцмана, я его жена.
       Вахтенный, зная об "оргиях", сначала растерялся, а потом сказал:
       - Подождите внизу, я узнаю, не ушел ли он в город.

       Сам же побежал к вахтенному штурману и рассказал ему о происходящем.
     Вдвоем они стали решать, как помочь "выкрутиться из ситуации" боцману.
     Первым делом они позвонили ему в каюту...тот долго не брал трубку...
     потом покрыл их матом(думая, что его самого кто-то разыгрывает)... бросил
     трубку. Ему позвонили снова... снова обьяснили, что это не шутка, что жена
     стоит у трапа и на сколько возможно будет - её задержим.
 
       К удаче боцману, штурман был не знаком его жене, и он смог тянуть время
     по установлению ее личности...

       А в это время боцман, в психозном состоянии, метался по каюте. Куда
     девать женщину? Он тормошил её: - Скорей одевайся, - нервно говорил он.
       - Проверка. Уходи.
       А она ему:
       - Сережа, не суетись. У меня документы в порядке.      
       Тогда он... не замечая свою обнаженность... выскочил из каюты в корридор
     и, бегая от каюты к каюте, стучал в двери и кричал:
       - Мужики! Ребята!... Кому нужна баба?...Кому нужна баба?...Возьмите мою!

       Но никому из соседних кают она не требовалась. Соседи молча отрицательно
     мотали головами и улыбались его виду...

       Вернувшись в каюту, боцман увидел уже почти одетую свою "симпатию" и
     немного придя в себя, стал сам одеваться, приговаривая:
       - Понимаешь, жена приехала с проверкой. Срочно уходи из каюты.

       В это же время вахтенный штурман, вышел к трапу с судовой ролью и сказал:
       - Видите ли гражданочка, Вас в судовой роли нет. Предьявите паспорт и
     я впечатаю Ваши данные в неё. Без этого я Вас не пропущу и боцмана будить
     не буду.
       Она, ругаясь, все же передала ему паспорт и он ушел внутрь судна....

       Можно было протянуть еще минут пять.

       Сам боцман в этой ситуации оказался беспомощным. Растерянный, он
     ничего придумать не мог.  Но смекалистый штурман придумал
     сцену "после пьянки" :
         - всю каюту обрызгали спиртным...раскидали окурки...бутылки...
     уложили боцмана на палубе каюты... а он притворился пьяным "в стельку"...

       После этого, штурман приспустил трап и ругающаяся жена боцмана
     поднялась на борт судна. Провожая её до каюты боцмана, он твердил, что
     мол извините, что мужа не смогли растолкать.

       Открыв дверь в каюту, она была поражена беспорядком, запахами и
     раскинувшимся на палубе мужем.
       - Сволочь, - вскричала она.
       - Я к нему лечу, мучаюсь в аэропорту из-за непогоды, а он даже не
     встретил, не записал в роль, организовал пьянку.
     Вставай! - пинала она его ногой.
       Видя, что муж не реагирует на её действия, она стала наводить порядок
     в каюте.
      
       Боцман "очнулся", когда жена все убрала и проветрила. Изобразив
     "удивление", он спросил её:
       - А ты откуда здесь? Я ж тебе написал чтоб не приезжала!
       - Как не приезжала? - возразила она. Вот телеграмма. Вот ты
     написал - "приезжай".
       - Ладно, завтра разберемся...


       Разбор происшествия начался с восьми часов утра - начало трудового дня.
       Боцман, с натурального похмелья, с телеграммой привезенной женой,
     вбежал в радиорубку со злобным криком:
       - Вы что это передали? Я же писал, чтобы жена не приезжала! Покажи мне
     мою телеграмму!...
       Мы, со 2-м радистом, ещё не имевшие сведений о ночном происшествии,
     прочитали его телеграмму, нашли свой оригинал и стали сличать.
      - Вот, -показали мы ему его бланк, - все, что ты написал, мы передали в
     точности.
      - В какой точности? Покажи! - кричал он на нас.
       Взяв радиограмму и просмотрев текст, боцман взревел:
      - Кто исправил тут моё ..."не" на... "но"? Не сам же я?

       При электроосвещении в радиограмме четко просматривалась буква "о", но
     выйдя на палубу, при дневном свете, мы обнаружили в середине буквы еле
     заметную черточку.
      
       Боцман тут же заподозрил в этом практиканта.
       - Где ваш студент? - закричал он, я его сам сейчас допрошу.
       - По моему он еще не возратился из города, - сказал я.
       - Ну, придет... он мне все расскажет! - пригрозил боцман.

       У жены боцмана не было повода расстраиваться - вместо одних, мы
     простояли в порту трое суток.
       Боцман - тоже вроде бы успокоился.
       А вот студент - подозрительно не появлялся.

       Появился Витя за час до назначенного времени комиссии КПП и таможни.
     Он был явно не трезв, но сам заполнил таможенную декларацию.
       Примечательно то, что он где-то три дня пил-гулял, вернулся с тем же
     1 рублем, вписал его в декларацию и сдал в  судовую кассу.

       В рейс вышли без проблем.

       До разборок боцмана со студентом дело не доходило. При следовании
     в проливах Дании он, как это ему положено, стоял вахту у якорей.
       Позже, в Северном море, боцман пытался "прижать к переборке" студента,
     но тот отнекивался, мол, не я... ничего не знаю.
      
       Расслабившись на стоянке, Витя, теперь без опаски, стал посещать баню.

       Мы, конечно, подозревали Витю в исправлении буквы "е" в той радиограмме,
     но правду узнали только по окончании его практики.

       Из дома он прислал нам радиограмму. После благодарности за практику,
     он передавал извинения боцману за ту "шутку" с буквой "о".

       На откровение практиканта боцман никак не прореагировал, шутка с буквой
     не стала для него уроком.
       Он продолжал балагурить в своем стиле!

      73
      


Рецензии
Настоящий флотский рассказ!

Анатолий Дудник   16.02.2018 09:33     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв.

Николай Прощенко   16.02.2018 20:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.