Художница 3

   Рассказ третий.

 Пришло время искать для Художницы школу побольше. Недалеко, в солнечном Городе у моря, славилось художественное училище. Город был большой и уютный. Поезда въезжали под своды вокзала, поддерживаемые каменными атлантами. Вдоль Главной улицы  с мостовой, выложенной выпуклыми отполированными булыжниками,  с тротуарами, покрытыми маленькими узорчатыми плитками, жёлтыми и голубыми, располагались высокие старинные дома, украшенные лепниной. От главной улицы к морю спускалась широкая мраморная лестница.

       Город благоухал каштанами и акацией. На улицах продавали пирожки, сладости, газеты с хорошими новостями. А всё остальное можно было купить на огромном рынке, куда привозили товары из разных стран. Там можно было купить даже бомбу, ещё в то время, когда бомбы на базарах не продавались. На пляжах купались и  загорали, катились по рельсам красные трамваи, в парках и на площадях стояли скульптуры и памятники знаменитым людям, поэты и музыканты посвящали городу свои поэмы и песни. Все жители Города были в него влюблены. Они были весёлыми жизнерадостными людьми, любили шутить и смеяться и смеялись всегда, даже когда плакали.

     Художница поселилась  в большом солнечном  Городе у моря  среди таких  же талантливых художников и художниц.  Высокий строгий Мастер с седой бородой вёл их по таинственным тропинкам в кладовые Искусства.  Вместе они изучали картины всех известных мастеров, их стили, манеры, приёмы, все направления в живописи, секреты композиции, правила рисунка и погрузились в тайны законов цвета, света и тени.  Старый Мастер был волшебником. Он составлял для них натюрморты один краше  другого и, когда ученики работали в мастерской за мольбертами,  тихо ходил между ними, прямой, худой, с длинными  волосами, смотрел их холсты, подсказывал, поправлял, объяснял.

     Говорил он не спеша, как бы прислушиваясь к тому, что говорит, и этим  приглашая собеседника  прислушаться. Правой  рукой с поднятым указательным пальцем он помогал себе излагать мысли в такт размеренной  речи, а в левой ладони беспрерывно  вращал пальцами два тяжёлых металлических шарика, прижимая локтем к своему боку Книгу книг. Одну фразу он повторял изо дня в день: «Художник не должен, не может быть равнодушным». Иногда он подолгу всматривался в работу ученика и, прищурив глаза и  понизив голос,  говорил:   «Ты будешь большим художником». Молодые люди ценили его знания, радовались каждой похвале, но к предсказаниям относились недоверчиво.Трудно было понять, когда Мастер говорит всерьёз, а когда шутит. Иногда шарики из его рук, подпрыгивая, с резкими звуками раскатывались по каменным плитам мастерской. То ли выскользнули, то ли их бросили. Тогда ещё по молодости они не знали, что волшебники не все добрые, даже если Книга у них всегда под рукой.

      Мастер требовал: общее видение, учитесь видеть на холсте и за ним, смотрите сердцем. Юные художники бродили по улицам Города с этюдниками на плечах, забирались в ботанический сад, на  морские утёсы и рисовали всё, что замечало сердце. На рассвете до занятий Художница шла к морю.  Закутанная в тёплый платок, она набрасывала этюды буксиров с ледяными наростами, стрелы портовых кранов, подмёрзшую корочку у берега, сизо-серую волнистость воды с нависшим мутным небом. Акватория порта с выгнутым в вираже парусом на переднем плане написалась позже в её дипломной работе.

     Хотелось кушать, руки дубели. Вечером в мастерской, после занятий, они склонялись над этюдами. Не сразу, не сразу Мастер признал в ней божью искру.  Он пил из гранёного стакана самогон, купленный ребятами вскладчину, и рассказывал, рассказывал о своих  учителях, о годах учёбы,о несбывшемся, о несправедливости человеческой, о кознях, о предательстве, о презрении к материальным благам. И любовь к нему и восхищение спотыкались о противоречия. Он читал им заповеди из Книги и сам им не соответствовал. Матово поблёскивали шарики в руке,тусклые серые волосы отдельными прядями спускались на плечи. Красное с зелёным сочетайте осторожно, - предупреждал он,- на тонком стыке этих цветов прячется сумасшествие. Свои работы он никогда не показывал, но они догадывались, что там было много красного с зелёным.
               
     На семестровый просмотр  Художница выставила жанровую сцену. В автобусе, в тесноте среди пассажиров, перед интеллигентного вида женщиной  разглагольствует пьяный дядька. Найти среди других работу Художницы не составило труда, потому что жертва дебошира была списана с мамы. Картину маме не отдали. Это же документ эпохи,- сказал преподаватель композиции,- он пойдёт в золотой фонд.
    
     Ещё один документ эпохи очень удивил родителей. Художница никогда не интересовалась ни политикой, ни спортом. На вывешенном ею плакате  несколько борцов с рельефными бицепсами, балансируя и подпрыгивая на крохотном выступе, переплелись телами в борьбе за обладание парящего над ними иллюзорного чего-то. Как иллюстрация на злобу дня.
Время шло смутное, раннее пророчество Художницы уже сбылось, страна    развалилась, накрыв обломками худо-бедно налаженную жизнь, и претенденты на власть в жестокой схватке ломали друг другу хребты.


Продолжение    http://www.proza.ru/2013/10/04/735
 

 


Рецензии
Как замечательно, несколькими мазками,наресована моя Одесса,Спасибо!

Мою подругу Розочку увезли в художественное училище в Москву.
О,она была очень талантлива,но жизнь ее не сложилась,она нашла себе трутня и кормила его много лет...

"Красное с зелёным сочетайте осторожно, - предупреждал он,- на тонком стыке этих цветов прячется сумасшествие." Это ли не зарождающийся коричневый,который погубил миллионы?

Анна Шустерман   08.08.2017 00:27     Заявить о нарушении
Талант и судьба далеко не всегда поддерживают друг друга.
Почему фашисты выбрали себе коричневый цвет - не знаю.
Спасибо за отзыв,Аня.

Зинаида Синявская   08.08.2017 18:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.