Художница 2

рассказ второй.

   Конечно, родители обожали свою малютку с золотыми кудряшками, заглядывали в её глаза светлой зелени и хотели видеть там лучезарное Будущее.
   
   По вечерам братья Гримм  спрыгивали к ним с полочки и папиным голосом нашёптывали свои истории. Втроём они подпевали Бременским музыкантам, хохотали над  глупой женщиной, что варила суп «из-под кнута», учили «Федорино горе», «Муху-цокотуху» и записывали на магнитофон «У лукоморья дуб зелёный»  -  с пояснениями юной чтицы: это кьюглый бейежок. Они  вместе с Гердой спасали Кая, наряжали душистую, смолистую ёлку почти волшебными игрушками из заветного ящичка, катались на санках и лепили Снежную бабу. Летом купались в реке, ходили в лес, уезжали в деревню к бабушке. А как они любили смотреть вместе мультики и грызть яблоки!  До сих пор мультики пахнут зелёными яблоками из их сада, который давно уже растаял во времени.

     Когда девочка научилась говорить букву « Р», она им сказала:
« Спасибо, что вы меня родили ». Как она тонко чувствует! – отмечали родители.  Какой одарённый ребёнок! – говорила воспитательница. Каждый раз, забирая Художницу из детского сада, мама просматривала стопку детских рисунков, сделанных за день, и легко угадывала среди них листочек своей маленькой Художницы, потому что  её рисунки были наполнены массой «подробностей». У кота обязательно торчали усы, на лапках закручивались коготки и частенько туда попадала серая мышка. Солдат стоял с ружъём и справлял нужду  кривым дождиком, озадачив Художницу одновременностью процесса, а маму новым беспокойством. Эта игра в «угадай» пережила детство, стала заветным паролем и требовала «соответствия».

          Однажды Художнице подарили калейдоскоп. Она по-долгу вращала волшебную трубочку, потрясённая бесконечностью цветных узоров, рожденных горстью стекляшек в  зеркальной клетке трёхгранной  призмы. А в бескрайнем мире каждая частичка имеет свой цвет, цвета складываются, образуя всё новые, и нет этой игре конца. Добавить к зелёному красный –получим коричневый, к жёлтому синего примешать – зелёный объявится. Только если все цвета, все до единого, какие в мире есть — соединить, получится белый цвет. А если поймать солнечный луч и подставить ему грань прозрачного бруска, распадётся лучик внутри прозрачной толщи на множество оттенков и выглянут с другой стороны семь основных лучей – каждый охотник желает знать, где сидит фазан – то есть, красный, оранжевый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый – РАДУГА. Только чёрный цвет не вписывается в эту команду. Что такое чёрный цвет? Ни-че-го.  Ничто, абсолютное отсутствие света, когда нет даже минимального, самого крошечного лучика. Как это можно понять? Как связать цвет и свет?

          И вот вопрос появился, а за ним ещё, и много вопросов требуют ответов, и нет покоя, и не может быть. А как же много надо пройти, чтобы ответить на самый маленький вопрос. Человечек растёт --  ножки, ручки, огуречик, а с ним растёт нечто невидимое, неосязаемое,  неуловимое, тонкое и прозрачное, наделённое особыми свойствами, у которых и названия особые: Добро и Зло, Сочувствие и Сострадание. В художественной школе молодые учителя не стремились клонировать художников, а как раз  пытались через мир красок научить детей двигаться в мире чувств согласно человеческому достоинству.

  Чужие дети быстро растут. Свои тоже. Родители повезли Художницу в Столицу, повели её в большой Театр и во все театры поменьше, показали ей большой Музей и все музеи поменьше, она ездила по широким  бесконечным проспектам, по подземному сверкающему городу в стремительных поездах, бродила  по уютным переулочкам, поражалась блеску стекла и металла высотных зданий, заглядывалась на башни и купола, видела мосты, ажурные решётки ворот,  колонны и портики. Она сносила сандалии, выхаживая километры выставочных залов, где висели картины, картины, картины. У неё ещё долго кружилась голова от впечатлений, пока она не рассказала о них маслом на куске прессованного картона. Над бесстрастным лицом девочки-подростка с зелёными большими глазами пространство разделилось вертикалью. По одну сторону спокойно плыли облака в голубом небе над несколькими вполне узнаваемыми историческими объектами, по другую - на фоне мятущегося серого с сизым, заваливалась в наклоне тонкая остроугольная  макушка со звездой, и под углом к ней накренился высокий пьедестал с золотым космическим героем, плоскости смещались в разрушении. Талантливо,- сказали в школе,- только почему крен и непонятная тревога? Художница ничего не отвечала на вопросы. А родители где-то вычитали, что талантливые дети бывают пророками и им стало не по себе. Но известия приходили самые бравые и ничего внешнее не предвещало грозы. Простодушные, они радовались, что им выпала честь растить Талант, и были счастливы.

Продолжение    http://www.proza.ru/2013/09/06/1549



 


Рецензии
Читается ,как белый стих... и мне подарили колейдоскоп, и я сним ложилась спать,и видела цветные сны... Спасибо!

Анна Шустерман   07.08.2017 23:48     Заявить о нарушении
Я тоже помню калейдоскоп ещё из своего детства.Фантастическое наслаждение.
Спасибо за прочтение и отзыв.

Зинаида Синявская   08.08.2017 18:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.