Белоснежка

 Над улицей разнесся голос из громкоговорителя, бодро приглашающий посетить бродячий цирк семи лилипутов. Анабель, стоя на балконе, рассеянным взглядом проводила ярко разукрашенную рекламную машину, а затем вернулась в комнату. Она была болезненно высокой девушкой с удивительно белой кожей, поэтому все вокруг за глаза называли ее Белоснежкой. Сама же Анабель считала себя похожей на богомола и это сравнение приносило ей какое-то необъяснимое удовольствие.
 Анабель была желанным ребенком. Рожденная в богатой семье, она росла окруженная заботой и вниманием, до тех пор, пока родители не стали замечать в ней некоторые странности. Все домашние питомцы, которые дарились Белоснежке, рано или поздно оказывались ею задушенными. Родители Анабель старались не обращать внимания на очевидные отклонения дочери, но позже, когда девочка повзрослела, превратившись в девушку семнадцати лет, в их доме стали происходить более ужасные вещи. Сначала мертвой в подвале была найдена молодая гувернантка и сразу бросалось в глаза, что она была жестоко задушена. Через месяц в дальнем сарае парка был обнаружен удавленный труп садовника. Еще позже в своей комнате мертвой нашли, задушенную подушкой младшую сестру Анабель. И это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения родителей Белоснежки. Они не могли обратиться в полицию, поскольку любили свою старшую дочь, поэтому решили оправить Белоснежку в приют закрытого типа со строгим надзором.
 Но увы их планам не суждено было сбыться. Анабель, которая случайно подслушала разговор родителей, решила поступить по-своему. В день когда Белоснежку собирались отвезти в приют, она села в машину вместе с родителями, и все трое поехали в будущую обитель Белоснежки. В дороге, ее родители стали клевать носом, и вскоре заснули, а машину успела остановить Анабель. Она спокойно вышла из автомобиля, достала из багажника резиновый шланг и присоединила его к выхлопной трубе. Немного опустила стекло боковой дверцы, просунула в щель конец шланга, а после заклеила все скотчем. - «Вы больше не будете мне врать лживые твари. Спокойной ночи!», - невозмутимо сказала Белоснежка, запустив двигатель машины на холостом ходу. Она стояла и смотрела как салон автомобиля, где спали, накачанные подсыпанным снотворным, ее родители, заполняется угарным газом. Через пятнадцать минут все было кончено. Белоснежка испытала радость от обретенной свободы, а потом вспомнила о своем намеченном плане. Она решила догнать и присоединиться к бродячему цирку лилипутов.
 В ночной тьме шел проливной дождь. В дверь трейлера кто-то громко постучал. Когда заспанные лилипуты открыли ее, они увидели в полосе света белокожую девушку в желтом дождевом плаще. - «Пожалуйста, возьмите меня с собой», - жалобно попросила Анабель, пока ошарашенные гномы разглядывали незваную высокую гостью с длинными, как у сказочной Рапунцель, волосами. - «Вы ведь не оставите бедную девушку в беде? Мои родители погибли в автокатастрофе, и теперь я совсем одна». Лилипуты тихо посовещались между собой и разрешили Анабель остаться с ними. Бедные гномы еще не знали, какую чуму они впустили в свой передвижной дом на колесах. Вперед выступил старший лилипут по имени Кристофер. - «Как тебя зовут?», - властно спросил он. - «Белоснежка», - не задумываясь ответила Анабель. - «Гмм..», - почесал свою лысую голову гном, - «значит Белоснежка. Хорошо. Ты можешь жить у нас сколько хочешь, но ты будешь помогать нам, отрабатывая свой кусок хлеба. Готовить еду, стирать наши грязные вещи, расклеивать объявления цирка, чистить наш сортир и жарко ублажать нас ночами», - закончил свою речь Кристофер. «Я ублажу тебя! Я так ублажу тебя, что ты об этом никогда не забудешь мерзкий полурослик», - подумала про себя девушка, но вслух сказала совсем другое. - «Если это все, что я должна буду делать, то я согласна. Спасибо вам за ваше сочувствие, добрые лилипуты». - «Мы цирковые артисты!», - назидательно произнес главный гном, - «И нас следует называть именно так!». Анабель кротко улыбнулась, - «Я поняла и буду делать все, как вы скажете».
 В дальнейший путь гномы отправились вместе с Белоснежкой. Через три недели их бродячий цирк оказался в маленьком захолустном городке соседней страны. В течение всего этого времени лилипуты заставляли Анабель работать без отдыха, нагружая всё новой и новой тяжелой работой, а ночью похотливые гномы по очереди долго трахали ее во все девичьи щели. Кристофер **** Белоснежку раком, Томас — второй гном, драл Белоснежку в миссионерской позе, Патрик — третий лилипут, трахал Анабель в задницу, четвертый из гномов — Маркус, предпочитал засовывать свой маленький членик Белоснежке в рот, пятый гном  по имени — Рорик, любил только позу наездницы и мог до седьмого пота заставлять Белоснежку скакать на нем, постанывая. Эдгард — шестой лилипут, обожал женские волосы и всегда обильно кончал в длинные волосы Белоснежки, а последний седьмой -  Дориан, был фетишистом. Он использовал для траха только стройные ножки Анабель. Сама же Белоснежка ждала удобного случая, и вскоре он ей представился. В один из дней трое гномов отправились в город договариваться о получении разрешения на выступление цирка, еще трое ушли разбирать цирковой инвентарь. Остался только Кристофер, чтобы напечатать рекламные листовки и билеты на предстоящее шоу. - «Вот тебе список того, что сегодня нужно сделать», - протянул он исписанный листок бумаги Белоснежке. - «И смотри не испорти чего-нибудь, драная сучка!». Анабель стояла рядом, возвышаясь над ним, как небоскреб. - «А если я не буду ничего этого делать?», - вкрадчиво спросила  девушка, глядя прямо в глаза старшего лилипута.
 - «Тогда я поставлю тебя раком, после чего заебу до смерти», - грубо рявкнул Кристофер и его лысая голова побагровела от злости. - «Неужели?», - деланно вопросила Анабель, залепив лилипуту сильную оплеуху, от которой он кубарем свалился со стула на пол. - «На этот раз пупсик, я затрахаю тебя своей киской». Она босой ступней прижала лицо гнома к полу, не давая тому подняться. - «Ты кусок дерьма! Я хочу задушить тебя! Я удавлю тебя тем, откуда ты когда-то посмел вылезть!». Белоснежка быстро опустилась на лицо лилипута, раздвинув ноги, а Кристофер лишь беспомощно забарахтался под ней. Его нос и рот уткнулись во влажное горячее лоно Анабель, которая предусмотрительно заранее сняла с себя трусики. Гном истошно замычал под ней, пытаясь освободиться, но Белоснежка еще сильнее вдавила лицо гнома в свою вагину. Она счастливо улыбалась, - «Не сопротивляйся! Прими это как награду. Твоя смерть будет сладкой и медленной. Ты все равно умрешь». Кристофер хрипел, дергался, сучил конечностями по полу, но не мог выбраться из сладкого капкана. - «Сдохни, вонючий кусок мяса!  Подыхай же, лысый ублюдок! Я делаю тебе добро. Будь благодарен за это! Ты ведь благодарен?», - завизжала Белоснежка изо всех сил давя лоном на лицо гнома. Еще несколько минут гном конвульсивно дергался под Белоснежкой, издавая глухие хрипы, а затем его недоразвитое тело пронзила смертельная судорога и Кристофер умер, так и не сказав Анабель, благодарен он ей или все-таки нет.
 В тот момент, когда карлик испустил дух, Белоснежка испытала самый яркий оргазм в своей жизни. Волна удовольствия накрыла ее с головой. Она поняла, что хочет повторять это снова и снова. Душить, видя как жертва медленно умирает. Анабель зажмурилась от счастья, вспомнив о еще шести дружных гномиках. «Я должна одарить их своей любовью», - мурлыча, произнесла вслух довольная Белоснежка. Девушка-богомол спрятала труп Кристофера в деревянный ящик, напоследок поцеловав его в холодный лоб. Потом Белоснежка достала из своего потайного кармана пакетик с сильнодействующим снотворным, в виде безвкусного порошка, и пошла готовить оставшимся лилипутам ужин. Душительница высыпала снотворное в кувшин с вином, для верности хорошо размешав содержимое.
 Вечером голодные гномы вернулись домой, где их уже заждалась Белоснежка. Лилипуты удивились отсутствию в трейлере Кристофера, на что Анабель объяснила внезапное исчезновение старшего лилипута его неотложными делами в городе. - «В таком случае, сегодня я трахну тебя за него!», - гнусно рассмеялся Томас, а все остальные гномы захохотали вслед за ним. Белоснежка изобразила подобие стыда, - «Конечно. Вы все сможете отодрать меня после ужина по два раза, но сначала надо хорошенько покушать и набраться сил для ночи большого траха. Я приготовила сегодня мясо с овощами под красное вино». Гномы одобрительно зашумели и основательно принялись за еду, под конец вылакав весь кувшин с отравленным вином. - «Убери весь этот срач и разогрей свою киску для моего члена», - зевая проговорил Томас, Анабель, - «А я пока немного вздремну». Лилипуты потянулись к своим кроватям, пошатываясь и громко зевая. Скоро по всему трейлеру разнесся громкий заливистый храп. Не спала одна Белоснежка. Она принялась за работу, которую обычно делают черные паучихи, когда в их сети попадают неосторожные мотыльки. Через некоторое время гномы проснулись и с ужасом осознали, что не могут пошевелиться. Лилипуты были крепко связаны бельевой веревкой, а их рты были заклеены скотчем. Белоснежка со стороны наблюдала, как гномы яростно пытаются освободиться, извиваясь всем телом. - «Вам это не поможет. Я сделаю вас счастливыми. Обещаю. Вам понравится!». Она неслышно проскользила к кровати Томаса. - «Я покажу тебе настоящую любовь. Ты познаешь блаженство». Белоснежка выхватила из-под него пуховую подушку и мягко опустила ее на, перекошенную от страха, физиономию Томаса. Гном дико задергался на кровати, чувствуя свою обреченность, но Белоснежка встала на него коленями, яростно прижав подушку к лицу лилипута. - «Не дергайся. Ты все равно сдохнешь, недоделанный трахальщик. Я удавлю тебя, как щенка, по капле выдавливая из тебя твою никчемную жизнь». Остальные гномы отчаянно заверещали заклеенными ртами, пытаясь, как червяки, уползти от надвигающейся опасности.
 Белоснежка испытывала восторг от своей власти над жизнью гнома. Несколько раз она чуть отодвигала подушку, давая карлику вдохнуть глоток воздуха, тем самым продлевая его муки и свое наслаждение. - «Я хочу чтобы ты сдох! Задохнить ублюдок, познай же мою любовь!». Томас судорожно задергался в корчах, после чего мышцы гнома расслабились. Его сердце перестало биться и он уснул вечным сном. Анабель отпустила свою жертву, едва не потеряв сознание от накатившего оргазма. Девушка-богомол блуждающим взором огляделась вокруг себя. На ее губах играла легкая улыбка. Взгляд Белоснежки зацепился за третьего гнома, который успел доползти практически до двери. - «Патрик, ты следующий! Давай, я тебе помогу». Белоснежка легко подхватила, затрепетавшего от ужаса, гнома и вынесла его наружу, захлопнув за собой дверь. У трейлера стояло, наполненное водой, деревянное корыто для стирки. - «Тебе всегда не нравилось как я стираю. Так ведь? Поэтому сейчас я постираю тебя самого!», - Анабель схватила за волосы голову гнома. - «Я утоплю тебя, маленький паразит. Приятного купания!», - свирепо сказала Белоснежка и окунула голову Патрика в грязную воду корыта. Гном забулькал, выпуская носом пузырьки последнего воздуха, а Белоснежка вновь почувствовала нарастающее возбуждение. - «Мне нравится ощущать как ты медленно умираешь», - она усилила хватку, еще глубже погружая голову гнома в воду. Патрик активно сопротивлялся даря Белоснежке минуты наслаждения.
 - «Пора бы тебе сдохнуть, сучье отродье!», - возбужденно выдохнула Белоснежка, и тут гном затих, обмякнув. - «Мальчики, я иду к вам! Вы меня ждете?», - крикнула Белоснежка, запихивая труп карлика целиком в корыто. Анабель распахнула дверь трейлера, в котором четверка живых гномов забилась кто куда. - «Я задушу вас всех! Не заставляйте девушку ждать! Сегодня я не буду доброй Белоснежкой». Анабель набросилась на четвертого лилипута — Маркуса, заключив его в свои страстные объятия. - «Тебе красавчик выпал счастливый шанс. Я придушу тебя пакетом. Ты умрешь в сладких муках», - с этими словами Белоснежка натянула на голову, обезумевшего гнома, полиэтиленовый пакет накрепко обмотав концы вокруг шеи скотчем. Паника охватившая гнома, лишь усилила его страдания. Судорожно вдыхая, кончающийся, кислород и выдыхая углекислый газ, Маркус стал задыхаться от нехватки воздуха, а Белоснежка горячо обнимала свою жертву. Его легкие жгло огнем, по конечностям прошли судороги, но сладкая пытка продолжалась до тех пор, пока тело Маркуса окончательно не рассталось с жизнью. «Это даже лучше, чем секс», - подумала Белоснежка, пребывая в экстазе. Она разжала объятия и труп гнома выскользнул из ее рук. Теперь ее интересовал Рорик, который завыл, неотрывно смотря на приближающуюся белокожую смерть. - «Приветствуем на арене цирка нашу звезду. Твой выход, Рорик», - пошутила Белоснежка, - «Я покажу тебе где выход!».
 Девушка грациозно опустилась своим лоном на посеревшее лицо гнома. - «Прими свою участь как награду». Она заерзала своими бедрами на Рорике, доводя себя до райского исступления. Белоснежка кончила с протяжным стоном, вдавливая лицо гнома во влажную плоть вагины. Затем Анабель схватила голыми руками гнома за шею и стала убивать его, с силой сжимая горло. Рорик натужно захрипел, будучи абсолютно беспомощным. - «Задохнись, скотина. Больше я никогда не буду скакать на твоем поганом члене».
 Девушка-богомол заглянула в выпученные глаза гнома, - «Тебе ведь нравится? Я вижу это по твоим счастливым глазам». Белоснежка с неподдельным вниманием следила за гримасами лица Рорика, пока жертва агонизировала. Последнее, что услышал Рорик, прежде чем его дыхание остановилось навсегда, были слова Белоснежки: «Я дарю тебе самое ценное — свою любовь!». После того, как с Рориком было покончено, Эдгард и Дориан потеряли всякую надежду на спасение. Судьба обоих лилипутов была предрешена, им оставалось только ждать, что приготовила Белоснежка для них.
 - «Эдгард! Ты знаешь, что вредные привычки до добра не доводят?», - хитро спросила Анабель шестого гнома, - «Твоя привычка кончать на мои длинные волосы в конечном итоге обернется же против тебя. Мои волосы станут твоей удавкой!». В ту же секунду Белоснежка стремительно подскочила к связанному Эдгарду и не раздумывая туго обмотала петлей свои волосы вокруг шеи лилипута, а затем встала во весь свой высокий рост. Короткие ножки гнома оторвались от пола и забарахтались в воздухе, удавка из волос перетянула горло Эдгарда, лишив того возможности дышать. Белоснежка стала живой виселицей для бедолаги гнома. Она стала танцевать танец смерти, а за ее спиной умирающий гном извивался в предсмертных конвульсиях.- «Задыхайся. Мне нравится твое сопротивление, но моя любовь сильнее, и ты все равно сдохнешь», - напевала Белоснежка в такт своим движениям. Через несколько минут все было кончено. Гном безжизненно повис в перекрученных волосах Анабель, а девушку вновь сотряс очередной мультиоргазм. - «В удушении есть своя философия и только избранный может понять ее!», - сказала Белоснежка последнему лилипуту. Она решительно шагнула к обеденному столу, взяла нож и отрезала себе волосы вместе с трупом гнома. Белоснежка оценивающе посмотрела на седьмого гнома. - «Ты остался последним Дориан, поэтому будешь наслаждаться моей любовью дольше всех остальных. У меня для тебя сюрприз. Я знаю, что ты прячешь в своей кровати, гадкий фетишист!». Дориан затравленно наблюдал за передвижениями Белоснежки. Душительница обыскав кровать гнома, достала из нее свои ношеные тонкие колготки. - «Вот они! Ты забавлялся с моими колготками, поганый извращенец?». Анабель угрожающе склонилась над лилипутом, - «Я покажу тебе, для чего на самом деле предназначены мои колготки».
 На его глазах она сплела из них жуткую капроновую удавку. - «Я буду душить тебя, наслаждаясь твоими мучениями, постепенно, по песчинке, выдавливая из тебя жизнь. Я мечтаю, чтобы ты тоже получил удовольствие от процесса», - сказала Белоснежка, леденящим кровь, голосом. Гном отчаянно замотал головой из стороны в сторону. Его рот под наклеенным скотчем пытался что-то сказать, но Белоснежка нежно приложила палец к губам Дориана. - «Ты не должен сопротивляться. Лишние возражения не дадут тебе познать блаженство». Неуловимым движением руки Анабель накинула петлю на шею гнома и затянула скользящий узел. Белоснежка долго истязала свою жертву, играясь с ним, как сытая кошка играется с пойманной мышью. - «Здесь не добрая сказка. И тут не будет хэппи-энда, чертов карлик!», - свирепо проговорила Белоснежка, жестоко натягивая удавку. - «Я разрешаю тебе умереть. Подыхай, любитель женских ног!». Гном уже не чувствовал боли. На определенном уровне удушения отключились его нервные рецепторы, проводящие сигнал боли в мозг, и смерть Дориана стала похожа на долгожданное засыпание в колыбели матери. Не приходя в сознание, гном перестал дышать и обрел вечный покой, когда, наконец, его тело перестало биться в затихающих конвульсиях.
  Анабель умиротворенно откинулась назад. - «Финал был прекрасен», - прошептала она в полной тишине. Белоснежка, по старшинству, сложила стройным рядом остывающие трупы семи гномов, любуясь их мертвыми лицами. Ей вдруг стало грустно, - «Как жаль, что нельзя повторить все снова». Уничтожив следы своего пребывания в передвижном цирковом трейлере, она ушла, плотно прикрыв за собой дверь. На трассе голосующую Белоснежку подобрал автобус с хором монахинь, которые ехали на городской фестиваль. Зайдя в автобус и увидев, что он полон жизнерадостных людей, Девушка счастливо подумала, сколько невероятных впечатлений сулит ей новая встреча. Белоснежке захотелось и их одарить своей всепоглощающей любовью.
 
                14.08.2013

               
               
 
 


Рецензии