Я и время

Христиане.   (1952 год,     СССР,     Западная     Сибирь,      деревня     Степно   Гутово)

     На дворе весна. Снегу нет. Солнышко припекает, но ещё холодновато. 
В этот воскресный майский день  я с ребятами пошел на деревенское  основное кладбище с великою охотою.  Пусть и далеко от нашей улицы, но есть причины. Какой-то святой праздник собирает на нём наших деревенских  во главе  с попом.
     Поп читает молитвы собравшимся.  Потом ходит вокруг могилок и много говорит. Некоторые бабушки несут в руках вкусную кутью и угощают всех желающих. А кутья - сваренная из пшеничных зёрен каша на меду. В меру рассыпчатая, в меру сухая,  очень вкусная-превкусная. Два пуда съел бы и не охнул!   
      Мы, ребята,  специально по нескольку раз подбегаем к деревянным чашкам с кашею и с готовностью в очередной раз  открываем рты для принятия следующей порции. Соблазняемся. Нутром чувствуем, что грешим, но не можем совладать с собою!  Бабушки не ругаются, хотя видят наши хитрющие знакомые мордашки.  Не строгие! И не сверлят осуждающе глазами. Отчерпывают из чашки деревянными ложками вкуснятину и как птенчикам выделяют.  Потом ласково нам осеняют троеперстным   крестом лоб, приговаривая: «Будьте здоровы, касатики».  И так каждый год.
      А ещё нравится зимою перед Рождеством, в январе бегать маленькими группками из трёх-четырёх ребят вечером,  пока совсем не стемнело,  по дворам и славить Бога. А если и совсем темно, то всё равно не страшно! Собаки нас знают, не кусаются.  Выучивали специальные слова-молитвы и пели.  Предварительно стучали в двери дома очередных хозяев. Нас запускали. Останавливались за порогом внутри  избы  и начинали нестройно распевать хвалу Господу Богу и хозяевам. Нас со вниманием выслушивали. Хвалили. Потом одаривали. Вкусными пирожками. Шаньгами,  баранками, а иной раз и конфеток перепадало. Это от тех, которые жили побогаче. Хозяевам было весело и нам хорошо.
      Не важны подарки, а важен добрый приём с щедрым гостеприимством! Хотя, при выходе от своих дарителей, мы по-честному делились подарками друг с другом!  По Божески! А приход детворы  перед праздником в  любой дом считалось хорошим признаком. Благодатным.  Хозяева всегда были щедры в силу возможностей.
      Все деревенские жили почти одинаково. Более-менее получше жили те,  у кого в дом возвращался фронтовик.  После войны много  было неполных семей.  Жили трудно. Но не озлоблялись. Надеялись на лучшую жизнь в будущем.
     Милосердие всегда главенствовало в отношениях между деревенскими. Равенство в жизненных условиях не пробуждало зависть.
    Дети искренне верили в то, что им говорили взрослые. Я испытал это на себе. До школы бабушка без принуждения учила молитвам.  Я их заучивал, повторял и знал, что боженька есть.
     А ещё каждую весну приходили в деревню тётеньки из ниоткуда. Так нам казалось.   Бабушка и мама называли их странницами. В наш дом ежегодно наведывалась старенькая, шустренькая старушка с котомкою за спиной. Мама охотно  её принимала. Кормила из того, что сами ели. Оставляла ночевать. Укладывала на широкую скамейку, что около стола. Напротив русской печи.
А  эта бабушка рассказывала нам всякие новости.
     По вечерам, когда отключали электричество и зажигали керосиновую лампу, она начинала монотонно рассказывать о жизни людей в других местах и всякие небылицы. Я, удобно устроившись на полатях, внимательно слушал и потом постепенно утомлялся. Глаза слипались и вконец сморившись, засыпал. Под ласковый говор старенькой гостьи спалось крепко. Вероятно, снились хорошие сны.
    Поутру бабушка пила с нами чай и взяв от мамы краюшку хлебушка, варёной картошечки,  несколько кусочков сахарку уходила со двора.
     А сахар был самый настоящий, твердый, словно камень. Его запросто так не откусишь! Его мама привозила из города, когда зимою ездила продавать свои продукты на ярмарку. Ей было не жалко этого сахара хорошему человеку. В обычные дни мы в чай бросали вместо сахара кристаллики сахарозы. Экономили. Чай с сахарозой даже сладше, но какой-то не вкусный! Сахароза хранилась в маленьких бумажных пакетиках в шкафчике.  Иногда пакетик один-два за иконой, что в красном углу. Мама не скрывала от нас. Зачем сахароза мне нужна, если не вкусная?! Вот если б конфетку-подушечку….  Эх! Мне б только одну с повидлом внутри! Я б её не сразу, а постепенно обсасывал, до тоненькой скорлупычки….
    Бабушка-странница смиренно благодарила мою маму за приют и ласку.  Я почему-то её провожал до конца деревни.  Неторопливо доходили до околицы. Останавливались. Она меня благословляла.  Трогала прохладною ладошкой вихрастую голову.
    Потом, помогая себе костыльком, не оглядываясь, неспешно шагала по просёлочной дороге…  Долго смотрел вослед, пока она не превращалась в маленькую фигурку. Чем отдалённее и неприметнее её контуры, тем более защемлялась непонятною тоскою сердечко….
 С хорошим человеком всегда грустно расставаться.


Рецензии
Человеческие отношения, которых многих не хватает в современном обществе. Спасибо! С уважением,

Ирина Бабич   21.04.2015 10:32     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.