Убийство на сайте

                УБИЙСТВО НА САЙТЕ

                ГЛАВА ПЕРВАЯ

-Ну вот, Васька, кажись дожили, еще пара недель и мы с тобой дипломированные специалисты.
-Не сглазь. Нам еще дипломы защищать.
-Защита, милая моя Василиса, это уже формальность.
За пять лет обучения в ***ом Государственном Университете соседей по четырехместной общажной комнате сменилось немало, единственной «постоянной величиной» все это время была Полинка, маленькая, забавная девчушка, быстро ставшая мне не только соседкой, но и лучшей подругой.
-Скажи, лучше как там твой поклонник?
…Два месяца назад Полина зарегистрировалась на сайте «Писатель ру». Сайт предоставлял каждому зарегистрированному пользователю возможность выкладывать в сеть свои литературные произведения, независимо от их художественно-эстетического уровня и количества грамматических ошибок.
Полина, надо сказать, писала хорошо, «умно и просто», как сказал один из её рецензентов.
Количество читателей росло день ото дня, положительные отзывы шли нескончаемым потоком, уже через месяц последовала номинация на «Лучшего писателя месяца».
У Полины появились почитатели, не пропускавшие ни одного нового рассказа или миниатюры, соседка стала «избранным» автором (у каждого пользователя был такой свой список) у десятков людей.
Но, у каждой медали, как известно, две стороны.
Призеры конкурса «Лучший писатель месяца» попадали в финал. Из двенадцати человек в начале следующего года выбирали трех лучших. «Лучших писателей года». Кроме солидных денежных премий и иных призов, победители получали право через сайт бесплатно издать свои книги. Тираж, занявшего первое место 3000 экземпляров, у двух других чуть меньше.
Плюс, «Писатель ру» помогал с рекламой и распространением. Согласитесь для людей, мечтающих о карьере писателя это очень и очень солидный приз.
Настолько солидный и привлекательный, что за каждый месяц на сайте разворачивалась самая настоящая война за призовые места. Война с использованием всех возможных приемов, в том числе, недозволенных.
Сразу стало понятно, что Полина реально претендует, минимум, на третье место. И, началось.
Косяками пошли отрицательные рецензии. Появились оскорбления и угрозы. Оказалось, что на сайте действуют целые группировки авторов, поддерживающих, друг друга или одного «избранного» лидера. Отрицательные рецензии от якобы разных людей, на поверку оказывались, рецензиями клонов одного автора.
Конкуренты Полины заваливали модераторов сайта выдуманными придирками к текстам Полины.
«Прессовали» тех, кто поддерживал молодого автора.
Два раза я видела как после очередного посещения «Писателя» Полина горько рыдала. Я пыталась отговорить её, просила все бросит и снова жить спокойной жизнью, но… Полина, кроме прочего была очень «упертой» девушкой и старалась все доводить до конца.
Три недели назад на очередной рассказ Полины пришла странная, если не сказать больше, рецензия.
«Хочешь стать Писательницей? Бездарная выскочка. Ни чего у тебя не выйдет. С сегодняшнего дня вся моя деятельность на сайте будет направлена на то, чтобы люди увидели, какая ты серая и никчемная личность. Не одно твою убогое произведение не пройдет мимо моего внимания. До новой встречи».
Уже тогда я предупредила Полину быть осторожней. Написавший рецензию человек, явно, был психически нездоров.
«Да ладно»,- отмахнулась подруга,- что он мне сделает и как? Просто не буду обращать внимание и все. Может он, вообще, больше не будет писать.»
Но «не обращать внимание» было тяжело. «Маньяк» как мы прозвали его между собой и не думал успокаиваться.
На каждую её новую работу шла уничижительная рецензия с требование «очистить сайт от присутствия безмозглой серости».
Я советовала Полине пожаловаться владельцам сайта, но та жалобы органически не переносила.
Надо заметить, модераторы и сами постоянно «убирали» самые мерзкие рецензии «маньяка», правда, помогало это мало. Он регулярно писал новые.
Впрочем, нет «худа без добра».
Полторы недели назад у моей подруги появился «защитник».
Надо было видеть как «смело» вступал он в «словесные войны» с оппонентами Полины, какие писал рецензии.
«Маньяка» же он просто пообещал найти и набить «всю морду лица».
Вскоре Полина и Дмитрий (так звали бесстрашного рыцаря), обменявшись электронными адресами, переписывались напрямую, иногда занимаясь этим всю ночь. Каково было наше удивление, когда мы узнали, что Дима живет в том же городе, что и мы.
В какой-то момент я поняла, что Полина влюбилась.
-Прикинь,- восторженно рассказывала она мне,- он любит, абсолютно тоже, что и я. Теже книги, фильмы, еду и цвет.
Мы одинаково понимаем, мыслим и чувствуем. Сама понимаешь, какая это редкость. А, еще, он такой красивый».
-Дурочка,- я усмехнулась. Неужели ты, действительно веришь, что на сайте его фотография?
-Мне кажется, вернее я уверена, что да.
Я вздохнула. Из-за Полины мне постоянно приходилось заходить на «Писатель ру». И, чуть ли не первое, на что я обратила внимание - юные авторы на сайте, как девушки, так и парни в большинстве своем красавицы и красавцы. Похоже, кроме писательского мастерства молодые «гении» вполне сносно владели искусством фотошопа и, даже, не стеснялись размещать на сайте чужие фотографии.
Оставалось надеяться, что «настоящий» Дима, хотя бы не урод. Не то, чтобы я с предубеждением отношусь к некрасивым мужчинам, просто общаться, как и очень многие женщины, предпочитаю с красивыми и уверенными в себе представителями сильной половины человечества.
Но глядя на счастливую Полину я не решалась слишком углубляться в свои сомнения. Тем более время и так все покажет…
-Он назначил мне свидание.
Опа, кажется время решило поторопится.
-Когда, где?
-Да сегодня. В ***ом парке, в восемь.
-В ***ом парке? По-моему не самое лучшее место для первого свидания.
Надо сказать, в нашем городе ***ий парк с давних пор имеет дурную славу.
-Не переживай, мы будем в людных местах. Посидим в каком-нибудь кафе, покатаемся на карусели.
-Ну ладно. Только обязательно позвони мне, как только увидишь его.
-Как только так сразу,- Полина улыбнулась,- слушаюсь босс.
-Шутница, ладно, давай на свидание собирайся, а мне еще нужно в деканат по делам сбегать.               
Последние университетские «заморочки» отвлекли меня от мыслей о подруге. Тем не менее, я нет-нет, да поглядывала на часы, узнать скоро ли восемь часов.
В восемь часов Полина не позвонила.
Через десять минут я сама стала набирать её, но не успела. Позвонившая, наконец, подруга грустным голосом поведала, что поклонник еще не пришёл, а на улице моросит дождь и ей скучно.
-Ну, даже и не знаю, чем тебе помочь. Долго не жди. Иди, лучше домой.
-Ладно, посижу еще маленько и пойду.
-Не переживай. Вспомни, сколько сама свиданий «пропарила».
Я вернулась в общежитие и стала ждать следующего звонка от «кинутой» соседки.
Та позвонила через пятнадцать минут.
-Все, я домой иду. Козел. Даже рецензии его, теперь, читать не буду.
-Может с ним случилось что. Машина, например сбила.
-Уж, пусть лучше так.
Полина отключилась. Я легла на кровать, решив вздремнуть.
Я еще не знала, что только что, услышала Полину последний раз в жизни.


                ГЛАВА ВТОРАЯ

«Вздремнула» я по полной программе, проснувшись, без малого, в час ночи.
Полины, как ни странно еще не было, лишь две другие соседки тихо посапывали у окна.
Я сразу набрала номер подруги. Бесполезно, телефон был отключен.
Нехорошее чувство овладело мной,  предчувствие беды проникло в сознание.
В волнении я ходила по комнате, не зная, что предпринять. Позвонить кому-нибудь еще?
Но кому? И что я им скажу? Двадцатидвухлетние «девочки» иногда не приходят домой ночевать, это нормально.
Рассказать им про сайт? Долго и нелепо.
Все-таки, придется ждать до утра. Я снова легла на кровать, ежеминутно переворачиваясь с боку на бок и чувствуя бешеное сердцебиение. Мои постоянные попытки дозвониться до Полины ни к чему не привели, «абонент» был отключен.
Наконец, пришло утро.  Наскоро приведя себя в порядок и одевшись я вышла из комнаты.
И куда теперь идти? Внезапно зазвонил телефон.  Господи, неужели все хорошо закончилось и это звонит она?
Но звонила не Полина, экран телефона высветил номер секретаря деканата.
-Василиса, зайди к нам, пожалуйста. И, как можно быстрее.
-Что-то случилось? - я почувствовала, как дрогнул мой голос.
-Василиса, это не телефонный разговор. Мы ждем тебя.
Интересно, кто это «мы»?
На не гнувшихся ногах я пошла в соседний корпус. Вот и дверь деканата моего родного социологического факультета.
Постучавшись и услышав разрешение я вошла внутрь.
В деканате, кроме секретаря Веры Николаевны или, просто Верочки, были трое мужчин, причем двое в форме полицейских.
Третий, хоть и был в штатском, явно тоже представлял какое-то «силовое» ведомство.
Именно он, первым из троих, обратился ко мне.
-Вы Василиса Иванчук? Вы жили с Полиной Рубцовой в одной комнате?
«Жили»? Мне показалось, что пол уходит у меня из под ног.
-Василиса, присядь,-  ко мне подбежала Верочка,- воды дать?
-Не надо воды, лучше скажите, что с Полиной. Она жива? – произнеся последнюю фразу я вдруг поняла как нелепо она прозвучала. В конце-концов, не совсем же я дура, если с зашитой диплома все пройдет нормально я, единственная на курсе должна буду получить красный диплом.
-Василиса, - на этот раз ко мне обратился один из полицейских, кажется капитан, - Вы, правда, присядьте.
-Понимайте, - в разговор вступил второй полицейский, - случилось несчастье.  Большое несчастье.
Полину Рубцову вчера вечером убили в ***ом парке. Жестоко убили.
Эти слова, как не цинично это звучит, уже не произвели на меня впечатления. Я ждала именно их.
-Как это случилось?
Полицейские неожиданно отвели глаза.
-Это было не простое убийство?
-Вы очень проницательны, Василиса,- в разговор, снова вступил субъект в штатском, - это, действительно не простое убийство. Более того, я за двадцать лет службы в первый раз столкнулся с тем, что мне вчера пришлось увидеть.
-Что же, все-таки произошло? О чем вы не можете решится мне рассказать?
-Вы должны проехать с нами на опознание. По дороге мы Вам все и расскажем.
Как в тумане шла я за полицейскими. На опознание. Господи, как все может изменится в жизни людей всего за сутки.
Да, что там за сутки. За четырнадцать часов.
Интересно, матери Полины уже сообщили? Хотя как, Полина и сама не всегда знала, где в данный момент находится её пьющая и гулящая мать. У отца другая семья, брат живет где-то на Дальнем Востоке. Как-то надо их найти, сказать. Но, наверное, этим будет заниматься полиция. А, может, они этого и не делают.
Господи, надо сосредоточится, прийти в себя, мысли о родственниках Полины оставим на потом. Потом, после опознания.
Полицейская машина повезла нас к центру города, затем еще дальше - в сторону, находящегося на другом конце города морга.
-Что вы молчите, - обратилась я к своим попутчикам,- по-моему, пора мне обо всем рассказать.
-Нам кажется, Вы сильная девушка.
«Да, бутылку водки без закуси на спор выпить могу»,- вспомнила я вдруг одну из любимых шуток Полинки.
Та, действительно, могла в этом «вопросе» посоревноваться со многими парнями. Видимо сказывались гены.
Мне, вдруг, захотелось заплакать, вернее даже завыть. Полинка, моя милая, любимая Полинка.
Но, не здесь и не сейчас.
-Говорите. Я выдержу.
-Полину не просто убили. На неё явно напал маньяк (при этом слове я вздрогнула), он, - полицейский, неожиданно замялся, - он её всю искромсал, почти расчленил.
Я похолодела, с ужасом представляя, как это происходило и во что превратилась моя подруга.
-В общем, Вам нужно быть готовой. Зрелище, сами понимаете, не из приятных.
Любой путь когда-то подходит к концу, вот и мы, наконец подъехали к двухэтажному серому зданию областного морга.
Не буду в подробностях описывать то, что мне довелось увидеть. Достаточно сказать, что преступление, без сомнений было совершенно психически больным человеком. И, по всей видимости, физически сильным. Похоже, все было сделано быстро и явно с удовольствием, да простит меня Полина.
После морга мы опять куда-то ехали и опять куда-то шли, пока не оказались в небольшом кабинете.
Там меня допросили. Или опросили. Кажется это назвали «снятием свидетельских показаний».
А может и не назвали. Я, вообще, все это помню смутно. И, слава богу.
Я, по возможности, подробно рассказала все, что знала. Особенно старательно описывая  Полинину «карьеру» на сайте «Писатель ру».
-Вы, думаете, что её убил сайтовский «поклонник»? - следователь, кажется не очень в это поверил.
-Мне кажется, связь очевидна, - я хотела быть убедительной, - он дождался, когда она пойдет обратно через лес и тогда…
-Не знаю, как-то все слишком сложно, как в фильмах, - следователь покрутил в руках ручку,- в жизни все проще – затаился, дождался одинокую женщину и все. А тут, получается, какое-то предумышленное убийство. Зачем ему это? Какие мотивы? И, главное, почему так жестоко?
-Откуда мне знать, что именно его так разозлило. Я, как-то не очень разбираюсь в психологии маньяков, но, тем не менее, уверена, что связь между сайтом и убийством Полины есть. Я думаю, что человек писавший Полине всякие гадости и её «защитник», это один и тот же человек. Ему, просто, нужно было вытащить её на свидание, чтобы… чтобы сделать это.
-Хорошо, мы во всем разберемся. Вы можете идти.
-До свидания.
Я встала и с трудом вышла из кабинета. Кажется, я забыла спросить, будут ли они сообщать родственникам. Но, сил возвращаться в кабинет не было, откровенно, говоря, я была на грани обморока.
Ладно, может, этим уже занимается деканат. Потом уточню.
Добравшись до общаги я первым делом приняла душ и переоделась.
Находится в комнате, где еще вчера была живая Полина было выше моих сил и я решила прогуляться. Заодним все осмыслить и, если получится,  принять какое-то решение.               
Я гуляла, едва разбирая дорогу, из-за обильно льющихся из глаз слёз. Как мы мечтали с ней о «взрослой» жизни.
По-настоящему взрослой, с постоянной работой, съемной квартирой, семьей, в ближайшей перспективе.
Как радовалась Полинка тому, что скоро получит диплом. Как гордилась она тому, что станет первой в своей не очень благополучной семье человеком с высшим образованием. Как она ждала этого дня.
 У меня закололо сердце. Диплом работа уже не будет защищена Полиной. Все напрасно, она не сможет получить вожделенную «корочку».
Так и останется в их семье человеком с «незаконченным высшим». Боже, да какой диплом, больше, вообще ни чего не будет. И Полинки больше не будет ни когда.
В первые в жизни мне захотелось напиться. По-настоящему, до сблева. Одной этого сделать не хотелось и я решила позвонить своему парню. Ну, как парню. Скорее, человеку, с которым я встречаюсь. Все-таки называть «парнем», хоть и молодого, но кандидата наук, доцента, согласитесь, несколько неудобно.


                ГЛАВА ТРЕТЬЯ

«Познакомились» мы четыре года назад. Я обычная студентка, он молодой преподаватель, аспирант. Нельзя сказать, что я влюбилась в него с первого взгляда. Скорее, наоборот, интерес рос постепенно, оформившись в чувство к окончанию моего первого учебного года. Для Володи (так зовут моего избранника) тот год стал первым в преподавательской карьере.
За четыре неполных года он прошел путь от ассистента до доцента кафедры «Истории отечества», считался лучшим молодым историком в Вузе.
Мне нравились в нем: спокойная рассудительность, надежность, уверенность в себе, умный, нежный (для меня) взгляд и, что уж кривить душой, почти двухметровый Володин рост.
В «молодости» он занимался баскетболом и даже стал кандидатом в мастера спорта.
К концу «нашего» первого с ним курса я перестала стеснятся своих чувств и не обращая внимание на насмешки сокурсниц и сокурсников стала оказывать ему знаки внимания.
Однажды, после лекции, он попросил меня остаться и между нами состоялся откровенный разговор. Оказывается я ему, тоже, очень нравилась, но он считал невозможным встречаться со мной, пока, во-первых, мне не исполнится восемнадцать, а во-вторых, пока не закончатся наши отношения преподаватель – студентка.
«Но, ведь Вы, возможно, будете преподавать у нас и на пятом курсе»,- сказала я тогда.
«Тогда, давайте, выполним, хотя бы первый пункт»,- ответил Владимир.
На том, что называется и порешили.
Восемнадцать мне исполнилось через месяц, после нашего разговора, еще через неделю я сдала ему экзамен (на отлично)и мы начали встречаться.
Наши отношения нельзя назвать бурными, мы не жили вместе (так как оба любили свободу), но нам было удивительно хорошо вдвоем. Лично я не могу себе, даже представит, как можно жить, зная, что рядом нет моего любимого человека.

                ***

Объяснять Володе что случилось не понадобилось, он уже все (или почти все) знал. Мы договорились встретиться в одном из наших любимых баров около центрального рынка.
Пришли мы в него почти одновременно.
-Здравствуй, солнышко. Что, совсем тебе плохо?
От нежного голоса любимого человека, мне стало чуть получше.
-Совсем. Закажи коньяк, пожалуйста. И, что там к нему нужно, ты в этом лучше разбираешься.
-Ну надо, значит надо, сейчас закажу.
Уже через пять минут приятное тепло разливалось по моему телу.
-Володь, я сегодня, кажется, напьюсь.
-Ну ничего, я люблю пьяных женщин. Они такие доступные.
Володя улыбнулся, но тут же, спохватившись, стал серьезным.
-Что там случилось-то?
Я, стараясь не упустить подробностей, рассказала.
-Вот оно значит как. Писатель ру. Как можно серьезно относится к таким сайтам?
Володю понесло. Впрочем, что еще можно ожидать от преподавателя – гуманитария? Ему только дай тему – будет говорить, пока окружающие его люди не уйдут или, очень вежливо не попросят «заткнуться».
Минут через пять, сказав все, что он думает о подобных сайтах и их обитателях, Володя, наконец, замолчал. Затем, тщательно потерев кончик носа, добавил: «ты уверена, что это её сайтовский друг»?
-Да не знаю я. Ну вот, хоть убей меня, есть связь между «Писателем» и убийством Полины. Есть и все тут.
-И что ты думаешь делать?
Откровенно говоря, до этой минуты я не думала ни чего. Но тут, вдруг, неожиданно для самой себя сказала: «я проведу собственное «расследование», зарегистрируюсь на «Писателе», как Полина, и все узнаю. Во всяком случае, попытаюсь узнать».
-Ты это серьезно? - Владимир смотрел на меня удивленными глазами.
-Абсолютно серьезно. Завтра же начну этим заниматься.
-Но этим уже занимается полиция. Предоставь это им. В конце-концов они профессионалы. А что сможешь сделать ты?
-Знаешь, Володя, я думаю, что они ни чего не найдут. Я уверена, что человек, писавший Полине гадости и человек её защищавший это один и тот же человек. Его страницы, наверняка уже закрыты. И, зарегистрированы они были с левых адресов и телефонов. И полиция ни чего и не кого не найдет. Вот, если бы, хакеры пару миллионов у какого-нибудь банка увели, тогда, конечно, другое дело.
А кому нужна бедная студентка.
-Все-таки не надо торопится. И, потом, если, как ты думаешь его страницы уже закрыты, что ты там будешь делать?
-Неужели ты думаешь, что он ушел с сайта совсем? Нет. Это его среда обитания, там он чувствует себя уверенно, только там его жизнь обретает смысл. У него, безусловно, есть еще страницы. Я должна его почувствовать, вычислить.
-Ох, Василиса, не нравится мне все это. Правда, отговаривать тебя, тоже смысла нет. Ты же, все равно, по-своему сделаешь.
-По-своему, Володенька, обязательно по-своему. Только так. Ладно, давай лучше Полину помянем.
В тот вечер я выполнила данное себе обещание и напилась так, что следующие два дня меня мутило как при детоксикации (наверное, как при ней, на самом деле я через это, еще не проходила).
На третий день мы похоронили Полинку. Из  родственников пришла только Полинина мама, женщина неопределенного возраста в старой, потасканной одежде. Она периодически принималась громко причитать и постоянно прикладывалась к спрятанной в кармане бутылке. Было жутковато и противно одновременно. На поминки я не пошла.
Побродив всю вторую половину дня по знакомым нам с Полиной местам я вернулась к себе в общежитие.
Две мои «живые» соседки, как обычно, где-то пропадали, поэтому я, слава богу, смогла полежать в комнате в тишине и одиночестве.
Проведя в сомнамбулическом состоянии полчаса я решительно встала и взяла ноутбук.
Хватит бездельничать, пришло время отправляться на сайт «Писатель ру».

                ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Моя регистрация на сайте прошла быстро и успешно и вот уже я, Василиса Иванчук, молодой, красивый, а, главное перспективный (в этом я уверена) автор самого известного писательского сайта.
А вот страница Полины. Как это странно и грустно – человека уже нет, но люди продолжают обсуждать его последние произведения, писать рецезии, критиковать и хвалить. Может написать, что Полина умерла? Нет, нельзя. Я не должна показывать связь между собой и погибшим автором.
Не поняла! Что это? Последняя рецензия написанная Полине была от «маньяка», все те же мерзкие инсинуации, грязь и оскорбления в адрес моей покойной подруги. И написана эта рецензия была сорок минут назад!
Неужели я ошиблась? Какая я дура. Полину, наверняка убил какой-то псих, поджидавший в парке  девушку - жертву.
Абсолютно любую девушку, главное одинокую и не очень физически развитую. Пожалуй стоит зайти на страницу «поклонника», сказать ему, чтобы больше не писал. Так, автор Дима Халущов, ого!
Страница Дмитрия была закрыта. Все мои подозрения моментально вернулись. Нет, я не ошиблась, «источник зла» нужно искать здесь, на этом сайте.
Осталось решить с чего лучше начать. Наверное следует пока, просто присмотреться к тому, что здесь происходит, оценить, осмыслить.
И, все-таки, почему «маньяк» все еще на сайте?
Значит он не причем. А «поклонник»? Связан ли он с ним как-то или просто воспользовался ситуацией? Использовал как повод, возможность сблизится с Полиной?
Как много загадок, неразрешимых, на данный момент, вопросов. Как разобраться во всем, найти столь нужную мне иголочку в огромном стоге сена, под названием «Писатель ру».
Слишком долго приглядываться, раскачиваться, тоже не стоит. Железо, что называется, нужно ковать, пока оно горячо.
Необходимо привлечь к себе внимание. Написать, что-нибудь скандальное и, вместе с тем, понятное, близкое каждому на сайте. И анонсировать это на главной странице. Пускай и за деньги.
Что бы такого придумать? Появилась идея, простенькая, но, наверняка прокатит.
Надо написать о завсегдатаях сайта в иронично-издевательском стиле. Что-то такое, чтобы задело всех, всех зацепило. И, чтобы сразу обратило на себя внимание, запомнилось.
Самое важное, чтобы обратили внимание еще и на меня. Пусть увидят: тот же город, возраст, интересы. Правда я на голову выше Полины и не блондинка, а брюнетка. Но ничего, у одной из соседок есть парик со светлыми волосами, сфотографируюсь в нем и выложу фотографию на своей странице.
А пока, займусь рекогносцировкой местности.
«Рекогносцировка» заняла весь вечер и добрую половину ночи. Зато я, кажется, начала понимать внутреннюю структуру сайта, основные принципы его устройства, «вычленила» основные группировки, поняла стили, направления «лидеров».
Вполне довольная собой я, под утро, все-таки, легла спать и заснула так крепко, что  не проснулась, даже от трех повторов «будильника».
Наконец, более-менее выспавшись к двенадцати часам я встала, так и не зная до конца о чем я напишу свою первую статью.
Как всегда, в таких случаях, я решила посоветоваться с Володей.
Сегодня у моего любимого было три пары подряд, так что понадобилось некоторое время, чтобы он пришел в себя и начал понимать, о чем я ему говорю.
-Ну да, - поддержал меня мой любимый,- ты права, надо «цыпануть» их как следует, тогда тебя сразу заметят. Попробуй что-нибудь в таком духе - «Общество анонимных писателей» собирается и обсуждает свои проблемы в стиле анонимных алкоголиков. Выяви «любимые болячки» всех группировок, разузнай о типичных «тараканах» в головах, постарайся, чтобы побольше народу узнало себя. Я думаю, что, после этого, они еще к тебе зайдут. И тут будет важно поддерживать внимание к себе. Сразу придумай еще несколько скандальных текстов и размещай их каждый день.
-Володька, ты гений, - я захлопала в ладоши, - ты, правда здорово придумал. Почему мне такая мысль в голову не пришла?
-Ну, кто-то из нас двоих должен быть умным, - устало улыбнулся мой кавалер.
Мы месте пообедали, затем Владимир ушел по делам на кафедру, я же отправилась к себе.
Нужно было написать статью, а затем серьезно заняться Полиниными «рецензентами» и просто людьми, регулярно читающими (читавшими) её рассказы.
Но до общежития я не дошла. Мне позвонили из полиции.
-Василиса Игоревна, Вы не могли бы подъехать к нам, по возможности, быстрее?
-Да, конечно, я сейчас не занята, могу подъехать в течении часа.
-Хорошо, тогда в тот же кабинет, пожалуйста, мы будем ждать.
Признаться, было интересно узнать, что такого произошло, что меня срочно вызывают в полицию, поэтому я немедленно пошла на автобусную остановку.
Через пятьдесят минут я входила в знакомый, уже, кабине, где меня ждал все тот же мужчина в «штатском». Как его зовут я так и не запомнила, хотя он, вроде дважды представлялся.
-Здравствуйте, Василиса. Спасибо, что нашли для нас время.
-Естественно, нашла. Ведь речь идет о смерти моей подруги. Тем более, о такой смерти.
Как я понимаю вы уже что-то выяснили?
-Да, выяснили. И, к сожалению должен Вас разочаровать. Человек, писавший мерзопакостные рецензии Вашей подруге не имеет к её смерти никакого отношения.
-Почему?
-Ну, во-первых он живет в Московской области, а во-вторых, и это куда важнее, он инвалид-колясочник.
-Что?!
-ДЦП. То, чем он любит заниматься на сайте, его, конечно не красит. Откровенно говоря, инвалиды, порой, бывают очень озлобленными. Ненавидят весь мир. Вот и нашел человек такой выход своим эмоциям.
-Но как вы так быстро все выяснили?
-Вы не поверите, но мы иногда работаем хорошо, тем более, когда речь идет о таких жестоких преступлениях. Мы не хотим, чтобы в каком-нибудь парке вскоре опять нашли изрезанный труп. Нам помогли Московские коллеги. Сработали, действительно, оперативно, честь им и хвала и, похоже, данное направление в расследовании надо закрывать.
-Подождите,- я не поверила своим ушам,- как это закрывать? Вы что, забыли у неё же было свидание совсем с другим и между прочим человеком из нашего города.
Что вы узнали о нем?
-О нем, с сожалению, ничего узнать не удалось.
-А вы в курсе, что он закрыл страницу? Он точно причастен к преступлению.
-Василиса, послушайте. Несколько дней назад Вы утверждали, что это один и тот же человек.
Или Вы забыли?
-Помню. Я ошибалась. Зато теперь я точно знаю, что в смерти Полины виноват человек, пригласивший её на свидание.
-Так уж и «точно знаете»? Извините, но мне кажется, что Вы опять ошибаетесь.
Поверьте моему опыту, он тут не причем. Ну назначил свидание, потом передумал, закрыл страницу. Что в этом такого? Да и наш город он мог указать просто так, для более близкого контакта с Полиной. Мы склоняемся к тому, что Григорьева случайно оказалась не в том месте, не в то время. Но, на всякий случай мы еще раз хотим Вас попросить подумать, не было ли у Вашей подруги врагов, каких-то серьезных проблем, может она как-то странно вела себя в последнее время?
-Я уже говорила, в прошлый раз и могу повторить еще раз: нет, нет и нет.
Не было врагов, проблем и настроение у Полины было лучше некуда.
-Из этого можно сделать только один вывод. Вашу подругу убил «посторонний» человек.
К сожалению, она просто «подвернулась под руку» психически не здоровому человеку. И, скорее всего, это не последнее убийство. Такие не останавливаются.
Я поняла, что смысла доказывать что-то этому человеку нет ни какого. Он уже все для себя решил и без веских доказательств, менять свою точку зрения не будет. Впрочем, если уж быть совсем честной я занимала точно такую же позицию. Также бездоказательно, интуитивно цыплялась за свою версию и отвергала все остальные. Ладно, пусть они идут своим путем, а я пойду своим. Посмотрим, кто из нас, в итоге, окажется прав.
Пообщавшись с представителем фемиды еще минут пять (можно сказать, «ни о чем») я
покинула «гостеприимный» кабинет.
Итак, теперь уже, абсолютно точно, мне придется в гордом одиночестве проводить «сайтовское» расследование.
Я, вдруг, впервые за три последние три дня, почувствовала прилив сил.
Мне захотелось, как можно быстрее, вернутся в свою комнату, к ноутбуку, для того чтобы продолжить заниматься начатым делом.
В глубине души я начала понимать, что главным для меня было уже  не столько наказать виновника смерти подруги (хотя это, по-прежнему было для меня очень важно), как хотелось самостоятельно разобраться в хитросплетениях «Писателя», вычислить преступника, победив его в родной для него стихии. Я чувствовала себя Шерлоком Холмсом в юбке, вступающей в интеллектуальную схватку с сайтовским Мориарти. 



                ГЛАВА ПЯТАЯ

Дотошно разбираться в непонятных мне вещах я полюбила с детства, буквально лет с трех.
И уже тогда я начала получать огромное моральное и интеллектуальное удовлетворение от полученных мной, путем долгих размышлений, сопоставлений, нудном, изматывающем копании в фактах, догадках и идеях, логичных законченных построений, именуемых истиной.
Правда, тогда все было проще. И было право на ошибку.
Сейчас позволить себе ошибаться я не могу, слишком все серьезно.
 Володя, как всегда, оказался прав. Опубликованная и проанонсированная мной работа (окончательно продуманная на обратном пути в автобусе) сразу привлекла к себе внимание, вызвала живой интерес. Моментально появились  первые отрицательные и откровенно оскорбительные рецензии.
«Какая невежественная девушка»,- возмущалась женщина средних лет. «Да просто дура»,- вторил ей интеллигентный мужчина, судя, по выложенной им самим краткой биографии, преподаватель технического Вуза.
«Вы, девушка сначала разберитесь, что к чему, а потом уже подобные вещи, про нас пишите»,-вежливо сердилась богообразная бабушка.
«Да гнать таких с сайта, иж ты какая, молодая, да борзая»,- изливала желчь другая представительница пожилого поколения.
Ну вот, я удовлетворенно улыбнулась, начало положено и, похоже, весьма успешно.
Сети закинуты, остается ждать, когда в них запутается рыбка «повкуснее».
Готова и следующая идея. Авторы сайта собираются на «лобном месте» и выбирают того, кто должен, по их мнению, покинуть проект.
Естественно, покинуть его должна Василиса Иванчук. Нужно только «пособирать» все гадостные высказывания в рецензиях, использовать их в высказываниях героев нового произведения. Вот таким путем и пойдем.
Идеи шли одна за другой, за пять последующих дней я выложила около пятнадцати работ, одна скандальней другой.
Главное, что своего я добилась, похоже многие люди начали заходить на сайт, исключительно, для того, чтобы прочитать очередное мое «произведение».
Читателей за день набиралось несколько сот штук, для «Писателя» очень хороший показатель.
Рецензий было столько, что я едва успевала их прочитать. В основном меня поносили на чем свет стоит, но мне только того и надо было.
Забавно правда было наблюдать, как мои главные критики, первыми читали мои новые рассказы, а потом заходили на них еще раз десять за сутки.
Оказывается, я умею интересно писать. Или, во всяком случаи, скандально, что в наше время почти одно и тоже.
Одновременно с творчеством я занималась и своей основной задачей, искала другую страницу (или страницы) Полининого «поклонника-убийцы». «Прожив» на сайте всего несколько дней я окончательно убедилась, что такие люди отсюда окончательно не уходят. У них обязательно, на все случаи жизни, созданы параллельные страницы, клоны.
Еще и еще раз я просматривала рецензии, полученные покойной подругой и рецензии отправленные мне. Я чувствовала, что уже достаточно попортила здесь воздух и спокойную (в основном) жизнь «прописанным» обитателям, чтобы обратить на себя внимание «Писательского» маньяка. Уже настоящего, не в коляске.
Плюс город, внешность (в парике я оказалась очень даже похожей на Полину), схожесть биографий (я свою подредактировала, для дела), ну прямо, «все для тебя».
Огромной радостью для меня стало то, что меня, неожиданно, тоже номинировали на звание «лучший писатель месяца». Как на заказ. Ну, теперь псих, точно не пройдет мимо. Надо только постараться набрать побольше «голосов», людей проголосовавших за моё произведение. К счастью, появились и «голоса».
Кроме оппонентов, абсолютно меня не переваривающих, на «Писателе» нашлись авторы, симпатизирующие мне. Более того, их, каждый день становилось все больше и больше и они, потихоньку даже стали заглушать стоны и проклятия моих  «сайтовских» врагов.
Особенно «старались» несколько человек. Забавный, на фотографии похожий на китайца человечек; солидный, лет сорока мужчина с бородкой и приятная, лет пятидесяти женщина.
«Китаец», автор с «ником» Дай Мясо писал восторженные рецензии, с большим количеством грамматических ошибок и постоянно сетовал на то, что он женат (а не то мол...), солидный мужчина с редкой фамилией Граничевский писал обстоятельные, если не сказать нудные рецензии и постоянно подчеркивал, что видит во мне очень перспективного автора, восходящую «звезду» не только сайта, но и всей Российской литературы, женщина, она же автор Лида Щумхова, присылала простенькие, но очень приятные отзывы.
Откровенно говоря, я вначале слегка грешила на упомянутых мужчин, но затем покопалась в их «Писательском» прошлом, почитала рецензии, замечания отправленные ими, изучила выложенные работы. Нет, похоже, здесь все чисто. Ну, ничего. Как говорится, «будем искать».
А искать было где. Огромная куча грязи, в виде «плохих» рецензий, которые, к тому же могли перекликаться с «хорошими» рецензиями от того же автора, зарегистрированного под другой фамилией.
Плюс два дня я потратила на поиск рецензий Димы другим автором, но бесполезно. Их или изначально не было, или он их, попросту стер.
Что же делать? Как мне во всем этом разобраться? Я, вдруг почувствовала, что устала.
Устала от сайта, проблем, нервного напряжения. Нужно забыть об этом, хотя бы на вечер, отвлечься, почувствовать утро, весну, радость жизни. К счастью у меня есть любимый человек, который всегда готов разделить со мной весну и пение птиц.
Я набрала дорогой мне номер.

                ***

Мы гуляли по парку, наслаждаясь молодостью, замечательным теплым днем и друг другом.
-Может сходим в кино, - предложил мне Володя,- давно там не были.
-Не хочу, давай лучше еще прогуляемся. Или вон, смотри, первое летние кафе открыли, пойдем съедим по мороженке.
-Пошли. Но к мороженке я еще и пива возьму.
-Пиво и мороженое? Должна заметить, у Вас ужасный вкус.
-По-твоему, лучше взять мороженого и водки?
-Шутник. Бери, что хочешь, мы, слава богу, в свободной стране живем.
Сделав заказ и уютно устроившись в дальнем углу кафешки мы продолжили разговор.
-Значит, пока ничего определенного? - продолжил мой спутник нашу привычную в последнее время тему,- никаких зацепок?
-Нет,- куча людей, рецензий, замечаний, там все так сложно, одни и те же люди под разными «никами», «свиты», обслуживающие королей, люди, знающие друг друга в «реале» и поддерживающие друг друга на сайте. Да я тебе все это уже рассказывала.
-Ну ладно, что мы все о грустном, давай поговорим о чем нибудь другом.
Вот, например, ты знаешь, что твое имя круговой палиндром?
-То есть?
-Оно читается одинаково справа налево и слева направо, если написать его по кругу, «замкнув» первую и последнюю буквы. Давай я напишу, чтобы было понятно.
-Да не надо, я уже поняла. Забавно, двадцать два года прожила с таким именем, а то что это круговой палиндром узнала только сейчас.
Вдруг, неожиданно у меня быстро забилось сердце. Буквы. Одинаковые буква. Слова из букв.
Господи, как все просто.
-Володя, - я не узнала свой голос, таким он был глухим и сиплым,- я знаю, кто убил Полину.   


   
                ГЛАВА ШЕСТАЯ

Мы внимательно проверили мою догадку еще раз. Да, все правильно: имя «Дима Халущов» было анограммой имени автора «Лида Щумхова», проще говоря образовано оно было из тех же самых букв, составленных в другом порядке.
-Зачем оставлять эту ахилесову пяту? – удивленно пожал плечами мой спутник.
-Мне кажется, для неё нужно, важно было иметь в «клоне» частицу себя, для самоидентификации, что ли, для «причастности». Такие как она и псевдонимы-то брать не любят. Им важно что на обложке или на странице сайта именно их фамилия, настоящая.
Так они четко знают, видят, что это они и им это очень нравится.
Между прочим,- подумав, добавила я,- так поступали и некоторые известные писатели - Крылов, например.
-И кто бы мог подумать,- продолжал удивляться Владимир, - что это женщина?
-Может и нет. Это еще нужно проверить. Возможно, это, все-таки, лишь «ник».
Пошли ко мне, мои соседки на несколько дней уехали домой, комната свободна, к тому же у меня на диске есть «Мегаполис», база данных на всех жителей области.
Но, база данных не понадобилась.
На  странице Щумховой город был не указан , но когда я решила пробежаться по её рассказам успех пришел почти сразу — в небольшой миниатюре описывался родной Лидин город, а, вернее, поселок городского типа под названием Октябрьский, небольшой населенный пункт на востоке ***ой области. Известен он был наличием в нем большого свинокомплекса и одноименной (Октябрьской) тушенкой, надо сказать, весьма неплохого качества и приемлемой цены. «Мегаполис» лишь подтвердил, что в поселке Октябрьский, действительно живет женщина с таким именем и фамилией.
-Надо ехать,- повернулась я к Володе,- посмотреть на месте, что к чему.
-Съездить, действительно нужно,- согласился мой любимый,- только поеду я один, завтра.
У меня, все равно, несколько дней свободных есть.
Предчувствуя мои возражения Владимир поднял руку.
-Во-первых это может быть опасно, но на это тебе, конечно, наплевать.
-Конечно.
-Во-вторых и это куда важнее, она может тебя узнать. Твоя фотография, хоть и в парике есть на сайте. Поселок маленький, вероятность, что ты столкнешься с ней нос к носу очень высока.
-А что там будешь делать ты.
-Считай, что нам повезло. В Октябрьской сельской школе завучем работает мой бывший сокурсник. Вот и съезжу его навестить. Поверь, лучше всех в деревне людей знают продавцы сельпо и учителя. Вторые, правда, хуже первых, но, тоже неплохо. Все, что нужно я узнаю.
-Хорошо, будь по твоему. Только завтра, прямо с утра.
-Ладно, ладно, именно с утра. Только уговор, до утра мы больше о «твоем деле» не разговариваем.

                ***

Рано утром Володя, как и обещал, уехал в Октябрьский.  Я с нетерпением стала ждать от него новостей. Ждать пришлось ужасно долго, «мой помощник» «снизошел» до разговора со мной лишь к вечеру. Голос, при этом у него был такой, что я поняла, встреча однокашников была радостной и бурной.
Заплетающимся (видимо от усталости) языком Володя гордо поведал, что он все узнал и убийца у нас в руках. Рассказать подробности он отказался, пообещав изложить все подробно на следующий день вечером по приезде в город.
Делать было нечего, пришлось смириться и терпеливо ждать следующего дня. Вернее, вечера.
Через двадцать четыре часа слегка помятый доцент кафедры истории Отечества новейшего времени вылезал из автобуса на центральном автовокзале прямо в мои объятья.
Не то, чтобы я соскучилась, просто жутко хотелось узнать что он там разузнал.
Но Владимир продлил интригу, заявив, что сначала он «помоется, побреется, поест и уж тогда...»
-Тогда быстрей ко мне, у меня до завтра комната еще свободна.
Два часа на дорогу и помыться-поесть тянулись нескончаемо долго. Но, все проходит и, наконец, Володя, удобно расположившись на ветхом стуле начал долгожданный рассказ о своей поездке.
 -Знаешь, есть такая фраза: «благими намерениями вымощена дорога в ад»? Вчера я понял насколько она верна.
Представь маленькая девочка, рано потерявшая мать и воспитанная пьяницей отцом в покосившемся (мне его показали) деревенском доме. При этом ребенок умудрился не соответствовать, в полной мере, обстановке, стать, вообщем-то личностью, индивидуальностью.
Девочка ходила в художественный кружок при клубе, была главной читательницей деревенской библиотеки, участвовала в школьных спектаклях, при этом, естественно не курила, не пила и не гуляла с мальчиками, что в 90-е в наших деревнях было уж совсем редкостью.
Естественно, учителя, социальные работники, да вообще, все подряд хвалили её как могли.
Особенно старалась учительница русского языка и литературы.
Каждое сочинение девочки приводило её в восторг.
Проблема была в том, что сочинения эти были великолепны только в сравнении с другими работами в Лидином классе.
А вот этого ребенку не объяснили. Сама же она этого очевидного факта не поняла или, что вернее, не захотела понять.
Со временем Лида окончательно перестала критически к себе относится. А зря. Качество её литературных работ не улучшалось, оставшись на уровне «блестяще» для седьмого класса средней сельской школы.
После выпускного бала Щумхова сразу поехала в город. Поступать. Естественно на филологический факультет нашего Вуза.
И, также естественно не поступила, получив заслуженную тройку по профилирующему предмету.
По идее, если ты, поступая в высшее учебное заведение получаешь тройку по основному предмету, надо десять раз подумать над приоритетами в жизни.
Но Лида этого не сделала. Она поступала в *ГУ еще пять раз и все напрасно.
Одновременно, все это время писала заметки, рассказы, относила их в различные издательства. Конечно, её вежливо посылали.
-А дальше?
-Дальше заболел отец, который, все это время её содержал и девушке пришлось устроится на работу. Знаешь кем?
-Конечно нет. Откуда?
-У них в деревне свинокомплекс, ты знаешь. Её отец почти всю жизнь проработал там. Бойцом скота. Есть такая специальность. Лида пошла по его стопам.
-Она боец скота?!
-Представляешь? Фактура позволяет. Я её вчера видел издалека.
Со спины полное ощущение, что это крепкий, здоровый мужик. Видимо, вся в папу. Он, кстати, и научил её «секретам» своего мастерства. Ты знаешь, мне кажется, свиньи стали первыми жертвами накопившейся в ней на весь мир злобы.
Тем более, из-за таких внешних данных у неё у неё еще и личная жизнь не сложилась.
«Писатель ру» стал последним шансом и единственной отдушиной.
Но и тут не вышло. Ты сама видела, она явно мечтала побеждать в сайтовских конкурсах, все время в них участвовала, но ни разу ни чего не добилась.
Полина была её полной противоположностью: молодая, красивая,талантливая,  с ходу завоевала бешеную популярность. И, она, что называется, оказалась «под рукой», всего в семидесяти километрах. У Щумховой, похоже, окончательно «сорвало» крышу.
Володя замолчал, задумчиво покусывая губы.
-Знаешь,- вдруг улыбнулся он,- я привез тушенку, полный портфель, она там в фирменном магазине очень дешевая и свежая.

               
                ***

На следующий день мы с Володей обо всем «доложили» уже почти родному сотруднику в штатском (я так и не запомнила, как его зовут). Не то что бы, нам сразу поверили, но, как говорится, «проверили».
В результате проверки Лида быстро оказалась за решеткой.
Говорят, она, даже, не отпиралась. Еще говорят, что судить её будут вряд-ли, скорее всего, она окажется в сумашедшем доме.
Но, пусть теперь этим занимаются другие, я свое дело сделала хорошо, нашла преступника, отомстила за Полину.
Пора возвращаться к обычной жизни. Тем более, уже  меньше чем через неделю мне предстоит пройти последнее студенческое испытание – защиту дипломной работы.


14 мая 2015 года Полина Аллахвердиева, да, это написала я. Убедилась?


Рецензии
Интересная интрига, то есть когда отношения на сайте писателей довели конфликт до реального убийства. Это очень интересная гипербола, просто расчудесная по оригинальности и с совершенно оправданным вектором развития, ведь читая иные переписки диву даешься насколько люди "заигрываются" в этих виртуальных дебрях, просто звереют на глазах : ))) Отличная работа!

Вера

Малярша   27.06.2015 13:35     Заявить о нарушении
Спасибо, за столь лестную оценку моего труда. Неужели и правда полностью прочитали?

Василиса Иванчук   29.06.2015 09:08   Заявить о нарушении
Могу даже пересказать : ))))

Вера

Малярша   29.06.2015 15:55   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.