Тоннель судьбы...

                ТОННЕЛЬ СУДЬБЫ.

    Едва голова коснулась подушки, Соня мгновенно провалилась в тяжёлый сон…

    …Темнота поразила. «Где я? Что за странное место? Почему так темно и так дурно пахнет? – рука нащупала скользкую, мерзкую стену, покрытую гадким зловонным налётом то ли плесени, то ли нечистот. Справившись с приступом дурноты от отвращения, продолжала её касаться и пошла вперёд, где едва что-то брезжило. Под ногами противно хлюпало и чавкало, обувь наполнилась липкой массой. – Боже, я что, в сточной клоаке ада? Похоже… – нащупав угол стены, заглянула за него: тоннель! Вышла и… замерла от удивления: большой, округлый, со сводами-арками, поросшими потёками нечистот, а в каждой секции арок, в углублениях на полу, стояли толстые сальные свечи, коптящие и мерцающие, словно даже гореть здесь им было противно! – Разделяю ваше отвращение, милые! – постояв, посмотрела в концы тоннеля. Только направо он уходил вверх, к свету. Оторвав руку от грязной стены, вытряхнула обувь, руки вытерла о брюки. Вдохнув отвратительного воздуха, пошла в сторону слабого света, стараясь не споткнуться и не упасть в жуткую массу мерзости под ногами. Чем ближе подходила к сиянию, тем чище становился воздух! Дойдя до поворота, помедлила. – Что там, дальше? – решившись, шагнула вперёд. Это был тот же тоннель, только уже с чёткими квадратными формами, но без грязи и стоков, лишь журчал тонкий ручеёк, где и вымылась, как сумела. Здесь было почти темно, но даже в скупом неверном свете, льющимся из непонятного источника, в стенах были заметны ответвления, ходы, коридоры. Подземелье. – Куда идти? – постояв, прислушалась и к звукам, и к ощущениям. Вдруг вдали, послышались неясные голоса! Вдохнув радостно, пошла уже быстрым шагом, всматриваясь под ноги – не пораниться бы. И чем ближе приближалась к ним, тем становилось понятнее – дети! Детские голоса разговаривали, смеялись, кричали что-то радостно. Среди них можно было разобрать голос маленькой девочки, мальчика и… Светочки-Рыжика! Поразившись, остановилась. – Света? Откуда?..» Отбросив сомнения, двинулась вперёд на голоса и чёткий свет…

    Шла долго и, наконец, поняла, что во что-то упёрлась. Пощупав, нашла поручень, оттолкнула с силой, с натугой – тяжелый! Едва справившись, смогла вылезти из колодца наружу. Выпрямившись, подняла голову и замерла, потеряв дар речи. Она находилась в осеннем вечернем парке, усыпанном опавшими листьями, оранжевые фонари заливали конусами света пятачки дорожек и скамеек, пропадали в лёгком тумане вдали. «Но постой-ка… Я знаю этот парк…» – не успев сообразить, услышала английскую речь, обращённую к ней.
    – Привет! С вами всё в порядке? Помощь не требуется? – кто-то спрашивал из темноты и тумана. Мужской голос, и женский, что-то шепчущий ему.
    – Спасибо! Со мной всё хорошо. Я в порядке, – постаралась ответить спокойно и с достоинством.
    – Ну, тогда, прощайте. Доброй ночи! – и пропали.
    Оглянулась: «Да это же дальняя аллея парка нашего района в Торонто! Если немного пройти назад, наткнёшься на перила опоясной ограды по краю большого холма – излюбленное место прогулок парочек! –  поражённо замерла. – Голоса детей. Они что, здесь бегают недалеко? Тогда надо идти искать и загонять домой – поздно уже, – отряхнувшись, расправила плечи, вскинула голову. – Домой, к детям и мужу. Я дома…»

    …Вздрогнула от звука хлопнувшей входной двери: «Боже! Ну и сон! Тоннель, коридоры, свечи, смрад, дети, парк… Да, Софьюшка, даже и не старайся разобраться без психоаналитика. Такое только ему по плечу: каждому своё…»

                Из записок и рассказов Марины Риманс.

                Июль, 2013 г.

                http://www.proza.ru/2013/11/14/975


Рецензии