Быль о муравье Егории и его братьях

Как проснулось утром красно солнышко,
красно солнышко, да всеми любое,
так и зверь дневной из нор повыскочил,
да и птицы все как зачирикают!
Всем нам солнышко заместо батюшки,
а земля нам всем заместо матери!

Тоже малые зверюшки бойкие,
муравьями, знамо, называются,
из домов своих все повылазили,
скоро дел-то всех не переделати.

Муравей молодший, прозван Рыжиком,
больше всех любил он красно солнышко,
любовался всё и пел он песенки,
а о братьях вовсе и не помнил он.

А уж братья все да надрываются,
и родимый дом да строят заново:
зверь большой лесной, и непонятливый,
от чесотки он лечиться вздумал вдруг,
муравьиный дом собою весь подмял,
и разрушил всё до основания.

Да не злой он был, а просто надоба
позабыть заставила о вежестве.

Вот пришла беда муравеюшкам,
как бы новый дом до зимы слепить,
чтобы род в сохранности выстоял
зиму лютую да голодную.

Но беда всегда не одна идёт,
а берёт с собою попутчиков -
горе горькое али бесчестие,
испытать на крепость семеюшек:
мурашей народ по соседству жил,
крепким домом жил, богатеющим.

Завидущий кто-то да жадина,
тот народ подбил на бесчинствия:
«а пойдём-ка мы, да похвалимся
силой дерзкою да перед малыми»!

Собрались они, да задумали,
чтоб напасть на мирных строителей,
ведь и дом у них не защитою,
потому что дом только строится.
И никто о том и не ведает,
что беда уже злобно скалится.

Всё идёт да по-заведённому,
и работы вдосталь и радости,
муравьи успевают и строиться,
и на игрищах покуражиться.

И с весельем-то дело спорится,
да и ноша своя легче лёгкого.

А молодший, Рыжик по прозвищу,
раньше всех встаёт встречу солнышку,
да на ветку повыше взбирается,
и никто его да не хватится.

Ничего-то то он не умеючи,
никого-то он не жалеючи,
так и жил, как птица кукушкина,
муравьём-то он назывался лишь.

Как уйдёт с небес красно солнышко,
муравьи свой дом на запор берут,
и до утречка никто не выскочит,
а остался снаружи — вдруг не выживешь.

А однажды Рыжик замешкался,
и остался вольный в лесу один,
бесприютный он и неприкаянный,
и любой ему — самый худший враг.

Вот кручинится Рыжик, печалится,
а разведка вражья уже в пути,
чтобы к завтрему поразведать всё,
да как лучше рати напасть врасплох.

Поразведали, да расспросили всех
тварей мерзких и да бессовестных,
и к своим шпионы вернулися,
чтобы утром напасть на чужой надел.

Вот уж солнышко по-над соснами,
вот уж Рыжику снова радости,
только видит он: рать несметная
как рекой течёт, да по травушке.

Оглянулся Рыжик на солнышко,
а оно ему улыбается:
мол, не бойся ты, муравеюшка,
богатырскую силу выкажи.

И на рать пошёл Рыжик с дерзостью,
он семьёй своей похваляется,
похваляется своими братьями,
да и тем ещё, что мирно жизнь ведут.

Вожака заломал он без наглости,
и мутузил его он по правилам:
не ходи войной на мирных жителей,
не добычу найдёшь, а смертушку!

Тут и Рыжика братья вступилися,
и жестоко прогнали противников,
и родимого дома защитники
не познали беды поражения.

И по чести и Рыжика вспомнили,
и защитником главным назначили,
и без прозвища нынче он, - с именем,
он Егорьем зовётся теперича...

А истории той десять дней всего,
не живут муравьи дольше времени,
зато память у них будто общая,
вот и нам бы так — пригодилось бы...

(Навеяно фотографиями Антрея: http://en.www.lensart.ru/album-uid-210a-aid-456b-sh-1.htm)


Рецензии