Мореходы. Конфуз за обедом. Соперницы

    

    К моменту случившегося, экипаж, в этом составе, уже выполнил не один рейс.
    В экипаже из женского пола работали: буфетчица(стюардесса, официантка) Марина
  и повариха Оксана. Обе, почти одногодки, имели привлекательные формы тела и
  опыт работы на пассажирских теплоходах морфлота.

    Марина пришла на судно на рейс раньше Оксаны и избрала своим фаворитом
  старпома, по всем признакам неженатого мужчину. С ней, как с прямо-подчиненной,
  можно было не привлекая особо внимания, наряду со служебными,
  решать и личные дела. Но со стороны их отношения, конечно же, были заметны.
    В экипаже при обращениях друг к другу или в рассказах о ком то, принято
  называть моряка по должности или по отчеству, Марина же иногда, видимо
  позабывшись, произносила имя старпома - Коля.

    Рабочим местом Марины, во время приема пищи экипажем, были два салона,
  расположенные по бортам судна. Между камбузом и салонами было небольшое
  помещение - буфетная, для мытья и хранения посуды. Там так же стояло
  несколько бытовых приборов.
  Между этим оборудованием был неширокий проход, по которому она разносила еду.


    Стоянка судна в совпорту доставляла морякам не только радость и удовольствие
  отдыха, но массу всевозможных хлопот и даже нервотрепок. И причиной этому
  являлись различного рода комиссии. Проверки портовых властей и различных служб
  растягивались чуть ли не на всю стоянку.

    В тот день, уже к обеду, старпома настолько "надоставали", что ему сложно
  было это скрывать.

    На обед все собрались вовремя. Комсостав обедал в своем салоне, а рядовой
  состав - в столовой экипажа.
    Марина одновременно обслуживала оба салона.

 
     Естественно, в каждом салоне велись свои разговоры, как на бытовые,
  так и на рабочие темы.
    Обслуживая едой команду в столовой, Марина подслушала разговор боцмана
  с матросами о заполнении водой судовых балластов(балласты это большие
  емкости для забортной воды в  днище судна). Её этот процесс почему-то
  заинтересовал, хотя к этому она не имела никакого отношения и, возможно,
  даже не представляла себе, что это такое.

    Слово "балласты", видимо, зациклилось в ее мозгу, потому что
  через некоторое время, разнося вторые блюда в салон комсостава,
  поставив тарелку с котлетой перед старпомом, она задержалась и,
  как говорится, ни к селу ни к городу, спросила его:
    - Михалыч! А у нас все балласты закачаны?

    На этот вопрос обратили внимание все обедающие.
  Прекратив жевать, мы с интересом и ухмылками посмотрели на старпома.
  Второй помощник, которого этот вопрос застиг с полным ртом щей, не смог
  сдержать внутренний порыв смеха и прыснул им прямо на скатерть.
    Замешательство старпома было недолгим, ну а такой его реакции на этот вопрос
  не ожидал никто.
   Михалыч, резко подскочил и, почти, прокричал:
   - Ёпт, с каких это пор еще и буфетчицы стали интересоваться балластами судна!
   - Что за день сегодня!?
    Не став больше есть и не спросив разрешения капитана, он быстро ушел
   в свою каюту.
 
     Дальше обед пошел веселее. Были забыты все начатые разговоры и пошло
   "смакование" происшедшего.

     Марина не понимала, что такое произошло. Ну, ...спросила...и спросила.

     Произошедший конфуз на обеде внес новинку в копилку судовых шуток.
   Обращения моряков друг к другу начинались со слов:
   ...А у нас балласты закачаны? или по другому, но слово "балласты" обязательно
   включалось в диалоги, что вызывало улыбку.
   Но в присутствии старпома, эти слова старались не произносить.
 
     Со временем казалось, что все стало по-старому, но, с того дня отношения
   между старпомом и Мариной стали только служебные.

     Заметив это, Оксана(тоже прямо-подчиненная) стала подольше задерживаться
   в каюте старпома после разрешения служебных дел.
     Марина это, конечно же, замечала. Отношения между подругами постепенно
   становились все прохладней и прохладней.

     Бесплатное питание экипажа предполагает, что каждый член экипажа, не взирая
   на должность, должен получить одинаковые по качеству блюда. Однако, у повара и
   буфетчицы всегда найдется возможность положить лучший кусочек кому-то.
     Иногда, накладывая блюдо, повар спрашивала: "Кому понесешь?"

     В период активной дружбы, в девичьих беседах, Марина рассказывала подруге
   о том, как она мстила своим бывшим любимым и прочим нелюбимым в других
   экипажах.
     Она позволяла себе тайком такие шалости как, ...слегка плюнуть в блюдо...
   уронить продукт на палубу и положить его обратно в тарелку...подержать в супе
   палец...

     Оксана, конечно же, запомнила все изощрения Марины и теперь следила за тем,
   чтобы её "бывшему" не досталось какой-нибудь пакости.

     И вот как-то в обед, пришла очередь кормить, припоздавшего к столу, старпома.
   Оксана, положив на тарелку отборный кусок антрекота и украсив сложный гарнир
   цветком из морковки, решила проследить её доставку.
     Только Марина переступила порог камбуза, как Оксана кинулась за ней вслед.
   Её опасения подтвердились. В буфетной Оксана увидела, как Марина поднимает
   с пола "старпомовский" антрекот...
     Удар тяжелой руки Оксаны, пришелся в затылок присевшей сопернице и она,
   растянувшись во весь рост, выронила ту тарелку. Спустя пару секунд,
   очухавшаяся Марина, вскочив и поняв в чем дело, нанесла Оксане ответный удар
   по лицу. Затем, они вцепившись в волосы друг друга, свалились на палубу и
   катались в "том" гарнире.
 
     Визг и отборный мат, заполнили воздушное пространство всех салонов. Слово
   "сучка" было самым приличным в их лексиконе. В обычной обстановке никто и
   никогда не слышал от них никаких бранных слов.
     Сбежавшиеся моряки через головы друг друга, пытались рассмотреть происходящее,
   но ограниченное пространство дверей  лишало некоторых этого.
     Узкий и короткий проход в буфетной, не позволял кому-нибудь разнять
   это единоборство, а на крики старпома прекратить ссору, они не реагировали.
     Через пару минут, то ли от усталости, то ли от благоразумия, они расцепились
   и повалившись на палубу - разрыдались. Моряки отпрянули от места брани, как бы
   ничего и не видели.
     Соперницы, глядя в "никуда", ушли в свои каюты.
 
     Продолжился обед в режиме самообслуживания. Те, кого не успели обслужить
   девушки, самостоятельно, по-совести, накладывали еду в свои тарелки.
    
     К вечеру благоразумие девушек взяло верх, они смогли помириться. К работе
   по приготовлению ужина обе вышли в специфическом одеянии. Видимо, следы побоев 
   на их лицах скрыть гримом не удалось и они покрыли головы марлевыми накидками,
   свисающими до плеч. Со стороны казалось, что та и другая накинула на себя белую
   фату невесты. Так в образах "невест" они проходили целую неделю.

     Несмотря на примирение девушек, во избежание новых разборок, капитан
   запросил им замену, а радисту напомнил об ответственности
   за разглашение тайны переписки.
     Радист не соблазнился на дополнительный кусочек мяса и, поэтому, девушек в
   в порту ждал сюрприз.
     Прибывшие на замену им повар и буфетчик, были мужского пола.
   
   А шутка с балластами не умерла.
   Нет-нет, да и слышалось в сопровождении смеха:
     - А у нас все балласты закачаны?
  хи-хи


      


Рецензии
Только что прочитал и другу. И полезли из нас домыслы. Он слышал что новенькую стюардессу ,,пропускают,, через экипаж! И , бывает, что так и пользуются все.
Я читал в газете исповедь пварихи-кокши. Их всех, ,,членок,,экипажа при посадке осматривали и кэп брал себе понравившуюся а остальные шли по рангу. Это могло быть или басни?
С уважением!

Юрий Игнатюгин   03.09.2018 11:06     Заявить о нарушении
Уважаемый Юрий. Думаю, что это, всего лишь, балаганные разговоры.
На всех судах, где мне пришлось работать, была дисциплина и порядочность.
Ну а на отдаленных речных просторах страны, царящих дикими нравами,
всякое могло быть.

Николай Прощенко   04.09.2018 09:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.