Тадеуш Бур-Коморовский

Главнокомандующий Польских Вооруженных сил. Генерал, который проиграл

++++++++++++++++++++++++++++++++++
«Бур был честным, порядочным и, вполне даже может быть, храбрым человеком(1), но не имел абсолютно никаких данных для того, чтобы занимать ту должность, на которую был назначен только благодаря обстоятельствам. Он не был той выдающейся индивидуальностью, которую возносят над его подчиненными характер или какие-то иные достоинства, развивающие его стремление стать руководителем».
Йозеф Шостак, «Филипп»

30 сентября 1944 года, когда уже стало ясно, что у Варшавского восстания не осталось никаких шансов на победу, Президент Республики Польша Владислав Рачкевич назначил генерала Тадеуша Бур-Коморовского – командующего Армией Крайовой – Главнокомандующим Польских Вооруженных сил в стране и за границей. Это назначение метко прокомментировал Ян Новак-Езиоранский: «Во всей истории войн, и навряд ли только польских, Бур-Коморовский был единственным главнокомандующим, назначенным на эту высшую должность в момент поражения и капитуляции его войск».

Непосредственным поводом для назначения Главнокомандующим стал открытый конфликт между премьером Станиславом Миколайчиком и генералом Казимиром Соснковским (исполнявшим функции Главнокомандующего до Коморовского, с 8 июля 1943 до 30 сентября 1944 года). После трагической смерти генерала Сикорского в Гибралтарской катастрофе (4 июля 1943 г.) премьером стал именно Миколайчик, а Главнокомандующим - генерал Соснковский. И это был наихудший из всех возможных вариантов, потому что их взаимная антипатия, отсутствие доверия и тесного сотрудничества, неизбежно должны были привести к катастрофе.

Известный приказ генерала Соснковского по Армии Крайовой за № 19 (переданный по радио 1 сентября 1944 года) был запалом, провоцирующим Миколайчика на ответные действия, которые в итоге и привели к снятию с должности его противника. В приказе Соснковский, в частности, говорил о том, что: "Прошло пять лет с того дня, когда Польша, выслушав благословение британского правительства и получив его гарантии, один на один вступила в борьбу с немецким могуществом [...] Варшава ждет. Не пустых слов похвалы, не выражения признания, не уверений в жалости и сочувствии. Она ждет оружие и амуницию. Она не просит, будто бедный родственник, о крошках с барского стола, но требует средств для борьбы, зная союзнические обязательства и соглашения».

Выступление Главнокомандующего было лишено салонной галантности и дипломатии, отражало состояние глубокого разочарования и полной беспомощности перед лицом тех новостей, что приходили из истекающей кровью Варшавы, которой ни союзники, ни тем более Советы, не спешили прийти на помощь. Реакция союзников на слова Соснковского последовала незамедлительно – они требовали его отставки, а британская пресса не скрывала возмущения "обидными" словами, направленными в адрес союзников воюющей Польши. Премьер правительства Республики Польша Станислав Миколайчик назвал выступление Соснковского "водой на мельницу немецкой пропаганды» и потребовал его отстранения от должности Главнокомандующего.

По мнению историка Мариана Марка Дроздовского генерал Соснковский стал жертвой конфликта между стремившимся к независимости поляками и западными государствами, которые в угоду собственным интересам согласились отдать Польшу в руки Сталина: "Соснковский был отправлен в отставку под давлением не только Сталина, но и западных союзников, за его слова болезненной правды о причинах одинокой борьбы варшавских повстанцев".

Назначение генерала Бура-Коморовского на должность Главнокомандующего 30 сентября 1944, накануне капитуляции Варшавского Восстания, носило, в конечном итоге, чисто формальный характер, т. к. Бур после капитуляции Восстания и до самого окончания войны должен был отправиться в немецкую неволю (в лагерь Кольдиц (Саксония) для опасных и высокопоставленных военнопленных). Соответственно, к исполнению обязанностей Главнокомандующего Коморовский приступил только после того, как прибыл в Лондон - в конце июня 1945 года, и исполнял их до ноября 1946 год. На период его отсутствия обязанности Главнокомандующего временно исполнял генерал Владислав Андерс, крайне неохотно расставшийся со своей должностью после того, как Бур прибыл в Лондон.

Андерс не только нелицеприятно отзывался о профессиональных качествах Бура-Коморовского (отсутствие высшего военного образования, закончена только гимназия(2)), но и самым серьезным образом критиковал его за принятие решения о начале Варшавского Восстания (Андерс требовал отдать Бура под суд). Однако, спор о высшем военном командовании Андерс всё-таки проиграл Коморовскому, и решающим в этом вопросе стало мнение президента Рачкевича, но новый Главнокомандующий - автор поражения Варшавского Восстания - полностью игнорировался британскими властями.

Был прирожденным офицером кавалерии, но без харизмы руководителя

Тадеуш Бур-Коморовский был прирожденным офицером кавалерии, влюбленным в свою профессию, - в лошадей, конный спорт и соревнования(3). Несомненно, он был большим и преданным отчизне патриотом, выдающимся офицером кавалерии и отличным наездником, и, вместе с тем, одновременно - человеком необычной скромности. Но у него не было ни харизмы руководителя, ни соответствующих наклонностей - политических, военных, управленческих - к исполнению высоких государственных должностей. Не оканчивал Коморовский Высшую Военную Школу, его образование ограничивалось гимназией, австрийской школой курсантов, а также несколькими военным курсами. Как пишет историк и участник Варшавского Восстания Ян M. Цехановский: "Головокружительная карьера Коморовского началась на нелегальном положении, в подполье, где просто не было соответствующих условий для проверки уровня квалификации, её отсутствие было покрыто тайной, а громкие псевдонимы мало кому о чем-то говорили (...). В нормальной, регулярной армии и фронтовых условиях военная карьера генерала Тадеуша Бур-Коморовского завершилась бы на командовании кавалерийской бригадой. В то время, как слепой случай, ставший для него подарком судьбы - арест немцами генерала Стефана Грота-Ровецкого(4) - вынес этого линейного офицера кавалерии на должность командующего AK и доверил ему решать судьбы столицы и народа, хотя это трагически выходило за рамки его скромных профессиональных и интеллектуальных возможностей».

О способностях Бура-Коморовского, как руководителя, не самого лучшего мнения был даже его сослуживец, полковник Януш Бокшчанин (подпольный псевдоним "Сук"), утверждавший, что все знания Бура-Коморовского ограничивались "умением командовать полком кавалерии". Похожего мнения был и полковник Юзеф Шостак ("Филипп"): «Бур был честным, порядочным и, вполне даже может быть, храбрым человеком, но не имел абсолютно никаких данных для того, чтоб занимать ту должность, на которую был назначен только благодаря обстоятельствам. Этот милый, хорошо воспитанный и элегантный офицер кавалерии ни по военному образованию, ни по своим воинским талантам не соответствовал уровню командующего Армии Крайовой. Он не был той выдающейся индивидуальностью, которую возносят над его подчиненными характер или какие-то иные достоинства, развивающие его стремление стать руководителем».

Решение президента Рачкевича, вознесшее генерала Бура-Коморовского на высшую военную должность, могло бы показаться обычным курьезом только в отрыве от политических причин (настойчивые рекомендации союзников, Сталина, равно как конфликт между генералом Соснковским и премьером Миколайчиком) и существенных "моральных" мотиваций, которые, естественно, тоже имели место. Бур-Коморовский уже как Главный Комендант (командующий) AK не был соответствующим человеком на соответствующем месте, поэтому его повышение на еще более высокую должность, помимо прочего, должно рассматриваться, как признание необычайной доблести и самопожертвования рядовых варшавских повстанцев, равно как и гражданских жителей Варшавы. Это назначение - своеобразный акт чести, который Президент Республики Польша оказывал воюющей столице, де-факто стал исключительно признанием одного генерала, тогда как почти 20 тыс. бойцов АК и около 200 тыс. жителей Варшавы погибли практически безымянным в ходе 63-дневных кровопролитных, но безнадежных боев.

Примечания переводчика:
1 - Вообще-то душа любого подразделения – его командир. В конце сентября 1939 г., в сражении под Томашувом-Любельским шесть учебных эскадронов кавалерийского училища, которое с октября 1938 г. возглавлял полковник Коморовский, хотя и не смогли прорвать немецкий заслон, преграждающий польским армиям «Краков» и «Люблин» путь на Львов, но по общему мнению, в т. ч. и их противника, показали чудеса храбрости. Даже без сопоставления с другими фактами биографии генерала, уже один этот эпизод позволяет утверждать, что Тадеуш Коморовский был мужественным человеком.

2 - В начале Первой Мировой войны Коморовский, в 1913 г. в числе первых учеников закончивший Львовскую гимназию, был призван в австро-венгерскую армию и направлен в кавалерийское училище, после выпуска из которого (1915 г.) произведен в подпоручики и направлен в Действующую армию. Воевал на Восточном и Итальянском фронтах.

3 - В 1924 г. Коморовский в составе польской спортивной делегации выступал на Олимпиаде в Париже (конный спорт, 24-е место)

4 - Стефан Ровецкий (подпольные псевдонимы Грот, Раконь, Грабица) – Главный Комендант Армии Крайовой (с 14 февраля 1943 г.). 30 июня 1943 г., выданный гестапо предателем, арестован в Варшаве, после чего переправлен в Берлин, где с ним лично встречались Генрих Мюллер, Эрнст Кальтенбруннер, Генрих Гиммлер. После отказа от сотрудничества против Советского Союза (который, кстати, Ровецкий не считал союзником Польши), помещен в концлагерь Заксенхаузен. Расстрелян на следующий день после начала Варшавского Восстания – 2 августа 1944 г. (по другим источникам в период с 02.08 по 07.08.1944 г.)


Статья опубликована в интернет-журнале «Виртуальная Польша» (WP.PL) 30.09.2012 г., автор – Марта Тыхманович (Marta Tychmanowicz)

++++++++++++++++++++++++++++++++++++
На снимке: Почетный пленник. Тадеуш Бур-Коморовский после капитуляции Варшавского восстания. Октябрь 1944 г.


Рецензии
Как не хватало 20 000 офицеров, расстрелянных Сталиным. Жуть.

Миша Леонов-Салехардский   08.02.2015 13:08     Заявить о нарушении
Когда началось формирование 2-ого Польского Корпуса, Андерс писал во все инстанции: отпустите, мол, из лагерей часть офицеров. Ну, хотя бы конкретно - вот этого, этого. Этого.
И на одном совещаний представитель советской стороны ответил ему: "Мы не можем отпустить. Они убежали". А на недоуменный вопрос Андерса: "Как убежали? Куда?!", пояснил - "В Маньчжурию".

Константин Кучер   08.02.2015 14:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.