Игла философии

Если хотите суметь вынести жизнь, готовьтесь к смерти
Зигмунд Фрейд

Что бы мне ни говорили, но суть философии неразрывно связана с вопросами жизни и смерти.

Блуждание в потемках раздражает. Интеллект не помощник, света не дает, лишь сгущает сумерки. Сколько блестящих интеллектуалов подсовывали нам свои виртуозные объяснения мира, однако все – суета и введение в блуд. Хорошо, если промысел божий имеет заботу о судьбе конкретного человека. А то ведь совсем тоска. Бредешь, не ведая, куда и зачем, не видя ничего впереди кроме собственного тлена, пытаясь опереться на волшебный посох, измеряющий пространства человеческих судеб от ангстрема до парсека. Отрезок каждому вымерен не на раз и такими инстанциями, что на пересмотр надеяться не приходится. А как хотелось бы иметь шанс скорректировать дистанцию по своему усмотрению. Никто не мечтает о бесславном конце. Всякий в глубине души надеется на чудесное продолжение бытия после земной смерти. Однако без вмешательства сил небесных чудеса в жизни конкретных людей не происходят. Но что-то мало в последнее время, слишком мало веры в интерес со стороны блистательных ангелов чудес к конкретной персоне и ее переживаниям.

Иногда, под размеренный шаг к собственному разложению, удается забыться на мгновение, погрузившись в грустные размышления о никчемности бытия, но тут же, какая-нибудь заботливая летучая сущность зычно гаркнет над самым ухом:

- Камо грядеши, человечишка? – под ноги смотри, задумчивый, не то шваркнешься носом об асфальт!

И улетит прочь, хлопая крыльями и злобно обзывая тебя обидными словами на всю округу. Как улавливают момент, когда сознание настроено отключиться от мирской суеты и погрузиться в главное - уму непостижимо! Знают химеры, пиявки безмозглые, что брести нам некуда, кроме собственной кончины и стерегут, чтобы не отвлекали ум свой от мазохистского истязания самого себя примитивной целью.

Запуган человек этой целью, удручен прозаическим и неизбежным концом собственной жизни. Вся его философия, в конечном счете, строится вокруг неизбежного распада плоти, сводится к поиску иглы бессмертия, той самой иголочки, которая дает вечность существования, кощеевой иголочки. Есть она в действительности или нет ее – неважно, важна философия смертельной иглы или наука умирать - не умирая, умирать – продолжая жить.

Как примириться со смертью и возможно ли достичь бессмертия – вот главный философский вопрос и сущность самой философии. Сама иголочка философии, которая спрятана в яйце, яйцо в ларце, а ларец сами знаете где.

Жизнь невыносима, если не готов к смерти. Подобное утверждение Зигмунда Фрейда есть всего лишь иная трактовка идей Эпикура о том, что философия - наука умирать. Большинство религий и философских учений находили зерно этой науки в том, что смерти нет, есть лишь иное существование.

Сильные идеи. В последнее время они получают всевозможное фактологическое обоснование. Появилось множество описаний посещения людьми неясного пространства, пространства иной жизни, потустороннего мира. Книги на эту тематику пишутся солидными учеными, врачами и нет оснований не доверять  их личному опыту или свидетельствованию об опыте других.

В основном случаи наблюдения жизни после жизни описывают те, кто побывал в состоянии клинической смерти. Но вот один знакомый рассказал историю. Умирал от рака его друг. Однажды знакомый увидел во сне себя под самым потолком в операционной. Он наблюдал за врачами, склонившимися над распростертым телом друга, слышал их слова, видел, как они отказались от дальнейших попыток спасти угасающую жизнь, запомнил их лица и точно знал, что наблюдал реальность и слышал те слова, которые действительно произносились. Он понимал, что видит все, что видел его друг, разглядывавший свое тело неизвестно чем из-под потолка, ведь глаза-то остались при теле. Чувствовал, что друг жалеет свое тело, но не хочет возвращаться в него из-за сильных повреждений. Знакомый слышал как главный из врачей, колдовавших над телом, сказал:

- «Все, хватит издеваться над ним, стенки сосудов расползаются, ткань распадается, ниткам не за что цепляться».

Врач отошел от операционного стола и снял марлевую повязку. Знакомый увидел рыжебородое молодое лицо хирурга. Разглядел и медсестер и запомнил их сухие фразы.

Затем операционная стала удаляться вниз, уменьшаясь в размерах, словно земля, наблюдаемая из иллюминатора самолета, взмывающего ввысь.

Знакомый проснулся в состоянии шока. Не было ни малейшего сомнения, что он присутствовал при событиях последних минут жизни своего друга  и видел все не глазами, а тем, чем смотрел на все его друг, видел безо всяких искажений, без каких-либо элементов сна, прямо так, как бы присутствовал на месте. Он и понимал, что именно был там, в операционной, под потолком, невидимый никому.

Утром он зашел к матери друга, и она сообщила о смерти сына в операционной.  Знакомый описал ей внешность врача и назвал причину смерти, описал медсестер и слова, которыми ей сообщили о кончине сына. Женщина посмотрела на него  как на сумасшедшего и  смогла лишь прошептать:

- "Все так ".

Знакомый точно знал - он видел то, что наблюдала душа друга, витавшая в операционной над своим погибающим телом.

Не сомневаюсь ни в коей мере в правдивости рассказа, слишком трепетная тема для моего знакомого, чтобы он мог здесь что-то нафантазировать. Да и свидетельница есть.

Может быть мы способны к существованию без тела и без органов чувств, может быть есть в нас и то, чем мы воспринимаем иной мир и наше пребывание в нем, но зачем тогда нам проблема - как смириться с тем, что носит крайне неприятный, пугающий, отвратительный и неизбежный характер. Не логичнее было бы заложить в нас функцию радости перехода в иное состояние?

Все, что связано со смертью проявляется в нашем существовании как нечто пугающее, ужасное. Символ смерти - старушка с косой. Символ этот – наднациональный, он известен всем народам и появился в сознании людей единым в своей жуткой основе. Этот символ, представляющий собой черный балахон с капюшоном на потусторонней сущности с пустотой вместо лица, иногда оскаливающейся гнилым провалом пасти и зыркающий мрачной тьмой пустых глазниц, вброшен человечеству через его бессознательное.

Химера преследует людей в сложных обстоятельствах, когда впереди маячит конец земного пребывания. Облики ее разнятся, но суть одна – ужас!  Жутковатым холодком  и трупным смрадом тянет из ее пространства, как из могильного склепа. Она может приходить во сне, а может – наяву. Когда хотим сказать, что человеку хана, говорим, что над ним старушка с косой зависла. И все, и нет человека. Уж если бледная сущность прицепилась, то это тихий, ползучий, отвратительный конец. Она тащится за своей жертвой до последнего. И когда жертва, обессилев, упадет, химера сидит рядом, жадно и трусливо ежась и оглядываясь по сторонам жуткими, подслеповатыми глазками. Брось в нее камнем, она отпрыгнет, поджав хвост, но не отступится и будет терпеливо ждать своего часа, выползая, как гиена из укрытия, почуяв, что ее никто не видит. Она караулит самое главное, последний вздох, чтобы украсть его и скрыться с ним там, откуда пришла.

Смерть отвратительна даже в преклонном возрасте, когда все чувства испытаны, все знания изведаны и человека окружает мир, который он не узнает. Но возможность смерти от несчастного случая или от болезни в самом молодом возрасте и вовсе угнетает. Как тут скажешь, что это воля Всевышнего? А не скажешь, совсем холодно и тоскливо становится.
Вгрызется зловещая болячка в самое существо человеческое и впрыскивает яд в кровь, дурманя сознание и уничтожая волю к жизни. Воля теплится до последнего, надо сказать, а вот вера перерождается. Вместо веры во всемогущество жизни и во всесилие небесных покровителей приходит вера во всемогущество смерти и ее посланников. Как верить, когда не знаешь с кем, каким образом и чем бороться. Стоит только подумать о неизлечимом характере имеющейся болезни и неизбежно надвигающейся кончине, как вся вера в волшебство этой жизни исчезает и ей на смену приходят оторопь и досада от осознания собственного ничтожества в бессмысленной игре хаоса. Великий психоаналитик, утверждавший, что бессознательное уверено в бессмертии, не выдержал пытки болезнью и сознательно попросил друга ускорить переход в вечность. Шутка ли, мог бы прожить еще лет тридцать. Или столько же, сколько прожил. Узнать потрясающие истины, стать свидетелем чудесных открытий, получить неведомые ранее знания о мире и человеке. И еще более нелепо ощущаешь себя от понимания возможности обнаружения способов лечения смертоносного заболевания в любой момент, может быть даже в час кончины. Успеть бы - и получи еще несколько десятков лет жизни. Когда-то ведь люди умирали от заболеваний, которые сегодня излечиваются одной - двумя инъекциями. Понятно, что все умрут, но от этого не становится легче. Обидно из-за недобранности знаний об этом мире и из-за не достижения высшей фазы своего развития. Нам кажется, мы только начинаем жить в космическом, трансцендентальном понимании бытия и на самом взлете оказываемся пораженным прямо под вздох, под самое сердце нелепой инфекцией, бессмысленными вирусами, которые ничего не созидают в этом мире и движимы двумя тупыми рефлексами: жрать и размножаться. И трудно отыскивать промысел божий в такой ситуации, когда из всех щелей на тебя таращится пустыми глазницами нелепая случайность. Хотелось бы умереть тогда, когда почувствуются исчерпанными возможности к познанию мира, когда исчезнет познавательное любопытство. Этот единственный серьезный стимул к жизни. Нас освобождают от своего присутствия основные человеческие страсти, и остается главная страсть - любопытство: хочется знать, какими станем мы, и каким станет земной мир лет через пятьдесят. Что ж, и через четыреста и пятьсот лет тоже хотелось бы, но это лишь на сегодняшний день, а как мы будем относиться к этому вопросу завтра - неизвестно.

Почему внешнее проявление смерти носит такой отвратительный характер? И почему человек устроен так, что хочет жить вечно? Что бы ни говорили и как бы меня ни разубеждали не нахожу в себе ни тени желания смерти в том виде, какой ее знаю. Больше по душе отражение восходящего солнца в бриллиантовых капельках утренней росы. Сердце замирает в трепетном благоговении перед божественной игрой красок вечернего заката. И действительно хочу, чтобы так было всегда. Понимаю и ощущаю жизнь как наслаждение величием природы. И ум не мешает в такие моменты, он засыпает и не тревожит сердце. Нравится осознавать самого себя и размышлять о своем происхождении и предназначении. Когда же удается вступить в контакт с существами высшего порядка и узнать от них какие-нибудь истины, желанию жить нет предела. Хотелось бы жить, чтобы знать всю историю Земли и человечества. Переполняет жажда знания обо всех мирах и формах жизни во вселенной. Есть желание путешествовать вне границ времени и пространства, имея возможность иногда встречаться с теми, кого знал и любил. Для этого нужны восприятие мира, осознание его и себя, память, воля и любовь к жизни, страсть к неизведанному. Сейчас все это дает физическое тело, материальное воплощение и оно же ограничивает объективными законами существования плоти. Не знаю, ошибусь ли, но кажется, никому из людей не удалось узнать о возможности получить все, о чем я сказал, расставшись с телом.

Хорошо бы еще для ответа на главный вопрос философии знать, что такое человек? Индивидуальное проявление бесконечной субстанции или искусственное образование, созданное трудом миниатюрных проявлений все той же субстанции для осознания ею самое себя и окружающего мира? И есть ли в этом во всем разум и смысл? Скорее всего, есть, но нам не понять этого, поскольку для такого осознания нужен интеллект, способный на космические обобщения. Если человек есть обобщение интеллектов мизерных духовных начал, то с распадом тела он должен исчезнуть так же, как исчезает огонь, когда прогорают дрова. А вот если человек та самая миниатюрная форма проявления всеобщей субстанции, то он не может исчезнуть без следа, он может всего лишь вернуться в лоно своего истинного существования и снова стать всеобщностью. Здесь и кроется загадка вечного существования. Если человек сохранит память о себе в земной жизни и будет иметь доступ к ней, то он - бессмертен и ему не обязательно иметь органическое тело для жизни. Тела будут нужны для следующих воплощений и обретения нового опыта. Однако памяти мало для этого, ведь доступ к ней будет возможен лишь при наличии известных свойств восприятия: видения, слуха, обоняния, вкуса, ощущения и осознания всего этого, то есть разума. А это уже человек без плоти. Возможно такое? Так кем же человек вернется к своим истокам, в свой истинный дом, существом плотским или частным проявлением всеобщей сущности в первозданной своей чистоте и неведении, сущностью без способностей к восприятию, осознанию, чистой потенцией к новому проявлению жизни? И если в таком состоянии есть дух, то он - табула раса. А скорее всего ни духа нет, ни материи, а всего лишь то, что может стать жизнью. И не обязательно на Земле. Наверное, человек - это и форма проявления всеобщей сущности и то, что образовалось в земной жизни, то есть личность, человек разумный, социальная индивидуальность. Первая его составляющая истинна, неизменна и бессмертна, вторая - иллюзорна, изменчива и смертна. Остаются два вопроса. Воспринимает ли человека то, что его создало, осознает ли и куда уходит опыт земной жизни?

Склоняюсь к выводу о том, что человек есть индивидуальное проявление бесконечности.

Больше мне по душе идеи Зигмунда Фрейда о том, что бессознательное наше не сомневается в своем бессмертии. И думаю неспроста такая его убежденность. Ведь бессознательное и есть то самое первоначало наше, в котором мы всесильны и бессмертны.

Уважаю логику Бертрана Рассела, но не разделяю его неверие в бесконечность жизни человеческой. Не хочу разделять, могу же себе позволить...

Потому скажу в завершение.

Присмотрись внимательнее к этому миру и увидишь свое вечное существование в нем. Бессмертие, приходит с пониманием, что сверкающее красотой и ужасом, добром и злом, любовью и ненавистью, ограниченное рождением и смертью явление неотделимо от тебя. И твоя смерть есть всего лишь один из микроскопических актов жизни вселенной. Равно как и рождение. Приходящая и уходящая тень. Все попытки отстраниться от связи со вселенной - иллюзия, самообман. Нельзя выделить себя из самого себя. Бессмертие - катастрофическая вещь, многие из нас это понимают, но все же хотят жить вечно, не объясняя себе - зачем и, собственно, не понимая, что такое вечная жизнь?

Вот же ведь, кольнула в одно место игла философии...


Рецензии
Глен Марсо,он парень видный,нужных лет, весьма солидный...

Евгений Космос   27.12.2014 16:53     Заявить о нарушении
Спасибо, Евгений! Меня так еще никто не характеризовал. С уважением, Глен

Глен Марсо   27.12.2014 19:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.