Тёмочка

          Летний вечер тихо опустился на остывающую от дневного зноя землю. Солнце уже почти зашло за верхушки высоких сосен, растущих сплошной стеной вокруг дачного посёлка, на окраине которого стоит наш дом. Ни один листок на деревьях не шевелится в застывшем летнем воздухе, насыщенном запахами леса. Слышен мерный голос кукушки, долетающий издалека, словно зовущий в тёмную чащу зелёного моря. Ку-ку … ку-ку…
        Я сижу на скамейке возле дома.  На крыльце открывается дверь и выходит Тёмочка – мой двухлетний внук – малыш с большими голубыми глазами, длинными ресницами и светлыми, как соломка, волосами.
      - Бабука!- говорит он, нежно играя голосом,- мамука тебя пать зовёт,- нежное личико его, с круглыми щёчками, улыбается, а глаза сияют нежно и открыто,- Ты мне казку аказесь?
      - Ну конечно, Тёмочка, как обещала. Какую тебе сказку рассказать?
      - Про бабигу.
      - Зачем тебе про бабу ягу? Она злая. Я лучше про красную шапочку.
     - Не, про бабигу – она добая!
    Я опешила. Такого определения никогда в жизни и ни от кого не слышала, что баба Яга добрая.
      - Тёмочка, но баба Яга злая тётя! – ответила я с чувством, но Тёма хлопнул голубыми глазами и серьёзно возразил:
      - Нет,  бабука, яга – добая!
Всё! Не о чем спорить – Тёма прав.
   Слышна речь из радиоприёмника. Это сосед слушает вечерние новости.
   - Это Чё?- спрашивает Темочка, глядя в сторону соседского забора.
Из приёмника женский голос вещает: “Убиты при перестрелке трое террористов...;  отравлены в детском саду сорок детей..;  идут бои в пригородах Бейрута;  стихийное бедствие на восточном побережье Америки унесло несколько сотен жизней…”
   - Это новости по радио,- говорю я Тёмочке. Он хлопает глазищами и задумчиво смотрит  на оранжевый закат солнца.

   Священник, отец Николай, как-то сказал мне в церкви после причастия Тёмочки – чем мы, взрослые, отличаемся от  детей? В главном тем, что дети ничего не знают о своей смертности. Поэтому их мировосприятие исходит из бессмертия. А взрослые – знают, что смертны. И неосознанное ожидание своей кончины коренным образом изменяет отношение к жизни и к самим себе. Но это не относится к истинно верующим людям. Они верят в бессмертие души и в возможность своего спасения.

   Тёмочка явно ничего не знает о смерти. Жизнь светится в его голубых глазах и освещает мне путь. Без этого света мои глаза бы ослепли во мраке повседневных мирских забот.
   - Тёмочка, мальчик мой хороший, пора в кроватку. Идём спать, малыш.
   - Не,- мотает головкой Тёмочка.  Сонечко ещё не пит.
   - Вот и солнышко уже ложиться – видишь, оно опускается за лес.
   - А где его кроватка?- смотрит на меня малыш с любопытством.
   - А вот пойдём наверх – и посмотрим, куда солнышко спать ложиться,- я беру Тёмочку на руки, прикасаясь щекой к его тёпленькой мягкой щёчке, и поднимаюсь по лестнице на второй этаж, в спальню. Мы проходим мимо комнаты Сашеньки, четырёхлетнего брата Тёмочки, и видим, что мама и Сашенька уже спят в обнимку на кровати.
   - Видишь,  душа моя, мама и Сашулька уже спят. И нам пора, счастье моё,- целую я в щёчку Тёмочку и несу его в комнату, где стоит его кроватка. Я пытаюсь его положить в кроватку, но Тёмочка сопротивляется – цепко хватает  меня  за шею и прижимается ко мне.
   - Не, бабука, я пать не буду.
   - Почему, маленький мой, посмотри,- я подхожу к окну,- вон солнышко уже почти легло в свою кроватку. Смотри - птички спят, собачки спят, кошечки спят, жучки спят…
   - И паучки пят,- продолжает Тёмочка…
   - Да, и паучки спят, только Тёмочка ещё не спит,- шепчу я на ушко Тёмочке и страстно целую его в щёчку, в ушко, в волосики на виске, пахнущие детским ароматом, и Тёмочка вдруг шумно и равномерно задышал, головка его опустилась на моё плечо – сон детский, сладкий сон сморил его. Я осторожно укладываю Тёмочку в кроватку и накрываю его одеяльцем. Смотрю на него, затаив невольно дыхание. Птенчик мой маленький, нежный, слабенький ещё, беззащитный. Я крещу его пальцами – боже сохрани и помилуй.
    Я выхожу во двор. Небо обсыпано крупными звёздами. Я поднимаю лицо к тёмной бездне и вдыхаю прохладный воздух полной грудью.
   - Господи, верую, ты есть. Услышь меня.  Прошу Тебя, Господи, спаси и сохрани моих внуков Тёмочку и Сашеньку. Сохрани их от пороков, зла, гордыни, и да не коснётся души их ничто, противное Тебе,- слёзы катятся по моим щекам.
   - Но веру, любовь и надежду на спасение даруй им, и да будут они у Тебя избранными сосудами Духа Святого, и да будет свят и непорочен пред тобой их жизненный путь. Сохрани их от злых тварей, но дай им счастье встретить на своём пути людей добрых, благочестивых. Спаси их от наваждений, от соблазнов и заблуждений, просвети их разум и укрепи дух. Отче наш Истинный, на Тебя Единого уповаю, и молю Тебя, Господи, лишь о спасении моих возлюбленных внуков – Тёмочки и Сашеньки.  Да будет воля  твоя Святая. Спаси и сохрани. Спаси и сохрани. Спаси и сохрани...
   Текут слёзы по щекам моим, жгучие, едкие.  Ночная Бездна мигает миллиардами  звёзд и молчит, молчит. Ответила лишь кукушка, издав  утомлённым голосом последнее:  ку-ку, ку-ку, ку-ку…
Звук разнёсся над ночной землёй и развеялся в бесконечности вместе с моей печалью…


Рецензии
Валерий, Ваш рассказ "Тёмочка" - выше всех похвал!!! Читала вчера на ночь глядя, а сегодня проснулась и сразу вс помнила.

С уважением,

Галина Фан Бонн-Дригайло   16.09.2019 09:11     Заявить о нарушении
Это самая высокая оценка, когда просто слова и буквы оставляют впечатление! Благодарю, Галина!

Валерий Могильницкий   16.09.2019 11:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 156 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.