Я б памятник себе воздвиг...

Лет в 14 я решил, что стану поэтом.
Благо, повод был прекрасный: "Она влюбилась"... В смысле я...
Я лихо взял бумагу, и написал:
"Сон ли это или бред?
Как удар от грома.
Много ждал тебя я лет,
Дорогая Тома"!
Я решил, что этого достаточно, и написал Томе этот стих в записочке.
Тома зарделась, и через пару дней я нашел у себя в портфеле записочку:
"Я тебя люблю"...
Вот, тут меня перемкнуло, и что делать дальше я не знал.
Поскольку я был хороший мальчик, я рассказал папе, что, вот, так случилось...
Папа серьезно спросил:
- Это была шутка?
- Нет, ответил я.
- Ну, тогда так: стихи никогда больше не пиши. Ни-ког-да!
А вот, шутить я разрешаю тебе, но только с восемнадцати лет...
Так плачевно закончилась моя поэтическая биография.
Правда, когда мне исполнилось восемнадцать, и можно уже было шутить, я вспоминал этот стишок.
Но уже не писал новый (это папа запретил), а актуализировал этот...
"Сон ли это или бред?
Как удар от боли.
Много ждал тебя я лет,
Дорогая Оля"!
Результат был такой же, как тогда, в 14... Но теперь я уже знал, что с этим делать...
Пока не доигрался...
"Сон ли это или бред?
Как удар набата.
Много ждал тебя я лет,
Дорогая Ната"!
С тех пор моё вдохновение замкнулось...

Мой шурин, когда мне исполнилось сорок лет, написал мне поздравительный стишок:
"Он прихотям не раб.
Охочь он до калыб!
Ловить он любит рыб,
А жарить... любит баб"...
Пользуясь методом преемственности поэзии, к моему шестидесятилетию он,
не напрягаясь, сочинил издевательский ремейк:
"Он прихотям не раб
Охочь он до калыб
Он ловит часто баб,
Но жарит только рыб"...


Рецензии