Голубые васильки. Часть 13

POV Миша

Дожди омывали дома и пестрые деревья в осенних нарядах. Школьная кутерьма перестала раздражать, и я снова влился в процесс, как говорят, тяжело жить только первые пятьдесят лет, потом – привыкаешь. Так и у педагогов. После раздолбайского лета еще три месяца вливаешься в работу, потом просто по-тихому гребешь до зимних каникул, и еще остается пережить всего-то второй семестр, а там – вот оно, здравствуй, лето!

Вот и сейчас, глядя в замызганное от косого дождя окно школьного вестибюля и ощущая привыкание к работе и полный анабиоз к пофигизму учеников, я ожидал своего Ромку.

В кармане завибрировал телефон, и я тут же его выхватил.

- Да, Ром! Я уже одет и стою на выходе, - начал отчитываться я. – Не вижу! Ты где? Нет тебя! Я уже нос расплющил о стекло, так выглядываю! Где-где? О! Хорошо, я с зонтом и могу подбежать. Да, уже лечу! Вернее – гребу. Жди.

Выйдя из дверей школы и выстрелив автоматической застежкой синего клетчатого зонта, я вышел во двор. Неугомонные ученики даже в такую промозглую погоду шастали по двору, и каждые тридцать секунд мне приходилось останавливаться, чтобы ответить на их вопросы или поздороваться с кем-то из коллег.

- Здрасьте, Михал Михалыч! А когда в следующий раз у нас планетарий?

- Здравствуй, Курочкин, - отвечаю пацану в ярко-красной куртке с капюшоном. – А ты опять хочешь жвачку на телескоп приклеить?

- Не, он решил глобус Марса перочинным ножиком кольнуть и проверить, есть ли жизнь на Марсе, - засмеялся второй, замотанный длинным шарфом и в спортивной шапочке.

- А тебя, Рыськин, вообще нельзя пускать в заведения, где есть хоть что-то, не привинченное к полу!

- Михал Михалыч! Да я же не специально, - начал громко оправдываться второй мальчуган. – Они сами падают, может у меня эти – пральноненормальные способности. Вот! Или может я вообще – телепут!

- Ага, - заржал первый, - телепузик!

- Так, способности – паранормальные, а люди – телепаты, но к тебе это не относится. Предметы двигают при помощи телекинеза, а не бестолковой головы и беспокойных рук. А ты, Рыськин, телепат только в том смысле, что телепаешь языком.

В это момент снова зазвонил телефон, я выхватил его из внутреннего кармана и ткнул в зеленую кнопочку.

- Да, Ром. Уже бегу, тут ученики меня… - не успел я договорить, как услышал сигнал машины. Это был он. – Да, не могут, - заулыбался я и чуть махнул зонтиком по направлению к машине.

- Михал Михалыч, а контрольную по физике можно чем-нибудь заменить, - две школьницы с модными сумками через плечо, куда могли поместиться только косметичка и сто долларов, остановились возле меня.

- Можно, девочки, - ответил я. – Экзаменом.

- Ну, мы не про это, - начала вторая и тут же захихикала. – Ну, может что-то нужно для кабинета физики сделать или вам лично помочь.

- Ага, помогите мне, - обнадеживающе начал я, и девочки просияли. – Сделайте так, чтобы …

- Мих Михыч, здорова, - встрял в разговор наш физрук Дудкин. – Что, девульки не дают прохода?

- Приветствую, коллега, - смутившись вечному панибратству, я протянул руку и тут же скривился от мощного захвата. – Рабочие вопросы решаем.

- Так, фицы-дрицы! Быстро по домам, уроки уже закончились, - обратился он к школьницам и добавил: - А то снова мне нормы ГТО не сможете сдавать, потому что сопли-кашли.

- Но мы… - начали было ученицы, но физрук тут же их перебил. Было ощущение, что, если бы у него в кармане оказался свисток, он бы обязательно набрал в грудь побольше воздуха и дунул что есть мочи.

- Я кому сказал, бегом-марш? А то на танцполе в клубе, небось, все нормативы сдаете, а как урок физкультуры, так все инвалиды!

Девочки захихикали, быстро попрощались и побежали, прикрываясь одним зонтиком на двоих. Физрук повернулся ко мне и заулыбался.

- Ну, чё, Мих Михыч, спас я тебя от нимфеток? – загоготав, он протянул руку и увесисто потрепал меня по плечу.

Я тут же чуть отклонился от веса руки и наклонил зонт, чтобы Рома не видел из машины дружеские похлопывания этого детины.

- Угу, спасибо, Григорий Василич. Я пойду, меня машина ждет, - и тут же сделал шаг в сторону авто Романа.

- Шикарно живешь, Менделеев! На учительскую зарплату такой «мерсюк» с шофером иметь, - кинул вслед физрук, но я, ничего не ответив, ускорил шаг.

Прибежав к шикарному авто Ромы, я открыл дверцу, сложил зонт и тут же юркнул в теплый салон.

- И что это за Конан-варвар? – сухо спросил Рома, и я понял, что не ускользнули от него похлопывания и дурацкая лыба физрука.

- Ромочка, это коллега, - начал вдохновенно я и тут же своими влажными ладошками схватил руку моего любимого и прижал к мокрой груди. – Просто он мне про педсовет сказал и от учеников спас.

- Мдя, ты у меня нарасхват, - чуть смягчился Рома и улыбнулся.

- Да ну что ты! Просто рабочие моменты, а так – я весь твой, - часто заморгав глазами, чтоб мои ресницы затрепетали, как крылья бабочки, я широко улыбнулся.

- Ну что, василек, соскучился по ромашке?

Рома сжал мою руку, и я, как мои ученики у доски, стыдливо потупил глаза. До сих пор смущаюсь его игривых проявлений вне дома.

- Ромчик, - начал я водить пальцем по его раскрытой ладони. – Ты же знаешь, что я всегда скучаю по тебе.

- Не верю, - улыбнулся мой обожаемый мужчина и прищурил глаза, хитро рассматривая меня из-под опущенных ресниц.

Я густо покраснел и от смущения вытянул губы дудочкой, чтобы они не расползлись в предательской улыбке. Не сложно было догадаться, каких именно доказательств хотел Рома, ведь за те три месяца, прожитые вместе, я довольно хорошо научился понимать все его намеки. Зардевшись аки маков цвет, я неспешно потянул его раскрытую ладонь к своему паху и прижал к своему напряженному холмику. Прикрыв глаза и откинув голову на подголовник, я с шумом выдохнул и чуть сжал его руку ногами.

- Какой же ты у меня чувственный, Малыш, - промурлыкал Рома и пошевелил пальцами, отчего я тихонько охнул. – Но нам пора ехать. Мы должны попасть еще в одно место сегодня.

- Мы разве не домой? – я тут же перестал мысленно бороздить просторы галактики и вернулся на зеленую планету. – Я думал, что ты освободился пораньше, чтобы мы еще засветло начали пятничную программу. Ведь впереди два выходных, и мы хотели до понедельника не вылезать из дома.

- Так и будет, мы проведем эти выходные вдвоем, - Рома убрал свою руку и переместил ее на мое колено. – Но я хочу, чтобы мы сегодня заехали еще кое-куда, а потом я могу посвятить все дни только тебе.

- Хорошо, - покорно мотнул я головой, и Рома, заведя двигатель, стартанул, разбрызгивая лужи.

Через полчаса мы уже сидели в ресторане «Ажур», и я в замешательстве вертел головой по сторонам. Со дня нашего знакомства мы здесь и не были, единственным отличием от того августовского дня  было присутствие большего количества народу, несмотря на пять часов вечера, звуки живой музыки, снующие официанты и сияющий Роман. Я тоже довольно ощутимо изменился с тех пор. Вместо наглаженных заботливой мамочкой джинсов и пижонской рубахи с застиранным воротником на мне был стильный брендовый костюм, щегольские туфли, и я не был так перепуган, как в тот первый день. Рома меня очень баловал, и наряжал как заправского модника. Теперь на моем запястье красовалась стильная механика от  «Orient» вместо совдеповского «Луча», а мои волосы были выстрижены в аккуратную асимметрию, вместо маминого творчества старыми ножницами «открытые ушки - закрытая шейка». Да и ощущал я себя в такого рода помпезных заведениях уже по-свойски. Рома часто меня возил в клубы-бары-рестораны, и я понял, что есть что-то более интересное, чем поездка с мамой в желудочно-кишечный санаторий под Киевом на двадцать один день или поход в кинотеатр «Факел», опять же с мамой и ее подружкой, на очередную мелодраму. Культурная программа молодого человека, которым я наконец-то себя почувствовал, может быть очень разнообразной: совместные поездки с Ромиными друзьями за город на шашлыки, а не на дачу – окучивать картошку; можно ездить по магазинам для удовольствия и возвращаться с ворохом пакетов ненужных, но таких приятных мелочей, а не трястись в троллейбусе до центрального рынка, откуда тоже прешь кучу сеток, но в них почему-то нагружены баклажаны, туалетная бумага и китайские тапочки для мамы.

На все мои вопросы Рома отвечал односложно и постоянно хитро улыбался. Заказав ужин, он молча ткнул пальцем в винную карту, официант тут же поклонился и удалился.

- Ром, мы что - выпивать будем? – чуть настороженно спросил я.

- Немного терпения, Малыш, - он накрыл своей ладонью мою руку и чуть прижал ее к столу. – Ты сейчас все узнаешь.

Я бы продолжил опрос и выпытал бы у Романа все эти тайны Мадридского двора, поскольку не мог удержаться от соблазна узнать что-то секретное, но за моей спиной раздалось покашливание, и в зоне нашего столика возник Марк.

- Добрый вечер, мои славные друзья! – тихим и очень уютным голосом поздоровался наш «Санта Клаус»

- Марк, здорово, дружище, - Рома привстал, здороваясь с другом и тут же указывая на место у стола.

- Привет, Марк, - кивнул я головой и улыбнулся этому симпатяге.

За время нашего знакомства я хорошо сдружился с ним. Нередко я мог поговорить с ним по душам о том, что меня тревожило. Но, в конечном счете, Марк всегда так преподносил любую ситуацию, что я облегченно вздыхал и думал, отчего же у меня раньше не было такого старшего товарища?

- Ну, раз все в сборе, можем начинать, - потерев руки, объявил Рома.

- Ты вызвал меня к вам, чтобы вместе поужинать? – удивился Марк. – Я, конечно не против нашего общения и хорошего вечера, но ты, Романыч, отменил мою встречу с поставщиком и сказал, что это очень важно.

- Секунду, друзья мои, - заулыбался Рома и, подняв вверх руку, дал знак официанту.

Тут же нам принесли серебристое ведерко со льдом, откуда нагло выглядывала бутылка с явно дорогим шампанским. Рома сразу же отправил назад официанта и сам принялся откупоривать. Мы оба молчали и следили за происходящим. Как только Рома справился с пробкой, он тут же разлил по фужерам искристый напиток и опустил бутылку обратно в лед.

- Дорогие мои, - начал Рома, и первый поднял фужер. – Любимые мои.

Мы с Марком тоже подняли игристое вино и замерли в ожидании речи. Догадаться было просто невозможно. Одно тешило: судя по помпезности и широкой улыбки Романа, он хотел сообщить какую-то радостную новость.

- Дорогой мой друг Марк, - начал Роман. – Я уже не раз тебе говорил о том, что ты замечательный человек, и я очень ценю тебя как старшего товарища. Ты не раз меня выручал, не раз поддерживал, и я всегда мог на тебя положиться в сложную минуту.

- Ну… да, - несмело подтвердил Марк и оперся локтем о стол. – Но ведь ты не для этого меня сюда позвал? Ведь это все ты мог сказать и по телефону. И совсем незачем для этого тратиться на Моет Шандон.

- Это еще не все, Марк, - Рома набрал в грудь воздух и продолжил. – Я хотел тебя поблагодарить за… - он протянул через стол руку и взял мои пальцы в свои ладони, - За моего Малыша.

- Ах, вон оно что, - заулыбался Марк и, расслабившись, откинулся о спинку стула.

- Да, ты нас не просто познакомил, а подарил мне уверенность и надежду. Только сейчас, когда я каждый день проживаю как в цветном сне, я понял, что без тебя всего этого могло бы и не быть.

- Да ладно, дружище, - тихонько засмеялся Марк. – Ты же знаешь, что ты для меня как брат. Или даже как сын. Так что я с удовольствием наблюдаю за вами, и сам неподдельно счастлив от того, что вижу. Да и Мишенька стал для меня очень родным. Так что я очень рад за вас обоих.

- Спасибо, Марк, - Рома кивнул головой и посмотрел на меня. – Миша, - начал он и тут же чуть поправился. - Мишенька, милый мой Малыш. Я хочу и тебя поблагодарить.

- Ром, за что меня благодарить? – я немного не понимал всего этого действа, и мне показалось, что Рома сейчас произносит благодарственные речи неспроста. Он как будто прощается и не хочет, чтобы напоследок мы думали о нем плохо. Я почувствовал себя как-то неважно и поставил фужер на стол.

- Миша, что с тобой, тебе нехорошо? – забеспокоился Марк и тоже опустил фужер на столешницу.

- Нет-нет, просто устал немного, - сказал я и изобразил улыбку на лице.

- Сейчас, - пробормотал Роман и тоже поставил шампанское. Затем он встал и обе руки запустил в карманы брюк, через секунду, достав что-то из правого кармана и протянув руку ко мне, раскрыл ладонь. – Вот.

- Что это? - дрожащим голосом спросил я и немеющими пальцами взял коробочку из рук Романа.

- Открой, - тихо проговорил он, шумно выдохнул и опустился на стул.

Я, как ребенок на американских горках, с бешеным сердцебиением, вспотевшими ладонями и подрагивающими губами открыл синюю бархатную коробочку. Внутри, на белоснежной подушечке лежал перстень с необычайно чистым камнем голубого цвета.

- Миша, - хрипловатым голосом начал Роман. – Ты так внезапно появился в моей жизни, что я до сих пор не верю, что ты реальный и в один день не исчезнешь так же неожиданно. Я очень тобой дорожу, и каждый день стараюсь тебе доказывать свою любовь. Ты вернул мне утраченное счастье, и я хочу, чтобы ты со мной оставался как можно дольше. А этот маленький презент пусть будет символом моей к тебе любви, - протянув руку, Рома достал из коробочки в моих руках перстень и надел его на мой палец.

- Ну, вы даете, друзья, - после паузы выдохнул Марк.  – Я прям, как будто на помолвке побывал. Поздравляю вас и я действительно за вас очень рад.

Не зная что сказать на это, я просто молчал, из моих глаз потекли слезы.

- Мишенька, ну что ты, я же люблю тебя и хочу, чтобы мы всегда были вместе, - Рома сжал мою руку и заглянул в мои влажные глаза. – Я тебя расстроил?

- Нет, Ром! Я просто не думал, что ты захочешь быть со мной всегда, - я, заикаясь и иногда икая, продолжил: - Я тоже тебя очень люблю, но не смел надеяться, что такой мужчина как ты, захочет связать со мной жизнь. Я благодарил тихонько Бога за каждую минуту, проведенную с тобой. Для меня сегодня самый счастливый день, и я очень  тебе благодарен за то, что ты делаешь меня счастливым.

Мы протянули свои руки через стол и крепко сжали ладони друг друга. Марк довольно засмеялся и похлопал нас по плечам.

- Будьте счастливы, дети мои! – подхватив фужер, он поднял его высоко вверх. – Теперь уж точно нужно выпить!

- Рома, а голубой камень, это потому что… - начал я и замолчал. Улыбнувшись, я опустил голову.

- Да. - Отпустив одну мою руку и взяв шампанское, Рома прищурил один глаз и хитро добавил: - Голубые васильки…

Мы все дружно рассмеялись, так как про «мистические» васильки знал и лучший наш друг Марк. Потом мы выпили за любовь, за крепкую дружбу и за настоящих друзей. Весь вечер пролетел как один миг, но мы не раз еще вспоминали первую нашу встречу с Марком в сексшопе, мою неловкость и его деликатность. Потом мы с неким игривым стеснением вспомнили первую поездку на дачу и грибочки. С особым удовольствием Рома делился впечатлениями о моей тату, когда я был застигнут в интересной позиции в одном из клубов города. Мы сидели здесь, в алькове хорошего ресторана, наслаждались легким ужином и прекрасным вином, дивными воспоминаниями и положительными эмоциями, и я вдруг понял, что жизнь в тридцать с хвостиком может только начаться. И даже если этот хвост длинною в десяток-другой лет, никогда не поздно встретить свою судьбу. Ведь если твоя звезда на небосклоне зажглась, ее обязательно кто-нибудь увидит. Иначе просто быть не может. Все подчиняется физическим и общечеловеческим законам. Уж поверьте хорошему физику и счастливому человеку!


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.