Творчество Светланы Копыловой

Об овцах, котах и не только (творчество Светланы Копыловой)

Не так давно случилось мне проезжать мимо Ростова на машине. Пик лета, палящее солнце, донские плавни в мареве… Эта непередаваемая южнорусская красота завораживает, мысли «воспаряют» и водитель невольно отвлекается от оживлённой дороги. Так было и со мной. Чтобы немного «приземлиться», я нажал на приёмнике кнопку автонастройки и наткнулся на радиостанцию «Маяк». Ведущий Сергей Стиллавин и его коллеги веселились в прямом эфире. Я стал прислушиваться к теме их беседы, и вскоре мне тоже стало весело. Они цитировали фрагменты опуса, как мне показалось, деревенского графомана и хохотали:

 

…И ты выйдешь во двор помахать своей вязаной варежкой,

И слезу не уронишь… откуда в тебе столько сил?

 

Но внезапно тебя от меня отсечёт угол дома,

До занозы знакомый – там мама меня родила…

 

Я тоже помню, посмеялся, представив внезапное отсечение углом дома и помахивание варежкой. А ещё подумал (слушал-то не с начала), что графоман прислал на радиостанцию свои черновики. Ну и сказали бы ему ребята наедине, что мол, не позорься, работай, совершенствуйся и всё такое, что обычно в таких случаях говорится. Зачем, думаю, на всю страну-то высмеивать очередного бездаря, неужели им его не жалко? Слушаю дальше, ребята декламируют:

 

Собачий грозный лай сошёл на бормотанье

И высох на корню.

 

Взрыв хохота в эфире. Я попробовал представить картинку, написанную графоманом, и тоже рассмеялся. И, вспомнив Заболоцкого, его «Бормотанье сверчка и ребёнка в совершенстве писатель постиг», подумал, что цитируемый автор вряд ли знает, что такое бормотанье. Затем декламировались и другие смешные строки. А немногим позже ведущие включили в эфире песню, которую этот самый автор исполнял сам, под свою же гитару. Песня носила пафосный характер, была наполнена корявыми образами и исполнялась на языке пэтэушника. Вот только женский голос исполнительницы показался мне уж очень знакомым. Стиллавин потом открыл, что автором всей этой нелепицы является православная поэтесса Светлана Копылова.

Светлана Копылова… Я ведь помню это имя. В разгар перестройки она — молодая в ту пору актриса — украшала собой советский, а после и российский экраны. Не я один был влюблён в её киногероинь. Роли Светланы в фильмах «Меня зовут Арлекино» и «Время танцора» просто незабываемы. Эти роли сделали Копылову настоящей народной любимицей. Тогда, в машине, помню, подумалось, что вряд ли после кино-триумфа, пусть и давнего, артистка стала бы унижать себя, выступая с бездарными виршами. Наверняка это какая-нибудь однофамилица. Я на это надеялся.

Не тут-то было!

Я отнюдь не эксперт в области киноискусства и поэтому здесь могу оперировать лишь категориями «нравится — не нравится». Её работы в кино мне нравятся. Очень. И, спрашивая себя, что именно прельщает меня в её актёрстве, я нахожу самый очевидный ответ: простота. Когда она изображала обычных земных женщин, кажется, что ей и играть-то не приходилось. Не приходилось подделывать врождённый зауральский говорок, и её простецкая героиня звучала естественно. Не приходилось искусственно обогащать лексику своего персонажа, и её неучёная героиня снова выигрывала. Будто актриса просто жила в кадре, не играла, а делала всё как у Беляевского кинорежиссёра Тонио Престо. И вот теперь, после описанной рекламы на «Маяке» я разыскал в сети её персональный сайт, чтобы открыть для себя Копылову-поэтессу...

Да уж, образы, которые авторша генерирует если и художественны, то как-то своеобразно художественны. В её поэтическом саду не «встретит огнегривый лев» или «вол, исполненный очей». Там дела обстоят иначе: «…похрапывал пастух, вокруг лежали овцы, как плотная стена». Стена, кладка из овец... лежачая. Весьма оригинально. Логично ведь воскликнуть в час народной беды: "Братья! Полежим стеной за Родину!" ...Горний мир тоже выписан своеобразно: «…увидел над собой сто ангелов лучистых, в крылах – лебяжий пух». Тоже эксцентрично. Но я благодарен поэтессе Копыловой хотя бы за то, что для соединения ангелов с орнитологией она выбрала лебяжий пух, а не перья, скажем, павлина.

Вообще Светлана Вадимовна для создания образов часто прибегает к помощи фауны. И хотя «золотой орёл небесный, чей так светел взор незабываемый» всё время пролетает мимо, глазу читателя есть за что зацепиться. Чего стоит это:

 

В одном дворе, уже который год

Жил одноглазый и безухий кот,

К тому же, у него был сломан хвост

И лапа – от бедра наперекос…

 

Доктор Франкенштейн повержен! Но автор ставит перед собой не эту задачу и продолжает:

 

Особенно тот кот детей любил –

Стремглав бежал к ним, радостно вопил…

И на руки его кто если брал, -

Он блузку или пуговку сосал.

 

Я представил себе эту картину. Оторопел.  Затем кота-монстра растерзали собаки, таков сюжет. Но данный образец творчества требует особого внимания и я привожу следующие его фрагменты:

 

…Бесстрашно подбежав, девчушка та
Схватила полумёртвого кота:

Он задыхался, он едва дышал,

И морду след слезы пересекал.

Она бегом несла его домой,

Ведь кот ещё, почти что, был живой,

А кот пытался в этот миг мурчать

И даже её пуговку сосать.

 

Он умер у девчушки на руках…

Глаз золотой смотрел на облака…

И долго у подъезда своего

Она сидела, глядя на него.

И состраданье вмиг открыло  ей -

И сделало девчушку ту добрей, -

Что за уродством даже у котов

Бывает беспредельная любовь.

 

До меня не сразу дошло — Светлана хотела в который раз поведать миру о том, что широкая любящая душа иногда бывает заключена в ущербное тело. Многие авторы об этом писали и делали это мастерски. Достаточно вспомнить хрестоматийные «Аленький цветочек» Аксакова, «Юшку» Платонова или «Некрасивую девочку» Заболоцкого. К чему, думаю, было обезображивать прекрасную мысль? Или я чего-то не понял, не дорос?..

…У меня есть такая черта характера: если я вижу перед собой то, что не в силах понять, то обращаюсь за разъяснением к экспертам или дохожу до понимания опытным путём. Так было и в случае с текстом Светланы Вадимовны «Про кота». Сначала на уроке в воскресной школе я провёл такой эксперимент: десятилетним детям я задумал прочесть «Про кота» Копыловой. Целью эксперимента было для меня выяснить, назовут ли дети сами это творение православным, духовным и вообще произведением искусства, если их заранее в этом не убедить. Начал читать не голосом экзальтированного шизофреника, а обычным, своим, с обычной житейской интонацией. К сожалению меня ждала неудача: дети так и не дали мне дочитать. Класс расхохотался и урок был сорван. Может быть дети тоже, как и я, не доросли до понимания… этого? И я не успокоился, пошёл иным путём — показал текст «Про кота» одному талантливому и знаменитому московскому поэту (его громкое имя оставлю в тайне). Он прочёл и спросил: «Что это за дрянь?» Я ответил, что это православное творчество. Он сделал короткий и печальный для меня вывод, привожу его резолюцию дословно: «У дебилов своя литература». Эксперимент окончен. Вывод страшен. Кому-то надо было выставить православных дебилами, орудием была выбрана замечательная актриса Светлана Вадимовна Копылова.

Итак, знаменитые радиожурналисты, бесхитростные воцерковлённые дети, и профессиональный литератор сошлись в одном: ни к православию, ни ко стихам творения Светланы Вадимовны не относятся.

Интересно, а какая корысть была Копыловой так хитренько унижать нас - православных - в глазах настоящих книголюбов? Здесь всё просто, как репа: когда я в очередной раз вышел на её персональный сайт, всё стало яснее ясного. Знаете, какой раздел стоит самым первым у этого, как она о себе говорит, православного автора? Посмотрите и удивитесь: «Звания и награды»! Ни больше, ни меньше! Вот, оказывается, зачем она заварила эту псевдопоэтическую кашу. Слава Давида не давала покоя! Как всё оказалось банально.

Вопрос, кто предоставил «православную трибуну» подобному посрамителю всех православных тоже быстро разрешился, достаточно было на том же сайте Светланы Вадимовны прочесть слова её представлявшие: «…Меня удивляет богатство языкового мышления автора, смелость и свежесть её рифм, тонкое чувство родной речи, в которой органично сливаются в одно русло и церковно-славянская лексика, и простое, ничем не прикрашенное народное слово…» Авторство приписано протоиерею Артемию Владимирову — члену Союза писателей. Если это и правда дело рук священника и писателя, то… Батюшки мои, да зачем же обманывать людей-то?! Где там чувство речи? «след слезы пересекал» — это? Какое там богатство языкового мышления!? «он задыхался, он едва дышал»? Свежесть рифм это «мурчать-сосать»??? Вы подумайте, для каких целей подобное «творчество» всё время норовит спрятаться за спину священника! Известно ведь, что сказанное священником с амвона воспринимается, как неоспоримое. Вот и лезут за спины духовенства все, кого туда и близко нельзя подпускать, прячутся за именами и благословениями иерархов и несут в умы прихожан из-за их спин всякую ахинею, чтобы православных же и компрометировать.

К счастью журналисты «Маяка» помню, оказались грамотнее и мудрее отдельных представителей Церкви. Они догадались не привязывать предмет посмешища к Православию. В завершение той передачи прозвучала мысль, что бездари около Церкви греют руки. «Куда только смотрит духовенство?» И я с их мыслью полностью согласился. Действительно, куда?

Я не против того, чтобы люди, да хоть бы и все без исключения, занимались творчеством. Это развивает. Недаром практически при каждой районной библиотеке в России существуют поэтические клубы, при домах культуры — студии живописи и хоры ветеранов. Но любого пишущего, рисующего или поющего автора, желающего публиковаться или выступать, подстерегает одна чудовищная опасность: его однажды могут прочесть или услышать, как в описанном случае. А значит – увидеть его внутренний мир и сделать адекватные выводы. Недаром же в народе говорится: «Промолчи, за умного сойдёшь». Но ответственность автора возрастает в разы, если его творчество грязным пятном падает на всех православных.
2012


Рецензии
Спаси вас Господь, Батюшка!
Даже не знаю, что и сказать. Может, имея тонкое языковое чутье, я бы и почувствовала все то, о чем вы говорите, но лично мне сочинения Светланы Вадимовны дали гораздо больше, чем просто каскад образов. Может она и бездарь, но мое сердце плакало над строками о коте. Что делать, я одна из тех бездарностей, которая за песней текста почти не видит, но мне слышнее смысл в словах, потому что я песню слушаю не как литературовед, а как обычный человек.
Я не пытаюсь перед вами защитить ее, но мне неприятно, когда пытаются на голос сердца, на простой порыв души смотреть только глазами литературных критиков. Я сама попала под подобный удар, и знаю, как себя чувствует человек, которого обвиняют в том, что он сунул свой нос не туда, куда надо.
Лично мне, песни Светланы Вадимовны давали пищу для размышлений куда более добрую, чем многие литературно одаренные православные автор.
Простите меня, ради Христа, но мне тяжко становится, когда простое и доброе слово, которое делает больше, чем художественное, пытаются высмеять.
С уважением к вам, Виктория

Виктория Луч   07.02.2016 03:00     Заявить о нарушении
Я не против того, чтобы люди, да хоть бы и все без исключения, занимались творчеством. Это развивает. Недаром практически при каждой районной библиотеке в России существуют поэтические клубы, при домах культуры — студии живописи и хоры ветеранов. Но любого пишущего, рисующего или поющего автора, желающего публиковаться или выступать, подстерегает одна чудовищная опасность: его однажды могут прочесть или услышать, как в описанном случае. А значит – увидеть его внутренний мир и сделать адекватные выводы. Недаром же в народе говорится: «Промолчи, за умного сойдёшь». Но ответственность автора возрастает в разы, если его творчество грязным пятном падает на всех православных.

Протоиерей Алексий Лисняк   08.02.2016 12:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.