Билеты на Спивакова

Дарья и Марина были «не разлей вода» с самой школы, сначала они учились вместе в обычной десятилетке в своём районе, потом закончив 8 классов, поступили в школу и углубленным изучением математики, да так и просидели вместе за первой партой 2 года. Марина, с копной чёрных непослушных волос, глубоко и близкопосаженными глазами была гадким утёнком. Немного сутулилась и прищуривала свои близорукие глаза, старалась вести себя незаметно и тихо. Дашка активная, своеобразная, первая в учёбе и во внешкольных делах, тянула за уши Маринку, объясняла, подсказывала, подталкивала. Так они и закончили 10 классов. Умница с золотой медалью, утёнок с серебряной.

Дальше их пути разошлись. Дарья поехала покорять Москву, МФТИ, прошла конкурсный отбор и слала черноволосой Маринке восторженные письма о столице. О музеях, театрах, знакомствах, преподавателях. Капица читал у неё общую физику – это ли не счастье?

Марина тоже поступила, как посоветовала мама, на бухгалтера-экономиста в институт, жила с родителями, училась и ждала писем от подруги. Нельзя сказать, что жизнь была совсем уж серой, но, глядя в зеркало, девушка понимала, что с её внешностью да ещё на чисто женском факультете, где ребят раз - два и обчёлся, и довольно замкнутом образе существования шансов найти свою судьбу ноль целых ноль десятых. Да ещё мама подливала масла в огонь, постоянно причитая, мол, в кого ж ты такая у меня уродилась, нескладёха подслеповатая, да зубки кривенькие, да ножки не ровненьки-и-и, а в волосах любой гребень ломается, жёсткие, непослушные.

Как-то незаметно 5 лет студенческих прошло, распался СССР, родители потеряли старую работу в институте, потом устроились на новую, в кооператив. Дарья за это время успела замуж выйти, да с мужем в Америку уехать, ему там работу предложили. Письма теперь стали приходить реже. Зато с заокеанскими фото и рассказами об их нравах. У Марины случались романы, краткосрочные, на одно два свидания, дальше дело не шло, зато пошла в гору карьера. Каким-то чудом она сразу из ВУЗа попала в Центробанк, конечно на самую мелкую должность, зато со стабильной зарплатой, потом начала выполнять более сложные задачи, быстро продвигалась вперёд. Жить дальше с родителями стало невмоготу, сняла жильё, хотя мама привычно стонала про экономию. Надежда на устройство личной жизни вновь стала крепнуть, к тому же путём посещения визажиста и парикмахера, а так же определённым усилиям по исправлению прикуса и нивелирования фигурных погрешностей с помощью правильно подобранного гардероба, удалось привести внешность в надлежащий вид.

Тот любимый и единственный всё не появлялся на горизонте, по советам подруг много посещала музеи выставки и концертные премьеры – без толку. Карьера только радовала. Уже совсем близко было место начальника отдела, но вдруг главу Центробанка сняли за якобы махинации, стали всех, кто был рядом в радиусе километра водить на допросы, заставляли подписывать какие-то документы. Марина упёрлась, она ничего такого не знает, ни в чём не участвовала и не собирается клеветать на босса. «Тогда сядешь рядом», - грозились в ГБ. Испугалась.

В это время пришло письмо от Дашки: «Приезжай, есть работа для тебя, в местном отделении банка берут с посредственным знанием английского операциониста. Ничего, подучишься». Виза уже была готова от прошлой поездки в Штаты по обмену опытом, срок не вышел, быстро собрала чемоданы, попрощалась с родителями и полетела к подруге в другой мир.
Устроилось всё хорошо и работа, и съёмное жильё, и недорогие курсы английского. Только счастья в личной жизни не было. И по маме начала скучать почему-то даже больше, чем по сдержанному и спокойному отцу.

Увидев гастрольную афишу Спивакова, Марина чуть не расплакалась, когда-то Дашка присылала ей программку с московского концерта и взахлёб рассказывала, как здорово всё было и как зал аплодировал стоя. Решила пойти. Очередь за билетами по обыкновению выстроилась приличная ещё до открытия касс. Часа на два-три в лучшем случае, решила девушка и приготовилась к долгому ожиданию. Кто-то толкнул сзади, извинился на ломаном английском. Марина поправила съехавшую с плеча ручку сумочки и обернулась. Молодой мужчина виновато моргал и пытался произнести какие-то слова о прощении. Она улыбнулась и жестом показала, что не стоит извиняться, и готова была снова повернуться спиной, как вдруг услышала, что парень пробормотал по-русски: «Чёрт, как неловко». Рассмеялась и объяснила Андрею, так его звали, что не просто умеет говорить по-русски, а сама русская, вернее советская, из одной из бывших республик. Два часа ожидания пролетели как один миг, так много нужно было сказать, обсудить. Билеты брали рядом и через три недели встречались вновь на концерте, и это уже была не встреча, а свидание.

Поженились, родились дети: две девочки. Мама и папа уже рассказали им, что жили вместе в одной стране в одном городе когда-то, но встретились только в Америке, куда Андрея отправили на стажировку. В очереди за билетами на Спивакова.


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.