Обсуждение Марковой 21 марта 2013

Online
Галина Щекина
Все кто хочет высказаться на тему книги Маркорворй, может найти ее здесь http://proza.ru/2013/02/24/974
Мне нравится24 фев 2013 в 13:35|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Елена Пестерева
да я, вроде бы, уже и высказалась. http://kultinfo.com/novosti/1143/
Мне нравится24 фев 2013 в 14:00|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
Дорогая Лена ты ярко высказалась о событии и бегло- о стихах. Стихи заслуживают другого. Я имею в виду вовсе не премии, а суть книги. И такую Маркову - печальную. сломленную - я еще знала. Да книжка тоненькая, но тяжелая (по метафизическому весу).
Мне нравится24 фев 2013 в 15:15|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
Борис Кутенков весьма спорно высказался об этой книге в Сете вой Словесности http://www.netslova.ru/kutenkov/markova-solominka.html. он
Материализуя образы Марковой из словесных в зрительные, он очень волен. что скажут другие читатели и критики?
Мне нравится24 фев 2013 в 16:15|Редактировать|Удалить|Ответить

Вадим Блинов
Всем здравствуйте !
Хорошо что на обсуждение вынесено всего четыре текста и они не в прозе .
Отмечаюсь пока в этой теме что бы быть в курсе обсуждения .
Я так понял что впереди до очного обсуждения три недели .
Время думаю есть что бы внимательно вчитаться в материал .
Подскажите может кто знает где в сети разворачивается основное место обсуждения творчества Маши ?
Было бы здорово если бы этим местом оказался именно эта группа этот "топик" .
Спасибо .
Мне нравится24 фев 2013 в 22:46|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
Вадик не умеет читать, ну ничего.
Мне нравится24 фев 2013 в 22:55|Редактировать|Удалить|Ответить

Антон Тюкин
Антон ТЮКИН

ПОСТИГАЯ БЕЛЫЙ СВЕТ.
О КНИГЕ МАРИИ МАРКОВОЙ “СОЛОМИНКА”

Только что окончил чтение сборника Марии Марковой “Соломинка”, вышедшего в московском поэтическом издательстве “Воймега” в 2012 - м… Ощущение озноба, восторженной, сладостной боли и страха. Ощущение, что прикоснулся к чему-то интимному, скрытому, очень личному, выставленному на показ художником – мастером слова: “Смотрите!” А еще: ощущение чуда. Ощущение дара, подарка невиданной щедрости.
Давно стали расхожею фразой слова Маяковского о том, что “поэзия – езда в незнаемое”… Однако, от неловких и нелепых повторений великолепные слова поэтов не становятся банальностями, нет. Иногда слова эти, как большие суда в дальнем плаванье зарастают ракушками – правда. Но войдет такое судно в док, отскребут хорошенько его, хорошенько продрают борта – и опять оно живо, живет. И опять оно дышит и пышет. И опять оно смело стремится вперед – по волнам поэзии, как жизни… Почему?
Потому что на мостике судна поэзии капитан Мария Маркова.
Почему плывет ее “Соломинка” по волнам слова русского?
Потому что большую и чудесную работу провела Мария Маркова со словом, чтобы снова звучало и пело оно. Было свежим, как белое платье, как халат медсестры или доктора, что спасает от грязи наши души и наши сердца. Скажем же “спасибо” за это Марие.
* * *
“Соломинка”…
Трагедия потери. Страх и смерть, неизбежность огромных утрат, боль взросления, как законная плата за постижение ужасно пугающего нас на пороге жизни, горестно - несовершенного мира… Хрупкий лед под женским сапожком. Белый день, одиночество в доме. А вне? То же самое – пустота, тишина и забвение.
Белеющее платьице воспоминаний промелькнувшего детства. Нескладная девочка Ирочка, и вот… уже белый потолок палаты, хрупкость, сон наползает, черной пропастью провал в небытие… Сон и явь сплетают нитку парки.
Это мир Марии Марковой. Вот он – хрупкий, невесомый мотылек на раскрытой, до поры, ожога и боли доверчивой, детской ладони. Мир тончайших увеличительных стекол. Мир алтайского, странного слова – от бабушки. Мир разлитый молочным миражем тончайшего облачка, дымкой над темнеющими водами всепоглощающего Стикса. Так страшно.
Страшно?
Нет. Не страшнее взросления – побега из детства. Смотрите:

Когда ещё, от тесноты и гама
избавившись, считаешь раз-два-три —
звезда гори — и лес, и волк, и яма, —
идёшь квартал, не сомневаясь, прямо,
уже меняется всё.
Повтори:
дом, дом, киоск, два дерева…

Это – поэтесса ХХI века Мария Маркова, ее путь из детства в отрочество, во взорсолость. Детский путь через мир, как предчувствие грядущего в мир. Припомним иное, тоже детcкое, в верней – уже “детское крайнее”:

Сусальным золотом горят
В лесах рождественские елки,
В кустах игрушечные волки
Глазами страшными глядят.

Это – Осип Мандельштам, поэт у которого с Марковой есть перекличка как у двух настоящих поэтов. Вот она пьет разреженный воздух, почти что парит невесомо над бездною и бытием:

Так тесно — обними меня до смерти,
пока не прерывается поток
и бабочек испуганные черти
летят под потолок.
Ещё сверкни и выхвати из мрака
(как точен обжигающий прицел)
лицо и сигаретку. Мир, однако,
меняется, меняется. В конце
не остаётся времени заплакать,
но что-то есть — прозрачное — в лице.
Мне нравится26 фев 2013 в 16:25|Редактировать|Удалить|Ответить

Антон Тюкин
Объятия через век. Не странно, чудесно, знакомо. Знакомо всякому, кто жил и кто дышал разреженным воздухом первой весны, подростковой свободы.
Еще? С кем еще перекликнулась Мария Маркова через век? Ну, конечно, c Мариной Цветаевой. Вот, читаем прекрасное, чудно – пьянящее, это:

Что ты плачешь, сестра?
Разве можно оплакивать это:
простоватую жизнь, опалённое горькое лето,
кухню с видом на ветки сухой аскетичной рябины,
половицы поющие, быстрые всполохи света,
пищу скромную, праздники-именины?..

Пусть стихотворение и называются “Томе”, мы то знаем, мы то чувствуем сердцем, объемлем всем разумом, что та Тома, Марина, Мария… - те же вечно живые, вечно ждущие, всеблагодарные, вечно чуткие души, опаленные с краю огнями жестокого века, но все тянущие, тянущие друг – ко - другу свои тонкие руки чрез барьеры, века, времена. Через разность писмен и племен – все едино. Протянули, схватили покрепче, поймали и обняли. Обоняли, увидели, поняли мир. Приняли и преломили по - цветаевки. Донесли, рассказали другим. Даже интонационно близко две – Марина и Мария, вот:

Хлеб ли надвое преломить,
вслух ли что-то произнести…
Приходящим — болеть и жить.
Уходящим — всегда цвести.
Ничего не зная о том,
в гибких пальцах травы, в песке
жук ползёт в невесомый дом
над рекой, а ещё в реке
можно, к солнечному пятну
наклонившись, на самом дне
видеть рыбу, всего одну,
глубоко. Повезёт — и две.

* * *
Так свершается чудное диво – волшебство, колдовство, чародейство над словом. Так не спешно ступает поэзия в мир. Как по облаку – белому – белому. Так врачует, баюкает, холит, жалеет она. Не крикливая, наглая тетка в сагогах - кирзачах, вечно и про все твердо знающая “как делать надо”, всех к чему то зовущая, поучающая глупой “моралью” своей, а смиренная, мудрая, светлая. То ли грешница, то ли святая? Скорбная, страдающая, тихая. На кошачьих, осторожных лапках, c легкими, еле различимыми хрустальными звонами, но никогда не под “медь”.
А еще: какая она? Как ее нам узнать? Как почувствовать? Как отыскать?
Только сердцем одним, у кого оно есть. Ведь она – неуловимо сложная и безмерно простая – такая бесхитростно странная. Вечно новая, всегда постоянная в главном, в сердцевине саднящею болью своей. Болью и восторгом одновременно. Перехватом дыхания, комом в гортани. Это словно прыжок с парашютом, вы поняли?.. Сладкая на языке поэта, очень часто - соленая, всем задаром глаголящая истину.
Смертная и все же - бессмертная, всепобеждающая в дивном своем естестве и словесной всеполновесной, всепобеждающей правде, вечно новая, словно майский зеленый листок и переменчивая, словно жизнь человеческая, хрупкая, трагически – непрочная, ненадолго влетевшая бабочка в мир, словно общая наша судьба – вот она – поэзия Марии Марковой. Ловите…
Мне нравится26 фев 2013 в 16:27|Редактировать|Удалить|Ответить

Алексей Ткачев
У Марии стихи обворожительные, одни из немногих, которые я читаю с удовольствием, с замиранием сердца, хотя и не все подряд.
Мне нравится4 мар 2013 в 0:56|Редактировать|Удалить|Ответить

Алексей Ткачев
Я так понял, Мария сама указала слабые места, рассчитывая на дружеские подсказки, а уж как она ими распорядится - ее личное дело, дело автора.

Хлеб ли надвое преломлю,
вслух ли что-то произнесу…
Приходящим – любви молю,
Уходящим – цветы несу.

В том ли дело, или не в том?
в гибких пальцах травы, ...

Далее по тексту.

В ее замечательных стихах грамматика вторична.
Мне нравится4 мар 2013 в 5:38|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
Алексей, Где же она указала на слабые места - если не секрет?
Мне нравится6 мар 2013 в 16:09|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Сергей Фаустов
Бывают книги стихов, в которых отдельное стихотворение содержательнее и глубже, чем вся совокупность стихов в сборнике. О книге "Соломинка" Марии Марковой так можно сказать совершенно определенно. Обычно, говоря о поэтическом сборнике, критикам приходится скользить по поверхности, стараясь охватить всю широту, отдельное же стихотворение очень часто приковывает к себе завораживающей значительностью, неясной недосказанностью, открытием притягательной поэтической истинности, смыслом, неким багажом аллюзий, диалогом с классикой и вообще мировоззренческой глубиной.
Сейчас я буду говорить о стихотворении, которое называется "Всё обернулось земным. Это я в суете..."

Всё обернулось земным. Это я в суете
жалкий язык человеческий в пропасть вложила,
чтобы в болезни и здравии речь нам служила
связью и поводом, но ничего – пустоте.

Но ничего, – говорю, – помолчим до утра.
Поздно цветы распускаются адские. Кто мы?
Если мы белые молнии, ливни и громы,
если огромны мы и друг для друга укромны,
то замолкает за окнами дождь до утра.

Трудно быть маленьким, обыкновенным, когда
можно совсем неохватным и необъяснимым.
Плакать, и так, чтобы краткая встреча приснилась,
листья шептались, небо вконец прояснилось,
нас отразила и растворила вода.

Если же мы – без остатка, кому отдавать?
Звать, избавляясь от имени, нам ли друг друга?
В пропасть вложила, и первые птицы испуга –
эти слова! –

эти слова, – я не знаю их, или же нет
им перевода. Но, имя сверкнувшее, чьё ты,
если не громоподобной огромной свободы,
если не молнии испепеляющий свет?..

Стихотворение состоит из пяти катренов, два из которых - пятистрочные. Зачин несет в себе акцентированное библейское начало (земное, суета, болезни, здравие), в котором выделяется ключевая фраза не только этой строфы. но и всего стихотворения: "жалкий язык человеческий в пропасть вложила". Парадоксальная, фантастическая, нереальная мысль, в которой каждое слово не гармонирует с соседним, и тем сильней выражается идея поэта о том, чтобы заставить заговорить языком поэзии. Только поэт имеет превосходство перед остальными людьми сделать такое заявление.
Далее эта мысль развивается через два пятистрочных катрена - в 4-ой и 5-ой строфах,в которых слова ассоциируется с птицами испуга (вспомним: слово не воробей - вылетит...) и огромной свободы (слова), "молнии испепеляющий свет".
Стихотворение могло бы ограничиться именно этими тремя строфами, заключающими в себе всю полноту и законченность, несущие в себе ноту и накал гражданственности. Однако Мария Маркова усложняет композицию, введя в стихотворение еще 10 строк, 2-й и 3-й пятистрочные катрены, которые очень сильно отличаются от остальных по содержанию и настроению.
"Помолчим до утра... мы друг для друга укромны... листья шептались" создают лирическую атмосферу, которая контрастирует с громоподобным пафосом в начале, и особенно в финале, редуцируя до обыкновенной любовной лирики. Какова была цель этого композиционного приема, образующего три части?
Дальнейшие размышления можно развивать в двух направлениях - поиски смысла и чувства, выражаемых повествованием стиха, и восприятия стиха таким, как он себя предлагает - быстро (начало) - медленно (лирическое отступление) - быстро (концовка). По сути это стихотворение есть маленькая симфония, написанная словами, в которой композиция становится содержанием. (продолжение следует)
Мне нравится9 мар 2013 в 17:35|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Сергей Фаустов
(окончание)
Части стихотворения отделены друг от друга формой катренов, каждая часть имеет самостоятельный тематический материал. Последовательное единство повествования обеспечивается повторными тональными сопоставлениями ("ничего-ничего", "ливни и громы") и чередованием темпов и характера тем. следующая часть, лирическая, нарочито минорная, осенняя. Некоторые мотивы частей (повторения звуков, громообразные пассажи) становятся тематической основой разных частей.
Стихотворение наслаивается само на себя, олицетворяя собой действие стихосложения, которое воссоздает композицию и звучание с мелодикой, пластичностью и контрапунктом. Это углубляет содержательную часть стихотворения, придавая простым образам ("цветы распускаются адские", "громоподобной огромной свободы, молнии испепеляющий свет") усиление до степени сближения с дантовым адом, хичковским триллером ("Птицы"). Вот почему некоторые читатели говорят, что стихи Марковой страшны.
Юрико Сайто в работе "Эстетика каждодневности" говорила, что "опираясь на произведения искусства, как парадигматические объекты эстетического опыта, мы импортируем особенности художественного мира в нашу общую практику обыденной жизни".
Другими словами, если в нашей повседневной жизни проявляется некий художественный мир,то он скорее всего пришел к нам из прочитанного (услышанного, увиденного), не дающего о себе забыть произведения.
Поэзия Марии Марковой не разрушает, а укрепляет тот сформированный всемирной литературой и искусством художественный мир, в котором живут люди. И они благодарны поэтам за то, что те "жалкий язык человеческий в пропасть вложили".
Мне нравится9 мар 2013 в 17:35|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Сергей Фаустов
В современной русской поэзии есть две стихии: стихия рыб Наты Сучковой и стихия птиц Марии Марковой.
Это отдельная и очень увлекательная тема. Почему Сучкова может назвать птицу с уменьшительным суффиксом, а Маркова - никогда. Маркова может назвать рыбу - "рыбешкой", а Сучкова - никогда! Это не просто разные стихии - вода и небо, это разные эстетические пространства. Когда-нибудь кто-то напишет об этом.
Мне нравится9 мар 2013 в 20:02|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Сергей Фаустов
Композиция - содержание без слов. Отдельное направление познания поэзии М. Марковой - это познание ее композиции. Здесь она, Маркова, очень близка к музыке. Трудность заключается в том, что надо говорить о том, что не было сказано словами.
Мне нравится9 мар 2013 в 20:10|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
Вот пример подхода, когда автор ( то есть комментатор, критик) - не стал разливаться морем а стал продумывать один стих. Получилось что он из малого пространства (одиин стих) извлек большое (мысль о музыке, связь с библией). А когда разливаются вширь, все быстро испаряется.. Еще мне сильно понравилась фишка про птиц и рыб.
Мне нравится9 мар 2013 в 20:30|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Сергей Фаустов
Я это стихотворение взял с сайта stihi.ru (http://www.stihi.ru/2012/09/19/7137). Не знаю, есть ли оно в сборнике "Соломинка". Если нет, то ничего от этого хуже не становится, ни сборник, ни стихотворение, но оно остается одним из самых моих любимых.
Вот оно:

1.
Тени деревьев, темноволосые
принцы буков и вязов
носят папоротниковые короны
и слагают плачи над водами
много веков подряд.

Тростниковые флейты. Забыты луки и копья.
Всё их оружие – песни скорби.
Белые кони у водопоя.
Гривы по ветру плывут, светясь.

Если бы петь мне так над тобою,
не прерывая связь.

2.
Но вода распустила невод.
Вязнут в иле ноги. Скользнула вдоль
щиколотки рыба, речная дева
зеленоватую показала ладонь.

Травы – ровные волосы – завивая
кольцами и пропуская сквозь пальцы прядь,
я замерла. Показалось, меня позвали.
Не показалось. Кто-то вздохнул опять

прямо над водами, проводя руками
непристойными по прозрачным моим плечам.
Кто-то бросил продолговатый камень
и замолчал.

И – замолчал.

В начале было Слово. Но сегодня, когда ремесло словосложения получило массовую поэтическую интоксикацию, Марии Марковой удается сохранить себя в золотом веке поэзии, представляясь анахронизмом в лучшем значении этого слова, сохранившие традиции русской литературы.
В этом стихотворении поэзия празднует свою неизменную любовь к темной и мрачной романтике, в которой лирическая героиня находится на втором плане, а на первом - двухчастная баллада о потере и горе, а главной героиней стиха оказывается "речная дева".
Элегические тона, как граффити, формируют картину "теней темноволосых, грив на ветру", переходящих в "травы и ил под водой", олицетворяющих мелодии тревоги и чувства страха. Часто читатели называют стихи Марковой страшными, и понятно почему.
Стихотворение образует целый веер ассоциаций. Хиппи оценили бы этот стих за волосы и естественным образом связали бы его с мюзиклом "Hair". Поклонники Тарковского оценили бы его за коней, гривы и камень, упавший в воду. Ну а те, кто любит Ника Кейва, сразу бы поняли связь художественной ценности стихов и музыки "мрачного лорда печали" с этим стихотворением. Особенно с песней "Where the Wild Roses Grow", в которой Кайли Миноуг как раз изображает "речную деву". (продолжение следует).
Мне нравится11 мар 2013 в 19:04|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Сергей Фаустов
(окончание) Стихотворение из двух частей. Они даже пронумерованы, чтобы показать, что это не просто логическое членение, а совершенно отдельные, объединенные лишь единым замыслом части целого. В них разная красота. В первой части "темноволосые принцы буков и вязов, и их оружие – песни скорби". Во второй части - "зеленоватая ладонь..., прозрачные мои плечи".
Если б это была опера, то эти разные партии должны петь разные персонажи. Например, в первой части мужская партия, а во второй - женская. У этих частей разные лирические герои. Концовка стихотворение: "И - замолчал". Это героиня второй части говорит о герое из первой.
Если выйти по этой ссылке на Ютуб, чтоб посмотреть клип Ника Кейва (https://www.youtube.com/watch?v=__obh4w6tD8), то можно в комментах прочесть, что "эта песня не о любви, а о страсти, и о том, что убийство может быть прекрасно". Сразу вспоминается Ницше с его "чтоб совершить преступленье красиво, надо уметь понимать красоту". Зловещий смысл приобретает оружие - забытые лук и копья из первой части, и появляется другое оружие - камень из второй.
Последний катрен - это кульминация повествования. Можно было сказать быстро и кратко: "над водами, проводя руками по прозрачным моим плечам. Кто-то бросил камень". Но Маркова дает определения - "непристойными руками, продолговатый камень..." Это важно, какой камень? Конечно, нет, но это важно композиционно, стилистически - снабдить убийство дополнительными драматическими нотами, чтоб их можно было проговорить, недаром строки этого катрена самые длинные во всем стихотворении. "И – замолчал" - это сказала речная дева, "И – замолчал" - это сказал автор.
Мне нравится11 мар 2013 в 19:04|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
Сходство этой композиции и стиха Марковой просто поразительное. Это одна тональность, одна стилистика. И тайна их роднит. Что касается стиха, то его к сожалению, нет в книге. Вся книга другая. Стих про водяную деву очень красивый, и страшный. И на игру не похож.
Отредактировал администратор, 11 мар 2013 в 19:56.
Мне нравится11 мар 2013 в 19:47|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Сергей Фаустов
Некоторые критики, пишущие про Марию Маркову, указывают на "тонкий лиризм и доверительную интонацию" ее стихов.
Запрос в гугле дает на "тонкий лиризм" почти 6 млн ссылок, что указывает на совершенно затертый устойчивый штамп, а "доверительная интонация" - четверть миллиона. Нужны ли выводы?
Мне нравится11 мар 2013 в 20:01|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
ну! это конкретно о термине. удар для тех кто не ищет новые термины!
Стиха именно того не нашла, но нашла ТОТ ЖЕ МОТИВ!
Бегут по желобку разлука и утрата,
дрожит намокший лист, в зарытых сундуках
то золото, то прах неведомого брата
с колчаном стрел в руках.
Красавица венок когда-то заплетала,
и он теперь на дне, где мертвенных сестёр
вода в себе несёт, вода собой питает
и пожирает их, как голубой костёр.

и дальше:

А это речь была, а это говорила
придонная трава, утопленница, там,
где за спиной стоит таинственная сила
и ходит юркий бес за смертным по пятам.
Мне нравится11 мар 2013 в 20:04|Редактировать|Удалить|Ответить

Алексей Ткачев
Галина, Там, где выложены ее 4 стиха. Там даже строфы указаны в которых она сомневается.
Мне нравится18 мар 2013 в 0:29|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
Алексей, проснитесь, это было в прошлом году, сенйчас речь идет окниге Соловинка:) Ленту прокрутите подальше:))
Мне нравится18 мар 2013 в 0:33|Редактировать|Удалить|Ответить

Алексей Ткачев
Извините, Галина Александровна. Тут я что-то не догнал.
Мне нравится18 мар 2013 в 0:43|Редактировать|Удалить|Ответить

Алексей Ткачев
Читаю "Соломинку" Марии Марковой. Сразу могу сказать следующее:

Ничего не дает читателю беглое прочтение текстов написанных специально для размышления.
Стихи Марии Марковой как раз такие и есть. В них читатель, следуя неуловимой логике автора, перемещается в пространстве так же легко, как и во времени. Тексты ее произведений наполнены необыкновенно тонкими наблюдениями реальной жизни, сногсшибательными переменами места и времени действия многочисленных реальных героев и героев созданных ее воображением. Интересно то, что чем глубже погружаешься в атмосферу ее поэзии, тем дальше и выше уносятся собственные мысли и это обвораживает.
Мне нравится18 мар 2013 в 3:01|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
Алексей, Вам нравится что она пишет о больницах и смерти?
Мне нравится18 мар 2013 в 16:31|Редактировать|Удалить|Ответить

Антон Тюкин
Простите, что встреваю в столь ученую дискуссию, но перефразируя классика марксизма-ленинизма ("некого" С. И. В.) замечу, что "в жизни всегда есть место ... больнице" (а совсем уж не "подвигу"), и даже больнице психиатрической (как у Николая Васильевича Гоголя в "Записках сумасшедшего" и Михаила Афанасьевича Булгакова в "Мастере и Маргарите"), и уж тем более - кладбищу. Про смиренное кладби'ще в литературе - вообще "общее место" (вспомнил сразу Николая Гумилева "У меня не живут цветы")... Можно упрекать Марию Маркову "за пессимизьм", но простите, еще в Притчах Соломовых сказано, что "жизнь человеческая - есть труд и болезнь". Мария Маркова честно и литературно талантливо отражает реальную жизнь молодого современника современной России - интеллигентного, образованного, рефлексирующего, чуткого, немного циничного... Что по-вашему она должна написать? "Труд - дело чести, доблести и геройства" ("некий" С. И. В.) или "Человек - это звучит гордо! Это звучит великолепно! Че - ло - век!" (Максим Горький, личный друг "некого" С. И. В.)? "Солнце счастья встает над землей"?.. Нет, Мария Маркова не врет. Она - точный и тонкий психолог верно отражающий человека своего времени с его неизменными грехами и слабостями, отражает особенно психологически верно состояние молодого человека или девушки только-только входящего в этот грозный, пугающий, но, простите, так редко прекрасный и радостный мир.
Спасибо за стихотворение про "речную деву". Почему его нет в сборнике? Потому что это баллада, романтическая сказка, некий "ужастик" из ХIX века напоминающий то ли переложенный сюжет Жуковского, то ли оперу Рихарда Вагнера (не хватает только "карлика" и "золота Рейна") или какое-нибудь полотно арт-нуво, что в России звался "стиль модерн". Это стихотворение со всеми вот этими "песнями", "принцами", "конями" и "копьями" и пр. было бы в нынешнем сбронике Марии Марковой чужеродным. Сборник "Соломинка" - не книга сказок и красивых баллад, он - про жизнь, он про то, что бьет по душе и по нервам, что действительно мучит - про трагедию взросления, про обретения, про потери и страсти, наши страхи и комплексы.
Извините, если влез со своим мнением в чужой "калашный ряд"...
Мне нравится19 мар 2013 в 19:32|Редактировать|Удалить|Ответить

Алексей Ткачев
Галина, Мне нравится как она пишет. А о больницах и смерти я пока, слава Богу, не задумываюсь.
Мне нравится19 мар 2013 в 21:51|Редактировать|Удалить|Ответить

Алексей Ткачев
Антон, я разделяю ваше мнение .
Мне нравится19 мар 2013 в 22:14|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
Алексей, речь о вас о том мире, который описан в книге! Зачем-то она его описала!
Мне нравится19 мар 2013 в 23:20|Редактировать|Удалить|Ответить

Антон Тюкин
Думается потому, что мир окружающий нас таковой, каковой он есть... А зачем по-вашему Гете написал "Фауст" и "Страдания юного Вертера", Пушкин "Евгения Онегина", Лермонтов "Героя нашего времени" и Гоголь "Мертвые души"? Потому что в мире есть страдания, проблемы, а хорошая литература - это способ осмыслить и отрефлексировать и насущное, и вечное, то есть так называемые "вечные вопросы" философии (любовь, страдание, смерть, человек и Бог и пр.). Потому что мир - он всегда такой - проблемный, сложный... Это только в школьной хрестоматии советских времен все-все русские классики исключительно "боролись с царизмом" и "мечтали о лучшей доле трудового народа" (впрочем, не без того - и боролись они, и мечтали - только ровно никто, даже Лев Толстой и Некрасов крепостных не отпустили до Великих реформ (1861 года) со двора)... А на счет Марковой скажу - Маркова - она молодец! Молодец невероятный... Не хотелось бы ее перехваливать: "вологодская Ахматова" и пр., но большой и самобытный талант Марковой невозможно не заметить, дорогие друзья...
Мне нравится20 мар 2013 в 8:11|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
Здравствуйте Галина Александровна! Написала небольшой отзыв для Марковой. Он здесь.

Красивая игра в песнопения, в созвучия, которая иногда шутит с автором злые шутки: "другая ПОД НОС напевает" (8), читается и слышится поднос.
Отстранённое самонаблюдение героини может превратиться в самопрепарирование типа : вот тут сердце, вот тут почки, вот луна, а вот цветочки.
Когда встречаешься в текстах с чувствами, становится больно и горячо, происходит присоединение к героине, именно тогда по-настоящему веришь в то, что читаешь. Но! "незнакомые чувства о звезде"? тогда К ЗВЕЗДЕ или думать О ЗВЕЗДЕ. Бывает, что сложно понять где начало, где окончание текста. Происходит перетекание одного в другое. Может быть это замысел автора, как поток, как драма в стихах?
Видимо самоотстранение героини и жестокость к самой себе подтверждает изумительная строка: "когда нежны ко мне, зачем мне это?.(5)
Потрясающее завершение текста (52) "... не болит у того, у кого душа с ноготок"!!! Безспорно, идеальные на мой взгляд тексты (13) об ушедших (светло, чисто, с любовью), (15) больница, (19) за окном..., (52), (56) не умирай. Встречаются неточные рифмы, возможно это стиль автора: не отнимай- без ума, соку - снегу, венце - центр и т.д. О рифмах судить не берусь.
Странный текст о смерти (9) как о подруге, как о близнеце. Вроде бы и не страшно. Хотя,насколько я понимаю, героиня находится часто на лезвии ножа: то ли жить, то ли умереть (риторический вопрос, кто его решает?) Напрягает в текстах счёт: 1-2-3, часто встречается слово "яма". Часто "опалило", в фразе "всех нас детство слегка опалило" (7) слово выглядит очень некрасиво, у меня ассоциации с военным временем!
Общее впечатление от книги.
Длинные шаманские напевы у костра под звуки бубна, игра в созвучия приятно завораживает. Часто возникает ощущение защиты чувств героини с помощью красивых, иногда вычурных слов.
Обычно я бываю благодарна автору, когда стихи или любые другие тексты отзываются в душе желанием творить. Здесь я это почувствовала. Спасибо!
Попова Елена
Мне нравится22 мар 2013 в 9:31|Редактировать|Удалить|Ответить

Алексей Ткачев
Галина, я же говорю, мне нравится, как Мария пишет. А о чем? Это уже ее личное дело, или дело провидения, которое направляет ее помыслы. Любые ее стихи интересны, особенно, если они в резонансе с собственными интонациями и чувствами.
Мне нравится24 мар 2013 в 0:33|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
Мое скромное мнение http://proza.ru/2013/03/24/2117
Мне нравится24 мар 2013 в 21:26|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
Рецензия на книгу Марии Марковой "Соломинка". Автор - филолог Елена Витальевна Титова. http://premier.region35.ru/gazeta/np806/s10.html
Мне нравится27 мар 2013 в 21:08|Редактировать|Удалить|Ответить

Мария Маркова
Здравствуйте!

Извините, что медлила с ответом. Не подумайте, что зазналась или игнорирую чьё-то мнение. Для меня любое замечание важно. Просто я не мастак говорить, а «спасибо» чаще всего бывает недостаточно. Но – спасибо. И тем, кто в этой ветке обсуждения высказался, и тем, кто пришёл в литмузей на обсуждение, и тем, кто через Галину Александровну прислал свои замечания и впечатления. Правда, я немного была удивлена форматом мероприятия: всё вращалось вокруг моей книжки, а Дню поэзии внимания было уделено мало.

Что касается тем больницы и смерти, то это – в рамках конкретной книжки. Для отбора я отправляла корпус стихов раза в три больше, но вы же должны понимать, что что-то общее у собранных под одной обложкой текстов должно быть. Меня выбор редактора устраивает. И эти темы, – мне не то что нравится о смерти или болезни писать, но избежать этого просто не получается. Кажущаяся конкретика – детали, образы – мнимая, потому что вы все знаете, что вопрос о смерти (и о жизни) – философский. Однако из-за особенностей мышления при чтении нечто беспредметное мы всегда дополняем, чтобы была возможность если не устно или письменно интерпретировать текст, то мысленно придать ему форму, позволяющую удержать информацию, сделать её понятной и состоятельной. Иначе бессюжетные ассоциативные эмотивные стихотворения невозможно было бы читать и понимать. В процессе прочтения и интерпретации мы включаем (условно) чужую информацию в своё собственное информационное пространство. Дополняем или расширяем его. Это касается эмоциональной сферы, затрагивает область воспоминаний, если речь идёт о стихах. А я сейчас лишь о них говорю. Не уверена вообще, что после прочтения текст можно считать чем-то самостоятельным, отдельно стоящим. Мне даже кажется, что и без отклика какого-то на прочитанное или даже на недочитанное до конца, оставленное в самом начале, на середине, ближе к концу и без вывода, текст каким-то образом усваивается. Лексика? Интонация? Эмоциональная окраска?.. Не знаю. Просто замечала, что читая что-то неинтересное, откровенно скучное, время спустя всё ещё несу в себе некий отпечаток другого человека. Написавшего. Это может быть лёгкое раздражение или та же скука, которую я уже упоминала. Не суть важно. Текст уже вошёл в моё личное информационное и эмоциональное пространство, и тем самым вошёл в пространство общее, пусть и привнесён туда лишь за счёт меня, не прочитан другими.

На встрече говорилось, что у каждого свой читатель. Я не люблю очерчивать вот этот круг, хотя и признаю, что он, если речь идёт о конкретном авторе, может быть узок. Дело ведь вовсе не в читательской аудитории, не в её рамках. Дело в прислушивании и отклике. Когда автор что-то берёт из окружающего его мира, он прислушивается ко всему и ни к чему одновременно. Это как с рассеянным зрением, когда смотришь, но не видишь, потому что в этот момент думаешь о чём-то другом, отстоишь во времени, забегаешь вперёд или возвращаешься назад в планах и воспоминаниях. Тогда совсем неважно, кто с и что нами говорит, неважно, через кого говорится, неважно, каким языком, какую форму эта речь приобретает – стихотворения ли, прозы ли, крика, слёз или чего другого. Важен лишь момент прислушивания. Что касается отклика, то тут уже не имеет значения (того, которое мы ему ошибочно придаём) текст – форма речи (см. выше) – и все его составляющие. Даже если брать текст по частям – абзацами, цитатами, отдельными словосочетаниями. Важен лишь отклик, переживание. Равнодушие же тоже может быть формой переживания. Неприятие – тоже.
Мне нравится30 мар 2013 в 13:30|Редактировать|Удалить|Ответить

Мария Маркова
Прошу прощения, что так размыто написала. Если честно, совсем не знаю, что надо отвечать на критику. Надо ли на неё отвечать таким образом. Мне больше нравится, когда ответ можно оставить при себе. Если бы могла, отменила бы вот это общепринятое, когда речь тянется от человека к человеку, дополняется, ветвится. Мне импонирует современная фрагментарность мышления и языка. При всей значимости преемственности, мне бы хотелось оторваться от всего произошедшего, избежать какой-то предопределённости в написании, предсказуемости (грубое и неточное слово, но характерное). Современная замкнутость (не эгоцентричность, нет) как замкнутость мира вообще, а в этом случае мира индивидуального, позволяет по-новому на всё взглянуть. Как увидеть мир в его отсутствие.
Мне нравится30 мар 2013 в 13:30|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Сергей Фаустов
Все замечали, что когда на монитор загружается картинка, она сначала мутная,а
потом приобретает четкость. Таков способ архивации, когда часть файла несет инфу
о целом.
У меня на странице http://vk.com/id1741398?w=wall1741398_971/all
описывалась "кирлианская фотография", когда фото оторванного куска листа на
отпечатке изображало целый лист.
Это свойство нашего мира, о котором еще не написано в учебниках. А поэты уже знают.
" Даже если брать текст по частям – абзацами, цитатами, отдельными словосочетаниями." (М.М.)
Мне нравится1 апр 2013 в 22:38|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Галина Щекина
Разговор получился о разном.Как будто все у частники не слышали друг друга. Но это был разговор.
Мне нравится2 апр 2013 в 19:57|Редактировать|Удалить|Ответить

Online
Сергей Фаустов
Есть такая игра, к одному слову надо придумать синонимы. А тут игра с обратной задачей - много слов, а тема одна, осталось только ее выразить одним словом.
Мне нравится3 апр 2013 в 18:09|Редактировать|Удалить|Ответить

Эмиль Сокольский
Я не умею быть таким многословным, как критик Фаустов, остановлюсь вот на чём. Для меня как книга Марии Марковой, так и книга Наты Сучковой хороши именно как книги. Если изымать из них отдельные стихотворения, то к ним то тут, то там возникают вопросы (о которых я здесь не буду говорить). Та же. кстати, ситуация с относительно свеженькой воймеговской книгой О.Дозморова. И т.д.


Рецензии