Афроевропейский союз?!

Афроеропейский союз?!
Вопрос поставлен потому что количество европейцев африканского происхождения растет неумолимо и в прогрессии. А почему бы и нет? Если там в Африке нищета и отсутствие социальных гарантий жизни, то  остановить поток ищущих лучшей жизни не представляется возможным. Он, как герои Джека Лондона, хотят золотой лихорадки и ловят свои крупицы счастья в сытой Европе. Бывшие колонисты со знанием европейских языков заполняют Европу, привнося свой специфический запах и цвет. Но, это было бы полбеды – за ними идет образ жизни, религия, совместные браки, постепенная исламизация общества, причем достаточна радикальная, всей Европы. А Европа тем временем усугубляет свое положение, пытаясь насадить демократические режимы вместе с США в Африке. Глобализм, нужный для транснациональных корпораций, современные средства передвижения и связи сделали мир одной большой кашей, где визовые или другие ограничения напоминают потемкинскую деревню для людей, в крови которых беззаконие или не принятие таких понятий.  Насаждаемые сверху демократы в африканских или арабских странах быстро превращаются в князьков, и их псевдодемократические режимы рушат устои, народ начинает жить хуже и двигается на родину истинных или, скрывающих под их маской, европейских демократов.
Думаю, что через двадцать лет Европа окажется для нас, России, серьезной проблемой, даже не с точки возможного перетекания их черных жителей, а как противника номер один с идеологической, религиозной платформой. Сам ислам, не воинствующий, не несет угрозы, кроме распространения путем разнородных браков. Мужчина, исповедующий ислам может жениться на женщине другой веры, и в большинстве случаев та принимает его веру, так что другие религии теряют своих сторонников.  Теоретики воинствующего ислама видят в этом главное преимущество за души людей, ибо растет и платформа, на которой можно расширять свои  планы мирового господства. А террористическое направление ислама, ваххабизм, служит живой ядовитой стрелой устрашения других религий. Любой террор, осуществляемый этим движением, парализует страны, не способные воевать. А в Европе достаточно стран, которые выживали только благодаря постоянной готовности отдаться любому врагу, лишь бы жить.
Европа в ряде стран представляет аморфное общество не способное противопоставить насилию и вакханалию мусульманских общин, если те начнут ( и уже начинают) какие то физические действия против властей. А объединяющей силой исламского нового сообщество может стать Турция, где вновь витает грезы Османской империи( у меня даже большое сомнение, что сериал Великолепный век не служит тому подтверждением, когда на роль славянки подобрали немку, где турки уже создали приличную колонию).  Собственно европейцы  так далеко ступили в дерьмо демократии, что скорее сгинут, пока болотная жижа, не скроет их головы вовсе или другой, крайний вариант – там вскоре появится новый Гитлер! Мне не хотелось бы видеть оба варианта, но я слишком реальный человек, чтобы сунуть голову страуса в песок.
Вот второй знак восклицательный я и ставлю для того, чтобы мы понимали главные опасности и вектор
устремлений в будущее. И главные страны, где разыграется европейская история или драма 21 века будут Бельгия, Голландия, Щвеция, Щвейцария, Франция и конечно, Германия! Но последняя, только если  Европе терять будет нечего!
Но, я не про старушку пекусь, мне важно куда больше собственное будущее в России. Сегодня национальный вопрос наипервейший и для нас!
И его мы решаем плохо, причем все вместе.
На бытовом уровне и на высшем уровне!
Мы щущукаясь в своем кругу часто не делаем элементарных вещей во своей  внешней среде. К примеру, не даем отпор экстремистам скинхедам или тем же товарищам из мусульманской среды.
 Однажды в 1995 году я попал в командировку в Ишимбай и меня поселили в коттедж одного из директоров крупного завода. Вечером мы отметили наше дело, уже не помню какое точно и меня оставили спать одного. Но у меня есть дурная привычка – после выпитого мне захотелось попить чайку. Я вышел из коттеджа в первом часу ночи и попал в небольшое кафе, в котром привлекли внимание две группы башкир, одна чисто девичья, вторая парней, человек по пятнадцать. Я сел за маленький столик, за которым уже находился молодой русский парнишка, как оказалось позже программист. Я заказал чай, но за знакомство решили по чуть чуть водочки.
Все было прилично, но моя натура явно искала приключения. Зазвучала шикарная музыка типа вальса и я решил пригласить одну из девушек сидевших за столом. Только мы втянулись в танец, как на мое плечо легла рука. Мы остановились в самом бойком месте музыки, и я спросил: В чем дело?
Ты танцуешь с нашими девушками – сказал парень, достаточно крепкий.
Я пригласил, и она пошла – попытался я парировать его аргумент.
Ты, что не понял –угрожающе произнес незнакомец - она наша девушка и танцевать не будет!
Плечо мое сжала его рука сильнее. То ли от прилично выпитого, то ли по какой другой причине, но мне не хотелось отпускать девушку, однако  рука его мешала..
Пришлось развернуться достаточно резко. Мы встали словно петухи, к нам быстро подходила вся мужская компания. Что смелый? – спросил мой противник – давай бороться!
В трезвом виде я наверное бы повел себя по другому, но в том момент сказал: Давай!
Пойдем, но вместо улицы меня повели в кухню кафе.
Кафельный пол, жара от баков и плит и большое окружение чужих парней не внушали оптимизм. Надо отметить, что мой очкарик программист тоже зашел с нами, но я на него почти закричал, чтобы убирался – неохота было втягивать парнишку в грязное дело, да и свидетель в крайнем случае пригодится.
Соперник оказался с подготовкой борца и  сразу сбил меня с ног, попытавшись перекинуть через бедро. Я полетел на пол, но успел зацепить его ногу и с силой рвануть, так что  мы  вместе в качестве половых тряпок начали елозить пол. Было тяжело, пот градом пошел наружу, дыхание стало бешенным, а руки налились тяжестью. Мы то соскакивали, то падали, но никто никому не сдавался. Наконец мне удалось уйти за его спину и бросить его на пол, а потом поймать шею в замок своих рук и сдавить ее так, что он захрипел. Меня уже отдирали от его тела несколько парней, некоторые пытались бить по голове, но только мешали друг другу. Мой противник забил руками о кафель и только тогда я отпустил его. Встать мне не удалось, на меня налетело сразу человек пять. Мы катались по полу, пока не услышали хриплый голос – Мужики хватит, отпустите его!
Я медленно встал, резко не выпрямляясь, ожидая предательский удар, но все закончилось.
Ладно, мир – сказал побежденный – и протянул руку.
Я подал свою, все еще не веря в благоприятный исход сражения.
Пойдем к столу – сказал Газинур, так звали моего соперника. Я сел за их стол, но вначале подошел к моему бывшему соседу и сказал, нагнувшись, чтобы он шел домой от греха подальше, а за меня не волновался.
Я тяжело дышал и беспрерывно смахивал льющийся пот. Мы выпили по рюмке за дружбу. Отдышавшись пошел ва-банк спросив, а потанцевать то можно, коли  уже друг?
Хочешь, танцуй – уважил меня Газинур, немного помолчав. Я потоптался один танец, без всякого уже настроения. Потное тело, синяк под глазом, дрожащие руки все вместе не создавали вдохновение.
Вернувшись к новым друзьям, я услышал вопрос:
Как думаешь, кто организовал Советский Союз?
Как кто? - не задумываясь, ответил я – собрались республики и приняли решение об объединении в союз.
Как бы не так – парировал Фарит, маленький, с бегающими глазками парень лет семнадцати – Башкирия первой из республик была инициатором такого союза, поэтому она и есть родоначальница союза.
Откуда ты взял? – спросил устало я, хотелось закрыть глаза, все таки шел третий час ночи.
Нам в медресе все рассказали как было – ответил Фарит и добавил:
 А кто всех больше внес вклад в добычу Тюменской нефти?
Считаешь, что тоже башкиры? – попытался я, усмехнувшись.
Конечно, мы – горячо, вскричали сразу несколько человек.
А сколько с республики выкачивает Москва? – добавил сосед слева.
У меня еще не закончилось игривое настроение:
А Брежнев случайно, не ваш земляк?
Не знаю… - неуверенно произнес кто то.

Продолжение следует..


Рецензии