Любовь и Душа рассказ часть 2

Машина Дживана слетела с дороги, где столкнулись три машины. Туда уже сбежались  люди и помогали пострадавшим. Ольга Размиковна посмотрела на Дживана. Он сидел с закрытыми глазами, весь бледный, но при этом как-то странно улыбался, кивая головой.
– Дживан! – дёрнула она его за плечи, – ты не ударился, сынок?
Дживан даже не отреагировал.
– Дживан?! – испугано затрясла она его за плечо.
Дживан медленно открыл глаза и вдруг сказал:
– Спасибо, мой преданный друг.
– Боже, что с тобой?! – в страхе крикнула Ольга Размиковна.
– Всё в порядке, бабушка. Я поблагодарил душу Алекса.
– Сынок, с тобой точно всё в порядке?
– Да, бабушка.
Он освободился от ремня и помог освободиться бабушке.
– Ты оставайся в машине, а я пойду, вдруг там понадобится моя помощь.
– Хорошо, родной.
 Через полчаса, когда всех пострадавших на каретах «Скорой помощи» увезли в больницу, Дживан вернулся с незнакомым мужчиной. Они покрутились вокруг машины.
– Ну, слава Богу, всё в порядке, – сказал мужчина, – остаётся только вытащить на дорогу.
С помощью другого автомобиля подняли на дорогу машину Дживана.
– Огромное спасибо, друг! – поблагодарил Дживан.
– Всегда пожалуйста, – улыбнулся мужчина.
Дживан сел за руль, обнял за плечи бабушку и поцеловал её в щёку.
– Ну, поехали.
Он завёл машину, и они тронулись с места.
– Ты ничего не хочешь мне рассказать? – очень серьёзно спросила бабушка.
– Не то что не хочу, а я обязан тебе всё рассказать.
Дживан замолчал, Ольга Размиковна внимательно посмотрела на него, и с удивлением заметила, что черты лица внука изменились так, будто за час он повзрослел на пять лет.
– Ну? – спросила она, прервав молчание.
– Бабушка, я не знаю, как ты воспримешь то, что я хочу рассказать тебе.
– Я всё пойму, сынок. Вряд ли в этой жизни что-то может удивить меня.
– Хорошо. Тогда слушай. Когда ты разговаривала со мной, я вдруг увидел Алекса, который стоял прямо на дороге и махал руками, останавливая меня. Он стоял очень близко, и у меня был только один вариант – свернуть с дороги. Как только я выкрутил руль, тут же, на этом самом месте, столкнулись машины. Когда мы отлетели, я слышал голос Алекса: «Не бойся, я с тобой». Когда машина остановилась, я опять видел Алекса. Он смотрел через окно на меня и улыбался. Я закрыл глаза, решив, что это игра страха. Но я тут же чётко увидел его. Он стоял возле машины. Я открыл глаза и поблагодарил его, поняв, что он спас нас от смерти.
– Царства ему небесного, сынок, – начала креститься Ольга Размиковна, – значит, его душа по какой-то причине привязана к тебе. Он тебя взял под свою защиту. Значит, ты, сынок, должен завершить какое-то дело, которое не успел завершить твой друг.
 Дживан всё понял. Друг сохранил ему жизнь, чтобы он защищал его сына.
– Ты права, бабушка, – задумчиво произнёс Дживан.
– Может, ты ещё чего-то не рассказал мне, сынок? – нежно и осторожно спросила она.
– От тебя невозможно ничего скрыть, – тихо ответил он, – ты всё чувствуешь и понимаешь. Раз он сохранил не только меня, но и тебя, тогда ты тоже перед ним в долгу.
 Дживан остановил машину и внимательно посмотрел бабушке в глаза.
– Я буду читать молитвы за упокоение его души, сынок, больше я никак не смогу поблагодарить его.
– Сможешь, бабушка. Именно ты и твоя любовь может быть ему благодарностью.
– Каким образом, сынок?
– Ты поможешь мне и Карине вырастить его единственного ребёнка.
– То есть… Карина ждёт…
– Да, бабушка, – перебил её Дживан, – ты всё верно поняла. Только об одном прошу, это должно остаться между нами. Я безумно люблю Карину, мне нет смысла жить без неё, а Алекс был моим преданным другом.
– Хорошо! Я обещаю здесь и сейчас. Эту тайну я унесу с собой в могилу.
Она обняла внука.
– Сынок, родной, как я горжусь тобой! Ты такой же добрый и честный, как твои родители.
– И такой, как моя бабушка, – улыбнулся ей в ответ Дживан.
– Ну давай, заводи свою машину, заждалась нас невестка с моим любимым малышом.
Дживан завёл машину и с облегчением сказал:
– Слава Господу, у меня больше нет тайн и секретов от тебя, бабушка. Как будто гора с плеч упала.
– Надо было сразу рассказать, – сказала она, – я сразу поняла, что неспроста ты так поторопился с женитьбой.



– Здравствуйте, – поздоровалась с Ольгой Размиковной Карина, широко открывая перед ней дверь, – проходите бабушка.
– Ох! Вот какая красавица моя невестка! – обнимая её, с восхищением сказала Ольга Размиковна.
– Привет, родная, – поздоровался с ней Дживан.
 Освободившись из объятий Ольги Размиковны, Карина бросилась на шею Дживану.
– Я сильно скучала по тебе.
– Я знаю, – прижал её к своей груди Дживан. – Я также скучал по тебе.
Вечером вся семья собралась за столом. Они шутили и смеялись. Вокруг царили радость и взаимопонимание.
– Дорогой мой, – вдруг сказала Ольга Размиковна. – Я думаю, что Карина должна с нами поехать домой.
– Почему? – в один голос спросили Татьяна и Гамлет.
– Потому, – улыбнулась Ольга Размиковна, – потому что мои птенцы не должны жить в разных городах, да и малышу нужно привыкать к своему окружению, чтобы после рождения он был спокоен, узнавая все знакомые голоса.
– Бабушка, иногда ты о таких вещах говоришь, что мы во век бы не додумались, – засмеялся Дживан.
– Это так, я вполне серьёзно, сынок. Дети женщин, которые проводят беременность в одном месте и рожают в другом, бывают беспокойными, плачут, часто болеют и, вырастая, часто меняют своё местожительство.
– А почему так? – с интересом спросила Карина.
– Сейчас объясню, дочка. Беременная женщина должна жить в своём доме. Она должна быть спокойна, думая о будущем. Она должна знать твёрдо, что её ребёнок уже имеет крышу над головой. Спокойствие и уверенность матери передаётся ребёнку. Мать ожидает появления своего птенца, начинает готовить своё гнездо, создавая с огромной любовью уют для рождения малыша. Привязанность к дому и любовь к своему очагу тоже передаются ребёнку.
– Как вы интересно рассказываете, – сказав это, Карина встала, подошла к Ольге Размиковне, и села рядом u с ней, – простите, что перебила!
– Ничего, родная!
– А потом? – с большим интересом спросил Дживан.
– Когда ребёнок рождается, он уже с первой минуты своей жизни начинает любить своё окружение и мир. Такие дети вырастают преданными. Такие люди становятся преданными своему дому и окружающему миру. Они всю жизнь только и делают, что помогают людям жить счастливо, в мире и покое.
– Всё, я с вами еду домой, – засмеялась Карина, – еду и всё!
 После ужина взрослые ушли в зал, обсудить все подробности, связанные со свадьбой, а Дживан и Карина пошли в комнату собирать вещи.
– Карина, – я не могу без тебя жить, – сказал Дживан, прикрыв за собой дверь спальни, он обнял Карину. – Я тебя люблю, солнышко, и так сильно, что мне кажется, будто моя душа не живёт в моём теле, потому что ты живёшь там, и только тобою наполнен я весь изнутри. Каждая моя клетка наполняется тобой и не может насытиться.
– Я тебя люблю, Дживан, – обняв его, сказала Карина, – ты моя судьба. Родной, ты смог за короткое время завоевать мою любовь.
– Джана, – Дживан почувствовал радость и тепло в душе.



– Ну что, дочка, давай, родная, перед дорогой присядем, чтобы путь был лёгким.
 Все дружно сели и стали смотреть друг на друга. У всех была улыбка на лице. Они были радостными и довольными ходом судьбы, которая соединила семьи в единое целое. Две семьи сливались в одну мечту, уже стремясь к одной цели - помогать молодым во всём и всегда.
– Ну всё, – встал с места Гамлет, – счастливого вам пути.
Он обнял Карину и крепко сжал в своих объятиях.
– Спасибо, папа, – сказала Карина, поцеловав в щёчку отца.
– Береги нашего малыша, – сказала Татьяна, чуть ли не силой вырывая Карину из объятий Гамлета.
Татьяна и Карина обнялись. Они поцеловались и почему-то, прижавшись друг к другу, тихо заплакали.
– Ну вот, приехали, – с грустью произнёс Гамлет, – что за слёзы, не понимаю? Надо радоваться, а не реветь.
– Ты – мужчина, тебе легко так говорить, – сквозь слёзы, не выпуская  свою дочь из объятий, ответила ему Татьяна, – ты думаешь, легко вырастить своего птенца и отпустить
на волю?
– Татьяна, – засмеялась Ольга Размиковна, – скажи спасибо, что я позволила моей красавице жить с вами ровно 19 лет.
 Все дружно рассмеялись над шуткой.
 Попрощавшись, Дживан, Карина и Ольга Размиковна сели в машину и поехали. Карина повернулась и смотрела назад через заднее стекло машины, чтобы и взглядом попрощаться с родителями. Она просто замерла от неожиданности. Рядом с родителями стоял Алекс и,  улыбаясь, махал рукой вслед уезжавшим. Карина закрыла глаза, открыла и снова увидела его. Дживан, который через зеркало смотрел назад, тоже заметил душу Алекса, но, чтобы не тревожить Карину, решил промолчать, не подозревая о том, что Карина тоже видит его. Через минуту Алекс исчез.
– Почему так упорно молчите? – спросила Ольга Размиковна, – уже двадцать минут едем молча. Такое ощущение, что каждый из вас ушёл в себя и думает о чём-то серьёзном.
– Ты права бабушка, – ответила Карина.
– Что случилось, родная?
– Бабушка, я не знаю, правильно ли будет, если я расскажу, о чём думаю.
– Дочка, конечно, будет правильно, я ведь вижу, что ты сильно загрустила. Мы же семья, и мы должны всегда быть честными в отношении друг друга, даже в мыслях. Я считаю, что мы не имеем права скрывать друг от друга всё, что беспокоит нас, даже если это вызовет неприятные чувства. Надо все проблемы рубить на корню, чтобы они не выросли в высокое дерево, и не понадобилось рубить это дерево, чтобы при необходимости дотянуться рукой до его макушки.
– А как понять смысл твоих слов, бабушка? – спросила Карина.
– Всё очень просто. Те переживания, которые накопились из-за вопросов, на которые вовремя не были получены ответы, могут привести к разрушению любых, даже самых крепких отношений.
– Ты права, бабушка, – согласилась с ней Карина. – Бабушка, – с осторожностью продолжила она, – ты, наверное, знаешь о нашем с Дживаном u общем погибшем друге?
– Да, родная, знаю.
– Ну вот, я уже несколько раз вижу его душу и не могу понять, как это происходит. Сначала мне показалась, что это просто игра моей фантазии, но, – Карина открыла сумку, достала носовой платочек, завязанный узелком, и протянула Ольге Размиковне, – вот это нательный крест, доказательство того, что я говорю правду и вовсе не придумываю ничего.
  Ольга Размиковна развязала платочек и вынула крестик на цепочке. Дживан резко тормознул машину. Он выхватил украшение из рук бабушки и громко сказал:
– Не может быть такого, не может!
Бабушка удивлённо смотрела то на Дживана, то на Карину, пока не понимая, что случилось.
– Карина, откуда он у тебя? Я ведь сам лично искал крестик в воде, но так и не нашёл.
– Это он сам мне отдал в тот день, когда ты уехал домой.
– Как так? – задрожал голос Дживана.
– Может, всё-таки мне скажете, о чём идёт речь? – спросила Ольга Размиковна.
– Бабушка, это украшение принадлежит Алексу. В тот неблагополучный день цепочка находилась на его шее. Когда мы вынесли Алекса из воды, я сразу заметил пропажу. Чуть
позже, придя в себя, мы с ребятами долго ныряли в воду в надежде найти цепочку, но, увы, всё напрасно. Я сейчас не могу понять, как она оказалась у Карины.
– Успокойся, сынок. Карина, – обратилась она к невестке, – расскажи, родная всё, как это произошло?
  Карина некоторое время не решалась начать рассказ, потому что не знала, как много известно бабушке. Дживан, поняв состояние Карины, сказал:
– Карина, расскажи, ничего не скрывая. Моя бабушка знает обо всём.
 Карина изменилась в лице и сильно побледнела.
– Милая моя девочка, ты не переживай и не бойся меня. Я только за твоё счастье и за счастье моего внука и правнука. Слышишь, ничего не может заставить меня разлюбить тебя. Будь уверена во мне, как в самой себе.
  Уверенный голос Ольги Размиковны успокоил Карину, и после некоторой паузы она рассказала всё в мельчайших подробностях. Дживан и бабушка слушали её, затаив дыхание. Когда Карина закончила, Дживан обнял её и сказал:
– Карина, разреши мне носить это украшение. Как только родится наш сын, я верну украшение наследнику.
– Хорошо, Дживан, я не против.
  Дживан поцеловал крестик и надел цепочку на шею. В ту же секунду над головой Дживана вдруг появился свет в виде маленького шара, который скатился с его правого плеча, передвигаясь в сторону Карины, затем, медленно опускаясь, прокатился по её животу и тут же вылетел в открытое окно автомобиля. Это произошло так быстро и неожиданно, что сидящие в машине даже не успели о чём-либо подумать.
– Господи, помоги душе Алекса, пусть исполнятся его желания на этой земле, – первой нарушила тишину Ольга Размиковна, осеняя себя крестом.
– Бабушка, что это было? – удивлённо спросил Дживан.
– Да, что это было? – не менее удивлённо спросила Карина.
– Сынок, заводи машину и давайте поедем домой, а я по пути обо всём вам расскажу,- сказала Ольга Размиковна, думая о чём-то своём.
– Хорошо, бабушка, – сразу согласился Дживан.
 Машина тронулась с места.
– Когда человек умирает, не закончив свои дела на этой земле, то Бог, безумно любя его, разрешает ему через своих близких или через определённых выбранных людей довести до конца начатое, но незавершённое дело. Когда мы живём на этом свете, мы не умеем ценить каждую секунду в каждой минуте. Мы не спешим в наших делах и не спешим исполнить все наши мечты, зная, что завтра ещё наступит утро и ещё будет день. Мы не умеем ценить каждого человека,
встретившегося на нашем пути, а если ценим, то даже из-за незначительной обиды портим наши отношения. При встрече меняем направление своего пути, чтобы даже не поздороваться друг с другом... Пока мы живём, мы не зрим глубоко в корень жизни, а состригаем только верхушки, живём, думая, что мы выполняем нашу миссию перед человечеством и перед Богом, забывая о том, что первоначально мы должны отдать должное нашим душам.
Ольга Размиковна замолчала, задумавшись о чём-то.
– Бабушка, пожалуйста, не молчи. Расскажи, объясни нам, пожалуйста, это важно для нас, – попросила её Карина.
– Бабушка, говори, родная, мы очень внимательно тебя слушаем.
– Хорошо, дети мои, сейчас выпью воды и продолжу.
Она выпила воды, глубоко вздохнула и продолжила:
– После смерти душа просыпается в другом измерении, которое тесно соприкасается с жизнью… Души смотрят со стороны сами на свои дела и на прожитую жизнь, осознавая каждую свою ошибку. Они просыпаются абсолютно чистые, без какого-либо отрицательного чувства. В них только любовь, доброта, которые подчиняются высшему разуму. Они просыпаются и живут по законам Господа, уже не нарушая ни одной заповеди. С благословения Господа Бога им разрешают появляться рядом с нами до тех пор, пока они не исправят свои ошибки или просто выполнят свою миссию. Чтобы их труд не прошёл даром, мы, живущие на этой земле, не должны их пугаться, не должны им мешать, а наоборот, мы должны научиться их слушать и понимать, помогая им во всём, ибо они – будущее, а мы – прошлое.
– Не поняла смысла твоих слов, бабушка, прости, что перебила, – покраснев, сказала Карина, – объясни, пожалуйста.
– Хорошо, дочка. Они умирают и уходят, а мы остаёмся. Они к нам больше не вернутся в жизнь, а мы лишь последуем за ними. Ведь только прошлое уступает своё место настоящему, а настоящее – строго тянется к будущему.
– Поняла, бабушка, спасибо.
– Души всё видят и обо всём знают заранее. Они не вмешиваются в наши дела, лишь помогают нам, предупреждая нас о беде и уберегая нас от ошибок, от которых сами теряли покой. Они пытаются сохранить каждого в чистоте, чтобы мы после жизни не стали страдать из-за ошибок и незавершённых дел. Души умеют исцелять всякие болезни, даже вернуть к жизни почти умершего человека. Они обладают необыкновенной силой и имеют в себе благословение Господа. В другом измерении они познают свет Святого Духа, наполняясь только истиной. В них только любовь и сила, готовность помогать нуждающимся в них.
– Прямо как ангелы-хранители, – с удивлением сказала Карина.
– Почти, дочка. Они не ангелы, но такие же добрые и отзывчивые.
– Спасибо ещё раз, бабушка, я уже многое стала понимать из того, что происходило в последнее время со мной.
– Карина, когда с тобой что-то будет происходить, поговори со мной и расскажи. С сегодняшнего дня моя обязанность – всегда быть рядом с тобой, выслушать, понять и помочь во всём. У меня раньше был только Дживан, а сейчас у меня есть ты. Я буду жить ради вас, и от вашего счастья я получу только радость.
– Бабушка, ты настоящий земной ангел! Я не успела с вами познакомиться, но успела уже сильно вас полюбить. Я в вас нашла родную душу и знаю точно, что я всегда буду прибегать к вашим советам.
– Карина, ты с каждым днём заставляешь меня с ещё большей силой любить тебя, – с нежностью тихо сказал Дживан.
Карина посмотрела на него и ответила:
– Я очень счастлива, что у моего сына есть такой отец, такая любящая и мудрая бабушка. Я считаю, что не каждому ребёнку выпадает случай родиться в такой семье и воспитываться именно такими людьми. Я благодарна Господу, что он пожалел меня и моего лучика, наградив радостью жить с вами под одной крышей.
  Дживан одной рукой вёл машину, а другой держал руку Карины, которая сидела рядом. Ольга Размиковна от счастья прослезилась, глядя на своих голубков.
  Дни и месяцы пролетели как один день.
  Утром, в 9-00, Дживан собирался на работу, а Ольга Размиковна в магазин. Чтобы не разбудить спавшую Карину,осторожно, не шумя, они вышли из квартиры. Дживан подвёз бабушку до магазина, а сам поехал на работу. С утра что-то непонятное происходило у него на душе. От чего-то появились сильное волнение и тревога. У него даже пропало желание ехать на работу. Какая-то сила тянула его назад, домой. Дживан изо всех сил отгонял от себя мысли, которые посещали его сами, без спроса. Было ощущение, как будто кто-то сидит в его голове и думает за него. Сделав большое усилие над собой, чтобы не повернуть машину назад, он
включил радио и попытался успокоиться.
 Ольга Размиковна сделав покупки спешила домой. Ей было как-то не по себе, и хотя не сильно, но тем не менее болело сердце, сжимаясь от непонятного чувства. От чего-то она тревожилась и почти не спала всю ночь. Утром хотела поделиться с Дживаном, но увидев, что он тоже задумчив, решила просто промолчать, чтобы не досаждать внуку.



Карина проснулась оттого, что сильно заболел живот. Она резко встала и тут же схватилась за него, согнувшись вперёд и крича от боли. Она и не успела понять, что происходит, только почувствовала, как по ногам что-то потекло вниз. Она посмотрела под ноги и увидела лужу с кровавой водой.
– Бабушка, – в страхе крикнула она, – бабушка!
Никто ей не ответил. Она, сделав усилие над собой, отправилась в комнату бабушки. Открыла дверь и увидела заправленную постель.
– Боже, она ушла в магазин, – громко произнесла Карина.
Новый приступ заставил её закричать ещё сильнее. От боли у неё закружилась голова. Карина сделала попытку прислониться к двери спальни, но потеряла равновесие и упала, ударившись головой о косяк. Она не почувствовала больше ничего. Боль куда-то ушла, ей стало легко
и хорошо. Она вдруг очутилась на поляне, где год назад с Алексом они срывали цветы. Она посмотрела вокруг себя и заметила Алекса. Он бежал к ней.
– Алекс! – радостно закричала Карина. Её голос эхом разнёсся по всей поляне.
– Карина, пойдём домой, – подбежав, сказал Алекс и схватил её за руку.
– Куда домой? – спросила Карина.
– Домой, к сыну! – с любовью, но встревоженным голосом ответил Алекс.
– К сыну? – Карина посмотрела на свой живот и с удивлением обнаружила, что больше не беременна. Она заплакала.
– Алекс, где мой сын?
– Дома, джана, дома, не волнуйся.
– Отведи меня к нему! И как он родился, что я не помню?
– Только не волнуйся, Карина, всё нормально. Иди в мои объятья.
Карина обняла Алекса и положила голову ему на плечо.
– А сейчас закрой глаза и доверься мне! Мы скоро будем дома.
Карина закрыла глаза. Она видела освещенную светом тропу, по которой они шли с Алексом. Она почувствовала спокойствие и была уверена, что во всём полный порядок.



Ольга Размиковна вернувшись домой, прошла на кухню, положила пакет на стол и начала вынимать продукты. Вдруг боковым зрением она увидела белый силуэт молодого мужчины. От неожиданности она вздрогнула, но сразу взяла себя в руки. Силуэт направился к двери, рукой призывая идти за ним. Ольга Размиковна оставила пакет и пошла вслед за ним. Она дошла до своей комнаты и закричала от ужаса.
 Карина лежала в луже крови прямо на пороге её спальни. Она была без сознания и вся бледная, губы уже начинали синеть.
– Дочка, дочка, очнись! – вырвался крик из её груди.
Она схватила подушку, подложила Карине под голову и побежала к телефону. Быстро набрала 03, вызвала «скорую» и тут же вернулась к Карине.
Не прошло и десяти минут, как приехала карета «Скорой помощи». Не теряя времени, Карину тут же осторожно положили на носилки и быстро отнесли в машину, которая понеслась в больницу на огромной скорости. Все сидевшие в машине хорошо понимали, что жизни матери и её ребёнка находятся в большой опасности.
В больнице их уже ждали. Осмотрев Карину, врач сказал:
– Скорее всего, у неё сотрясение мозга, но у нас нет времени помочь ей. В моей практике не было ни разу такого, но мне приходилось оперировать женщину без сознания, чтобы
спасти жизнь малыша.
– Почему только жизнь малыша? А её? – спросила сквозь слёзы Ольга Размиковна.
– Простите, этого я вам гарантировать не смогу. Её спасёт только чудо.
У Ольги Размиковны подкосились ноги. Медсестра с трудом удержала её, чтобы она не упала.
– Пожалуйста, прошу вас, спасите мою невестку, - стала она просить у врача.
– Всё, что в наших силах мы сделаем.
Все ушли в операционную.
В коридоре остались только медсестра и Ольга Размиковна. Медсестра напоила её успокоительными таблетками, которые сделали своё дело. Немного успокоившись, Ольга Размиковна начала усердно молиться: «Господи, прошу Тебя от имени всех Святых сохрани
жизнь моей невестки и моего правнука. Прошу тебя, услышь мои материнские молитвы. Я потеряла сына и сноху, я не смогу жить, если ещё буду терять. Господи, родненький Ты мой, я знаю, что Ты слышишь мой голос. Пожалуйста, спаси моих птенцов». Слёзы крупными каплями струились из её глаз. Вдруг ей показалось, что кто-то коснулся её плеч. Она подняла глаза и прямо перед собой снова увидела тот силуэт молодого мужчины. Он положил руку на её плечо и, наклонившись, смотрел ей прямо в глаза. От его взгляда Ольге Размиковне стало тепло. Спокойствие, которое исходило от него, наполнило и её душу. Она поняла, что это душа Алекса, который поспешил помочь своей любимой и сыну. Страх за жизнь невестки отступил, освобождая место в её душе только для веры, ожидавшей чуда. Силуэт убрал руку
с её плеча и направился в операционную. «Всё, жизнь моей невестки и правнука в надёжных руках», – глядя ему вслед, подумала она. Её сердце наконец-то стало биться спокойно и ровно. Не было больше сомнений, что чудо уже случилось. Она дала себе клятву, что внука не потревожит, пока всё не останется позади. «Я здесь и с ними, но ничем не могу по-
мочь, лишь только ждать и молиться. Присутствие Дживан будет таким же бесполезным для них. Тогда зачем тревожить душу парня и заставлять чувствовать такую же невыносимую боль».
  В ожидании прошёл ровно один час. Дверь в операционную открылась и вышел врач. Ольга Размиковна встала и пошла навстречу ему.
– Поздравляю вас, – улыбаясь радостно, сказал врач, – видимо, ваши молитвы были сильнее от наших стараний. Ваша невестка и ваш прекрасный внук в полной безопасности.
– Дай Бог вам здоровья, вы столько много жизней спасаете, – с уважением произнесла u Ольга Размиковна, снова дав волю слезам, которые от радости покатились по её щекам.
– Завтра утром приходите, и у вас будет возможность взять на руки вашего принца, – широко улыбнулся врач.
– Спасибо, – поблагодарила она и вылетела из больницы, еле сдерживая в себе крик радости.
Она быстрыми шагами направилась к остановке, села в «маршрутку» и поехала не домой, а прямо на работу к Дживану.


У Дживана от удивления расширились глаза, когда на пороге офиса появилась бабушка, вся светясь от счастья. Он сразу встал с места, подошёл к ней и, обнимая за плечи, проводил до стула.
– Ну, сынок, – хитро улыбнулась она, – давай, обещай мне магарыч, да дорогой?!
– Бабушка, это с какого дня ты берёшь взятки за информацию? – громко засмеялся Дживан.
– С сегодняшнего дня, радость моя! Есть информация, которая не имеет цены, она бесценная, но как родственнику я делаю тебе скидку, – засмеялась и она.
– А о какой оплате и в каких размерах идёт речь? – спросил Дживан, даже не подозревая, о чём будет разговор.
– Оплата – это поцелуй в обе щёки, размер – увезёшь меня сейчас домой!
– И всё? – спросил Дживан, улыбаясь.
– Нет, не всё, вот там всё и начнётся! – хитро прищурила глаза она.
– Что начнётся?
– Курс ежедневной взятки.
– То есть?
– Будешь меня возить туда-сюда, – вскинула брови она.
– Куда?
– В больницу, к моему правнуку и к моей невестке! – гордо произнесла она, внимательно глядя в глаза внуку.
Дживан заморгал, не сразу поняв смысл услышанного. Но тут же быстро, заикаясь и запинаясь, спросил:
– К-как, где, к-каким образом?
От его растерянного состояния и от выражения на его лице бабушка стала так громко смеяться, что её было слышно в коридоре.
– Каким образом? Обыкновенным!
 Дживан обнял бабушку и стал поочередно целовать её щёчки. Его душа наполнилась безграничной радостью. Он почувствовал безумное желание обнять Карину и взять на руки сына.
– Мэм, я готов вам дать взятку… Поехали в больницу! – c нетерпением сказал  Дживан.
– Поедем завтра утром сынок.
– Почему?
Ольга Размиковна рассказала ему обо всём и Дживан изменился в лице.
– Боже, вот почему у меня с утра забеспокоилась душа. Я даже не хотел идти на работу.
– Всё осталось позади, сынок. Не надо переживать о том, что уже прошло. Радуйся тому, что у тебя уже есть.
– Как не переживать? – с грустью спросил Дживан.
– Дживан, когда начинаешь переживать, думая о прошлом, этим ты останавливаешь настоящее, притягивая ещё и беду для будущего. Сейчас ты должен своими светлыми и радостными мыслями и желаниями помочь быстро поправиться жене и набрать силы малышу. Не допусти ничего лишнего в душу, потому что от твоих мыслей зависит твоё будущее, включая всех, кто дорог тебе. Запомни, сынок, мысли есть путь, приводящий всё в исполнение.
– Бабушка, я благодарю Господа, что ты у меня есть. Ты мой уют и покой. Я тебя безумно люблю.



  Утром, ровно в 9-00, Дживан и Ольга Размиковна ехали в больницу. По дороге Дживан завернул в цветочный магазин и купил огромный букет роз.
– Можно войти? – открыв дверь палаты, спросил Дживан.
– Конечно, можно, – радостно, но слабым голосом ответила Карина.
 Дживан зашёл, положил букет на тумбочку рядом с Кариной и обнял её.
– Любимая, родная, я тебя люблю!
– Дживан, я тебя обожаю, – обняла его за шею Карина.
– Где наш сынок?
– Повернись, он в кроватке, прямо за твоим плечом, – с безграничной любовью в голосе ответила она.
 Дживан выпустил из объятий Карину и повернулся. Он посмотрел на детскую кроватку, где мирно спал новорождённый, подошёл и стал разглядывать лицо малыша. Потом взял его на руки. Он очень внимательно изучал каждую черточку на лице Артура и увидел, что мальчик очень похож на Алекса.
– Вот ты какой, мой сыночек, моё счастье, – тихо прошептал Дживан и осторожно поцеловал его в щёчку. – Боже мой, какая нежная кожа, – с восхищением прошептал Дживан, – а как пахнет он, просто какой-то неземной аромат!
 Дживан не мог оторвать глаз от малыша. Сколько он смотрел на него, столько в нём просыпалось нежности и любви к маленькому человеку. Все эти чувства так наполнили сердце
Дживана, что он от радости хотел закричать на весь мир, что он самый счастливый отец на этом свете. «Алекс, родной мой друг, – в душе стал говорить с другом Дживан, – вот наш сын. Он так похож на тебя… Я благодарен тебе за то, что я в нём всегда буду видеть тебя. Друг, я тебе обещаю, что твой сын будет самым воспитанным и счастливым ребёнком и вырастет настоящим человеком. Я буду его любить за нас двоих. Спасибо тебе, Алекс, за такое чудо, спасибо!» Дживан ещё раз поцеловал мальчика и положил в кроватку.
– Ну, расскажи, как ты, моя принцесса?
– Всё нормально, Дживан. Я очень счастлива, сейчас у меня полная семья!
– Да, родная, сейчас у нас появились другие мечты, и мы всё сделаем для того, чтобы исполнить каждую из них, воспитывая нашего сыночка.
– Дживан, скажи, что ты почувствовал, когда брал его на руки?
– Это необъяснимое чувство. Сначала холод и страх, затем – волнение и гордость, а потом безграничную любовь и океан нежности, а также – ответственность, обязанность… Невозможно это всё передать словами, это надо пережить, чтобы понять. Я просто летаю от счастья. Во мне такое чувство, которое я раньше не испытывал. Понимаешь, Карина, мне кажется, что я стал ещё добрее, – засмеялся Дживан.
– Дживан, в моей жизни пока, мне не удалось встретить человека, добрее тебя. Ты другой, Дживан! Твоя преданность, честность и доброта – не имеют границ. Ты – человек, вызывающий великое уважение, и я горжусь, что ты мой супруг. У меня появилось желание просить Господа Бога, чтобы мир был наполнен именно такими мужчинами, как ты. Только так может мир купаться в счастье и радости. Нам, женщинам, многого ведь и не надо!
– Карина, я тебя безумно люблю. Я сейчас испытываю такое чувство, что сам не могу понять его величину, только чувствую, какое оно сильное. Этот маленький человечек перевернул всё во мне. Я только взял его на руки, и сразу осознал, что я настоящий мужчина, – Дживан засмеялся. – Ты меня сделала мужчиной, а наш сын – настоящим!
 Карина тоже рассмеялась, но вдруг резко замолчала.
Дживан посмотрел в ту сторону, где остановился взгляд Карины.
 У детской кроватки стоял Алекс и, нагнувшись над Артуром, смотрел на его лицо. От него исходил свет, окутывавший всю детскую кроватку.
 Дживан взял Карину за руку и, покачав головой показал, чтобы она не произносила ни одного звука, дабы не помешать душе Алекса пообщаться со своей кровинкой. Они оба, затаив дыхание, стали наблюдать за происходящим.
 Алекс протянул руку к малышу и стал нежно касаться крохотного тела сына. Вдруг вся палата наполнилась необычным светом. К великому удивлению Карины и Дживана, Артур в тот же миг открыл глаза, посмотрел прямо на лицо Алекса, и улыбнулся. Алекс тем же ответил крохе, который вдруг поднял ручку и потянулся в сторону Алекса. Тот тут же коснулся его руки и повернулся в сторону Карины и Дживана. Алекс посмотрел на них с огромной признательностью и, скрестив ладони на своей груди, поклонился. Это был жест благодарности. Потом он протянул руку в сторону Дживана, который от неожиданности растерялся, но, придя в себя, собрал все свои силы и смелость, встал и приблизился к Алексу. Он поднёс руку к другу и почувствовал тепло, исходившее от прикосновения. Двое друзей внимательно разглядывали друг друга. Взгляд Алекса опустился и задержался на нательном крестике на шее Дживана, он медленно поднял руку и остановил её на уровне украшения. Дживан ощутил поток тепла и прилив силы в себе, и в ту же секунду он почувствовал необходимость надеть крестик на ребёнка.
  Карина молча наблюдала за происходившим. Алекс приблизился к Карине, пока Дживан был занят тем, что надевал украшение на ребёнка. Кровь застыла в жилах Карины, и она еле сдержалась, чтобы не вскрикнуть. Алекс смотрел на неё с любовью и нежностью. Его лицо выражало радость за неё. Карина не успела прийти в себя, как вдруг всё исчезло так
же внезапно, как появилось.
  Надев на сына крестик, Дживан повернулся, чтобы посмотреть на друга, но кроме Карины в палате никого не было. Это всё произошло за считанные минуты.
– Дживан! – всё ещё находясь в шоковом состоянии, произнесла Карина.
– Да, любимая.
– Что это было?
– Радость моя, что тут непонятного? Алекс вернулся посмотреть на нашего сына. Он наградил его отцовским благословением, одновременно благословляя нашу семью.
– Дживан, когда я читала книги и смотрела различные фильмы о душе, всегда думала, что это лишь фантазия, и там нет даже доли истины. Но после смерти Алекса я поняла, что это всё реально, потому что я стала свидетелем этого.
– Не только ты, милая.
Дживан подошёл к Карине, обнял и прижал к своей груди.
– Мы созданы друг для друга. Иначе и быть не может, Карина.
– Да, родной, ты прав.



 Шли год за годом, Артур вырос в теплоте и уюте, справедливым и честным. Его все любили и души в нём не чаяли. Дживан и Карина работали день и ночь, не покладая рук, а бабушка воспитывала правнука, посвящая ему всю себя. В семье царило полное взаимопонимание. Все жили друг для друга… В этой семье все знали о чести, и никто не замарал свою совесть. Их обожали все вокруг, ставя в пример другим.
 Родители Карины часто приезжали к ним в гости, и они так же часто ездили к ним. Между двумя семьями никогда не возникали споры. Они были идеальными родственниками, что бывает в жизни не часто.



  Прошли ещё годы, и Артуру исполнилось 17 лет.
– Папа, – войдя в дом, сразу же позвал он отца.
– Да, сынок, – из комнаты послышался голос Дживана, – сейчас освобожусь.
– Ты пока проходи на кухню и пообедай сынок, – обратилась к нему бабушка.
– С большим удовольствием, бабушка! – радостно согласился Артур.
 Ольга Размиковна сидела перед правнуком и радостно наблюдала, как мальчик с аппетитом ест.
– Бабушка, никто так не умеет вкусно готовить, как ты, – поймав на себе её взгляд, с улыбкой сказал Артур.
– Не каждый готовит для такого внука, как ты, – улыбнулась в ответ она.
– Ты у меня классная!
– Это точно, сынок, – заходя в кухню, подтвердил слова сына Дживан.
– Папа, а где мама? – спросил Артур.
– Задержалась на работе.
– Почему?
– Надо было привести в порядок документы, завтра у них проверка.
– А когда вернётся?
– Не знаю, сынок, мы договорились, что как только она освободится, позвонит, и я поеду за ней. Ты зачем меня звал?
– Папа, хочу тебя кое о чём просить, – сказал Артур.
– Слушаю, я весь во внимании.
– Разреши мне покататься на твоём автомобиле.
– Без проблем, сынок. Когда надо?
– Сегодня, минут через тридцать.
– Хорошо. Поедем.
– Ты меня не понял, папа, я хочу сам сидеть за рулём.
– У тебя пока нет прав, Артур. Потерпи ещё чуть-чуть, скоро закончишь обучение, получишь права, и будет тебе зелёная дорога.
– Папа, пожалуйста, разреши.
– Не могу, сынок, я за тебя в ответе. Ты у меня единственный, и я не смогу рисковать тобой.
– Папа, ведь я вожу машину хорошо, ты же знаешь, – настаивал Артур.
– Сынок, тогда давай мы поедем вместе. Я буду сидеть рядом, а ты за рулём. Согласен? – спросил Дживан.
– Согласен! – обрадовался Артур.
– Папа, я хочу маму порадовать, – хитро прищурил он свои красивые глаза, – сейчас я зайду в вашу комнату и в шкаф, под одежду матери, положу листочек с моими оценками. Когда она станет переодеваться, то обнаружит сюрприз, подготовленный мной… Пусть она узнает, что я отлично окончил школу.
– Ура-а-а, сынок! – с места соскочил Дживан и, подбегая к сыну, крепко его обнял.
– Да, папа, я получу золотую медаль.
– Сынок, я горжусь тобой!
– Я всё сделал для того, отец, чтобы оправдать ваши надежды, связанные с моей учёбой.
– Умничка!!! – с радостью воскликнул отец.
– Ну ладно, папа, – освободился из объятий отца Артур, – я побежал в вашу комнату.
– Иди, сынок, поспеши обрадовать маму, ведь она так долго этого ждала.



Артур зашёл в комнату, открыл шкаф и задумался: «Так, на какую полку положить?.. Так, так, так... Мама, скорее все-го, возьмёт халат. Ну ладно». Из-под халата, когда Артур доставал его, упала какая-то старая, слегка потрёпанная тетрадь. Он наклонился, поднял её. Взгляд его остановился на надписи: «Моему любимому Алексу».
  Артур не поверил своим глазам. Если бы он не знал мамин почерк, то подумал бы, что эта тетрадь принадлежит другому человеку. Он хотел тут же вернуть тетрадь на своё место, но какая-то внутренняя сила заставила его открыть её. Он начал с осторожностью просматривать листы, а потом с несвойственной ему жадностью взахлёб стал читать:
«Мой единственный и неповторимый Алекс, я в память о нашей безмерной любви дарю эти стихи тебе.
(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)


© Copyright: Ерануи Матосян, 2012
Свидетельство о публикации №112093003858


Рецензии
Дорогая Еранауи, читаю и нет сил остановить слезы,будто я свидетель тому.
Подолжение жду ,но чувствую что-то произойдет трагическое,когда Артур попросил машину.Спасибо дорогая ,что умеешь так писать . Ninel

Нинель Аверченко -Тован   08.03.2016 12:55     Заявить о нарушении
Огромное спасибо дорогая! " Любовь и Душа", это целая книга из 5-и частей. Все части на моей странице, друг за другом.
Приятного чтения!
С любовью, Ерануи

Матосян Ерануи   08.03.2016 13:34   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.