Перестань, Мишель! - пятая часть

          Напряжение нарастало. Всем было непонятным поведение Мишеля. Если Катрин ещё жива, то чего бояться, но если уже  нет, то какое преступление пытаются скрыть новым преступлением.
         
          Поведение Мишеля стало граничить с безумием. И эта попытка вскрыть себе вены и его слова настораживали, но никак не объясняли ситуацию. Он до последнего надеялся , что в Гамбурге его встретит отец. Однако на борт поднялись полицейские и представитель посольства. Отца Мишеля не было.

          Первые опросы свидетелей проводились полицейскими в присутствии капитана и представителя посольства. Я не оговорился, назвав беседы с полицейскими опросами.  С каждым из нас проводились беседы без протокола. 
         
          Мне довелось слышать об этом городе очень многое. Главное, что ценят в этом городе - это свобода. Один из самых больших портов Европы, Гамбург, расположен на месте впадения прекрасной реки Эльбы в Северное море. Хотелось сойти на берег, познакомиться с достопримечательностями  прекрасного города, но увы,  наши свободы были ограничены. Со всех была взята подписка не покидать яхту до особого распоряжения. На яхте осталась группа экспертов - криминалистов, которые скрупулёзно стали осматривать все помещения, включая каюту капитана.
         
          Мы все предпочли сидеть в кают-компании.  Представитель посольства  всё время с кем-то разговаривал по телефону, отвечая на звонки. Ответы его были лаконичны и ограничивались незначительной информацией.

         Пришёл полицейский и пригласил кого-нибудь пройти с ним. Требовалось присутствие свидетелей. Выбор пал на меня и Сашка. На второй палубе в маленькой каюте, где стюардом была обнаружена кровь,  велась работа по вскрытию обшивки одной из стен, сделанной из прочного материала. Мишель присутствовал как  представитель владельца яхты. Он был бледен, взор его был направлен на стену, у которой работали полицейские. В какой-то момент к нему подошел представитель посольства, прошептал короткую фразу.  Мишель закрыл лицо руками и произнёс :

- Довольно! Не надо более ничего делать. Я открою сам.

         Он отодвинул кресло на котором сидел, нажал рукой на плитку пола и стена отодвинулась внутрь. Перед присутствующими открылось маленькое помещение на полу которого лежала девушка. Казалось, что она была бездыханна. Полицейские и врач яхты кинулись внутрь, нас попросили покинуть каюту, чтобы дать возможность вынести девушку.  Врач, осмотрев девушку, сообщил, что она жива, но пульс был крайне слабым. Дежурившие на причале врачи скорой помощи принялись за реанимационные действия.  Мишель подтвердил , что девушка действительно Катрин Лаборде. Вскоре скорая уехала, увозя Катрин.

         Мишеля увели в его каюту для допроса, в котором принимал участие только  представитель посольства. Допрос длился несколько часов. Стюард пару раз заносил прохладительные напитки и кофе. В его присутствии допрос прекращался, но выходя из каюты, он услышал , что представитель посольства настаивал на необходимости проведения психиатрической экспертизы Мишелю.

         Ближе к вечеру приехала вновь скорая помощь и на этот раз врачи забрали Мишеля. Его вели под руки,а практически, несли двое санитаров.

         Капитан утаил от немецких полицейских о наркотиках, найденных у Игоря. Он постарался от них избавиться в открытом море. Проблем хватало и без того.

         Посольский суетился, отводил каждого по одному, давая рекомендации кому и что говорить. Уж не знаю какую должность он занимал в посольстве, но здорово смахивал на особиста времен войны. Чубчик прилизанный, остренький нос, глазки маленькие, серенькие.  Особенно налегал на Игоря, предлагая ему ничего не рассказывать о Катрин. Однако, тот не согласился и всё рассказал полицейским. Капитан одобрил такое поведение Игоря, говоря, что дело резонансное. Катрин - гражданка Франции, врачи считают возможным её допрос через тройку дней и важно ничего не утаивать, чтобы не быть обвиненными в соучастии.

         Уставшие, едва перекусив, мы разбрелись по каютам. Утром за завтраком капитан рассказал, что Катрин не пришла в сознание, но её состояние улучшилось. У неё разбита голова в области затылка и глубокая рана в области предплечья, что привело к значительной потери крови, но сейчас состояние здоровья стабилизировалось и жизни девушки ничто не угрожает. С ней сейчас её родственники,прилетевшие из Парижа. Полицейские просят пару дней не улетать из Гамбурга, но был разрешен выход в город, чему все были несказанно рады.
         Владелец яхты, отец Мишеля, попросил капитана вернуть яхту в порт приписки и обещал выплатить весь заработок по договору без проволочек, перечислив большую часть заранее, чтобы у команды не было сомнения. Как рассказал мне капитан, говорил с ним отец Мишеля весьма корректно, стремился меньше говорить, а больше слушать. Благодарил за сдержанность в своих показаниях. Сетовал на непонятное поведение сына, ссылаясь на дурное влияние окружающих его парней и обещал всем нам устроить хорошую взбучку по возвращению. Из чего капитаном был сделан вывод о полной информированности отца Мишеля. Свой неприлёт в Гамбург объяснил чрезмерной занятостью на работе.

          Мы с Ликой предпочли прогулку вдвоём. Не хотелось ни с кем общаться. Город покорил нас. Он был красив и в лучах солнца, и в сумерках надвигающегося вечера, когда зажигались первые огни. Наша прогулка длилась несколько часов, но не было усталости. Однако мы помнили о необходимости до восьми часов вечера возвратиться на яхту.

          Едва мы вступили на трап, как услышали голос Сашка, стоящего на смотровой площадке :

- Ну наконец-то вы изволили появиться. У нас такие новости, обалдеть! Всем девицам разрешили покинуть яхту, поскольку их причастность к событиям не установлена. Капитана с Игорьком забрали в полицию для допроса. Этот псих Мишель отомстил Игорю и рассказал о наркотиках, найденных в его каюте. Капитану шьют дело о сокрытии улик. Лев поехал с ними. Он уверен, что анализ крови у Игоря покажет отрицательный результат и ещё Лев хочет рассказать, что наркотики от Игоря потребовал Мишель. Лев был свидетелем их разговора, Игорь не хотел этого делать, но Мишель, как всегда, настоял. Папаша Мишеля прислал адвоката. Хитрая бестия ! Он намерен добиться освобождения Мишеля.

          Ужинали мы втроём. Девицы покинули яхту, не мешкая. Капитан и Лев ещё не возвратились.  Вскоре мы разбрелись по каютам. Среди ночи нас с Ликой разбудили громкие голоса, доносившиеся из кают - компании. Незнакомый голос требовал от Игоря изменить свои показания в полиции. Тот отказывался. И тогда незнакомец произнёс :

- А как Вы думаете вернуться домой? На что вы надеетесь? Павел Иванович сотрёт вас в порошок, от вас мокрого места не останется !

- Не надо мне угрожать, господин адвокат! Я сказал правду и ничего менять не собираюсь!

          Внезапно голоса затихли. Павел Иванович - папаша Мишеля, но мы никогда не называли его имени. Это мог позволить себе только Мишель.


Рецензии