Высоцкий В. С. -Великий Русский Бард

Высоцкий В.С. - Великий Русский Бард.
Помогаев.      Новый   взгляд   на   старые  песни.


"Мне есть, что спеть, представ, перед Всевышним,
Мне есть, чем оправдаться перед ним."


25 июля – день памяти Владимира Семеновича  Высоцкого. С 1980 года уж 30 с лишним лет минуло. С одной стороны совершенно ясно, что песни его продолжают звучать и дома, и в залах, и на улице, и интерес к ним не угасает. С другой стороны не совсем ясно, кто же он такой и какова его роль в русском искусстве?


Поэт – он?  Или - бард?  Вот в чем вопрос!


Люди просто слушают его песни, а на мой вопрос «кто такой Высоцкий?» обычно отвечают вопросом: «Ты что, Высоцкого не знаешь?», «Ты что, Высоцкого не слышал?» И никто ни разу не назвал его поэтом. Хотя слово это всем знакомо и, например, Сергея Есенина все назвали поэтом.

Когда его уже признала страна, власть не хотела его признавать, и Высоцкому, конечно же, это было обидно. И ни композиторы, ни певцы его тоже публично не признавали. Видя такую несправедливость и видя великолепие слов в его песнях, главный поэт Советского Союза Евгений Евтушенко (тоже неоднократно притесняемый) решил принять его в свой цех поэтов. Так и случилось, что Высоцкий В.С. стал поэтом.

Но он был больше, чем поэт. Поэтичность только одна сторона его таланта. Считать его поэтом – значит  принижать его талант, значит не отличать главное от второстепенного.

       Окуджава красиво сказал, что бард – это поющий поэт.

В истории известно немало деятелей, которые не получили заслуженной оценки ни при жизни, ни в дальнейшем. Немало таких людей и в обыденной жизни любого из нас. Это происходит по самым разным обстоятельствам, но по одной причине – люди более склонны принижать чужие заслуги, нежели возвеличивать их. Да и большинство людей не умеют адекватно воспринимать мир.

В случае с Высоцким  признание осложняется тем, что выступал он в неизвестном жанре, у которого даже названия тогда не было. И поначалу этот  жанр воспринимался как уголовно-хулиганский, и вобщем, несерьезный и неполноценный. Ну, мало ли кто чего на лавочке бренчит.

Настоящее искусство всегда связано с глубинами времени. Бардовская песня – это очень древний жанр, почти забытый и исчезнувший. Первая песня, которая появилась на свете, - это была бардовская песня. Да и все мы – барды, когда мурлыкаем себе под нос. Не зря говорят, что «новое – это хорошо забытое старое». Однако, дома, во дворе и у костра этот жанр звучал всегда, и нравился всем очень.

Многие представляют жизнь людей фантастически, и считают искусством только концертное, профессиональное искусство. Хотя искусство – это не способ зарабатывания денег, а способ приводить душу в равновесие. Если сейчас закрыть все театры, залы, цирки, то искусство не исчезнет, а скорей
наоборот. Мне кажется глупым представлять, что 200 – 300 лет назад у русских людей и песен  путевых не было, а барды были только в Шотландии.

Попы приложили немало усилий, чтобы истребить на Руси пение, и им даже удалось полностью истребить исконные русские музыкальные  инструменты.  Перед  Великой  революцией они запретили новогоднюю елку. Но петь и веселиться нас не отучили. Так же и советская власть не смогла истребить наше стремление к красивым праздникам,  и мы всегда красили яйца на пасху. Так же и сейчас басурмане пытаются истребить хороший праздник.

В нашей округе (БПТ) барды были всегда. С теплотой вспоминаю и Толика, и Колю Морозенко. Правда, наши барды были не столько сочинители, сколько исполнители. Они пели хорошие задушевные песни. Иногда свои.  Поэтому  я так  всегда и  считал, что бард – это тот, кто хорошо поет хорошие песни. И Высоцкий тому подтверждение. В противовес, по радио, которое  в те времена  не выключалось, оперные певички донимали своими ариями. Про них говорили – опять горло дерет. А поэт Роберт Рождественский выразился точнее - горло полощет. Частенько нынешние  барды брезгуют петь хорошие чужие песни, а поют свои плохие в бардовском кругу.  Бардовские песни, как и все другие, может исполнять не только сам бард, но и все желающие. В одиночку и хором, под гитару и под гармошку, и под большой оркестр.

С появлением звукозаписи в начале ХХ века, этот жанр получил второе дыхание, а с  изобретением магнитофона  стал полноправным  жанром.

Но только Высоцкий  да Окуджава Булат Шалвович, да еще кое-кто воистину возродили и вознесли на общенародную высоту славное искусство русских  бардов.

И с этой точки зрения,  Высоцкого В.С. можно считать  основоположником русской бардовской песни абсолютно по тем же критериям, по которым мы считаем Пушкина А.С. основоположником русской поэзии.

Величие Пушкина было еще и в том, что он первый стал писать на русском языке, на том самом, на котором мы с вами теперь говорим.  Вероятно, это был язык его няни крестьянки Арины Родионовны, хотя этот язык был тогда для русского дворянства как бы иностранным. Чуть позднее они вообще перешли на французский. А мы теперь считаем Пушкина А.С. еще и основателем современного русского литературного языка.

Кстати сказать, если кто не знает, что фамилии отцов-основателей науки о русском языке - Щерба и Бодуэн-де-Куртенэ. Это к вопросу «кто русский?» и «кто составляет славу России?».

Вот сейчас идет очередное нашествие на русский язык, связанное, в основном, с компьютером, с мобильным телефоном. Юнцы и прочий мелкий народишко  купается в новых словечках, порою бессмысленных (контактный телефон). Это старо, как мир. И мы такими  же были. А что делалось после Великой русской революции семнадцатого года – просто тихий ужас!

Владимир Семенович Высоцкий поет  на  чистом русском языке,  на прекрасном нашем языке, я бы сказал,  на лучшем в мире языке. У него великолепная дикция. Звуки родного языка, вроде бы знакомые нам с детства, в его губах и горле зазвучали с неслыханной ранее красотой. Послушайте хотя бы «р», ну кто  еще  так умеет?  И только он додумался спеть звук «л» как слогообразующий (на английский манер).

Мастерство Высоцкого В.С. в звучании родного языка (в фонетике) вне конкуренции.  Русский язык – это не только письменный язык, на котором пишут поэты и писатели. Но главным образом, - это устный язык, на котором разговаривают люди (речь). И в этом главном языке Высоцкий преуспел вполне.

Москва редко рождает гениев -  редко, но метко.

В России не было звучащего поэта, Высоцкий - первый. В современном русском языке Высоцкого можно считать образцом (эталоном) русского произношения. В Англии образцом  служили  дикторы Бибиси. В советское время и у нас были неплохие дикторы, но после  Третьей русской революции нам  с дикторами не повезло. Когда-то равнялись на  артистов  Малого  театра. Как разговаривал Пушкин, мы никогда не узнаем. Высоцкого можем послушать в любой момент.

Высоцкий - просто бард, исполнитель собственных песен, любимец публики. Слово «бард» вполне русское, всем понятное и в словари занесенное, и спорить тут особенно не о чем.

Высоцкий В.С. – великий русский бард, и в этом своем качестве он единственный и неповторимый. Он не поэт, не писатель, не композитор, не певец, не артист, хотя, конечно, все эти качества в нем присутствуют в изрядном количестве.

Высоцкий В.С. – великий русский бард, и внес великий вклад и в поэзию, и в музыку, и в пение, и в русский язык, и в целом в культуру. И в советскую, и в русскую, и в российскую, и, надеюсь, в мировую.

Именно как бард он приобрел великую любовь всего народа нашего. Популярность Высоцкого при жизни была настолько огромна, что ее надо описывать отдельно. Его слушали даже там, где больше вообще ничего не слушали. Такая популярность – явление уникальное. Может быть, Битлы в Англии такую же имели, не знаю, а в Советском Союзе его сравнить не с кем. В этом отношении по сию пору он затмил всех. И это – один из признаков величия этого человека.

Большую  популярность имели многие -  Русланова, Утесов, хор Пятницкого, Марк Бернес, Зыкина, Магомаев тоже не оценен по достоинству, Окуджава  и в  Германии популярен.  Про Шаляпина не знаю. Что-то подобное было у Райкина. Много достойных имен в России. Как видите, я сравниваю великого барда с певцами, но не могу сравнить его с завываниями  Андрея Вознесенского (отличного поэта).

Я не первый, кто называет Высоцкого великим бардом, но то, что я встречал, звучало застенчиво, как бы из вежливости. Я же употребляю это
слово в обыкновенном прямом значении. И чтоб не было сомнения, добавлю, что Высоцкий такой же великий в своем новом жанре, как Пушкин в поэзии, Лев Толстой в литературе, Петр  Первый в политике, Королев и Гагарин в космонавтике, американец Форд в технике, Мичурин в садоводстве.

Некоторые считают Высоцкого талантливым ровно настолько, насколько он поэтичен. Дескать, Поэзия – вот настоящее искусство, а песня, да еще какая-то бардовская песня – это нечто пожиже, потише, пониже. Вполне возможно, для кого-то все так и обстоит, но для нас, рабочих и крестьян, как раз поэзия  - жанр более узкий, более салонный. Вот песня всегда была народная (и простонародная) и любят ее все.

У многих людей,  «из народа»,  в душу встроен какой-то резонатор и они точно знают, какая им песня нравится, а какая нет.  Малоизвестно, что большинство артистов, композиторов «не знают», какая песня хорошая, а какая не очень (Эльдар Рязанов), пока им об этом доярки не скажут. Это кажется странным, но творческая душа устроена именно так, что в ней нет готовых резонаторов. Отсюда  понятно, почему  страшна для творца гордыня.

        Всем известно, что люди с «развитым» вкусом  презирают «неразвитых». Тут интересно, что при ближайшем рассмотрении, оказывается, что «развитость» - это умение  соединить несоединимое. «Ах, как прекрасно поет мой Димочка!».  « Ах, как прекрасна эта ваша заливная рыба на саксонском фарфоре!»

Надо сказать, что в русском публичном языке появилась масса людей, у которых, по выражению А.И. Солженицына, отсутствует чувство родного   языка. Поэтому и появились слова «авторская песня». Их по-русски можно употреблять, например, противопоставляя авторскую песню народной, как не имеющей авторов. Но запущенные в оборот не по назначению, эти слова лишились смысла и превратились в неуклюжий термин.  Так же до недавнего времени греко-римскую борьбу называли классической, хотя были и другие классические виды борьбы. Старинные русские песни и сейчас называют неверно: «русские народные». Хотя всем понятно, что русские народные песни – это те, которые сегодня поет русский  народ. То же касается и словосочетания «народный артист».  Сейчас народный артист может быть и вправду народным (как Высоцкий), а может быть и «вряд ли народным», и «совсем ненародным», а часто и «антинародным»
 
          Теперь в обиходе более подходящий и понятный термин – бардовская песня. Но, думаю, что пришло время поменять описательный термин на назывательный. Жанр уже выделился и отделился от остальных вполне достаточно, уже многие понимают его особую общественную значимость, и он вполне заслуживает отдельного слова «бардистика». От слова бард  еще можно образовать бардика или бардэзия, но они как-то побольше похожи на слово бардак. Слово бардистика я уже встречал в литературе.

Теперь можно порассуждать, что такое бардистика и чем она отличается от поэзии. К настоящему времени бардистика безусловно потеснила поэзию, обошла оперу и даже оперетту, (ее теперь по новому называют), затмила даже цирк. Теперь бы Ленин уточнил:  «Из всех искусств  для нас важнейшими являются не кино и цирк, а кино и бардистика».

Правда, многие всерьез обсуждают другие вопросы. Например, если один бард спел песни другого барда, можно ли их считать бардами. Вопрос этот труден. Возможно, он труднее знаменитого вопроса: «Что вперед появилось на свете – курица или яйцо?».  Кстати, наш гениальный современник благополучно разрешил его, введя в формулу петуха.
 
Прекрасный певец Вахтанг Кикабидзе прекрасно поет, но на сцене, великую песню великого барда: «А иначе зачем на земле этой вечной живу?». Можно ли его считать бардом? Вот и я спрашиваю: «А зачем?».

         История появления прекрасной песни «День Победы»  показывает, что авторами песни является не только традиционная троица, но еще и дирижер оркестра.  А  народной, песня становится  не потому, что автор не известен, а потому, что подвергается народной  отделке.

Вероятно,  удобно  различать  жанры по формальным признакам: если певец надел  фрак – значит опера, если майку – значит рок, в штанах – значит бардистика.
 
Несомненно, что бардистика расширяет свои владения. С легкой (но пьяной) руки Высоцкого теперь все стали бардами – сам сочиняю, сам играю, сам пою, не нравится – отойди, не мешай.  Авторская песня, у которой три автора – автор слов, автор музыки и автор исполнения, возникла не так давно, расцвела пышным цветом, но теперь отошла на второй план. И возник еще один песенный жанр – попса. По всем формальным признакам, к которым стремятся самодеятельные барды, можно было бы признать, что это один жанр, и попса и бардистика ничем не отличаются. Но, кажется, что с этим мало кто согласится.

В бардовской песне – главное слова, а музыка на втором плане. Она и называется аккомпанемент, сопровождение. А в словах главное смысл. А в музыке главное мелодия. Исключительно важно пение. Красота, простота, душевность, проникновенность, тембр голоса, манера исполнения. И необычайно важно, чтоб на русском языке. Не знаю как в Шотландии, а в России, чтоб на русском.

В попсовой песне все наоборот. Тут главное музыка, а слова на девятом месте. Тут слова – аккомпанемент. Главный музыкальный инструмент – колотушка, с единым ритмом для всех песен и певцов, и времен, и народов. Музыку делают как можно погромче, чтобы она заглушала вокальные данные певца. С этой же целью – визжат.

Барри Алибасов уверяет, что петь можно и алфавит. Петь-то можно и тра-ля-ля, но только это не называется песней.

С моей точки зрения, бардистика лежит в общем русле искусства – талант и чувственность.

Для попсы в целом характерна детская неумелость, и попса не столько жанр, сколько стиль, который проникает во все сферы жизни. Теперь любой может купить кинокамеру, помотать ею и получится блокбастер. Вроде так называют современное кино. Снимают его люди очень маленького роста, головку плохо держат – она у них на бочок. Ручонки слабоваты, камера часто падает на пол. Кроме низкорослого кино, снимают много бухгалтерских блокбастеров. Там самое интересное – сколько, чего, куда потратили. Но людям нравится, наверно.


В этом плане попса сродни абстрактной живописи. И то и другое необходимо. Чем бы дитя ни тешилось… Колбаса без мяса, автомобиль для девочек, в котором главное бантики, молочный шоколад без шоколада. А шоколадный шоколад,  молочное молоко и масляное масло нынче не в моде.


Для людей с нормальными вкусовыми, зрительными, слуховыми  рецепторами все это непостижимо. Все это можно рассматривать как извращения, которые присущи человекам с древности, а в наше время они только стали публичными. Можно презирать, а можно любить, а можно относиться  спокойно.


Попсовая песня – это детская песня, - это подростковое, юнцовое искусство. Раньше мы просто дома  бесились, кидались подушками. А теперь это поручили артистам и они бесятся на сцене, или вместо нас (когда сердчишко слабовато), или  вместе с нами. Зато всем весело.

 
Попсовая песня – это маленькая грань огромного явления.


Письменный язык отличается от разговорного, устного языка по многим параметрам. Например, был такой великолепный рассказчик, лермонтовед Ираклий Андроников – заслушаешься. Но тот  же самый рассказ, записанный на бумагу, воспринимался весьма скучноватым.


То же самое наблюдается в паре роман – кино. Прекрасный роман и скучнейшее кино. Или наоборот. Примером может послужить обыкновенное произведение Юлиана Семенова и грандиозный фильм Татьяны Лиозновой.(17 мгновений весны).  На стихи Есенина С.А. написано песен немного, и песни обычные, а стихи великого поэта великолепны. Жанры-то  разные и не всегда сочетаются удачно.  Так что  от поэтов до Высоцкого как до Китая.

Голос у Владимира Семеновича мужской, мощный и красивый. Раньше я считал его голос хрипловатым слегка, а теперь считаю очень даже мелодичным на фоне нынешних гнусавеньких бесполых голосов.


Мощь голоса Высоцкого просто поразительна, и еще больше поражает то, что его мощь проникает внутрь слушателей и остается там необычайно долго.

Обычно верхом мастерства певца считается способность «вышибить слезу». Но задевая за живое, певец тем самым понижает жизненный тонус слушателей. Наоборот, Высоцкий – певец свободы, раскрепощения и поднятия духа и ума. Удивительно было, когда чемпион мира по шахматам рассказывал, что в решающем матче перед каждой партией он слушал «Кони привередливые». Казалось бы, что песня о смерти не может способствовать победе, но оказывается, что это совсем не так. Потому что это – песня Высоцкого!

Выходит, и радостные, и грустные песни великого русского барда Высоцкого В.С. – жизнеутверждающие, победные и яркие, как красный флаг на баррикаде, на рейхстаге.


Умение жить на свете красиво и долго включает в себя тысячу факторов, и в том числе умение выбрать, какую музыку слушать перед боем, экзаменом, свиданием и другими важными событиями. Если  Высоцкого - победа, если попсу – поражение. Жаль, конечно, тех ребят и их командиров, так и не узнавших этот закон жизни. По секрету хорошим людям можно подсказать, что в ответственные дни не следует включать телевизор.


Песни Высоцкого  вдохнули в народ так много энергии, что невольно думается - не они ли стали причиной того, что люди в Советском Союзе пришли в движение и затеяли  перестройку?


Великие поэты всегда пророки, а тем более великие барды. Помните, Пушкин написал «на обломках самовластья», и внуки осуществили. Скоро внуки Высоцкого подрастут, надо бы переслушать его «Кассандру» и другие пророчества, чтобы грядущее не застало врасплох.


Чтобы яснее показать величие Владимира Семеновича, упомяну еще один древний жанр – речитатив. Он тоже вроде возрождается (Таривердиев, А. Петренко). Сила его воздействия на людей, вероятно, будет больше поэтической или песенной. Все- таки речь для многих слушателей более естественна, чем пение. Из-за этого масса людей совершенно не принимает оперу.


Сейчас появился детский вариант речитатива. Называется вроде «рэп». В детстве мы такую манеру звали «лесом еду – лес пою» (так пели тунгусы). Если в этом жанре появится свой Высоцкий, тогда все увидят, как засверкает и речитатив, потому что сверкает все, к чему прикасаются гении.


А какое богатство интонаций в песнях великого барда! И все они русские, все родные, все нашенские. Эх, если бы можно было взять на них патенты!.. Пока же их за так растаскивают. Получается, что вроде бы и было достижение-изобретение, но как бы нет его уже. Подумаешь, Шекспир – одни цитаты. Подумаешь, Высоцкий – все так поют.

Для сравнения можно сказать, что самым большим и, наверно, единственным достижением попсохитов, кроме визга, являются две интонации. Первая интонация «ню» - гундосят, гнусавят, насморк или полипы в носу. Вторая интонация «мя» - интонация избалованного ребенка, когда он в центре внимания. Обе их вряд ли можно считать достижением и вряд ли они русские.


Интонации выражают чувства людские, а у людей на каждый случай свое чувство. Письменное слово поэтов или писателей не может прямо выразить это. Читатель не слышит интонаций и вкладывает в слова свои похожие чувства, но не те, которые обуревали автором. Поэтому поэт посетовал: « Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется». То же самое и с музыкой. Именно поэтому певец всегда будет соавтором песни.


Для барда интонация - основной инструмент его искусства «жечь сердца людей». В.С.Высоцкий ввел в искусство и в нравственный обиход  целый пласт различных чувств советских и российских людей. Он сделал их знакомыми, дал им названия, и теперь все могут ими пользоваться и более осознанно выражать свое состояние. «Нет, ребята, все не так» - чувство как будто всем знакомое, но только Высоцкий спел его!


Хотелось бы упомянуть еще об одном феномене Высоцкого. У его песен какой-то  уникальный свой особый музыкальный строй, «своя колея» в музыке. Речь идет не об авторских особенностях, об узнаваемости. Я не музыкант и не смогу толково объяснить. Вероятно, все слышат, что индийская музыка отличается от русской, старинные песни отличаются от современных композиторских.


Музыка Высоцкого – это  «музыка»  русской речи и петь его песни легко. Вот С.А. Есенина петь трудно. Его стихи настолько мелодичны, что с музыкой сочетаются неважно. Если взять отличную песню «Клен ты мой, опавший», то хорошо «слышно», что у есенинских стихов совсем другая «мелодия».

 
В песнях Высоцкого слова и музыка едины, монолитны и, наверно, поэтому завораживают.
 

Теперь в  искусстве в моде стало самовыражение. Большей глупости  придумать трудно для народного искусства. Искусство стало неискусным. Появился шоу-бизнес – особое искусство выколачивания денег из подростков, из государства.


У Высоцкого В.С., как и у всех великих, самовыражение на последнем месте. Главное выразить не себя, а то, что накипело на душе у толпы, у зрителей, у слушателей. Как спеть, как песню переделать? Чарли Чаплину подсказывали мальчишки, другим творцам важна была реакция жены, друга.. Владимиру Семеновичу ориентиром служило не собственное самочувствие, а  глаза слушателей, о чем не раз он говорил.


Евгений Дятлов, великолепный певец, рассказывал, как в трудную пору он пошел подзаработать в переходе. Сначала пел с закрытыми глазами и вкладывал в песню все свои способности. Но прохожие не останавливались, и шляпа была пуста. Потом он разозлился,  стал петь с открытыми глазами, и с удивлением увидел, что шляпа стала наполняться. Секрет тут прост. Закрыв глаза, он пел, естественно, только для себя. Думал, если мне нравится, то и другим понравится. Открыв глаза, он стал невольно реагировать на мимо проходящих и песни зазвучали по другому, и в шляпу полетели деньги.


Иногда  споет певец новую песню, и в ней много чего людям понравится, они и хлопают, и подпевают. Но бывает, что есть в ней один заметный недостаток. Люди, они добрые, прощают певцу этот изъян, ну кто без греха. Но некоторые премудрые певцы  почему-то  считают, что им  только за этот изъян и хлопают. И в следующих песнях этот изъян еще и усиливают, лишь бы выделиться. Конечно, бородавка выделяет, но не служит признаком таланта. Таким в вечности делать нечего, их забывают при жизни.


Теперь бардистика развивается «по-над пропастью по самому по краю». С одной стороны пропасть  попсы. С другой стороны пропасть  мырлыканья. Но талантливые барды легко удерживают это равновесие.


С верховной властью Владимиру Семеновичу не повезло. Она была «не в себе» и его не пожаловала. Может, они и слушали его, но втихомолку. Признание властителей мундиров и умов, и просто людей известных, всегда имеет большое общественное значение и огромную значимость для самого автора. Неизвестно еще что бы написал этот Пушкин А.С. или Гоголь Н.В., если бы не покровительство самого царя Николая Первого.


Жаль, что у великого барда не было царя, не было Белинского, не было Энгельса.… Зато у него были друзья и миллион восторженных поклонников, слушавших заигранные пленки (мы с вами), и на нашей любви вырос талант нисколько  не хуже, чем на любви царской.


Остается добавить, что для меня  великий русский бард  Высоцкий В.С. – товарищ, и закончить лозунгом «Вперед и вверх!».




Рецензии
Понравилась мысль :"Искусство – это не способ зарабатывания денег, а способ приводить душу в равновесие"
Очень люблю бардовские песни, а Высоцкий - это на самом деле великий русский бард!
И еще согласна с тем, что "Частенько нынешние барды брезгуют петь хорошие чужие песни, а поют свои плохие в бардовском кругу. Бардовские песни, как и все другие, может исполнять не только сам бард, но и все желающие. В одиночку и хором, под гитару и под гармошку, и под большой оркестр"
Несмотря на своеобразное исполнение песен самим Высоцким, их поют , поют так , как могут, как просит душа.

Ольга Зарецкая   27.06.2019 07:02     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогая Ольга!

Недавно рассказали, что песню Высоцкого применяли в бою, в Донбассе.
"Идут по Украине солдаты группы Центр..."
На бандер она действовала угнетающе...

Рад единомыслию.
С уважением.

Евгений Помогаев   29.06.2019 04:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 30 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.