Детсад у Никитских ворот

    Может быть этот рассказик – иллюстрация к возможностям ранней детской памяти…

    1945 год. Война кончилась. Мама с сыном (т.е. со мной) смогла вернуться в Москву, на Малую Никитскую…
Роясь в своей памяти что-то выковыриваю из того времени…
Вернулся (появился!) отец. Молодой , красивый… в шинели… Тогда военные были в почёте…
    Первые воспоминания (подтверждённые родителями):
Отец возил меня трамваем в ясли на Красную Пресню. Помню переполненный вагон, иногда отец со мной висел на подножке… Видимо это была осень 1945 года.

    Помню плакаты. Теперь это рекламы. На одном из них клоун «Карандаш» с собачкой. Я всегда просил папу остановится у собачки… Однажды, меняя рекламу, у собачки оторвали голову… Я долго рыдал… мне долго снился этот кошмар… Видимо, это первые проявления памяти…
Помню новый год в тех яслях. (Наверно это была встреча 1946 года). Зал… (тогда любая пустая комната казалась мне залом.)  Очень холодно… Мы – дети -  легко одеты и дрожим… Мама потом рассказывала, что нас – детей, нарядили снежинками… Потом помню появился медведь… (Этот медведь опять снился мне… ночной кошмар…)
Больше не помню.
   А вот поступление в детский сад у Никитских ворот помню очень хорошо. Весна или лето 1946 г.
   У Никитских ворот, на пересечении Тверского бульвара и Большой Никитской ул. (потом ул. Герцена, потом опять Б.Никитской) был двухэтажный особнячок жёлтого цвета. В воспоминаниях Паустовского это здание хорошо описано в связи с тем, что в 1917 году в нём засели юнкера, и долго отбивались  от…(не знаю, как назвать тех, от кого они отбивались…)
   Так вот, в этом особнячке, одной стороной выходившем на Тверской бульвар, а другой – на улицу Герцена, располагался в то время мой детский садик.
Удивительно, но мне очень много запомнилось, и мне захотелось поделиться с кем-нибудь этими крохами того времени.

   Первый день. Мама привела в дет.сад и сказала, что вечером придёт за мной. Я остался с другими детьми в большом зале. (Уже говорил, что тогда любая большая пустая комната казалась мне залом) . Тётя ( теперь ясно – воспитательница) стала уговаривать меня, чтобы я не плакал. А я никак не мог понять: почему я должен плакать? (Потом мне говорили, что многие дети плачут, когда их оставляют в….)

   Эта комната-зал была одновременно и игровой, и столовой, и местом где дети спали в «тихий час». Мало кто помнит, что в те времена тихий час именовали «Мёртвый час», и даже «Мёртвый сон». Не верите? Ну и не верьте… мы-то помним…
На этот тихий-мёртвый час из кладовки выносились раскладушки. Не нынешние «люменивые», а те ещё, деревянные… ножки буквой Х…
   В этом зале на стене висели два портрета. Чьи?  Догадаться не сложно. Тогда впервые меня поразило, что глаза этих…(не знаю, как их назвать) всегда смотрели на меня. Играл ли я, обедал ли, лежал ли на раскладушке в мёртвый сон… они всегда следили за мной…
   Мы заучивали про них стихи и песни, многие из которых я помню до сих пор… Ну да бог с ними…

   В этом же зале проходили праздничные торжества… Новый год, 1 мая, 7 ноября, а так же дни рождения тех, что на портретах…
 В один из таких парадных дней мы изображали красных казаков, и кто-то (уж не знаю кто) сфотографировал нас. Эта фотка, единственная снятая в детсаду, чудом сохранилась. Повешу её в заставке рассказа. Костюмированные выступления украшали праздники. Как-то раз я изображал танкиста. Мне где-то раздобыли шлем, а папа нацепи мне на грудь свои медали. Я заучил стишок, который помню до сих пор:
      "Сейчас танкисту пятый год
       а танк ещё моложе!
       танкист, конечно, подрастёт,
       его машина тоже!
       Он поведёт машину в бой -
       другого нет пути:
       за нашим другом и вождём
       за Сталиным идти!"
   
  "Танкист" с "его" медалями имел успех... помню аплодисменты взрослых зрителей...

   Наши воспитательницы-женщины были очень хорошими, добрыми, красивыми… Помню их в лицо… одну звали Екатерина (отчества не помню).

   К отрицательным эмоциям воспоминаний о детсаде относится обязанность пить «английскую соль». Уверен, теперь этот напиток почти никто не знает.
 И кормили нас скверно, что не удивительно в то время. Долгое время я ненавидел гречку, ибо гречкой именовалась смесь шелухи с… песком (ну если не песок, то что-то вроде этого)… 
   Другие не любили пить рыбий жир… А я пил спокойно, с хлебом и солью…
Ещё положительная  деталь: летом детсад вывозили на дачу. Кажется в Ильинку, недалеко от Москвы. Один раз я туда не попал. Прямо перед отъездом, во дворе детсада, я потерял сознание, упал. Думали солнечный удар, оказалась скарлатина. И загремел я вместо дачи в больницу. Тоже хорошо помню. Особенно мальчика-соседа по палате. Такой фантазёр, болтун и врун! Доврался до того, что знаком со Сталиным… А ведь я ему сначала верил…
 
   В детсаду я дружил с мальчиком - Аликом Гупаленко. (Вот ведь, имя  запомнил! И лицо помню, благодаря  фото, где мы изображаем красных казаков. Алик третий слева). Он всегда носил в карманчике смятую фотокарточку погибшего отца.
     Отношения между детьми были дружелюбными. Никаких эксцессов среди нас не было.  Вообще-то, я был «уважаемым»… (как теперь это говорят). Пытаюсь понять почему… наверно потому, что у меня был отец, да к тому же военный… (немногие тогда имели отцов). Не вру: кичливости по этому поводу у меня не было. Я вообще не задумывался на эту тему, т.к. и думать стал гораздо позже. Просто я с радостью встречал отца, когда он приходил за мной. Тогда он был таким высоким, в шинели…
Помню, это было точно в мае (какого года? Может 1948 или 49?) Около дет.сада стояли танки, готовились к параду… Мы с отцом вышли из детсада (выход был на Тверской бульвар). Прямо у выхода стоял огромный чудовищный танк. Башня – как дом. Пушка – царь-пушка.  (Потом я узнал: танк КВ)
   Я зачарован… не могу оторваться…  И тут папа говорит танкисту: покажи мальчику танк! И танкист не отказал офицеру… Меня взяли на броню и даже позволили заглянуть в люк…

    Очень часто нас выводили гулять на Тверской бульвар. «Гуляли» парами, строем. От памятника Тимирязеву до памятника Пушкину и обратно…

   Нашему детсаду не повезло… его снесли, и на его месте давно уже стоит здание ТАСС (уж не знаю, как теперь эта контора называется. Надоело отслеживать переименования… )   

Напротив нашего детсада (потом здания ТАСС) долгое-долгое время функционировал знаменитый кинотеатр «Повторного фильма». Ещё в восьмидесятых-девяностых работал…  теперь это старинное здание отдано… не знаю кому… но догадаться не трудно.
Никитские Ворота… Капля в истории Москвы и России…  Представьте себе фильм: «Никитские ворота»… Конец сороковых годов... А в ролях Броневой… Меньшиков…
Или мы с вами…


Рецензии
Хорошо излагаете!

Алекс Савин   20.11.2018 19:52     Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.