Черная вдова села Гадюкина

     Нинка была длинной, тощей, рыжей ,конопатой ,в больших некрасивых очках. Ее не любили дети в селе, где она росла .А дома любить было не принято. Отец пил, матерился и бил всех домочадцев. А мать свою униженность и злобу срывала на детях. Нинке доставалось больше всех.
     Выросла некая оглобля, с грубыми мужскими чертами лица, с огромными натруженными и неухоженными руками и размером ноги 45. Школу окончила нехотя, на тройки. Замуж вышла за первого, кто позвал.
     С мужем не повезло: пил и дрался, как и отец; другого и не ожидала, о другом и не мечтала.Все в округе  так живут. Сама прикладывалась к стакану за компанию и курила.    " Ну, не зря же чужой дым нюхать, уж свой потяну ",-думала она.
     Сын и дочь поддержали семейные ценности. Нинка, если и пила лишнее, то веселела и голосила песни зычным голосом. Репертуар был скудный: матерные частушки да жалостливая "Я колхозница ,меня любить нельзя". А дочь пошла в отца и деда. Не пела ,не плясала, становилась буйная, била стекла в окнах собственной физиономией, бегала по саду или по улице с веревкой, желая повеситься, резала вены, если веревку удавалось у нее отнять.    
     Сын был добрый ,если можно так назвать абсолютно бесхребетного и беспринципного человека. Пьяный - был тихий ,засыпал, но вот незадача ,вовремя не мог проснуться, с "будильником" была проблема. И весь дом, пропитанный стойким перегаром, самогонкой и табаком ,был отравлен его мокрыми брюками и мокрым диваном.Так он и жил с родителями, без жены и детей. Однажды, не проспавшись, разбил служебный грузовик. И матери, Нинке, пришлось продать квартиру мужа в городе, чтобы расплатиться с осерчавшим хозяином    фирмы ,и на остатки купить домик в деревне и целых 80 соток земли .Потом сын взял на свой паспорт кредит на 300 тысяч рублей и отдал деньги незнакомым людям, обещавшим навар 30 тысяч .Люди исчезли бесследно, а Нинка еще долго отбивалась от коллекторов. Сынок спрятался где-то года на три .И так остался без зубов!
     Началась череда похорон. Повесился отец, умерла от рака мать, повесился старший брат, оставив Нинке на попечение свою дочку-первоклассницу. Дня на три пропал муж. Нашли его висящим на чердаке. Средний брат, племянник и зять, муж непутевой дочери, сгорели заживо вместе с домом в соседнем селе в новогоднюю ночь.
     Нинка устала от похорон и поминок. Это ведь каждому 9 дней, потом 40 дней, потом полгода ,годовщины отмечать... сколько ж выпить надо.
     Так она привыкла к покойникам, что и страх перед ними прошел. Если кто умирал в селе, звали мыть труп, а потом на поминки. Она ,бедолага, стала путать, по какому поводу пьют. Народу много, лица новые, и петь охота; бывало, что и анекдот затравит ,но странно было, что никто не смеется.
     Дочь-молодая вдова - постоянно находила ухажеров себе под стать. Те усердно ломали ей ноги, руки и челюсти. Каждый раз с извергами она судилась, но потом по доброте душевной отзывала исковое заявление, все простив обидчику.
     Сына на улице жалели. Один добрый сосед дважды оплачивал ему лечение  у нарколога. На второй раз помогло. И возрожденному трезвеннику завидовали старые собутыльники, им гордились алкаши из соседнего села.
     Мамаша с облегчением вздохнула, и захотелось ей любви .Приглянулся симпатичный сосед, на восемь лет моложе и ниже ростом, но ласковый .Он тоже пил, но не часто, а жена за ним уж очень бегала. "Наверно шибко хороший, раз бегает",- подумала Нинка и тоже захотела такого же, а лучше этого. Благо дело, жили рядом ,всего через два дома. Сосед любил шумные  компании, а жена, трезвая и скучная, ну, просто смотреть противно, тьфу.
     Мужа соседка отдала почти без боя ,а половину дома не отдала.  А он уж обещал, песни пел:"... отберем, озолочу ,работать не будем, по Югам покатаемся, заживешь, как королева,"- и много еще чего обещал .И называл ласково "красавица ты моя".
     Пока суды и пересуды, не заметила Нинка, что сын какой-то старый и чахлый стал. Не до него было. Счастье молодоженов длилось недолго, молодой муж с пьянкой зачастил, не работал да еще и поколачивать начал. А дома хозяйство и огород 80 соток ,а еще соседкам помочь на грядках и там же выпить и спеть хором после трудового дня.
     И вот 8 Марта так долго длилось, сколько и не припомнят, а соседи и сказали, что сынок-то уж много дней в морге, умер от передозировки наркотиков и почему-то весь в гематомах и ссадинах. Люди добрые собрали денег на похороны и опять же на поминки ,как же без этого. Долго в причинах смерти не разбирались, и участковый не настаивал У них, участковых, бальная система оценки труда. Мало ли ,где притоны, мало ли, где самогонщицы. Со всеми ему не справиться.
     Как могли, схоронили рядом с ранее погребенными родичами. Так и старалась Нинка, чтобы все рядышком, все же одна семья.
     Сидит она в черном у свежей могилы, а вокруг целое родовое кладбище. Седьмой десяток давно разменяла, жизнь прошла, и петь что-то уже не хочется.


Рецензии
Люся, если бы ваши прототипы читали, хотя бы в промежутках между похоронами и поминиками, они бы вас тоже побили, как Светлану Викарий за книгу "Моя деревня".
Пожалуйста, не обижайтесь, это я в порядке мрачного, глумливого юмора.
На самом деле, очень горько и обидно за соотечественников.
Хорошо написали, реалистично, лаконично, психологично, по сути в яблочко.
Удручающая безысходность, корни которой, глубоко в прошлом, а разгул явления деградации начался в развитом социализме, я так считаю.

Всего доброго, Люся!
Вам есть, что сказать людям.

Зоя Чепрасова   27.03.2014 15:44     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Зоя, за понимание и поддежку. Викарий не только побили, но и присудили каждому выплатить по 10000 рублей моральную компенсацию.Об этом недавно сообщили СМИ.
Рада Вашему пониманию. Желаю Вам всех благ.

Люся Веретенникова   27.03.2014 16:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.