Смерть австралийца...

                СМЕРТЬ АВСТРАЛИЙЦА.

    Долго мучилась после разрыва с любимым, но, не имея возможности быть с ним рядом, стать единым целым, находила не совсем тривиальные способы информации. Весьма специфические – сны-видения. Потомственный «дар» помог и показал такое…

    …Проехав развилку двух дорог, напрягся, вспомнив её. Ледяная игла боли пронзила сердце. «Марина. Мариночка. Моя гордая полячка. Боль и крест души. “Пропала без вести”. Что может быть страшнее, чем неизвестность? Почему так сложилось?.. – едва подумав, замотал головой в непреодолимой душевной муке. – Господи, за что?!» С трудом взял себя в руки.
    Нечаянно отвёл глаза на убегающую в сторону старого карьера дорогу… В ужасе застыл, нога автоматически надавила на тормоз, рука суетливо нажала на кнопку, открывая боковое окно.

    По уходящей влево старой дороге на город, проходящей через заброшенный меловой карьер, ехал такой же внедорожник. Алекс ошалело протёр глаза, но видение никуда не ушло: тёмно-зелёный «Рендж Ровер» ехал в сторону карьера. «Наша усадьба единственная в этих местах на многие километры, все машины знаю наперечёт – такая только у меня! Новинка! Только с конвейера! Не может быть второй подобной здесь! Да что такое? Кто? Откуда? Как попал?..» Не медля ни минуты, закрыл окно, резко развернул джип и поехал за чужаком, намереваясь выяснить, кто по его угодьям разъезжает в похожей машине?
    Догнать удалось быстро, но то, что открылось изумлённым глазам хозяина земель, ужаснуло до предела!
    За рулём впереди идущей машины сидела молоденькая худенькая светловолосая женщина в слетающей соломенной шляпке, с которой то и дело сражалась. На задних сиденьях открытого джипа не было видно пассажиров, но там явно кто-то сидел: незнакомка часто смотрела в зеркало заднего обзора и громко хохотала! Прислушавшись, Алекс уловил чутким ухом… детские голоса! Уже там, на подступах сознания, понял, что видит перед собой, но никак не хотел допустить эту мысль в голову, страшась и осознав ясно: «Как только её раскрою – сойду с ума!» Но профессиональный военный разум взял верх над трусливыми недалёкими мозгами обывателя, и мысль оформилась окончательно, чётко, лаконично: «Проплывает хронометраж: Марина и дети. Едут в городок. Кадры за несколько минут до их гибели».
    Похолодел душой: «Как могло случиться: спустя девять лет, я вижу их собственными глазами? Смог увидеть наяву то, что могло бы быть, если бы она вышла за меня тогда замуж? С ума сойти! Увидеть альтернативную реальность! Видеть то, что могло бы быть! Мистика… – потряс головой, но картина не исчезла: машина подъезжала к нагорью. Охнул, вцепился крепче в руль, вжимая педаль газа в пол до упора. – Нет! Дальше нельзя! После горки у них выйдут из строя тормоза, и сломается стойка руля!»

    Сквозь вой мотора ясно слышал смех его детей, озорной хохот обожаемой жены Марины! Что-то вспыхнуло в голове, и он окончательно потерял связь с реальностью.
    Теперь был лишь обезумевшим мужем, видящим, что с семьёй вот-вот случиться непоправимая беда! Решил остановить жену, спасти её и крошек от смерти. Стал сильнее выжимать акселератор, в попытке перегнать впереди идущий джип, преградить дорогу, не позволить перевалить за перевал, где всё станет непоправимым. Как ни старался, не смог догнать. Их машина скрылась за валунами. Алекс открыл окно, высунулся и истошно закричал во весь голос, стараясь им привлечь внимание Мари! Тщетно.
    Его внедорожник тоже преодолел крутую гору и понёсся вниз с нарастающей скоростью. Мужчина видел, как их джип начал вилять, став неуправляемым, как жена безуспешно пыталась встать с места в последней попытке спасти хотя бы детей… Не успела: «Ровер» вдруг резко кинуло на скалу, отбросило, перевернуло и перекинуло через ограждение дороги на камни внизу. Дико крича, обезумевший муж направил летящую машину прямо на отбойник…

    Время замедлило свой бег. Звуки пропали. Мёртвая и странно дрожащая тишина заполнила пространство. Ни гула машин, ни скрежета металла, ни криков, ни свиста ветра в ушах – ничего.
    Удивившись, Алекс наблюдал отрешённо, будто со стороны: удар, высокий подскок, переворот. Вот и его автомобиль летит на дно карьера. Очнувшись на миг, похолодел душой: «Что это? Впереди никого! Нет похожего джипа с женой и детьми! Я лечу в пропасть один! Где они? Я же видел!» Высунувшись в окно, в недоумении повернул голову назад и вверх, посмотрев на нависающую скалу обрыва, и увидел на ней… всех: Марину, дочь Стейси и сына Майкла. Дети сидели на руках матери и смотрели на него с такой любовью!
    Он ясно разглядел своих любимых: молодая зеленоглазая красавица-жена смотрела и шептала с укором: «Как же долго мы тебя тут ждали!», омывая душу и сердце чудесными изумрудными глазами, лаская ими и любя. Дети протягивали к нему ручки, и отец впервые увидел их: синеглазые, рослые, красивые и… породистые, в его родню пошли! «Так вот, какими бы вы были…» – подумал за секунду до того, как машина рухнула на дно карьера колёсами вверх, задымилась и тут же взорвалась, вспыхнув мощным гудящим погребальным огненным факелом.

    А на скале уже стояли четверо: статный зрелый седовласый мужчина-военный в парадной форме при всех регалиях, его белокурая чаровница-жена в роскошном изумрудном вечернем платье в пол, и их двое детишек: мальчик четырёх и девочка пяти лет в нарядных праздничных одеждах – смокинге и бальном платьице с пышной юбочкой принцессы. Все обнимались и целовались, счастливо смеясь, и не смотрели на то, что осталось от бренного тела и машины там, на грешной и такой неласковой земле.
    Это было для них не важным. Теперь они были вместе. Наконец. Навеки. Отныне. Вместе. Едины в веках…

    …Когда этот сон повторился несколько раз в течении двух лет, я убедилась: Алекса нет больше среди живых. Смирилась.

                Из записок и рассказов Марины Риманс.

                Апрель, 2013 г.

                http://www.proza.ru/2014/11/28/982


Рецензии