Немногие избранные Новое Объяснение Успеха Евреев

Мне уже как-то приходилось писать, что свою трудовую деятельность я начинал токарем. Поэтому, когда в компании родственников моей жены кто-нибудь после внеочередной стопки вспоминает, что не бывает евреев-рабочих, я встаю и с полным правом заявляю: «Нет, бывают!», - указуя перстом в свою грудь и показывая ухо, раненное ключом передней бабки. В скобках замечу, что похожая сцена разыгрывается, когда речь идет о солдатах евреях, тоже. Правда, в этом случае я не могу похвастаться ранениями на коже, а душевными ранами никого не удивишь и не убедишь. И, наконец, это уже в кругу моих еврейских родственников, нередко кто-нибудь заявляет, что не бывает евреев-дураков, и я вынужден, конечно, протестовать, но я не могу сказать говорящему, что он является живым примером дурака-еврея, поэтому опять приходиться тыкать в свою грудь, что, скорее всего, тоже вполне оправданно.

Шутки в сторону, но действительно, не такая уж редкость встретить мастерового еврея. При этом, я, конечно, не стану утверждать, что еврейский Левша характерное обличье еврейского народа. Или, если уж на то пошло, даже Тевье-Молочник. Нет, гораздо легче встретить среди евреев представителей, так называемого, умственного труда: учителей, врачей, инженеров, бизнесменов, шоуменов и т.д. и т.п. Даже в Советском Союзе, несмотря на жесткую кадровую политику, представительство евреев в профессиях умственного труда было весьма заметным. По-видимому, это оказалось сюрпризом даже для правительства Израиля. Вот цитата из воспоминаний бывшего министра абсорбции Израиля в 1992 – 96 годах, Яир Цабана: «Когда я стал министром абсорбции, то с удивлением узнал, что из приехавших музыкантов можно было составить 35 оркестров. Инженеров приехало 20 тысяч. А главное – всем этим людям было важно работать по специальности! Когда мы звали к себе советских евреев — кто у нас думал, как мы будем трудоустраивать всех этих людей.»

И тут мы подходим к сакраментальному вопросу, на который пытаются дать ответ два ученых экономиста Маристелла Боттисини и Цви Экштайн: почему евреи столь экономически  успешны?

Я обнаружил этот материал на вершине рейтинга в ГУГЛ и решил перевести на русский язык, полагая, что тема эта может быть интересна самой широкой аудитории.

The Chosen Few: A New Explanation of Jewish Success
Немногие избранные: Новое Объяснение Успеха Евреев

Замечание Пола Солмана (Paul Solman, Американский обозреватель, который ведет страницу на портале Национального телевидения):

Девять лет назад кто-то прислал мне академическую статью, которая предлагала радикально новое объяснение почему евреи столь экономически  успешны . Статья, написанная двумя экономистами - Маристеллой Боттисини и Цви Экштайном, объясняла успех евреев тем, что после того как римляне разрушили Храм в 70 г , рассеянные по всему миру евреи были вынуждены полагаться на своих раввинов и синагоги, а не на жрецов в Иерусалиме, а это требовало обучению грамотности с детства.

Возможно вы знакомы с подобной историей у протестантов, которые тоже обходились без католических священников и литургии на латыни, а читали Писание на родном языке и в результате достигли определенных материальных преимуществ. Почему в Северной Европе – Германия, Голландия, Англия, Швеция гораздо более процветающие страны, чем в Южной Европе: Португалия, Италия, Греция, Испания? Может быть дело в протестантском наследии Севера и католическом наследии Юга?

Боттисини и Экштайн изучали не Христианство, а Иудаизм. Результатом их исследований стала книга «Немногие Избранные: Как образование сформировало еврейскую историю, 70 – 1492».

________________________________________

Маристелла Боттисини и Цви Экштайн (Maristella Botticini and Zvi Eckstein):

Представим себе разговор за обедом где-нибудь в ресторане в Нью-Йорке, или Милане, или Тель-Авиве, где трое – Американец , Европеец и Израильтянин – задают друг другу один и тот же вопрос: «Почему так много евреев горожане, а не фермеры? Почему евреи в основном заняты в торговле, коммерции, разного рода предпринимательстве, финансах, юрисприденции, медицине и преподавании?

И почему еврейский народ испытал одну из самых длинных и наиболее рассеянных диаспор в истории, наряду с резким демографическим снижением?"

Скорее всего стандартные ответы, которые они предложат, будут таковы: "Евреи не фермеры, потому что их предкам запрещали владеть землей в Средневековье ". "Они стали ростовщиками, банкирами и финансистами, потому что во время средневекового периода христианам запрещали предоставлять ссуду под процент, таким образом, евреи заполнили эту нишу" ."Еврейское население рассеялось во всем мире и уменьшилось в числе из-за бесконечной резни."

Представим себе, что два экономиста (мы) расположились за соседним столиком и, прослушав этот разговор, обращаемся к этим трем собеседникам с вопросом: «А вы уверены, что ваши объяснения правильны? Вам бы следовало прочесть новую книгу, нашу, «Немногие Избранные: Как образование сформировало еврейскую историю, 70 – 1492». И тогда вы узнаете, что, если проследить 15 столетий начиная с 70 года до 1492 года, то ваши объяснения противоречат историческим фактам. Эта книга познакомит вас с другим объяснением, почему евреи являются народом, который при своей небольшой численности обладает значительным числом успешных людей и в экономической и в интеллектуальной деятельности».

Предположим, что Вы один из этих трех собеседников и задаетесь вопросом: почему я должен следовать совету этих двух экономистов? Есть много книг, которые изучали историю еврейского народа и искали ответ на эти поразительные вопросы. Что является действительно особенным в этой книге?

Чтобы понять дух исследования, которое мы предприняли, нужно заимствовать два инструмента: лупу и телескоп. С лупой читатель будет походить на историка, который сосредоточивается на месте и периоде времени, кропотливо роется в источниках и тщательно документирует исторические траектории евреев. Тысяча таких ученых предложит подробное описание истории евреев в сотнях регионов на протяжении всей истории.

Но с телескопом читатель будет походить на экономиста, который собирает и кропотливо сравнивает информацию, предлагаемую работами историков, создает полную картину экономической и демографической истории еврейского народа в течение 15 столетий, и, затем, использует мощные инструменты экономического анализа и логики, чтобы обратиться к одному из самых фундаментальных вопросов в еврейской истории: Почему евреи, относительно небольшой народ, специализируется на профессиях, требующих высшей квалифиции, и профессиях экономически выгодных?

При этом "союз" историков и экономистов предлагает абсолютно новую интерпретацию исторической траектории евреев от 70 года до 1492 года. В свою очередь, это может помочь нам понять несколько особенностей истории еврейского народа с 1500 года по сегодняшний день, включая успешную работу израильской экономики, несмотря на недавний экономический кризис.

Путешествие "Немногих Избранных" начинается в Иерусалиме, после разрушения Второго Храма в 70 году, продолжается в Галилее в течение первого и второго столетий, переходит в Вавилон в Месопотамии в течение четвертого и пятого столетий, и, затем, в Багдад во второй половине первого тысячелетия, когда мусульманская империя Аббазидов достигает своей экономической и интеллектуальной вершины.

В конце тысячелетия историческое путешествие достигает Каира, Константинополя, и Кордовы, и вскоре всей западной и южной Европы, затем возвращается в Багдад в 1250-ых во время монгольского завоевания Ближнего Востока, прежде чем закончиться в Севилье в 1492 году.

В течение этих 15 столетий глубокое преобразование Иудаизма вместе с тремя историческими столкновениями евреев - с Римом, с Исламом, и с монгольским завоеванием - сформировало экономическую и демографическую историю еврейского народа, уникальную и длящуюся по сей день.

Давайте сначала начнем описывать глубокую трансформацию Иудаизма в начале первого тысячелетия, которая была хорошо документирована научными работами. В столетиях до 70 года, ядро Иудаизма опиралось на два столпа: Храм в Иерусалиме, в котором жертвы приносились малочисленной элитой первосвященников, и чтением и исследованием Письменной Торы, которая была также ограничена малочисленной элитой раввинов и ученых. (Это была власть той самой элиты, которую еврей Иешуа сын Иосифа, позже известный как Иисус Христос, так часто порицал. )

Разрушение Храма в 70 году в конце первой еврейско-римской войны стало первым из трех внешних событий, которые навсегда сформировали историю еврейского народа. В одно мгновение был разрушен один из двух столпов Иудаизма, переместив религиозное лидерство в пределах еврейского сообщества от первосвященников в Иерусалиме в направлении намного более широко рассеянного сообщества раввинов и ученых. Таким образом, это преобразовало Иудаизм в религию, главное требование которой состоит в том, чтобы каждый еврей прочитал и изучил Тору сам на иврите и, что еще более радикально, послал своих сыновей в возрасте шести- семи лет в начальную школу или синагогу, чтобы учиться делать то же самое.


Это было абсолютно революционным преобразованием в мире всеобщей неграмотности в начале первого тысячелетия. Тогда ни у какой другой религии не было подобной нормы, как требование членства для последователей, и ни у какого государства или империи не было ничего похожего на еврейские законы, налагающие требование обязательного образования или универсальной грамотности на своих граждан. Неожиданные последствия этого изменения в религиозной норме в пределах Иудаизма скажутся в последующих столетиях.

Чтобы понять, что произошло с еврейским народом за эти восемь столетий после 70 года, наша книга - "Немногие избранные" - предлагает читателю вернуться назад во времена около 200 года, в древнюю Галилею. Что увидел бы читатель?

Сторонний наблюдатель мог бы увидеть еврейских крестьян, некоторых богатых, некоторых бедных, которые должны принять решение, посылать ли своих  детей в начальную школу, как это требовали от них раввины.
Одни из этих людей очень привязаны к Иудаизму и готовы повиноваться нормам религии, другие не очень набожны и подумывают не перейти ли в другую религию. В тогдашней сельской экономике обучение детей, как того требовал Иудаизм, стоило денег, но не приносило никакой экономической выгоды, потому что грамотность не делала крестьянина ни более производительным, ни более богатым.


Учитывая такую ситуацию, что предсказала бы экономическая логика? Что, скорее всего, должно произойти с Иудаизмом и еврейским народом? Благодаря приверженности к религии некоторые евреи будут обучать своих детей и будут и дальше поддерживать  их привязанность к религии предков. Другие евреи, однако, предпочтут материальное благосостояние и не будут обучать своих детей. Кроме того, часть этой последней группы, вероятно, перейдет в другие религии с меньшими требованиями к приверженцам. Таким образом, в течение долгого времени, даже при отсутствии войн или других демографических потрясений, размер еврейского населения будет сокращаться из-за этого процесса преобразований.
 
Но совместимы ли предсказания экономической теории с тем, что действительно произошло с евреями в течение первого тысячелетия? Исторические свидетельства, собранные в нашей книге, говорят - да. Внедрение этой новой религиозной нормы в Иудаизме в течение эры Талмуда (между третьим и шестым столетиями) определило два главных направления от 70 года до начала 7-ого столетия.
Первой из этих тенденций был рост и распространение грамотности среди преобладающе сельского еврейского населения. Второе: медленный, но существенный процесс перехода из Иудаизма (главным образом в Христианство), который, вызвал значительное сокращение еврейского населения - от 5-5.5 миллионов в 65 году примерно  до 1.2 миллиона в 650 году. Связанная с войной резня и эпидемии способствовали этому решительному снижению, но они не могут сами объяснить его.

В начале 7-ого столетия евреи испытали свое второе основное историческое столкновение - на сей раз с Исламом. За эти два столетия после смерти Мохаммеда, в 632 году, мусульманский Омейяд и, позже, калифы Аббазид, установили обширную империю, простирающуюся от Пиренейского полуострова до Индии и Китая, с общим языком (арабский язык), религией (Ислам), законами и учреждениями. Подъему этой империи сопутствовали рост производительности в сельском хозяйстве, развитие новых отраслей промышленности, расширение торговли и возникновение новых городов. Эти изменения значительно увеличили потребность в квалифицированных и грамотных профессионалах в недавно установленной городской империи.

Как это затронуло еврейский мир? Между 750 годом и 900 годом, почти все евреи в Месопотамии и Персии - около 75 процентов от живущих в мире 1.2 миллиона евреев - оставили сельское хозяйство, переместились в города и поселки недавно установленной империи Аббэзидов и заняли  профессии, которые требовали квалификации и обеспечивали более высокий доход, чем фермерство. Сельское хозяйство, типичное занятие еврейского народа во времена Иосифа Флавия в первом столетии, больше не было их типичным занятием семь - восемь столетий спустя.

Этот профессиональный переход произошел во времена, когда не было никаких юридических ограничений на еврейскую земельную собственность. Евреи могли владеть и действительно владели землей во многих областях обширной мусульманской Империи Аббазидов. И все же, евреи оставили сельское хозяйство. Это имеет огромную важность.

Современные объяснения того, почему евреи стали населением мастеров, торговцев, владельцев магазинов, банкиров, ученых и врачей, покоятся на предполагаемых экономических или юридических ограничениях. Но они не проходят тест исторических свидетельств.

Это - одно из наших главных и новых утверждений: ключ к успеху – это массовая еврейская грамотность. Это позволило евреям - стимулированным евреям - оставить сельское хозяйство, как свое главное занятие, и с выгодой для себя мигрировать в Йемен, Сирию, Египет и Магриб.

Поток перемещений евреев в поисках деловых возможностей также достиг христианской Европы. Перемещения евреев в пределах  Византийской Империи и за ее пределы, а Византия включала Южную Италию, возможно, заложили основы, через Италию, для большой части европейских Евреев. Точно так же евреи из Египта и Магриба селились на Пиренейском полуострове, и позже, в Сицилии и районах южной Италии.

Главный вывод  "Немногих Избранных" тот, что грамотность еврейского народа, вместе с рядом установлений принудительного соблюдения условий контракта, развитых в течение этих пяти столетий после разрушения Второго Храма, дали евреям сравнительное преимущество в занятиях, таких как ремесла, торговля и ростовщичество - занятиях, которые позволили извлечь выгоду из грамотности, а также механизмов осуществления контракта и организации сети связей, что взятое вместе обеспечило высокий доход.

Как только евреи включились в эти профессии, не было никакого экономического давления на новообращенного, что подтверждается тем фактом, что еврейское население, которое снижалось так резко в прежние времена, выросло немного между 7 и 12 столетиями.

Более того, это сравнительное преимущество способствовало добровольной диаспоре евреев в поисках международных возможностей в ремеслах, торговле, ростовщичестве, банковском деле, финансах и медицине во времена раннего средневековья.

Это, в свою очередь, объясняет почему евреи в тот исторический момент, стали настолько успешными в профессиях, связанных с кредитными и финансовыми рынками. Уже в течение 12-13-х столетий ростовщичество стало преимущественным занятием евреев в Англии, Франции и Германии и одной из главных профессий евреев на Пиренейском полуострове, в Италии и других странах Западной Европы.

Популярная точка зрения утверждает, что Евреи в Средние Века оказались ростовщиками потому, что в ремесленные и торговые гильдии их не прнимали, а заниматься ростовщичеством запрещается мусульманам и христианам. Но наши многолетние исследования показывают, что этот аргумент просто несостоятелен.

Вместо этого мы были вынуждены предложить альтернативное и новое объяснение, совместимое с историческими документами: евреи в средневековой Европе добровольно вступили и позже специализировались на ростовщичестве и банковском деле, потому что у них были ключевые качества для того, чтобы быть успешными игроками на кредитных рынках:

• Накопленный капитал у мастеров и торговцев,
• Способность создавать сеть связей, поскольку они жили во многих странах и могли легко общаться и сообщать друг другу о возможностях лучшей покупки и продажи, и
• Грамотность, способность к количественному мышлению, и институт соблюдения условий контракта – «подарки», которые их религия сделала им - дали им преимущество перед конкурентами.

Учитывая эти качества, не столь удивительно, что значительное количество евреев специализировалось на самом выгодном занятии, которое зависело от грамотности и умения считать: на финансах. В этом секторе они работали в течение многих столетий. Когда они специализировались, как Адам Смит предскажет, они заточили свое ремесло, давая им конкурентное преимущество до настоящего времени.

Но что, если экономика и общество, в котором евреи жили, внезапно прекратили быть городскими и коммерчески ориентированными и стали аграрнымм и сельскимм, возвращаясь к окружающей среде, в которой Иудаизм оказался несколькими столетиями ранее?

Третье историческое столкновение евреев - на сей раз с монгольским завоеванием Ближнего Востока - предлагает возможность ответить на этот вопрос. Монгольское вторжение в Персию и Месопотамию началось в 1219 г. и достигло высшей точки в разрушении до основания Багдада в 1258 году. Это способствовало упадку городской и коммерческой экономики империи Аббэзид и возвратило экономические системы Месопотамии и Персии к аграрной и пасторальной стадии на длительный период.

Как следствие определенная пропорция персидских, месопотамских, а затем египетских и сирийских Евреев оставила Иудаизм. Его религиозные нормы, особенно требование, чтобы отцы посылали учиться своих сыновей, еще раз стали дорогостоящей религиозной жертвой без экономического вознаграждения. В результате, много евреев перешли в Ислам.

И опять, преследования, резня и эпидемии (например, Бубонная Чума, 1348 года) сказались на еврейском населении в этих регионах и в Западной Европе. Но мы утверждаем, что добровольное обращение евреев на Ближнем Востоке и Северной Африке объясняют почему популяция Евреев в мире достигла своего самого низкого уровня к концу 15-ого столетия.

Тот же самый механизм, который объясняет снижение еврейского населения за шесть столетий после разрушения Второго Храма, точно так же виновен в снижении еврейских сообществ Ближнего Востока за эти два столетия после монгольского шока.

Ничего заранее запланированного тут нет. Раввины и ученые, которые преобразовали Иудаизм в религию грамотности в течение первых столетий первого тысячелетия, не могли предвидеть глубины воздействия своего решения сделать каждого еврейского мужчину способным к чтению и изучению Торы (а, позже, Мишна, Талмуд и другие религиозные тексты).

Однако, на первый взгляд странный выбор религиозной нормы - требование грамотности в почти неграмотном аграрном мире, потенциально опасное требование, которое в процессе преобразований могло сделать Иудаизм слишком дорогостоящим и таким образом он мог исчезнуть – этот странный выбор, как оказалось, стал рычагом еврейского экономического и интеллектуального успеха в последующих столетиях до сегодня. Это – в целом новое утверждение книги " Немногие Избранные"
________________________________________
Маристелла Боттисини – профессор экономики в Милане, Италия

Цви Экштайн – сотрудник Тель Авивского университета и декан Школы Экономики в Герцлии IDC Herzliya, Израиль.

Оригинал на английском здесь:
pbs.org    newshour businessdesk 2013/04/the-chosen-few-a-new-explanati


Рецензии
Я бы принял объяснение, сформулированное кратко, и десяти строках.
А так, пришлите мою долю
один миллион.
Я бедный еврей, а это, как Вы утверждаете, совершенно ненормально.
Надо исправить.
==========================
Moй добрый привет!

Юрий Атман 3   05.09.2019 05:20     Заявить о нарушении
Не скромничайте, кто Вам поверит, что у Вас миллиона нет. ))))

Михаил Абрамов   05.09.2019 05:37   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.