Автограф Лемешева

( из цикла "Рассказы о маме.")

Театр и музыку Галочка полюбила буквально с пеленок. Будучи еще совсем крохой, она начала петь и все время просила свою маму:
- Купи мне рояль! Я хочу играть.
- Откуда же у нас такие деньги, Галочка? – удивленно пожимала плечами мама.
- Продай папино пальто! – не сдавалась находчивая дочурка.
Почему именно папино пальто выбрано «объектом для продажи», девочка не знала. Вероятно потому, что ее папа был исключительно добрым и совершенно безотказным человеком.
Но...планы юной пианистки нарушила война. Какие уж тут рояли? Правда, петь Галочка продолжала и даже выступала на концертах в госпиталях вместе со старшей сестрой Эльзой.
«Поговорим с тобой наедине,
Ты был со мной в бою, в дыму, в огне.
Ты видел Севастополь, ты знаешь Ленинград,
Мой славный морской бушлат!» -
Эту песню девочки особенно любили и потрясающе исполняли на два голоса.

Наконец, пришла долгожданная Победа. Послевоенный Ленинград восстанавливал свои силы. Галочка, ставшая к тому времени очаровательной юной девушкой, почти каждый вечер проводила в театре. Она уже не просила продать папино пальто (вряд ли сохранившееся во время войны) и купить ей рояль. Нет. Просто на последние деньги приобретала билеты, чтобы вновь и вновь ощутить волшебное действо балета, увидеть Дудинскую, Сергеева, Чабукиани.   
Но самой большой любовью девушки была опера. Обладая прекрасными вокальными данными и феноменальной памятью, Галочка знала многие оперы наизусть и пела, пела!
- Почему же ты не стала поступать в Консерваторию? - спрашивала я позже.
- Видишь ли... - отвечала она. - Музыке надо учиться с раннего детства. А у меня четыре года отняла война. Но все-таки я пела! Пусть даже в студенческом театре при ФИНЭКе.

Сергей Лемешев, самый знаменитый отечественный тенор всех времен, был кумиром не одного поколения. Голос «Ленского» сводил с ума миллионы и миллионы поклонниц. И вот он в Ленинграде. Накануне Галочка не спала всю ночь. Еще бы! Завтра она услышит Лемешева!
Едва стихли заключительные аккорды «Евгения Онегина», как огромнейшая толпа поклонниц выстроилась в очередь за автографами у служебного входа. Лемешев расписывался на программках, на своих фотографиях, на открытках (что у кого есть). Но, когда дело дошло до Галочки - выяснилось, что у нее нет ничего. Видимо, очарованная предстоящим действом, она не успела купить программку или открытку.
- Ничего страшного, – улыбнулся Лемешев и обратился к своему импресарио: - Запиши имя и адрес этой девушки. 
Домой Галочка вернулась немного расстроенная, что не удалось получить автограф.
- Зато он со мной разговаривал! - восторженно рассказывала она друзьям. - И даже записал мой адрес!
- И что ты этим хочешь сказать? - ухмылялись те в ответ. - Что он приедет в гости?

В гости он, конечно же, не приехал. Но, через несколько дней, проверяя почтовый ящик, Галочка обнаружила красивый конверт на свое имя. Дрожащими от волнения руками она распечатала его и не поверила своим глазам! Фотография Лемешева, исполняющего арию Ленского «Куда-куда вы удалились», и подпись: «Милой Галочке с пожеланиями счастья. Сергей Лемешев.»
Словно на крыльях девушка выпорхнула во двор.
- Мне письмо! Письмо от Лемешева! – радостно восклицала она, подняв над головой драгоценный конвертик.

Много лет спустя, услышав эту историю, я спросила:
- Но где же этот автограф сейчас? Покажи.
- Увы. - вздохнула моя мама-Галочка. – Пропал. А точнее – украли.
- Как это украли? Кто? - недоумевала я.
- Если б я знала...
Оказывается, многие подруги просили эту фотографию «на время», чтобы (якобы) показать домашним. Доверчивая Галочка разрешала. Они брали, потом возвращали, но однажды...не вернули. Как говорится - «зачитали».

Прошли годы. Мамина безграничная любовь к опере окрепла и полностью передалась мне. Причем первую свою оперу я услышала, можно сказать, «на выходе в свет». Вечером 1-го октября мама слушала в Мариинке (тогда еще театре оперы и балета им.С.М.Кирова) «Аиду», а днем 2-го октября родила меня. Видимо, поэтому я предпочитаю Верди, зная многие его оперы наизусть. Правда, в отличие от Галочки, вокальными данными меня Бог не наградил.
Лет десять назад, слушая в очередной раз «Царскую невесту» Римского-Корсакова в Михайловском театре (тогда он еще носил имя Мусоргского), я заметила в зале нашего известного Петербуржского тенора Василия Ивановича Спичко, который пришел послушать сына, дебютировавшего в партии Ивана Лыкова. В перерыве я подошла и, протянув программку «Царской невесты», попросила автограф.
- Но ведь я же здесь не пою. - немного смутился Василий Иванович.
- Ну и что! Зато Ваш сын поет.
- Хорошо. - согласился Спичко-старший. - А как Ваше имя? Кому подписать?
- Подпишите «Галочке», - улыбнулась я.
Ведь я же знала, что этот автограф подарю маме, и она его уже не потеряет…

Коллаж: Сергей Лемешев в партии Ленского,
        Галочка на репетиции в студенческом театре (1949г.)
        Она же, в Михайловском театре (2010г.)


Рецензии
Здравствуйте, Наталья! И я слушал в Мариинке (тогда еще театре оперы и балета им.С.М.Кирова) «Аиду» Верди, там же смотрел балет Прокофьева "Золушка". Но было это в далеких 50-х годах. А с Лемешевым впервые познакомился в замечательном фильме "Музыкальная история", и, конечно,слушал его по радио. В живую, к сожалению его не видел, и не слышал.
Славно, душевно, явственно Вы описали и предысторию, и историю с автографом Лемешева. Мне когда-то (тоже в 50-х) удалось получить автограф известного французского шансонье Ива Монтана (http://www.proza.ru/2011/10/08/1236). Программка с его автографом у меня тоже пропала.
С уважением

Вадим Прохоркин   15.01.2014 12:15     Заявить о нарушении
Спасибо огромное,дорогой Вадим,что прочитали мой
рассказ и поделились своими воспоминаниями.Это
очень интересно и очень приятно.
С теплом и уважением.Наталья.

Наталья Смирнова 5   16.01.2014 21:19   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.