Энергия любви

С Ларисой Слава познакомился на студенческой вечеринке в честь очередной университетской даты. Готовился капустник по теме «Связь поколений». В подготовке к нему были задействованы все - от профессоров до первокурсников, имеющих юмористический дар. Среди профессоров таких было «пруд пруди». От пятого до второго курса тоже свои Задорновы и Жванецкие имелись. А вот с первым курсом был напряг. За первый семестр как-то никто себя в юморе пока не проявил. Сказывался затянувшийся адаптационный период. Решили ускорить этот процесс и организовали среди первокурсников конкурс юмора и сатиры. Чтобы подогреть желание участвовать в нём, ректорат пообещал «златые горы» - зачёт автоматом, предмет – на выбор победителя.

 И мысли заработали. Первые две недели даже во вред занятиям. На лекциях многие сидели в невидимых «лавровых венках», подняв к потолку глаза – искали затерявшуюся в пресных фразах живую мысль.

 Результат превзошёл ожидания. По количеству участников (кому же не хочется получить на халяву зачёт?) и по участию девушек в считавшемся мужским конкурсе. Одна из них и стала победителем конкурса, «прижав к ногтю» всех, кто пытался шутить. Её эпиграммы на студентов, преподавателей, тётю Люсю (гардеробщицу) были настолько точны и остроумны, что объект узнавался с первых слов. И кто бы мог подумать, что в такой красивой головушке столько иголочек-стрел, попадающих точно в «яблочко». И скромная Ларочка вмиг стала знаменитостью университета и влилась в команду «зрелых» участников юмора.

 Славка, увидев её улыбку, длинные ресницы, зардевшиеся от внимания присутствующей братии щёки, влюбился раз и навсегда! В обсуждении сценария был пассивен. Всё его естество было обращено к одной точке – Ларисе! И Лариса, получая такой сильный энергетический посыл, невольно оглядывалась на источник невидимой связующей нити. Нить оказалась настолько прочной, что уже через год они поженились. Поселились у Славки. Так что Славка окончил университет, будучи женатым человеком, и под распределение не попадал. Диплом был хорош, да и талантом журналиста Бог не обделил. Поэтому за свою работу Славка не переживал, тем более что к тому времени уже печатался в столичной газете и в нескольких журналах. В столичную газету его взяли безоговорочно, с радостью. Первую зарплату он потратил на цветы и другие приятности для мамы и Лары.

 Складывалось всё удачно, и Лара со Славиком были счастливы. А когда узнали, что станут родителями, то их сердца влюблёнными ангелочками полетели в небо благодарить Бога за земное чудо – зарождение человека!

 С этой минуты Славка носил Лару на руках в буквальном смысле слова. Оберегал от всех и всего. По вечерам целовал и гладил её животик и говорил ласковые слова им с будущей крохой. Столько любви излучали его сердце, душа и каждая клеточка тела, что хватило бы этой энергии не только на Лару и зародившееся чудо, что ему казалось, он может сдвинуть горы!
 Природа в ответ на их любовь порадовала счастливой новостью. На первом же УЗИ Ларе сказали, что будут близнецы. Эта новость Славке вообще снесла «крышу». Думал только об одном, а оказалось, что ОН – ОТЕЦ ДВУХ СЫНОВЕЙ!!!

 Вспомнил детство. Как он хотел, чтобы у него был отец! Хоть какой. Пусть такой, как у Петьки, вечно пьяный. Но настоящий, а не придуманный им. В детском саду Славка часто прятался за беседку. Оплакивал свои неосуществленные мечты об отце крупными, горячими слезами, которые размазывал по лицу, чтобы никто не увидел, как «будущий мужчина» плачет. Но их было так много, они катились по щекам, капали на руки, футболку, поэтому воспитательница ругала его за то, что он снова где-то нашёл воду и облил одежду. Разве мог он кому-нибудь сказать, как у него, запрыгало сердце в груди, когда он увидел, как Колькин отец поцеловал сына и сказал: «Будь умницей». Он знал, что вечером чужие отцы будут целовать и обнимать сыновей, независимо от того были они умницами в саду или нет. А Славка был «самым умным умником», как говорила о нём мама, целуя его в щёчку. Брала Славкину руку в свою, такую ласковую и тёплую, и вела домой. Вспоминали стихи, что читали накануне, сказки, мультики. Она так интересно рассказывала сказки, что Славка заслушивался и не успевал устать за длинный путь к дому. Мама дарила Славке всю свою любовь, а он обнимал ее и шептал: «Мамочка, ты самая лучшая в мире мама среди всех мам!»

 Однажды Славка серьёзно заболел, и мама все слёзы выплакала, переживая, что болезнь так долго не проходит. И вот в одном из снов об отце (часто видел его во сне) он так явно услышал, как тот сказал: «Здравствуй, сынок. Я счастлив, что нашёл тебя! Я так долго тебя искал!» Обнял Славку, поцеловал и погладил нежно-нежно по голове. И Славка от счастья заплакал! Проснулся и понял, что подушка от слез стала мокрой и холодной. Он понял, что это был только сон, но глаза не хотел открывать. Лежал и всеми силами старался заснуть, чтобы этот сон никогда не прерывался. Так хотел чувствовать тёплые руки отца и слышать его голос, что затаил дыхание. После этого сна Славка пошёл на поправку. Даже став взрослым, он считал, что именно объятия отца во сне исцелили его от болезни. Он носит в себе эту тайну до сих пор. И знает, что своих сыновей он будет обнимать по тысячу раз на день, чтобы они чувствовали его любовь к ним и тепло его рук и сердца.

 Взял за правило по утрам и перед сном, а если получится, то и днём, обязательно целовать Ларин животик, приговаривая: «Привет, сыночки! Я ваш папочка. Ну, как вам там? Пищи, витаминов достаточно? Вы мне только намекните, что вам хочется, и я мигом всё принесу, куплю, достану…» Разговаривал, как с взрослыми, и гладил Ларин животик, словно к головкам сыновей нежно рукой притрагивался. А когда под рукой почувствовал их первый ответный толчок, то подскочил так, что чуть головой потолок не пробил. Бегал по комнате пел и уверял маму и Лару, что сыновья его понимают и отвечают ему толчками ножек и ручек.

 Лариса стала замечать, что сыночки, действительно, вели себя по-разному, в зависимости от того, был их папа дома или не было. Если не было, малыши вели себя спокойно. Но стоило ему перешагнуть порог квартиры, как они, словно по сигналу, так двигали ручками и ножками, что Ларин живот «ходуном ходил», пока Славик не подходил к ним. А он целовал и рассказывал им о чудесном мире, о тёплом солнышке, о красивой радуге коромыслом и о распустившихся цветах и их аромате, о музыке. Вот музыку они любили больше всего. Музыку они слышали, а цветов и солнышка не видели.

 Лара тоже разговаривала с сыночками, поглаиживая себя по животу. Но, как ей казалось, они на её слова реагировали спокойно. Славке же словно ручки навстречу протягивали, а он, улавливая их поток энергии, моментально припадал к ним губами и замирал в блаженном единении четырёх сердец!

 Шесть с половиной месяцев прожили малыши в мамином животике и постоянном присутствии папы. И вдруг всё изменилось. Они не слышали папин голос, не ощущали его прикосновений и поцелуев, не слышали папиного биения сердца. А слышали только мамино сердце и музыку. Перестав слышать папу, малыши забеспокоились.

 А папе пришлось уехать в командировку за границу. Отговориться от неё не удалось. Боялся уезжать от Лары и сыновей. Но врач, мама, Лара заверили его, что всё будет в порядке. Да и до родов ещё два с половиной месяца. Уговорили. Уехал со спокойным сердцем.

 Скучал так сильно, что звонил ежедневно, а иногда и дважды в день. Расспрашивал о самочувствии Ларисы, малышей. В ответ слышал, что всё нормально. Работалось результативно, хоть и без особой охоты. Охотнее посещал выставки, театры, где имел возможность мысленно сообщать о том, что увидел, Ларисе и малышам. В выходные бывал на пляже. Впервые увидел океан, который восхитил его своей мощью. За две недели так загорел (слава Богу, не обгорел), что почти не отличался цветом кожи от местного населения. Радовала красота окружающего его мира.

 …И вдруг звонок. Мама сообщила, что преждевременно начались роды и Ларису «скорая» увезла в роддом. Все краски мира окрасились в чёрный цвет!

 Славка думал, что с ума сойдёт при мысли о непредсказуемом исходе родов.

 Бросил всё! Купил на ближайший рейс билеты. Ему казалось, что самолёт и не летит вовсе, а завис, как дирижабль. Если бы был сейчас в наземном транспорте, вышел бы и бежал, летел, полз к Ларисе и малышам, чтобы помочь и быть рядом с ними.
 Из аэропорта поехал в роддом. Врач сказал, что роды прошли нормально. Самочувствие Ларисы не вызывает беспокойства. И малыши, слава Богу, живы, но нуждаются в выхаживании и находятся в инкубаторах.

 Но сердце у Славки, когда все это услышал, словно остановилось. Появилось такое непреодолимое желание быть рядом с малышами, что он, забыв обо всём на свете, стал на колени перед доктором и умолял: «Разрешите мне пойти к ним! Я обязан быть около них! Я чувствую, что дети меня ждут!»

Ни уговоры мамы, ни доводы врача о недопустимости посторонних в реанимационном отделении на Славку не действовали.

 С коленей не поднимался и всё время твердил: «Дети ждут меня! И я не уйду отсюда, пока не увижу их!»

 Славкина борьба с доктором и медицинской догмой продолжалась больше часа. И врач согласился отвести отца к близнецам.

 Когда Славка увидел своих крох в отдельных инкубаторах с подключенными к ним многочисленными трубками, то чуть не потерял сознание. Он словно под микроскопом увидел их бьющиеся маленькие сердца, Ларисину и его кровь, которая текла по их сосудам. Славка почувствовал такую боль, словно он, а не сыночки, лежит в инкубаторах и испытывает такое давление, что вискам больно. Плакал от боли и страха за детей так, что врач пригрозил выпроводить его из больницы.

 Но то, что он услышал в ответ от Славки, врача изумило до такой степени, что он его не только не стал выгонять, а, в нарушение всех правил родильного учреждения, разрешил быть около сыновей как можно дольше.

 А Славка, неведомо по какому наитию, интуиции или десятому чувству вдруг спросил:

 - Доктор, а почему Вы не сказали, что у одного из них проблемы с дыханием, сердцем и другие есть осложнения?

 - Как Вы это определили? Ведь мы ещё не знаем точного диагноза второго новорождённого!
 Славка, не отвечая на вопрос доктора, смотрел на сыновей и, не дыша, прислушивался к их дыханию.

 Вдруг все присутствующие увидели, как ребёнок без врождённых проблем пошевелил ручкой и протянул её в сторону брата, словно подавал ему свою руку помощи.

 И Славка только сейчас осознал, что детей разъединили, разместив их по разным инкубаторам.

 - Доктор, дети должны лежать в одном инкубаторе.

 - Это невозможно. У них разное физическое состояние.

 - Они должны быть рядом, как раньше были в животе у матери. Дети хотят этого!

 - Вы, молодой человек, начинаете меня удивлять и своими недопустимыми требованиями и тем, что якобы знаете, что чувствуют и хотят близнецы.

 - Если Вы не положите их в один инкубатор, я вынужден буду принять все необходимые меры, чтобы Вы это сделали.

 Уже убедившись в том, что этот папаша не оставит не только его, но и весь персонал реанимационного отделения в покое, врач решил выполнить просьбу. А вдруг, и правда, чувствуя присутствие отца и находясь рядом, братья как-то помогут друг другу. Он попросил Славку на время покинуть реанимационное отделение.

 Детей, слава Богу, увидел и уверовал в то, что, если они будут вместе, то им станет легче. А как же Ларочка всё это переживает? Лучше, чтобы она пока не видела их со всеми этими трубочками. Господи! Он во что бы то ни стало должен увидеть её сейчас. И Славка побежал просить разрешения увидеть Ларису.

 Уставшая и бледная, но счастливая, что сыночки живы и Славик приехал, она улыбалась:

 - Ты не волнуйся. Я чувствую себя нормально. Только бы у сыночков всё наладилось.

 - Милая, любимая моя, спасибо тебе за то, что ты у меня есть, за сыночков. Ты даже представить себе не можешь, как я счастлив за нашу, теперь большую семью! И обещаю всё сделать, чтобы наша семья была самой счастливой и дети жили в радости и любви.

 Славик возвратился к детям. И все присутствующие увидели, что здоровенький братик обнял ручкой своего слабенького братика.

 Медики смотрели на них с удивлением. У слабенького новорождённого выровнялось дыхание, и сердце вошло в здоровый ритм…

 И только Славка ничему не удивлялся, а счастливо улыбался. Он знал, что теперь с его сыновьями ничего плохого не случиться. Они все вместе!

 Вскоре им и инкубатор не понадобился.

 И ни для кого в роддоме не было секретом, что отец и здоровенький братик спасли слабенького близнеца. Крохи очень чутко реагировали на присутствие отца – спокойным дыханием и нормальным биением сердец.

 После выписки из роддома Славик и вовсе не хотел ни на шаг отходить от сыновей. Лара даже ревностно стала относиться к их обоюдному пониманию и единению. Но зато все проблемы с памперсами, болями животиков, икотой - всё решалось Славой быстро и без всяких последствий.

 Сыновья узнавали Славу даже по запаху. И Лариса использовала их чувствительность к запаху отца для их же блага. В отсутствие отца она клала на столик около их кроватки Славкин носовой платочек с чуть ощутимым ароматом одеколона, включала сонату Бетховена, и дети быстро засыпали. Когда малыши немного подросли, Слава записал для них колыбельную песенку в исполнении мамы и папы. Так образовавшийся дуэт убаюкивал малышей.

 Близнецы каким-то чудом узнавали, что вошёл в квартиру папа, а не мама или бабушка. Мгновенно на их лицах появлялись улыбки. Оба протягивали ручонки – к папе.

 Славка брал их на руки, переносил на широкую кровать, целовал, гладил, трогал их носики, ушки, пальчики ручек и ножек, называл всё, к чему притрагивался. Знакомил их с тем, из чего они состоят. А они в ответ тянулись к нему, светились в ответ на папину любовь. Им нравилось всё, что они делали с папой: играть, слушать тихую музыку, просто лежать рядом с ним, засыпая, слушать ласковые слова и… купаться.

 Купание – это особый ритуал с травами, маслами, лосьоном, массажем. Накупили книг для молодых родителей, выполняли все разумные, на их взгляд, предписания и советы. У опытного массажиста получили мастер-класс массажа для маленьких деток. Родители научились так ухаживать за малышами, что бабушке оставалось только любоваться внучатами, да вывозить их на прогулку, чтобы Ларочка отдохнула.

 А Славка, когда был вне дома, всегда чувствовал, что происходит с его детьми. Мог с точностью до минуты сказать, когда близнецам было плохо или не комфортно, и сразу же звонил домой. У Славки с сыновьями была такая энергетическая связь, что он реагировал на каждое изменение в их организме, как барометр на погоду. Мчал к ним помочь, поддержать, успокоить…  И они тянулись к нему, словно цветы к солнцу!

 Счастливее Славки не было человека во всей Вселенной, когда он впервые услышал «ПАПА»! Он чувствовал в себе такую невероятную СЫНОВЬЮ ЭНЕРГИЮ ЛЮБВИ, ЧТО ЖИТЬ ХОТЕЛОСЬ ВЕЧНО!!!

 10.03.2013 г. Фото из Интернета.


Рецензии
Фантазерка!!!!
Сладкие мечты каждой будущей мамы.
Даже прошибла слеза.

Гармония 3   21.05.2016 19:51     Заявить о нарушении
Спасибо Вам за внимание, доброе сердце и понимание.
Знакома с прототипом героя рассказа. Отличный отец!
Мир и счастье Вашему дому!
С душевным теплом.
Евгения

Евгения Козачок   23.05.2016 19:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 86 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.