Смысловая нагрузка. Эссе 7

                Смысловая  нагрузка
Смысловая нагрузка придаётся в первую очередь, конечно, языку. Но в том числе и другим элементам бытия. Например, такой, казалось бы, самодостаточной вещи как музыка. С помощью звука композиторы пытались выразить не только чувства, но и окружающий мир, видимый ими сквозь их призму. Этот мир был философский и величественный как у Баха, или игривый и жизнерадостный как у Моцарта. Однако, чтобы глубже понимать музыку классиков требуется знать особенности их жизни, что требует пояснений. Иначе ничего кроме общих определений вроде того как: нежная, пространная, грустная, весёлая нельзя представить. Вывод: смысл необходимо поддерживать!
Так что же такое смысл? В самом общем виде — это понятие, несомое в дополнение к словам, образам и звукам. Оно должно отражать суть информации. Скажем, теория должна предсказывать, в этом её смысл. А смысл жизни? — задаст коварный вопрос особо въедливый читатель. Он заключён в житии: оно может быть коротким и спрессованным во времени, а может быть длинным и туманным по содержанию. Но обязательно прожитое всё целиком, являясь ответом на реалии действительности, индивидуальным ответом. Человек проявляется в действии или бездействии по отношению к событиям мира. Причём, событие — это концентрация информации о пространстве, времени и сущности. Сущность может быть любая: люди, живые организмы, вещи, явления природы (искусственной в том числе). У одного жизнь словно танец: порывистый или плавный, но гармоничный. У другого наслоение несуразностей, лишённый и смысла и гармонии. Однако, заметим, что в высшей степени даже самая бессмысленная вещь, когда-то раскрывается той или иной гранью знания, а значит смыслом. Поэтому он только вопрос времени.
Знание смысла и есть то, чего человеку надо добиваться от окружающих. Как правило, юные девушки и парни уже чётко осознают, что актуально на данный момент, но им следует учесть некоторую инерционность процессов в обществе — то, что пока они приобретают знания, выбранный путь в жизни может стать не актуальным или частично актуальным. На этот случай необходимо иметь в запасе какую-то идею, которая при гибридизации с основной профессией даст если не экзотический плод, то устойчивый к неблагоприятным условиям рынка. Бессмысленно только искать свою нишу в нём. Гораздо полезней взяться за ум и признаться самому себе: в чём ты души не чаешь?
Однако выявление своей сущности ещё не успех, а лишь его залог. Есть такая притча: человек спросил у дьявола, кто является самым искусным полководцем на свете? Тот указал на простого сапожника. Смысл притчи понятен: мы не знаем всех своих возможностей, но если даже узнаем, то, как их реализовать? Тот же сапожник по идее должен ждать удобного случая, чтоб показать себя. И тут есть выход: он может написать трактат о военном искусстве, для чего от него тоже потребуется известная доля труда. Он должен изучить, как сейчас сказали бы, геополитическое положение своей страны и уже с учётом этого излагать свои мысли. Как видим, общая подготовка никогда не повредит.
Делез в работе «Логика смысла» первопричиной называет чистое становление нового смысла, то есть его определение между прошлым и будущим, в системе конкретного языка: «Для тел и положений вещей есть только одно время — настоящее. Среди тел нет причин и следствий. Скорее, все тела сами суть причины — причины по отношению друг к другу и друг для друга. В масштабе космического настоящего такое единство называется Судьбой» Они — причины особых вещей, которые не тела, а эффекты или события.
Так Делез интерпретировал философию стоиков. В подобном свете лишается смысла представление о человеке как винтика гигантского механизма. Это возвышает людей до уровня богов, позволяет уйти от механистического взгляда на нашу жизнь. Эйнштейн говорил: «Законы природы становятся понятны только тогда, когда они уже не верны» Однако тогда мы с уверенностью можем отметить, что качественный переход на новый уровень познания свершился. Этот уровень квантового сознания, когда идёт синтез самых необычных теорий, отражающих парадоксы сознания. Пока что синтез происходит с помощью аналогий, но неизбежен момент прямого понимания парадоксального мышления, расширения сознания.
Но сейчас у людей только элементы расширенного сознания знакомые нам как внезапные озарения или осознание каких-то двусмысленностей. Это моменты, когда мозг работает не последовательно, а параллельно подобно взрыву в нейронных цепочках. Снова Делез: «Нет трёх последовательных измерений, есть лишь два одновременных прочтения времени» Это настоящее собирающее прошлое и будущее; и прошлое и будущее разделяющее настоящее. Бесконечно делимое событие всегда двойственно. Непреложно лишь то, что уже случилось или вот-вот случится, но не то, что происходит (порезаться слишком глубоко и недостаточно сильно). Будучи бесстрастным, событие позволяет активному и пассивному довольно легко меняться местами, поскольку само не является ни тем, ни другим, а, скорее, их общим результатом.
Таким образом, Делез установил, что язык всегда имеет термины, которые постоянно меняют свой смысл и область применения. Все события происходят на поверхности тел, на их границе. Оттого-то взрослые, углубляясь, перестают воспринимать всё непосредственно, в отличие от детей.
Все события с людьми проистекают от забот и дел, и им кажется, что жизнь у них скучная. Но попробуйте прожить хотя бы полгода без них. Тут-то и выяснится, кто готов к самостоятельности, а кто нет. Уверен, большинство не справится с подобной жизнью. Быть хозяином самому себе и не стать при этом маргиналом трудно, так как человек сверяет свою жизнь по постороннему мнению и как бы разделяет с ними ответственность. Это особо присуще русским. Посмотрите, сначала община, потом переход к стране советов, а после периода анархии девяностых — дефолт, и переход к социальному строю, или как сейчас говорят — суверенной демократии. Вектор установок говорит сам за себя.
Возможно, что подобное положение вещей из-за излишней эмоциональности людей в России. Повышенная восторженность от восприятия мира, а происходит она от того, что думаем мы на русском языке, помогала нам справляться со всеми напастями, коих было в нашей истории великое множество. Тот же Делез полагает, что в предложении важна манифестация, то есть утверждение личного отношения к обозначению и доказательству. Но русский язык тем и силён, что «я» в нём последняя буква алфавита. Главным является суть высказываний, а личная позиция всегда от неё неотделима. Ложь на русском языке звучит неубедительно. К примеру, представитель дома Романовых пытался убедить аудиторию, что для возвращения их в Россию требуется признание «де-юре» их «исторической реституцией». Поток СМС сообщений от зрителей был отрицательным. То есть люди чётко осознавали к чему все эти неуклюжие манипуляции.
Смысл по Делезу нейтрален и устойчив, он не существует вне предложения (имеется в виду — целиком). Он интенциональный коррелят акта восприятия. Потому что дерево можно сжечь, а смысл слова «дерево» не изменить. Смысл — это и выражаемое, то есть выраженное предложением, и атрибут положения вещей. Но он с ними не сливается, а является именно границей между предложениями и вещами. Смысл и есть «событие», при условии, что событие не смешивается со своим пространственно-временным осуществлением в положение вещей.
Следующий принципиальный шаг в области лингвистики сделан учёным В. Налимовым в труде «Спонтанное сознание», где приведён новый подход к «проблеме значения». Он ввёл фундаментальное понятие «семантического спектра». В узком смысле оно обозначает совокупность всех значений того или иного понятия. В широком — меру неоднозначности при любых преобразованиях семантического пространства. Понятно, что говорится о спектре не отдельных слов, но согласованных мыслеконструкций. Законы:
— семантический спектр системы включает в себя спектры всех понятий, образующих систему, но не обязательно сводится к ним.
— чем более связаны семантические спектры систем, тем ближе друг к другу законы, описывающие онтологию этих систем.
— поведение системы может быть описано через последовательный анализ её семантического спектра.
Труды В. Налимова были созданы в первой половине XX столетия (как обобщение опыта квантовой механики), но не могли быть использованы до расширения представления о познании, вызванной успехами экзистенциальной психологии. Дальнейшее развитие его идей привело к построению теории информационных объектов, где используется аппарат теории множеств. Информационные объекты ведут себя также как живые: могут рождаться и умирать. Простейшим способом получить такой объект является схематический, где искусственная схема интеллекта проецируется на систему, в которой физическими носителями являются люди, позволяя надеяться на переход к эпохе регулирования.
В принципе, смысл и не может не ускользать, поскольку противопоставляется через значение слов материальному миру, а тот, в свою очередь, неоднозначен. Верность своему времени, вот что ведёт нас по жизни. А то, как правило, меняет вектор смысла подчас на противоположный. Мобильность же людей не безгранична, она должна ещё утвердиться. Некоторые ломаются от одного единственного удара судьбы, другие, стоически перенося целый град таких ударов, но большинству достаточно двух, трёх. В результате чего человек теряет ориентиры, мир ему кажется абсурдным. Каждый человек по своему ищет выход из создавшегося положения, и есть такие, которые возводят абсурд в подобие веры, нагнетая напряжение жизни, но большинство ищет забвения. Неважно в чём, им требуется покой. Для среднего человека мир теряет многоликость, становясь простым, и он останавливается от того, что больше не хочет неприятных повторов. Ему хватает напряжённости от постоянного воссоздания своей реальности, потому что он чувствует, что это последняя грань, за которой падение в бездну безразличия. В этой связи констатация Камю, что произведение искусства не лекарство от болезни духа, но один из признаков этой болезни, охватившей всё сознание человека, является лишь диагнозом, общим для среднего и абсурдного человека. Если последний выбирает войну, то середняк ищет выход в искусственном мирке под свои стандарты. Он перестаёт стремиться соответствовать своему времени по духу, оставляя лишь внешнее подражание, и живёт верный чувству собственного достоинства. Обычно в этом мирке есть человек, мнение которого важно для среднего человека. Его невозможно заставить верить в абстрактные вещи, вроде всеобщей любви, он верит конкретному человеку. Только тогда восстанавливается утраченный смысл. Мир середняка — усечённая реальность.
Верно то, что смысл всегда предполагается, перед тем как быть высказанным в предложении. Иными словами, говоря нечто, я в то же время никогда не проговариваю смысл того, о чём говорю. Но всегда могу сделать смысл предыдущего предложения объектом следующего. Так создаётся бесконечный регресс того, что подразумевается. Это размножение вербальных сущностей известно как парадокс Фреге. И он прямо свидетельствует о дуальности мира.
Однако нужно заметить, что Делез изрядно увлекается семантическим анализом предложения, забывая, что философ должен находиться над смыслом. Тем более что смысл нейтрален к модусам предложения. Ещё создатель теории решения изобретательских задач Альтшулер указывал на неэффективность семантического анализа.
Так что смысл — главное для среднего человека, и он все усилия прикладывает для сохранения своего мирка. Какие бы жизненные невзгоды ни были, он снова и снова воссоздаёт его из пепла подобно птице Феникс. Именно поэтому так важно не ошибиться в самом начале, когда основы этого мирка только закладываются, а для этого просто необходимо знать себя. Получается замкнутый круг, чтобы уверенней идти по жизни, надо верно выбрать приоритеты, но, чтобы правильно их выбрать, надо знать себя, что приходит с жизненным опытом. Только обстоятельства жизни бывают таковы, что иногда даже опыт не помогает. Это случается именно во время перемен. Отсюда вся случайность жизни, что подтверждают и психологические тесты, проводимые учёными: большинство людей заводят дружбу с людьми, которые оказываются в ближайшем окружении. Например, студенты, вместе сдающие экзамены, или лежащие вместе в одной палате больные. Зная такое положение вещей, можно просчитать свою дальнейшую судьбу и сравнить полученную картину будущего с теми чувствами, которые она у вас вызывает. Перебрав полученные перспективы, можно на один, два шага двинуться в самом привлекательном направлении, а действительные результаты покажут, насколько вы правы в ваших предположениях. Тогда немедленно нужно внести коррективы в общий план, с учётом ваших данных и сложностью выбранного пути. Бить в одну точку предпочтительней с разных сторон, но когда и это не помогает, следует сменить точку приложения усилий.
Предопределение складывается из миллионов предположений по схеме изложенной выше. Они наслаиваются друг на друга предустанавливая смысл, выливаясь в устойчивые выражения языка, характерные для своего времени. Человеческое упорство, самостоятельность творения своей жизни противопоставляются жизненным обстоятельствам, случайности. Это и составляет сущность событий в сфере человеческого бытия. И предположение Делеза, что события не влияют друг на друга непосредственно, здесь не оправдывается, так как в информационном обществе влияние информации, безусловно. Ведь что есть из себя события, как не их предметно-понятийные описания.


Рецензии