Зубная фея с улицы Богорадова

В тот погожий августовский воскресный полдень ничего не предвещало беды. Семён Семёнович обедал в кругу своей семьи на веранде собственной дачи. Обед был непритязательный и здоровый: салат из свежей зелени, варёная картошка с сосиской и малосольными огурчиками, которые замечательно готовила жена.

Светило летнее солнце, по синему небу скользили белые облачка – и вдруг громом прозвучал противный скрежет. Скрежет исходил изо рта хозяина дачи. Домочадцы прекратили поглощать пищу и замерли. С тихим охом Семён Семёнович выплюнул, вместе с недоеденной картофелиной, обломочек цемента. Он коротко выругался, и встал из-за стола, держась за щёку.

Верное средство от всех болезней – водка с солью, на этот раз не помогло. Зуб разнылся, а щека начала распухать. Жена предложила анальгин. Боль притихла, но стала глубокой и давящей. Пришлось быстренько «закруглить» все дела и уехать с дачи.

 В городе Семён Семёнович почувствовал себя получше, и решил не обращаться в экстренную стоматологическую помощь. Тем более, что тёща посоветовала приложить на десну кусочек шкурки с солёного свиного сала. Боль замерла, и измученный Семён Семёнович уснул.
Но ночью зубная боль вернулась с удвоенной силой. Едва дождавшись рассвета, Семён Семёнович решился на крайнюю меру. Не выспавшийся, помятый, с распухшей щекой и нервным тиком во всём теле вышел он из подъезда своего дома. Перешёл дорогу, не обращая внимания на снующие туда-сюда автомобили. Чтобы сократить дорогу до набережной свернул на тихую улочку имени героя революции Богорадова. От быстрой ходьбы и утреннего холодка у Семёна Семёновича разболелись уже все зубы. Он сурово замычал и уже собрался перейти на бег трусцой. Но тут ему бросилась в глаза вывеска на первом этаже обычной кирпичной пятиэтажки: «Стоматологические услуги. Зубная фея».

- О, с 8 утра, - с облегчением отметил Семён Семёнович.
На вывеске был и рисунок, но не совсем обычный. Вместо банальных зубов, здесь было изображение привлекательной женщины с большими выразительными глазами и в марлевой маске, под которой скрывалась улыбка Моны Лизы.

Семён Семёнович решительно поднялся на высокое крыльцо и открыл тяжёлую дверь.
Белокурая девушка, сидевшая за стойкой администратора, подняла голову и ослепительно улыбнулась. Семён Семёнович поднял руку к больной щеке и замер: у девушки были точь-в-точь такие глаза, как на вывеске у входа.
- Здравствуйте! Могу Вам чем-то помочь? Вы по записи?

Неведомая сила повлекла Семёна Семёновича вперёд. Не сделав ни шага, он оказался у стойки. Только здесь он смог оторваться от её глаз, перевести дух и перевести свой взор ниже  и увидеть на нежной шее жемчужное ожерелье, а на строгом кремовом костюме, над красиво очерченными выпуклостями груди, золотистого цвета бейджик: «Анечка. Администратор».
- Я… не записывался. Но мне очень, очень… надо. Анечка!

Девушка погасила улыбку, опустила глаза, будто вслушивалась во что-то внутри себя. Но через секунду снова приветливо заулыбалась:
- Врач сейчас как раз свободна. Пройдите, наденьте бахилы. Вас пригласят.
Торопливо, словно боясь, что Анечка передумает и вернёт его, Семён Семёнович прошёл в маленький квадратный коридорчик с двумя небольшими кожаными диванами. Сел, натянул на ботинки бесформенные мешки с резинками – бахилы. Телевизор на стене вещал вполголоса какую-то утреннюю чушь. На узком подоконнике цвёл ало-белый амариллис.
Семён Семёнович откинулся на спинку дивана и прикрыл глаза. Никакой боли он не чувствовал, нервная дрожь прошла. «- Раньше я не замечал на этой улице стоматологии. Наверно, недавно открылась. Но какая ОНА красавица!»

- Здравствуйте! Пойдёмте со мной, - прервал его мысли мелодичный голос.
Он открыл глаза и подскочил. Анечка? Гм, те же глаза, жемчужные бусы, фигура. Правда, нижняя часть лица скрыта маской. Правда, чёрные волосы, собранные в пучок на затылке. И одета она в нежно-розовый форменный костюмчик: брючки, курточка с накладными карманами, шапочка. На курточке, прямо над высокой грудью, золотистый бейджик: «Аня.
Медсестра».

- Вы… Аня? – тупо спросил Семён Семёнович.
- Ну, конечно! – девушка под марлевой маской улыбнулась, словно новая Джиоконда. – Пойдёмте скорее!
Ошарашенный этой переменой, мужчина безропотно прошёл в кабинет и сел в зубоврачебное кресло. Устроился поудобнее и снова, в ожидании, закрыл глаза.
Заиграла тихая приятная музыка, послышался тихий шорох. Семён Семёнович встрепенулся и открыл глаза. Анечек стало две!

Семён Семёнович поморгал глазами, разгоняя наваждение, но оно не исчезло. Уже две пары прекрасных голубых глаз смотрели на него с лаской и сочувствием.
- Здравствуйте! – сказала очередная Анечка. – Сейчас зубик болит?
- Н-нет, А… - Семён Семёнович чуть не сказал «Анечка», но вовремя прикусил язык. У новой девушки был тот же розовый костюмчик, тонко облегающий фигуру, марлевая маска, жемчужные бусы, шапочка… из которой на плечи густым потоком спускались рыжие кудряшки! А золотой бейджик строго рекомендовал: «Анна. Врач-терапевт».
- Сделаем снимочек и начнём лечение. Аня, сделаешь?
- Конечно, Анна Сергеевна!

Аня облачилась в прорезиненный жилет, такой же надела на Семёна Семёновича и подвела к его лицу манипулятор рентгеновского устройства. Анна подошла к пульту управления. Семён Семёнович закрыл глаза. Его стала забавлять эта ситуация. Сначала Анечка, потом Аня, затем Анна. Хм! А кто у них здесь ещё работает?

Аппарат загудел и негромко щёлкнул. Семён Семёнович открыл глаза. Анечек по-прежнему было две: тёмненькая и рыженькая головки склонились и внимательно разглядывали на мониторе строение его черепа. А сам Семён Семёнович принялся разглядывать стройные фигурки под обтягивающей тканью – от приятно округлых бёдер до выпирающих на спине застёжек лифчиков. «- И зуб, как на грех, болеть перестал», - с внезапной тоской подумал он. «- И на работу ехать надо. И жена дома…»

Обе девушки разом обернулись к нему. Аня сняла жилеты сначала с пациента, затем с себя. Анна села в своё кресло, включила полный свет и придвинулась к Семёну Семёновичу. Её глаза стали снежно-синими.
- Нерв надо удалять. Придётся потерпеть, пока я укольчик сделаю.
- Я готов, - Семён Семёнович проглотил слюну. – На всё…
Он снова закрыл глаза и приготовился к мести за свои недавние греховные мысли.
- Глазки откройте и смотрите на меня, - нежно, но непреклонно сказала Анна.
Мужчина подчинился, и синие глаза заморозили его чувства. А через миг он ощутил укол в десну.
- Чувствуете? Немеет?
- Угу.

Анна включила бормашину и начала работу. Семён Семёнович в очередной раз закрыл глаза и понял, что с ним не работают, его околдовывают и исцеляют. Исцеляют не только зуб, но его всего: от боли, от страха, от всего неприятного. Было совсем не больно, только занудливым комаром визжала бормашина, да попахивало палёной костью. Врач Анна легко касалась локтем его груди, что одновременно и волновало и успокаивало. Семён Семёнович мог бы лежать  в таком блаженном полусне вечно, но всё хорошее когда-то кончается.
- Вот и всё, - сказала Анна. – Попробуйте прикус – пломба не мешает?
- М-м, нет, всё отлично! Вы фея, Анна!
Девушка пожала плечами: разумеется!

- Будьте здоровы, Семён Семёнович! Рассчитаться подойдите к администратору.
- До свиданья, Анна! До свиданья, Аня! Я вам очень, очень благодарен!
И Семён Семёнович вышел из кабинета, провожаемый лучистыми взглядами и улыбками под марлевыми повязками. Решив проверить свои сомнения, он в два прыжка одолел коридорчик. Администратор Анечка стояла за стойкой и ласково улыбалась.
- Мы помогли Вам? вы довольны?
- О да, Анечка! Всё было чудесно. Никогда не думал, что лечить зубы может быть приятно.
- Отлично. Дайте Вашу ладонь.

Семён Семёнович слегка удивился, но с готовностью протянул правую руку над стойкой. Девушка взяла её и слегка наклонила к себе.
- Так, прекрасно. Линия судьбы ровная, глубокая. Линия сердца чёткая. Линия здоровья, мм… в принципе, в норме. Бугор Солнца выпуклый. Бугор богатства, мм… может быть и получше. Поработайте над собой. А пока… - она слегка надавила тонким пальчиком с длинным полированным ногтем на ладонь Семёна Семёновича. – Всё. Готово!
- Как – всё? А деньги? Сколько я должен за лечение?
Анечка весело рассмеялась:
- Не в деньгах смысл нашей работы! Деньги всего лишь эквивалент отношений. Мы их заменили на другой эквивалент. Мы поправили Вам линию здоровья, а взамен немного придавили Ваш бугор богатства. Мы в расчёте.
- Ого, какие странные у вас расчёты! А могу я ещё как-нибудь к вам придти?
- Конечно. Как только возникнет необходимость, Вы найдёте к нам дорогу.
- Тогда – до свиданья, Анечка!
 Семён Семёнович ушёл, и целый день у него было прекрасное настроение.

* * *
Получилось так, что в следующий выходной Семён Семёнович с женой гуляли по городу. Они побродили по магазинам, пообедали в ресторане, ненавязчивом и уютном. Когда возвращались домой, жена сказала:
- Чуть не забыла, мне же надо новые очки из «Оптики» забрать.
- У-у, - огорчился Семён Семёнович. – Это опять на «Ленина» возвращаться. Что ж ты раньше не сказала? А я устал.
- Да нет. Новая «Оптика» открылась, недалеко от нашего дома. Это по пути.
И они свернули на улицу Богорадова.
- Постой, - озадачился Семён Семёнович. – Я же был здесь на днях. Здесь нет никакой «Оптики». Здесь…

Они подошли к знакомому ему дому. Вот прежнее высокое крыльцо с каменными ступенями и поручнями из гнутых труб. А над крыльцом… над крыльцом сияла в лучах вечернего солнца новая вывеска:  ОПТИКА.
- Постоишь на улице, Сёма? Или со мной зайдёшь? Я быстро, только заберу очки – и пойдём домой.
Но Семён Семёнович уже взошёл на крыльцо и открывал перед женой упругую дверь. Вслед за ней он переступил порог, а там… А там всё было не так, как он помнил со времени прошлого посещения. Не было ни аквариума с рыбками, ни диванчиков для посетителей, ни стойки администратора. Зато стояли зеркальные стеллажи и стеклянные прилавки с оправами, готовыми очками, линзами.

- Здра-а-авствуйте! – прозвучал певучий женский голос и за прилавком возникла… нет, не Анечка, а совершенно незнакомая тётя. У неё всё было толстым: пышное тело под широким белым халатом, руки с пальцами-сардельками, лицо с толстыми щёками, толстым носом и даже с толстым лбом. Довершали образ внушительные очки, несколько старомодные, в черепаховой оправе и с толстыми линзами. Женщина улыбнулась толстыми губами, посмотрев на Семёна Семёновича поверх плеча его жены.
- Добрый день, - сказала жена, и протянула толстой тёте квитанцию.

Пока она примеряла перед зеркалом полученные очки, Семён Семёнович приблизился к прилавку. Продавец кивнула ему и улыбнулась, как хорошему знакомому. На один миг показались молодые белые ровные зубы, и вся женщина показалась другой – моложе и худее. Это видение помогло Семёну Семёновичу, наконец, побороть замешательство и он спросил:
- Скажите, а стоматология, что, переехала куда-то?
- Вы ошибаетесь, молодой человек. Стоматологии здесь никогда не было.
- Ну, как же… А как же тогда я… А Анечка, Аня, Анна Сергеевна, у вас работают?
- Извините, нет. Все эти феи… ой, простите, вырвалось! Так вот, все они работают не у нас.
- А, жаль.
- Не жалейте ни о чём, молодой человек. Всё будет так, как должно быть. Кстати, когда и
Вам понадобится наша помощь – обращайтесь.
Семён Семёнович отчего-то смутился, пробормотал: «- Конечно, обязательно…» и отошёл к жене.

- Как тебе, Сёма? Посмотри на меня, - жена продемонстрировала ему свои новые очки. – Они мне идут?
- Конечно, дорогая! Очки чУдные и они тебе страшно идут, - торопливо отделался дежурной фразой Семён Семёнович. И тут же понял, что очки действительно украсили жену, сделали её лицо милым и привлекательным.
- И удобные очень. Спасибо! – она повернулась к тётке за стеклянным прилавком и вдруг подала её руку.
У Семёна Семёновича отвисла челюсть: его жена всегда отличалась сдержанностью к посторонним людям. Но та, как ни в чём не бывало, повернулась, взяла мужа под руку и пошла к выходу.

Уже выйдя за дверь, Семён Семёнович оглянулся. Продавщица всё ещё стояла на том же месте за прилавком и, сняв очки, смотрела им вслед. Мужчине показалось, что она задорно подмигнула ему, а на лице явственно проступили черты той самой Анечки.
- Оптическая… (он чуть не сказал «фея») иллюзия! – только и сказал он. А жена ничего не сказала, только крепче прижалась к его плечу.

И весь следующий день на душе у Семёна Семёновича было легко и радостно.


Рецензии
Так легко прочиталось))) Спасибо за приятные эмоции!

Саида Изюмова   19.04.2019 01:24     Заявить о нарушении
Я очень рад, что доставил Вам хорошие минутки )
Спасибо!

Сергей Малухин   20.04.2019 16:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.