Возвращение магии

Человек  -  многоплановое существо. В эзотерике находят семь уровней человеческого «Я», но многие из них пока научным способом не зафиксированы, поэтому здесь для простоты и бесспорности изложения я остановлюсь на двух планах человека -  внешнем (грубом) и внутреннем (тонком) уровне, - допуская, что в последнем может находиться не семь, даже не двенадцать, а гораздо больше тонких подсистем структуры человека.
Внутренний мир человека тесно взаимодействует с внешним, а весь человек -  с внешним и внутренним окружающими его мирами. Эти взаимодействия в различные периоды его истории наполнялись разным содержанием.

В дочеловеческую эпоху, находясь в животном состоянии, наш предок не разделял свое грубое тело от тонкого, он жил в окружающем мире, как рыба в воде, и был слит с ним в единое целое.
 Эволюция раскрыла глаза первого человека на грубый мир и он, образно говоря, увидел свою наготу. Прикрывая ее, он первое время все еще  имел контакт с тонким миром, но теперь не как рыба с водой, а как  черепаха с нею. Этот период в истории человека называют магическим. Живя в нем, первобытные люди находились в системе мышления и поведения, при которых они массово обращались к тайным силам мироздания.
В этой системе магия не была отделена от прочих верований, так же как не существовало профессии мага. Каждый член племени в меру необходимости занимался собственной магической практикой. Имели место и групповые магические действия, необходимые всему племени.

Как известно, магическое мышление основывается на двух принципах.  Первый из них: подобное производит подобное или следствие похоже на свою причину. Согласно второму принципу вещи, которые однажды пришли в соприкосновение друг с другом, продолжают взаимодействовать на расстоянии после прекращения прямого контакта.
В своих принципах магия сходится с наукой, по которым природные процессы жестки и неизменны в своем течении. Их невозможно вывести из своего русла ни мольбами, ни уговорами, ни угрозами. Магия и наука противоположны религии, в которой заключена вера в существование сверхъестественных существ и стремление верующего снискать их благосклонность.

В магическом и научном мировоззрении  допускается, что последовательность событий в мире совершенно определенная, повторяемая и подчиняется действию неизменных законов, проявление которых можно точно вычислить и предвидеть. Из хода природных процессов изгоняются изменчивость, непостоянство и случайность. Магия исходит из предположения, что все личные существа, будь они людьми или богами, в конечном итоге подчинены безличным силам, которые контролируют все, но из которых, тем не менее, можно извлечь выгоду, если знать, как ими манипулировать с помощью обрядов и колдовских чар.
Она часто имеет дело с духами, что роднит ее с религией. Но магия обращается с ними точно так же, как она обращается с неодушевленными силами, то есть вместо того, чтобы, подобно религии, угождать им, она их принуждает, заставляет.

Включение в маге ассоциативного мышления и активность его подсознания роднит его с художником, творцом. Как магия, так и наука раскрывается перед тем, кто знает причины вещей и может прикоснуться к тайным пружинам, приводящим в движение огромный и сложный механизм природы. Маг и ученый (художник) на какое-то время окунаются в мир идей и открывают для себя какую-то необходимую. Это не означает, что законов, например, механики до Ньютона не существовало. Ученый просто выудил из массы идей ту, которая была ему необходима и которая оказалась по силам его способностям. Примерно то же самое происходит и с магом.

Маг,  как и любой творческий человек, -  это существо, которое имеет опору внутри себя.
Опираясь на что-то внешнее, человек ослабляет себя. И чем больше  человек возводит таких подпорок во внешнем мире, тем более беспомощным становится. На двух ногах человек может бежать, став на четвереньки, человек сильно теряет в  своей подвижности. Если же он упрется в землю всем телом, то сможет лишь ползти.
Маг имеет только одну точку опоры во внешнем мире – свой внутренний мир. Он похож на аиста, стоящего на одной ноге. Кажется, что в подобном положении маг более беспомощен, чем лежащий человек. Но этот взгляд ошибочен.
Стоя на одной ноге, маг готов к полету. Убрав последнюю точку опоры во внешней реальности, маг взлетает и летит, куда хочет. Он свободен, как ветер.

О чем бы маг ни бормотал, с какими предметами не манипулировал, его результативная составляющая, знает об этом колдун или нет, формируется в тонком пространстве природы и человека. Отрезая ногу кукле или раскидывая кости, маг хочет, чтобы у какого-то человека отсохла нога. Но тот несчастный и без кукольного театра потеряет ногу, если маг настоящий, то есть умеет войти в тонкий мир, чтобы в озарении сотворить свою пакость или добро, ибо  только в нем работает закон подобия, и только его вещи, которые более привычно назвать идеями, раз соприкоснувшись, всегда взаимодействуют друг с другом.

Примерно так магия связывала первого человека с окружающим миром. Однако чисто магический период в его истории оказался недолгим. Что-то, а затем  многое, можно было совершить или достигнуть  во внешних взаимоотношениях с миром, не погружаясь для этого в тонкий мир. Оказалось, что поставить силок на кролика гораздо проще ритуального обряда по его приводу в нужное место и время, и эффективнее, так как с каждым поколением людей с магическими способностями выявлялось все меньше, и в шаманы зачастую продвигались люди проницательные, умные, волевые, но без магического таланта, то есть плуты.

В условиях затенения магических способностей у человека появились комплексы неполноценности перед природой и всем мирозданием. Он увидел себя слабым и беспомощным перед  их силами. Если продолжить сравнение человека с обитателями морей, то он стал чувствовать себя как рыба. выброшенная на берег. Его жизнь  наполнялась страхами и… внешними подпорками.
Эго прекратило всякое общение с тонким миром человека, поэтому потеряло связь и со всем остальным. Оно одиноко. У каждого человека появились собственные потребности и желания. Каждый стал преследовать свои цели, и каждый фактически зажил в изоляции, теша себя иллюзией согласия с другими людьми.

Страх стал основой всех других эмоций древнего человека. Он порождает неуверенность, которая накладывается на все другие его чувства, мысли и действия.
Страх стал суммой всех чувств человека, включая удовольствие. Он полностью овладел эго человека, и эго стало  заставлять человека страстно желать тех самых вещей, которые служат источником его страхов. 
Целостность недоступна существу, исторгнутому от ее берегов. Ощущая свою отделенность от  тонкого тела, эго направляет  каждое  чувство, слово и действие на воссоединение с ним, и при этом не хочет отказаться от своего суверенитета, поэтому оно пытается сложить свою целостность из мозаики грубой жизни, но безуспешно.

Магия, дававшая человеку крылья, то есть уверенность в своей способности изменить мир творческим способом, замещалась религией, манипуляции объектами тонкого мира – умиротворением их. 
Первые  признаки религии появились в семейном кругу, когда самые простые вещи -  веточка дерева, кость или кусок горной породы -  превращались в могущественное священное существо. Этой метаморфозе есть логическое объяснение, и меньше всего оно связано с глупостью или дикостью древнего человека.
Воображение любого человека во все времена может наделять вещи качествами, которые в ней не существуют. Со временем идеальные представления закрепляются в вещи, и действуют так, как если бы они были реальными, а также  управляют поведением человека с той же степенью необходимости и принуждения, что и реальные объекты. Деревянные или каменные идолы, иконы регламентируют жизнь человека не своим материалом, а тем, что вложено в них представлениями. Очевидно, что  и воин, который гибнет, защищая знамя, жертвует собой не во имя куска ткани, а  социальных представлений, которыми наделен флаг.

Боги успешной семьи становились богами рода, боги благополучного, сильного  рода - богами племени. Вместе с вовлечением в этот процесс все большего числа людей по магическим законам тонкого мира возрастает мощь и сила божеств, и не только их. Эти идеальные представления накладываются на отношения между людьми. Происходит их переход из образных состояний в религиозные, из религиозных – в правовые, из правовых – в состояние свободной нравственности, то есть распространяются на все общество, включая атеистов.

По мере социализации многобожие человека сменялось единобожием. Централизация власти укреплялась единым Богом. Естественно, под контролем эго. Оно  слепило из мозаики многочисленных божков единого Бога, и, конечно, во  множестве интерпретаций.
Так сложилось потому, что разное одиночество воображает себе различных кумиров. У кого-то единый Бог – Иегова, у другого Кришна, Магомед в своей пустыне увидел в этом качестве Аллаха и т.д.
Единый Бог появился, но от этого у человека единства его с окружающим миром не прибавилось, наоборот, развитие производства и культуры все больше расширяли пропасть между грубым и тонким мирами человека.
Параллельно с обыденным сознанием, контролируемым эго, среди некоторых   мудрецов на базе осознание  тонкого  тела человека развивались различные учения, противопоставившие эго внутренний мир человека. Некоторые из этих учений, как например,  буддизм и его разветвления,  сами стали авторитетными религиями.

В этих учениях физическое тело человека  и весь физический мир в целом называют иллюзией, а их сущность связывают с неким источником, от которого по своего рода цепной реакции появилась иллюзия физического мира. Такого рода реакции наполняют все мироздание, но эго не может осознать их. Поэтому адептам этих учений предлагают различные практики, тренинги для освобождения человека от рабства  эго и приобщения к этому источнику. После Нагараджана, разработавшего учение о Шунье  (Пустоте) этот источник стали называть Ничто.
В учениях о Ничто утверждается, что  для всех вещей пустота – их общий сущностный признак. Вещи не рождаются и не гибнут, не загрязняются и не очищаются, не увеличиваются и не уменьшаются. Все вещи пусты, безсущностны и безопорны.
Думая, что мы описываем бытие, мы описываем лишь наши представления о бытии. Вначале мы навешиваем на реальность ярлыки, а потом начинаем изучать эти ярлыки, принимая их за саму реальность.
В познании Ничто приходят к пониманию отсутствия движения в мире и отсутствия другого. Отсутствие движения означает, что Ничто – вне времени, а отсутствие другого означает, что Ничто едино.

Мировоззрение о Ничто можно опровергнуть несложной логической цепочкой.
В лабораторном опыте, разлагая грубое тело, например,  человека на составляющие, мы видим органы человека, ткани, клетки, молекулы, атомы и какие-то элементарные частицы. Некоторые из них, например, нейтрино движутся во вселенной с околосветовой скоростью и, не замедляя своего движения, проходят сквозь массивные звезды и планеты.  Далее элементарных частиц науке пока ничего не видно, но можно предположить, что кварками микромир  не заканчивается. В нем наличествуют какие-то энергии и вибрации совершенно недоступные взору наблюдателя с грубого тела. Так происходит потому, что для наблюдателя из физического мира любой объект, двигающийся со скоростью выше скорости света невидим никакими самыми совершенными приборами. Добавим  немного скорости этому объекту в воображаемом ускорителе, и он проскочит сквозь нас и толщу свинца незаметнее нейтрино. Увеличивая скорость далее, можно достигнуть столь колоссальной, что наш объект в воображаемом ускорителе догонит свой хвост. Материальная, но невидимая частица превратится в волну, вибрирующую со сверхсветовой частотой, которую тоже невозможно зафиксировать из зоны досветовых скоростей. В этом состоянии материи говорить о каком-либо движении можно, но с таким же успехом, как о прекращении всякого движения. Если нет движения, нет времени, Нет времени -  нет и пространства. Если это загадочное состояние материи кто-то называет   Ничто, то переубеждать его я не собираюсь, но в мировой культуре сложилось, так сказать, более оптимистическое определение этому феномену, имя которому Бог.

Изначальная Субстанция материи (Бог) пребывает одновременно за пределами всех вещей и внутри всех вещей. Все мироздание представляет собой отражение бесконечного Бога. Каждая молекула, эмоция, атом купаются в нем.
 Физический мир – это часть изначальной субстанции только проявленная, то есть существующая в границах досветовых скоростей, поэтому он  не иллюзия и Ничто не пусто.
Учение о Пустоте стало апофеозом идеологий о едином Абсолюте и их крахом, ибо во время его формирования набирало сил христианство – в своей глубинной сути, на мой взгляд, магическая религия.

Монотеизм и одиночество предполагают единоличное достижение Господа. Через отрешение от материальной скверны, самоусовершенствование в  секте, при помощи постов, покаяния  человек вроде бы может предстать перед  единым Богом тет-а-тет.
 На самом деле, человек, по сравнению с Творцом сущего, настолько мал, что от попыток достижения Бога в одиночку становится смешно и грустно. Индивидуальное достижение Бога абсолютно невозможно.
Это гордыня одинокого человека свела его с иллюзией первоосновы мира, с которой можно панибратски побеседовать, побороться, получить от нее пряник или удар кнута, превратить в Пустоту или, наоборот, в материю с грубыми физическими свойствами.
Спортсмен, чтобы достигнуть вершины какой-то горы, вынужден подниматься к ней в связке с другими альпинистами. А такую глыбу, как Бог, тысячи лет пытаются достичь в одиночку!

Бога не достигнуть какой-либо религиозной практикой, медитацией, познанием и опытом. Как только о Боге у кого-то зарождается первая мысль, он тут же становится частью мирового (в границах досветовых скоростей) опыта о нем, то есть непостижимым.
 Бога можно достигнуть только непосредственным контактом, являя субъект, тождественный Господу.
Никто не может придти к Господу, минуя меня, - пророчествовал Иисус.
Эти слова многие священники трактуют так, будто без веры Христовой Господь недостижим. Но это проявление религиозного ханжества. Еще до рождения Иисуса на земле, хотя бы из числа старозаветских героев, было много достойных людей, есть они и среди верующих иных древних религий и атеистов. Где сейчас находится, допустим, пророк Даниил, который жил раньше Иисуса и по этой причине  миновал его?

На самом деле, Иисус в своем главном аспекте олицетворяет творение, весь физический мир, и его слова означают, что   Бога невозможно достигнуть в отрешении от материального мира.  Во втором, - Иисус это человечество, достигшее сознания и способностей для практического одухотворения людей и всего мира, для вселенского вознесения в царство божие. Индивидуальное возвращение человека назад к Господу основано на том, что физический мир вечен, однако уже достоверно доказано, что это не так, кроме этого Бог бесстрастен, для него все существа, камни и атомы  из его творения равны между собой. Поэтому очевидно, что в конце существования творения перед Богом  предстанет один родственный ему субъект, в котором заключено все вещество вселенной, все ее энергии, все разумные существа когда-то существующие в ней, творчески преобразованные в богочеловека.

Без религиозного налета  фраза Иисуса означает, что наша вселенная  разгоняется до сверхсветовых скоростей, чтобы когда-нибудь возвратиться в мир изначальной субстанции. Она появилась почти мгновенно и вероятно, что таким же скачком перейдет в непроявленное состояние. В этом вселенском преобразовании роль человека (хочется думать) огромна, ибо только он вместе с другими разумными существами из всего творения способен узнать, как преодолеть световой барьер скорости во вселенной и вернуть ее к изначальной субстанции.

Связка нужна не только альпинистам. Связка букв рождает слова. Слов – предложения. Связка атомов образует молекулы. Связка молекул – белки…
Связка (сцепка) – единственный реальный способ для любого субъекта, чтобы подняться над своим уровнем существования. Только в связке со всем человечеством и окружающей природой человек может выполнить свою миссию во вселенной.
В отличие от отдельного человека, связка (человечество) не ставит перед собой какие-то конкретные задачи, она не ожидает чего-то от того, о ком не имеет представления, хотя целью ее и является соединение с ним.

 Главный признак единобожия – тотальная власть Бога над человеком. В многобожии каждый бог требовал от своего почитателя выполнения своих правил поведения, часто противоречащих предписаниям иных богов, и у человека, в зависимости от образа жизни и рода занятий, была возможность выбора своего личного пантеона богов, а монотеизм предполагает одни правила на всех. В нем Бог - господин, человек - его раб, от которого  требуется всего лишь тщательное выполнение раз и навсегда заданных божественных заповедей.
При формировании идеологии монотеизма  в любой религии отсекалось все, что противоречит господству Бога над человеком, и в первую очередь, -  магическое единство человека с окружающим  миром, любовь.

Иисус нарушил этот закон и вернул человеку любовь (пока только теоретически), но законникам это не могло понравиться, и они сначала казнили реформатора, а затем стали убирать из его учения магический пласт, пытаясь оставить в нем только закон. Однако до конца произвести чистку новой религии им так и не удалось. За них это сделал Магомед, создав из известных ему религий, «загрязненных» любовью, совершенно чистый от нее, сплошь законный, ислам. И теперь его фанатичному приверженцу наплевать на все, в том числе свою жизнь, потому что он полностью вверил себя Аллаху.

Христианская магия началась в чуде единого Бога, но в трех Лицах. Не вдаваясь в подробности, эту алогичность  можно грубо сравнить с математическим равенством единицы с тройкой. Без помощи магии это равенство воспринять невозможно. То же самое можно сказать о воскресении Иисуса и других его чудесах.
Может показаться, что если Бог смог разделиться на три Лица и остаться целым, то ничего ему не может помешать иметь бесчисленное множество своих воплощений, экспансий, аватар, аспектов, ипостасей или иных проявлений своих энергий в материальном мире, однако тогда единый Бог превратится в  верховного. Христианское учение предполагает, что на земле нет никаких  богов, и только тот, кто своими делами стремится к Единому, наполняет свою сущность божественным светом.  Потенциально наиболее полно этому требованию отвечает разумное существо, потому что это творение Господа воплощается из его мыслительной (творческой) энергии, из того, чем Бог является по существу. Творческий человек – это существо, которое строит из человека и окружающего мира бога.

В творческой деятельности человек самостоятельно входит в тонкий мир, мир идей, поэтому ему, как древнему магу не нужны посредники творческого процесса в лице шаманов, учителей, жрецов, мастеров, медиумов, гуру, пастырей и т.д.
Эдисон – это маг, но находящийся ближе к Богу, чем практикующий вуду.
Мы настолько отдалились от древней магии, что ее проявления в современном мире считаем шарлатанством и спокойно воспринимаем магию творчества. Это быть может несправедливо к нескольким истинным магам из миллиона, занимающихся оккультными науками, но естественно для настоящего времени, которому  остро необходимы эдисоны, а не астрологи, колдуны, экстрасенсы и прочие хироманты, паразитирующие на прошлом и давно утерянном умении человека контактировать с тонким миром. 

В современной действительности магия (контакт  с тонким уровнем окружающего мира) может возвратиться к человеку только при творческом отношении к действительности. Как это может произойти, пророчествовал Иисус.
Из христианства вытекает, что только человек является посредником между Богом и его творением.
Человек - создание, завершающее творение.  Одновременно. он вместе с творением -  незаконченный продукт творчества, и завершить этот  остаточный творческий процесс человек должен сам, с божьей помощью, конечно, но как творческое (магическое) и оригинальное лицо Бога, его сын.
Бог и дьяволу – Бог, и ангелам. Но лишь в человеке Он – Отец или хочет быть Отцом, - утверждал Баадер. Он послал к людям Иисуса, чтобы и они стали причастны сыновству.
Учение Иисуса разрывает рабские отношения между человеком и Богом. Сын ведь никак не может быть рабом своего  отца.

 Но как повернуть отчужденного от творения закостенелого раба к сыновству?
Будьте как дети, - отвечает на этот вопрос Иисус.
Чем отличается ребенок от взрослого? Своим чистым, творческим восприятием окружающего мира.
Человек во все времена появляется на свет с творческими (магическими) способностями. Научно доказано, что все дети рождаются с телепатическими и ясновидящими способностями. Однако целостное и реальное восприятие мира ребенком к 7-8 годам или еще раньше затеняется социальными иллюзиями, и он, по обыкновению, становится сформированным потребителем разных заблуждений, обрастает многочисленными подпорками и как слепая сороконожка ползет во все стороны, и везде натыкается на какие-то преграды.
Чтобы вернуть себе детское восприятие мира, человек должен оставить в себе одну единственную опору во внешнем мире, свой внутренний мир и отказаться от всех иных подпорок, только тогда он увидит в природе душу, как видит ее ребенок (художник), но не для написания картины, а для своего повседневного   существования. Нет у человека иного способа избавления от тысячелетнего рабства, кроме   богоподобного духовного отношения к миру.

Но как сохранить в себе ребенка до самой старости? -  сразу возникает естественный вопрос к Иисусу. Через любовь к ближнему, -  отвечает он.
Когда Иисус говорил о любви к ближнему, он, как мне кажется, утверждал о духовном восприятии физического мира,  и это в первую очередь относится к своему эго. Кто ближний для человека, если не его физическое тело и чувства? Многие святоши из разных религий тысячи лет размазывали свое  мышление по древу высоких материй, при этом, часто лицемерно, хулили эго человека (см. произвольную страницу любых религиозных писаний), считали его главным препятствием для вхождения в духовный мир, а сами при этом  исподтишка при первой возможности декамеронили, предавались плотским утехам.

Иисус вскрыл это фарисейство, открыто продемонстрировав любовь к своему блуду, но так как был непорочен, то -  через свою любовь к   блуднице. Впрочем, не только через нее. Иуда,  Понтий Пилат -  все персонажи  Евангелий олицетворяют различные проявления эго и снисходительное отношение к нему чистого духа, Иисуса. Например, любимый ученик Иисуса Петр трижды за короткое время предал своего учителя, повинуясь инстинкту самосохранения, и он, заранее зная об этом, не стал «воспитывать» своего ученика. 
 Какой-то мудрец утверждал, что наши недостатки - это продолжение наших достоинств, и наоборот. Эго вышло из тонкого мира, где царят одни достоинства, любовь, стало их продолжением  в физическом мире и недостатком, и теперь, чтобы превратить его опять в достоинство, нужно просто продолжить его. Гноить эго нет необходимости и смысла, оно само должно без какого-либо насилия преобразоваться в возвышенное достоинство.

Эго, как известно, проявляется чувствами и поступками человека, отсюда, без какой-либо натяжки  можно перевести  любовь к ближнему от любви к своему эго к окружению человека – семье, соседям, природе, вещам и, в первую очередь,  к его труду.
Человек, увлеченный делом, занят им по 10-15 часов в день, и в остальное время суток  (Менделеев, например, совершил свое открытие во сне) не может полностью освободиться от мыслей о нем.   
Но почему Иисус проповедовал любовь к ближнему, а не ко всей природе и космосу?  Думаю,  потому, что искренне  любя сразу всех и вся, взаимопроникновение человека с миром завершается, исчезает необходимость не только что-либо делать для его совершенствования, вообще шевелиться. Но любовь без дела мертва.

Лама,  имеющий духовное сознание, свободное от эго, любит весь мир, но миру от этого ни холодно, ни жарко, а менделеевы  любят мир через ближнего, любимый труд и через эту любовь он изменяется. Когда человек увлечен любовью к ближним, то есть настоящим, отпадает необходимость строить лучшее будущее по  амбициозным  планам и программам вождей, ибо тогда оно складывается  само собой.
 
Природа, как наивная деревенская девственница, доверчиво раскрывает, иначе не может, свои духовную любовь перед человеком, но эго  не видит ее любовь, зато возбуждается ее роскошными чреслами, и берет их, думая что для своего блага, а в конце концов, – на погибель, так как природе от человека тоже нужна духовная любовь, а не его грубые домогательства.

Если вопрос о любви к ближнему разрешается через повседневный труд человека, то последний должен обладать совершенно новыми, на мой взгляд, творческими качествами. Рассмотрим некоторые из них через небольшой экскурс в историю.
В докапиталистическое время  человек искал в религии авторитета, у стоп которого слабый, словно ребенок перед родителями, человек на время  избавлялся от страхов перед неизвестностью и будущим. Второй отдушиной от страхов была работа. Она увлекает, кроме этого труд для верующего человека был доказательством его причастности к перевоплощению сверхъестественных сил в материалах труда. Землепашец, выходя в поле, шел так же торжественно и защищено, как в храм. Третьим способом избавления от многочисленных страхов была культура в самом широком ее понимании.

К середине 19 века закон, заповеданный  христианством, как самый слабый среди религий, пал, но его место заняла не христова любовь, а атеизм в разных своих проявлениях.
В рациональном капиталистическом обществе религии стало отводиться формальное место, труд воспринимается следствием принуждения, считается рутинным и унизительным. Но страхи человека никуда не делись, и он стал избавляться от них, погружаясь в мир (опиум) культуры.
Для современного человека культура заняла место религии, но вместо усмирения эго, как то пыталась делать религия, она, особенно  искусство и культура демократии, стала благоволить эго, исследовать его, упиваться им и рассматривать как первоисточник индивидуальности. Все это выводится из верховенства  личности, «какая она есть», над всем остальным спорным и невидимым в человеке. Таким образом,  современная культура сместила центр авторитета от священного, сущностного к светскому, внешнему.

В отчаянных поисках единства с внутренним миром  эго  к третьему тысячелетию превратилось в хищника. Оно набрасывается на природу и других людей, обнажая острые, как ножи клыки целесообразности, рассудка и эгоистического интереса, но в тонком мире  законы естественного отбора не срабатывают. Человечество обречено на гибель, если эго, в обозримом будущем, не возвратит когда-то утерянную связь с внутренним миром.

Мысленно прокрутив по спирали истории время назад, можно заметить, что сейчас человечество находится на месте витка развития, похожего на сопредельный постмагический. Как и десятки тысяч лет назад современными людьми манипулируют шаманы, у которых уже нет магических способностей, но гипертрофированно эго, а население как может, приспосабливается к их пиру во время чумы бездуховности. Как раньше религии слабы, тогда – еще, в наши дни – уже. Эти и некоторые другие признаки подсказывают нам, что до магии, доступной для всех, современным людям осталось пройти всего несколько шагов. И первым шагом к ней, на мой взгляд, окажется демократизация собственности.

Все прошлые и нынешние революции, в том числе цветные, реформы и перестройки, были плутовскими. Их организаторы поднимали народы ради своих сословных, клановых, партийных и прочих корыстных интересов, более или менее успешно добивались своего, а основная часть населения страны в своих интересах после часто продолжительной борьбы оставалась у того же разбитого   корыта, которое имела до восстания. Когда-нибудь эта  длинная цепь афер  должна закончиться, и свершится первая революция для народа. Без насилия и крови, в форме реформы, возможно, через референдум. Ее главным завоеванием окажется небольшая статья в конституции, по которой отныне и навсегда каждый  молодой человек в день совершеннолетия станет получать от государства стартовый капитал (собственность) для безболезненного вхождения во взрослую жизнь. Эта уступка плутов народу не станет следствием их человеколюбия, пойти на этот шаг их заставит инстинкт самосохранения.

Честная частная собственность, по большому счету, – это не только какие-то акции рудников, распределенные между кем-то. Она частица природы, идентифицированная физическим лицом, в которую, словно чип, впрессован  отдельный человек со всеми своими потрохами, созданный по образу и подобию Бога.
Законная и гарантированная собственность дисциплинирует человека, особенно эффективно, если о ней известно с детских лет, дает возможность  подростку совершить свободный и правильный выбор  профессии. Получат возможность воплощения и другие свободы граждан, задекларированные во всех конституциях мира, но нигде не обеспеченные в полной мере  материально. Например, свободный доступ к высшему образованию в стране – пустой звук, если у человека нет возможности оплатить обучение. Так и по всем остальным  конституционным свободам.

После честной реформы  у многих людей изменится отношение  к труду. Работа на себя сильно отличается от работы на какого-то дядю, колхоз или даже родителей.
Плут не может относиться к своей собственности иначе, как вор, поэтому  всю оставшуюся жизнь он кутит (гуляет) и приворовывает чужую собственность, транжирит ее и приворовывает. 
В романе «Угрюм-река» старатель, ограбивший своих товарищей, по возвращению в деревню, первым делом зашел со своими золотыми самородками в мануфактурную лавку. В ней он приобрел самый дорогой кафтан и надел его на грязное тело, затем скинул свои сапоги и обмотал грязные ноги многометровыми портянками из самого дорогого и редкого атласа, и в этой «обуви» под восхищенными и завистливыми взглядами зевак по деревенской грязи пошел гулять в кабак.

 Многие нынешние богачи по поведению в принципе такие же, как этот старатель, хотя вряд ли признаются даже себе в этом. Они под восхищенными и завистливыми взглядами телезевак шествуют по красной дорожке жизни в  примитивных, как атласные портянки, чуждых делу, соблазнах – футбол, политика, молоденькие супруги и любовники, кричащая роскошь, - в  рабов которых  они превратились.
Все эти атласные портянки требует огромных денег. Средства изымаются из дела, и оно без новых воровских вливаний чахнет. Из современной мировой экономики изъято столько живых средств, что она стала хронически больной. Живые деньги пытаются подменить макулатурными, но это все равно, что лепить горчичники больному  от истощения.

Самый добросовестный работник у плута, будь-то власть или предприниматель, не может относиться к своим обязанностям лучше, чем его хозяин. Отсюда, многовековая неустроенность жизни многих народов и человечества в целом.
Совсем иное отношение человека к законной собственности и творческому труду. Он всячески лелеет их, совершенствует, сливается с ними в единое целое. Прибыль от своего дела, он возвращает ему же, так как бизнес для настоящего предпринимателя - не золотая рыбка, но смысл  жизни. Изымая из дела капитал на какие-то финтифлюшки, он урезает смысл своей жизни, часто до уровня старателя в атласных портянках, которого возле кабака в ту же ночь в стельку пьяного кто-то зарезал, как курицу, и забрал все его золото, чтобы повторить его жалкую судьбу.

 Частная и честная собственность – это духовная отдушина человека от  назойливой суеты эго. Через нее он может слиться с природой и ее сущностью не хуже, чем в медитации, зато без ущемления  эго. Под влиянием законной собственности появляется мистическая солидарность между человеком и его трудом, в конце концов, независимо от того, к собственному делу он применим или чужому.
Труд, этот третий способ избавления человека от страхов, в условиях гарантированной собственности и других очевидных условий для раскрытия творческого потенциала человека, со временем займет место культуры, которая в качестве страхоотвода в прошлом веке подменила в этой роли религию. Человек освободится от ее наркотического воздействия, и в первую очередь, от объятий массовой культуры. Благодаря возвращению магии в форме массового творческого труда   возвышенные чувства станут преобладать над низменными. На земле появится духовная любовь.

Любовь земная, на которой построен бизнес искусств, литературы, секс индустрии, браки людей и  много чего иного, находится под контролем эго. Она -  синоним инстинкта размножения. Его реакция при встрече особей разного пола природна и примитивна.
 Когда эго встречает ее или его, оно мгновенно сканирует все за и против возможного союза. После того как оценка всех внешних параметров завершена, эго дает положительный или отрицательный ответ. На это обычно достаточно нескольких секунд.
Со временем он  или она уходит из семьи, любовь заканчивается, это означает, что отрицательные параметры стали преобладать над положительными. Больше ничего иного реального в земной любви нет.
Все остальное вокруг нее - это сплошной чувственный (художественный) дурман, скрывающий и облагораживающий (а надо ли?) инстинкт размножения, особенно приятный, когда он исходит от партнера, и просто приятный, когда его находят в произведениях культуры. 


В отличие от земной любви духовная любовь – это свободное  от эго чувство.
Духовная любовь является синонимом духовного сознания.
 Законная собственность, допустим, клочок земли, - по сути, является материальным воплощением мистических врат в тонкий мир, - реально  связывает человека с природой, а творческий труд -  с Богом, что невозможно  при самой изощренной медитации и самом сильном религиозном фанатизме.
Человек и без собственного клочка земли крепко-накрепко связан со всеми уровнями духовного сознания мироздания, но бессознательно, то есть как животное, дерево или камень. Собственность раскрывает перед человеком досель неизвестную часть тонкого тела мироздания, переводит недавнее бессознательное  в сознание, отчего его сознание становится более возвышенным.

Из этого перевода вырисовываются первые звенья возможной  эволюционной цепочки человека: законная собственность тешит и укрепляет эго человека --- через  укрепление эго законной собственностью  человек получает доступ к творческому труду и более глубокому духовному сознанию --- с нового уровня сознания он воздействует на свое эго более возвышенно --- в результате и эго становится более возвышенным.
С каждым новым уровнем духовного сознания эго ослабляется, а последний и вовсе устраняет его.

Соединившись с тонким миром, чувства и мысли творческого человека избавляются от комплекса неполноценности, страх растворяется в уверенности в своих силах, любви. Человек вступает на свое законное царственное положение в окружающем мире.  Духовное сознание возвращает человеку целостное восприятие мира, с ним он ощущает себя защищенным, теперь он не одинок, так как его связи с другими людьми от механически-утилитарных переросли в духовные.
В творческой солидарности человека с любимым делом, через него -   с природой, а затем и всем космосом опять, как в первобытные времена, появятся творцы реальности, широко эксплуатирующие идеи из тонкого мира для приближения грубого мира к возвышенному.

Древнюю магию пытались возродить в средневековье, но законники по-иезуитски расправлялись с алхимиками, ведьмами, учеными и всеми остальными, кто игнорировал рабство человека перед загадками мира, то есть не соблюдал закон. Эти репрессии можно оценить по-разному, но в любом случае не средневековую магию проповедовало христианство.
Магия возвратится в практическую жизнь человека, но не по древним рецептам. Возможно, через христианство, быть может,  без него, но именно в нем, на мой взгляд, указано, как это может случиться.

Магия творчества окончательно возвратится к человеку в творческой Общине. В ней духовное сознание человека поднимется  на очередную ступень развития. Как и что произойдет на этой ступени, фантазировать, конечно, можно, но без этапа массовой и законной индивидуальной собственности для всех землян говорить об этом бессмысленно.
В истории уже были попытки проскочить  этап частной собственности в коммунистической общности, и все они, как известно, закончились крахом. Община должна создаваться снизу, в добровольном слиянии собственности (творческого труда)  индивидуалистов, и каждое новое поколение само должно решать примкнуть ли ему  к Общине отцов, создать   новую или оставаться свободным от любой.

В последнее время, часто говорят о новой эпохе для человечества, по сравнению с прошлыми периодами более возвышенной, духовной.  Но она не может возникнуть, как чудо-лестница, светлым лучом опущенная с небес в пропасть бездуховности, в которой прозябает человечество. Нужны не тривиальные социально-экономические реформы. Никто не сделает эту работу вместо человека – ни высокоразвитые инопланетяне, ни космос, ни даже  сам Бог.
И  простым людям, остается только ждать и надеяться, что очень скоро религиозные и светские поводыри человечества станут опираться не на холуйское, но творческое призвание человека. Они придадут высший религиозный и социальный смысл его творческим порывам, так как только в творческой (мистической) солидарности с окружающим миром человек может освободиться от своих бесконечных и унизительных проблем, ускоренно и  реально, до чистоты  духа, освободиться от своих грехов и распять грехи всей остальной вселенной.




                Февраль 2013 г.


Рецензии
По Вашим суждениям, первобытные люди, не обременённые научными знаниями,
были более совершенны и гармоничны с окружающим их миром, чем люди более
поздних времен и наши современники? Спасение от грехов - магия?

Юрий Шварёв   03.01.2016 14:34     Заявить о нарушении
Безусловно, первобытные люди какое-то время жили гармонично с окружающим миром, поэтому они были более совершенны, чем наш среднестатистический современник, но на диком, природном уровне.
Достижения научно-технического прогресса позволяют человеку подняться на более высокий (надприродный) уровень совершенства, но только при возобновлении гармонии человека с окружающим миром. Эту гармонию, на мой взгляд, можно достигнуть в творческом отношении к действительности.

Многие ищут спасение от грехов в молитвах, постах и прочих религиозных практиках, вплоть до убийства иноверцев. В моем понимании избавиться от грехов можно единственным способом - в творческом совершенствовании человека и всего мира.
Если творчество - это магия, то почему бы "спасение от грехов - магия?" нет.

С уважением,

Владимир Толок   03.01.2016 15:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.